Больше всего я боялся, что на старте мне достанутся оранжевые кроссовки

Мир ФантастикиКультура

Тропа Мёбиуса

Александра Давыдова

Больше всего я боялся, что на старте мне достанутся оранжевые кроссовки. И , увидев в лотерейной коробке синие, глупо улыбнулся. Неужели повезёт?

— Вытащил немного счастья? — ткнул меня локтем Дэн.

Я скосил глаза на его коробку — оттуда свисали как раз оранжевые шнурки.

— Не страшно?

— Нет, — он усмехнулся и помотал головой. — Как чувствовал. Поставил хорошие дубли.

Похлопал себя по коленям, демонстрируя толстые, выпирающие из-под компрессионных штанов ортезы.

— Не было проблем на досмотре?

— Не-а . Биомеханические, без электроники. Только стоят дофига.

Я молча кивнул. А что тут скажешь? Дэн может себе позволить дублирующую суставную систему, у его семьи франшиза на десяток миров, и с деньгами более чем норм. А я не могу. Поэтому для меня оранжевый стал бы катастрофой.

«ДЕСЯТЬ МИНУТ ДО СТАРТА», — прогрохотал из динамиков распорядитель трассы, и мимо нас, лихорадочно расстёгивая браслет с мониторами H-ритма и V2O, протиснулся какой-то новичок. Им почему-то всегда везёт. Самый лучший цвет в лотерее — фиолетовый, запрет на любые трекеры. Просто выкладывайся на сто процентов, и дело с концом. Нет же, суетится, волнуется. «Засунуть бы такого на дорожку лет сто назад, — любит говорить дедуля. — Чтобы в уме круги считал вместо того, чтобы на тысячных долях залипать».

Правда, компании с ним не согласны. Они очень, очень ценят не только тысячные, но и десятитысячные доли. Особенно если они выиграны у конкурентов.

Я затянул шнурки, забрал у волонтёра в фирменной толстовке синий жилет с гидратором, питанием и инъекциями и потрусил к линии старта. Браслет ритмично попискивал, цепляясь к спутникам над трассой. Я на секунду закрыл глаза, освежая в памяти маршрут. Его не зря называли Тропой Мёбиуса. Сложные развязки, развороты, несколько сот метров придётся бежать вниз головой, повороты фактически по вертикальным стенам с запретом на активацию магнитных подошв, климатические зоны с плохой погодой и прочие приятные сюрпризы. Для того, у кого нет генетической предрасположенности к спорту, но есть умение превозмогать, подобные трассы — единственный способ заполучить вожделенный контракт. Не все люди умеют терпеть, сжав зубы.

«ПЯТЬ МИНУТ».

Бегунов было совсем немного, около сотни. По семь от каждой компании, если все, получив лоты-ограничения, решились выйти на старт. И ни одного зрителя. Если кто-то и собирался на нас глядеть, то на мониторе с инфографикой это делать удобнее. Не сравнить с любительскими забегами, где на трассу выходят десятки тысяч. И уж тем более куда нам до официальных чемпионатов Звёздной системы, где ревут трибуны, надрываются диджеи, призовые доходят до сотни тысяч, а...

Стоп. Хватит мечтать.

«МИНУТА ДО СТАРТА».

Я попрыгал на месте, погладил коленные чашечки, запуская разогрев сухожилий и синтез суставной смазки, и , прищурившись, огляделся по сторонам. Последний шанс оценить противников. Девчонка из другой команды расстёгивала карманы жилета один за другим и что-то беззвучно шептала. Тоже синий достался, ага. Сюрпризы с питанием на маршруте.

«ДЕСЯТЬ, ДЕВЯТЬ, ВОСЕМЬ, СЕМЬ...»

Я выдохнул и толкнул плечом особо наглого парня, который затеял смену позиции перед самым стартом.

«...ДВА, ОДИН!»

На табло пошёл отсчёт времени. Я побежал в тренировочном темпе, глядя на спины любителей стартовать на полную мощность. Дед называет их СБС. Слишком быстрые сосунки.

***

— Вик, давай продумаем тактику! — вот так вот, не поздоровавшись, сразу о планах. Не дожидаясь ответа, дед прошаркал на кухню и оттуда прокричал: — Тебе какую пасту заказать? Я угощаю!

— Песто, — я пошёл следом. Уселся на высокий стул возле перекидной барной стойки, которую владелец квартиры по недоразумению называл столом. Крутанулся вокруг своей оси. — И лимонный изо не забудь.

— А я болоньезе. И пиццу, — дед набрал код на панели заказа. — Через три минуты обещают доставить. Ну, так что у тебя с планами на прохождение?

— Да ничего, — не то чтобы меня бесил этот вопрос. Просто настроение было так себе. Не боевое. — Если выпадет оранжевый или красный, сразу схожу. Если любой другой — пободаюсь ещё.

— Ты уверен...

— Уверен! — этот разговор повторялся уже раз десятый. И даже если вопрос тебя не бесит, в какой-то момент на него надоедает отвечать. — Я не готов бежать без фармы. Или с вышедшим из строя суставом.

— Даже если это сустав на руке? — дед хитро смотрел на меня, постукивая пальцами по столу. Не самая дорогая модель протеза с пластиковыми ногтями, поэтому стук получался нарочито искусственным.

— А если на ноге?

— Тогда сойдёшь.

— Я говорю о том же.

— Нет, Вик, ты говоришь о том, чтобы слиться до старта, — вот ведь упёртый родственник мне достался. С другой стороны, если бы не это качество, вряд ли у нас сложилось бы с тренировками. У меня характер тоже далеко не глюкоза.

— Ладно, проехали, — я потянулся к приёмному подносу за секунду до того, как туда упала коробка с заказом. Люблю своё чувство времени. — Если фиолетовый или синий, значит, повезло. Уж какие-то десять часов можно потерпеть и не жрать. И не смотреть на часы.

— Ох уж эти элементы неожиданности, — дед намазывал пиццу сырным соусом и делал вид, что ничто в мире его не волнует больше, чем куски пепперони и перчики халапеньо. Руки мелко дрожали, а на широком морщинистом слу выступили капельки пота. — То ли дело сто лет назад. Организаторов гонки просто засудили бы за такие подставы.

Я пожал плечами:

— Элемент неожиданности поднимает рейтинг трансляции. Брендам нужен хайп. Зачем им победитель, который просто добежал гонку? Им нужен тот, кто преодолел. Совершил подвиг. Чтобы было на чём строить рекламную кампанию.

***

Первые несколько километров дались легко. Протектор жестковат, поэтому шаги слишком громко отдавались по настилу, но я помнил о сложном рельефе впереди и не спешил расстраиваться. Найбоки, Адихоки и Азиксуно хороши на ровных, сглаженных до зеркала дорожках и плоских трассах. В них выигрывают миллисекунды. Зато мои Салотивы лучше заточены под трейлы. Пусть Тропа Мёбиуса и не трейл в прямом смысле этого слова.

Над головой проплывали огромные голограммы с рекламой компаний. Атлет бежал по кольцам Сатурна, нёсся по растрескавшимся камням Авияги, отталкивался от ледяной глыбы на Эхо. Правильная реклама — залог успеха. Она ведь не для нас висит, а для зрителей. Компании зарабатывают не на спортсменах, а на тех, кто покупает пару кроссовок и мечту о лучшем себе. О том, кто способен бежать навстречу восходу. В любом из миров. Под любым солнцем. Даже если потом кроссовки будут пылиться в углу, мечта всё равно уже куплена, за удовольствие уплачено, и все в выигрыше.

Дышалось легко, пульс держался в районе ста пятидесяти, полусогнутые руки работали слаженно и мощно, как рычаги, — вперёд-назад. Во время самых изматывающих тренировок я представлял, что это ручки насосов, которые гонят кровь через сердце. Маленький мотор послушно сжимается и передаёт импульс всему телу. Лёгкие втягивают воздух, пресс и мышцы спины не дают сутулиться и заваливаться в стороны, а ноги знай себе молотят по дорожке. Будто бы сами. Моё же дело — качать насос, чтобы не останавливался. Такое состояние похоже на медитацию. Был человек, а превратился в функцию, измеряющую собой расстояние. Я мысленно ухватился за это ощущение и с облегчением растворился в ритме шагов. Остался только каденс, и больше ничего. Можно не думать. Не вспоминать о том, что проиграл, по сути, ещё не выйдя на трассу.

Дед бы меня за такие мысли прибил.

***

— Не понимаю, как ты могла решить без меня! — если бы билет по старинке был бумажным, я бы швырнул его Стелле в лицо. Но виртуальными сущностями, купленными за виртуальные деньги, не побросаешься. К тому же слишком много «бы».

— Я сто раз говорила, что не собираюсь здесь оставаться, — она держалась очень достойно. Не истерила, не говорила «ты мне всю жизнь сломал!», не плакала. Просто собирала вещи.

— Послушай, — я присел на краешек журнального столика, забыв, что он чертовски неустойчивый. В итоге шлёпнулся на пол и с трудом спас это стеклянное недоразумение. Впрочем, он мне никогда не нравился. — Заберёшь его с собой?

— Ты шутишь? — Стелла перестала запихивать кофточки в сумку и уставилась на меня.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сладкий ноябрь Сладкий ноябрь

Меняй привычки – и жизнь заиграет новыми красками

Cosmopolitan
Голос в коридоре Голос в коридоре

«Обыкновенная история» — дебютный и, наверное, лучший роман Ивана Гончарова

Полка
Бегунок Бегунок

Кирилл сбегал из детского дома в жару и лютый мороз

СНОБ
Разрыв сердца: как жил, пел, любил и погиб главный краш всех девчонок СССР Юра Шатунов Разрыв сердца: как жил, пел, любил и погиб главный краш всех девчонок СССР Юра Шатунов

Какой была короткая, но яркая жизнь Юры Шатунова

The Voicemag
Генрих Остерман: как немецкий дуэлянт стал серым кардиналом Анны Оиоанновны Генрих Остерман: как немецкий дуэлянт стал серым кардиналом Анны Оиоанновны

Из-за какой-то драки, шестнадцатилетний студент стал первым министром России

TechInsider
6 великих задач, которые до сих пор не решены в гражданской авиации 6 великих задач, которые до сих пор не решены в гражданской авиации

С обычным пассажирским самолетом человек все еще разобраться до конца не может

Maxim
Женщина из некрополя аварского периода пострадала от туберкулезного остеомиелита Женщина из некрополя аварского периода пострадала от туберкулезного остеомиелита

Палеопатологи исследовали останки VIII века, обнаруженные в Венгрии

N+1
История одной картины: «Иван Грозный и сын его Иван» История одной картины: «Иван Грозный и сын его Иван»

Почему с самого начала картина Репина вызывала такие бурные чувства

Arzamas
Как проходят собеседования в Tinder, Uber, Lyft, Playstation и Amazon Как проходят собеседования в Tinder, Uber, Lyft, Playstation и Amazon

Как подготовиться к собеседованиям в Playstation или Amazon

VC.RU
«Не забудем, не простим». Хакеры Anonymous — кто они и чем знамениты? «Не забудем, не простим». Хакеры Anonymous — кто они и чем знамениты?

Разбираемся, кто скрывается под маской Гая Фокса

Цифровой океан
3 урока, которые я извлек из 10 лет психотерапии 3 урока, которые я извлек из 10 лет психотерапии

К каким открытиям может привести психотерапия?

Psychologies
Заново пережить травму: что такое триггеры и как они работают Заново пережить травму: что такое триггеры и как они работают

Что такое психологические триггеры, какими они бывают, как работают

Forbes
Великий недогерой Великий недогерой

Ксения Рождественская о французском актере Жане-Луи Трентиньяне

Weekend
Депрессия, торг, зеленый чай. Как пережить две попытки суицида и построить бизнес на успокоительных свойствах чая Депрессия, торг, зеленый чай. Как пережить две попытки суицида и построить бизнес на успокоительных свойствах чая

Как депрессия и чай могут помочь открыть свое дело

Inc.
Мозг: это удивительно Мозг: это удивительно

9 неожиданных фактов о нашем главном органе

Reminder
«И темнота твоя мне одному совсем, совсем ни к чему»: памяти Юрия Шатунова «И темнота твоя мне одному совсем, совсем ни к чему»: памяти Юрия Шатунова

Феномен суперзвезды 80-х — Юры Шатунова

Правила жизни
Вентилятор компьютера начал дребезжать: как решить проблему Вентилятор компьютера начал дребезжать: как решить проблему

Как избавиться от шума и вдохнуть новую жизнь в вентилятор

CHIP
Автопутешествие: как подготовить машину, что взять, как сэкономить Автопутешествие: как подготовить машину, что взять, как сэкономить

Как подготовить машину к дальней дороге, можно ли сэкономить в такой поездке

РБК
6 пищевых добавок, которые не так вредны, как многие думают 6 пищевых добавок, которые не так вредны, как многие думают

Пищевые добавки стали чуть ли не врагами народа. Но не все из них опасны

Лиза
Победа цинизма над здравым смыслом Победа цинизма над здравым смыслом

Известные американские социологи — об угрозе воукеров и квиров

Эксперт
О чем шипит мадагаскарский таракан О чем шипит мадагаскарский таракан

Немного о популяции мадагаскарских шипящих тараканов в Москве

Наука
Анастасия Пиорунская Анастасия Пиорунская

Техно-экобренд из Петербурга? Да!

Собака.ru
Женщина на грани политической катастрофы: Джулия Робертс в сериале про «Уотергейт» Женщина на грани политической катастрофы: Джулия Робертс в сериале про «Уотергейт»

«Газлит» — политический триллер о Уотергейтском скандале

Forbes
Жизнь с роботом, развод с психопатом: отрывок из романа «Созданы для любви» Жизнь с роботом, развод с психопатом: отрывок из романа «Созданы для любви»

Глава из романа «Созданы для любви» — абсурдного и тонкого рассуждения о семье

Forbes
Что делать, если вы случайно прикоснулись к борщевику? 5 вопросов о токсичном растении Что делать, если вы случайно прикоснулись к борщевику? 5 вопросов о токсичном растении

Как бороться с борщевиком на даче и может ли растение быть полезным

TechInsider
Физики подтвердили спин-зарядовое разделение в одномерной квантовой жидкости Физики подтвердили спин-зарядовое разделение в одномерной квантовой жидкости

Физики измерили свойства зарядовых и спиновых волн в одномерной ферми-жидкости

N+1
Классика для жизни Классика для жизни

«Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная»

Seasons of life
У нептичьих динозавров впервые обнаружили пупок У нептичьих динозавров впервые обнаружили пупок

У небольших растительноядных динозавров был пупок

N+1
Замещение импорта и цифровизация: две стороны одного процесса Замещение импорта и цифровизация: две стороны одного процесса

Технологические решения в промышленности, коммуникациях и других отраслях

Forbes
Удивятся даже москвичи: 6 неочевидных достопримечательностей Красной площади Удивятся даже москвичи: 6 неочевидных достопримечательностей Красной площади

Знакомимся с очень любопытными местами неподалеку от Красной площади

Вокруг света
Открыть в приложении