Рассказ

Мир ФантастикиКультура

Рассказ

Сны Миранды

Мы созданы из вещества того же,

Что наши сны. И сном окружена

Вся наша маленькая жизнь.

Уильям Шекспир «Буря»

Голова заболела резко, внезапно, в самый разгар съёмок последней за вечер рекламы. Прежде чем в глазах потемнело, а виски словно опутали раскалённые провода, Миранда каким-то чутьём успела уловить сильный и беспощадный крен влево — и поэтому просто остановилась, не договорив реплику и судорожно вцепившись в край стола. Именно рука и превратилась на минуту в центр её вселенной и ориентир. Левая сторона ладони стала сильнее давить на столешницу — или столешница начала вжиматься в ладонь? Значит, она снова теряет равновесие — надо перенести вес на правую ногу. А вот теперь стол уходит, словно отдаляется, как поезд, покидающий станцию, — слишком наклонилась вправо, надо исправиться.

Несколько секунд — как стало понятно позже, при просмотре запоротого дубля, — длилась эта пауза, а потом Миранда снова заговорила.

В этот момент её сознание существовало одновременно в двух разных ипостасях.

Она со стороны, как наблюдатель, мысленно озвучивала своё состояние, формулировала необходимые действия — шаг влево, улыбка, посмотреть искоса на стол, взять пакет сока, налить, повернуться к камере, снова улыбнуться — и , кажется, совершала их. И в то же время она вслух воспроизводила по памяти рекламный текст — именно по памяти, потому что перед глазами плясали яркие пятна, а оптический планшет на роговице подёрнулся мутной рябью.

— Да какого чёрта! — глухо и будто издалека донёсся крик режиссёра. — Она вываливается из кадра! Уберите её вообще нахрен, мне проще будет модель заказать! Сраный профсоюз с его сраными требованиями!

— Ну и дура, — жарко зашептала ей на ухо исполнительница роли сока, выводя из-под камеры и снимая датчики захвата движения. — Из-за тебя у профсоюза опять проблемы будут. Неужели не могла пару минут потерпеть?

Миранда стиснула зубы от незаслуженной обиды. Но в этих словах был свой печальный резон. Профсоюз актёров уже несколько лет боролся за то, чтобы в любой видеопродукции процент компьютерных моделей был не выше пятидесяти. И каждая оплошность человека — будь то актёр фильма, исполнитель роли NPC в игровой реальности или хотя бы рекламный эпизодник, как Миранда, — была увесистым камешком на весах, которые всё сильнее склонялись в сторону повальной моделизации шоу-бизнеса. И так уже её партнёром по рекламе этого треклятого сока была цифровая копия Кларка Гейбла — глупая и нелепая в роли счастливого отца семейства. Ну какой, к чёрту, отец семейства с масляным взглядом и усиками по щегольской моде бог знает каких лохматых годов! Но, оцифрованные ещё в середине двадцать первого века, эти копии уже вошли в общественное достояние — а значит, доставались продюсерам практически бесплатно. Необходимый же по закону процент живых людей распихивали по мелким ролям животных, мебели или вообще погодных явлений. Попасть в эпизод — человеческий эпизод! — было верхом удачи. И Миранда, кажется, только что эту удачу профукала…

В голове будто плескался кипяток. Левое веко непроизвольно дёргалось — она понимала это по тому, что слева мир то и дело скрывался под мутным тёмным пятном. В ушах шумело и свистело, как при запуске старого, изношенного винчестера, скулы и щёки онемели, словно прихваченные морозом. А ещё почему-то везде стало пахнуть туберозами. Странно, откуда она знает, как пахнут туберозы?

— Что случилось-то? — уже мягче спросила приятельница, усадив её на обшарпанный студийный диван и сунув в руки стакан с водой. — Вид у тебя совсем хреновый.

Все эти слова она слышала издалека, как через плотную вату, не только забившую уши, но и окутавшую голову тяжёлым комом. Во рту стоял горьковато-металлический привкус, в затылке начало ломить и жарко пульсировать — и вскоре кипяток под черепной коробкой превратился в пузырящуюся, клокочущую огненную кашу.

Миранда вцепилась пальцами в виски — до этого несколько раз промахнувшись и бессильно сжав воздух в паре сантиметров от головы — и начала их массировать.

Каша забурлила — во рту стало солоно, словно он наполнился кровью, — и вдруг застыла, стремительно остывая.

Миранда моргнула. Мир вернулся на своё место так же неожиданно, как и покинул его. Голову все еще будто распирало изнутри — но боль уже прошла, оставив после себя лишь эйфорию и неловкую радость от того, что её наконец-то нет. Третья ипостась абсолютного человеческого счастья — исцеление от боли (Карен Бликсен. «Ночная беседа в Копенгагене»), — всплыло в мыслях. Память в порядке — и это прекрасно.

Через час на студии, кроме Миранды, остался только звукач Дикки. Пару лет назад его шаловливые ручки доигрались с махинациями в соцсетях, в результате чего под бан угодили все Диккины профили. Нет профиля — нет жилья, нет электронного счёта, нет записей в реестрах, а значит, и самого человека. Подавать заявку на восстановление означало признаться в мульти­профости — а Дикки был не готов провести десять лет в виде овоща и бесплатного ресурса для Mining Corporation. Так что несуществующий официально звукач работал на студии за еду и жильё — с ним не хотели водиться даже хакеры, предоставляющие услуги по заведению липовых счётов для криптовалюты. Иногда перепадала и халтурка, за которую с Дикки расплачивались заранее заказанными им натурпродуктами.

Судя по всему, этот новенький, ещё пахнущий озоном матрас из нановолокон с программированием форм был как раз такой платой за какую-то из работёнок. Дикки небрежно швырнул его на пол — он уже привык к тому, что при очередном обыске студии на предмет нелегальных аутфейсов ему приходилось уходить крышами, бросив всё барахло, так что к вещам относился с пренебрежением — и , весело насвистывая мелодию из заставки студии New Private, подключился к портам матраса через коммутаторы на затылке. Затем плотоядно ухмыльнулся Миранде и вытянулся во весь рост, сладко потянувшись. Матрас зашевелился, обретая формы существа, отчасти напоминающего женщину, а отчасти… Миранда отвернулась, сдерживая рвотные позывы.

Всё это двигалось, вздымалось и блестело,

Как будто, вдруг оживлено,

Росло и множилось чудовищное тело,

Дыханья смутного полно (Шарль Бодлер. «Цветы зла»), — пробормотала она.

У неё мелькнула мысль тоже остаться в студии и поспать где-нибудь на полу, хотя бы даже и в коридоре — сил ещё час трястись в поезде уже не было. Но она побоялась за квартиру: слишком уж криминальным был её район, и тёмные окна могли навести на мысль о лёгкой наживе какого-нибудь цифрового нарка, перепутавшего реальность и виртуал. Пусть брать у неё особо нечего, но наводить порядок в разгромленной комнате, платить роботам-уборщикам, чтобы аннигилировали блевотину — от виртуальных перегрузок нарков рвало вполне реальной гадостью, — на это у неё не было ни времени, ни денег.

Поэтому она ещё немного посидела в коридоре, стараясь не вслушиваться в сладострастные стоны и невнятное бормотание Дикки, а потом встала — видимо, чересчур резко, потому что снова замутило и перед глазами замелькали мушки, — и поспешила на последний поезд.

***

Цифровой браслет кольнул в руку лёгким разрядом. Устаревшая модель, с физическим оповещением, — но другая была не по карману Миранде. Имплантировать передатчик во внутреннее ухо стоило безумных по её меркам денег — ей и так повезло попасть на акцию «Часы в роговицу за полцены при покупке оптического планшета», так что ближайшие года три придётся довольствоваться имеющимися девайсами.

— Да, — тихо сказала она, прикрыв рот ладонью и стараясь не привлекать внимания. Через несколько рядов от неё на сиденье развалился явный цифродилер. Взгляд устремил в себя — несомненно, подключён к нелегальной сетке, отслеживает перемещения потенциальных клиентов. А где есть дилер, там крутятся и нарики. И мало ли что взбредёт в их одурманенную виртуальностью голову — вчера в новостях передавали, как один обдолбыш так и не смог понять, что он не танк, и чуть не затоптал несколько детей на школьной площадке.

— Ты видела новый сценарий рекламы? — прозвучал в ушах недовольный тенорок режиссёра.

Чёрт! Забыла. Ей скинули сценарий за минуту до этих злосчастных съёмок, поэтому, конечно, было не до него.

— Да, — ответила она, придавая голосу уверенность.

— И что?

Поезд вошёл в туннель, и связь — самый дешёвый пакет от самого нищебродского мобильного оператора — прервалась. Миранда поспешно выключила браслет. Пускай думает, что сели аккумуляторы.

Она всё время забывала перепрошить оптический планшет — и у него опять полетела стабилизация изображения. Текст метался перед глазами, заставляя щуриться.

Реклама была отвратительна. Точнее, сама по себе она была отвратительна в меру — ровно настолько, насколько положено рекламе средства от геморроя. Но роль… понятное дело, что это был плевок в лицо проф­союзу. Хотите пятьдесят процентов живых актёров? Получайте! О качестве ролей ведь речи не идёт!

Но делать было нечего — выбор не так уж и велик, когда не на что жить. Тем более что дела у этой «геморройной компании» шли в гору — по данным Всемирной организации здравоохранения, их потенциальными клиентами были семьдесят восемь процентов населения планеты, а в остальные двадцать два попадали в основном не принимающие новые технологии староверы, — и заказчик явно не поскупится на гонорар.

Миранда посмотрела в окно. Вагон четвёртого класса, выработавший свой ресурс. Некоторые сегменты визио-сетки на окне не функционировали — то ли перегорели, то ли были уничтожены накачанными наркотой вандалами, — и анимированную панораму швейцарских Альп разрывали проплешины, через которые были видны мелькающие трущобы, котлованы, бетонные ограждения…

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Что почитать

Мир Фантастики
Богатырское здоровье: самые крепкие знаки зодиака Богатырское здоровье: самые крепкие знаки зодиака

Какой знак зодиака самый крепкий и как улучшить здоровье тем, кому не повезло

Cosmopolitan
Будет больно Будет больно

Я живу на три города – так вышло. В каждом у меня по женщине

Esquire
Чем вредны заменители сахара и есть ли полезные альтернативы Чем вредны заменители сахара и есть ли полезные альтернативы

Заменители сахара могут негативно влиять на сердце и сосуды

РБК
Кельты: расцвет и падение Кельты: расцвет и падение

Какими были кельты, и что привело их к упадку?

National Geographic
Это табу! Это табу!

7 принципов, которыми нельзя жертвовать ради мужчины

Лиза
Тарт татен с картошкой и корнеплодами Тарт татен с картошкой и корнеплодами

Ноябрь — сезон необычных пирогов

Weekend
8 неприятных побочных эффектов похудения (да, они есть) 8 неприятных побочных эффектов похудения (да, они есть)

К чему стоит быть готовым, садясь на диету

Playboy
Время Селесты Время Селесты

Главное музыкальное открытие года — лондонская певица Селеста

Vogue
Афалины могут контролировать частоту сокращений своего сердца Афалины могут контролировать частоту сокращений своего сердца

Ученые считают, что таким образом они избегают декомпрессионной болезни

National Geographic
«Самое сложное — сохранять рассудок»: если близкий болен шизофренией «Самое сложное — сохранять рассудок»: если близкий болен шизофренией

Сохранить психическое здоровье, когда рядом — человек с ментальным расстройством

Psychologies
Валентина Шевченко: «Я не позволю никому отнять мой титул» Валентина Шевченко: «Я не позволю никому отнять мой титул»

Мы поговорили с чемпионкой UFC накануне ее четвертой защиты пояса

GQ
Фарш энтузиасток Фарш энтузиасток

Те, кто освоил рыбные фрикадельки, могут претендовать на гастрономические лавры

Огонёк
Что делать, если забыл пароль от роутера? Что делать, если забыл пароль от роутера?

Как быть, если вы забыли пароль от собственной домашней сети Wi-Fi?

CHIP
Яды по классике Яды по классике

Самые знаменитые яды в истории: как они работают и кто стал их жертвами

Популярная механика
Стив Фуллер: «“Государство 2.0” будет киборгом, но человек все равно останется неотъемлемой частью политического процесса» Стив Фуллер: «“Государство 2.0” будет киборгом, но человек все равно останется неотъемлемой частью политического процесса»

Интервью со Стивом Фуллером, известным британским социологом

Эксперт
Безопасный тренд: как промышленники используют интернет вещей Безопасный тренд: как промышленники используют интернет вещей

Цифровизация производства дает промышленным компаниям колоссальные эффекты

Forbes
Функциональный спектрометр-шапочку впервые испытали на шестимесячных младенцах Функциональный спектрометр-шапочку впервые испытали на шестимесячных младенцах

Британские исследователи впервые испытали LUMO на шестимесячных младенцах

N+1
Чтобы добиться успеха, вам нужны 5 качеств, которые есть у Джеффа Безоса, Илона Маска и Билла Гейтса Чтобы добиться успеха, вам нужны 5 качеств, которые есть у Джеффа Безоса, Илона Маска и Билла Гейтса

Как развить в себе пять важных черт характера, которыми обладают успешные люди

Inc.
Софья Эрнст: «При встрече с сильным соперником думаю, как превратить его в соратника» Софья Эрнст: «При встрече с сильным соперником думаю, как превратить его в соратника»

Софья Эрнст рассказала, как обычно реагирует на появление сильного соперника

Grazia
Мечты сбываются Мечты сбываются

Известные люди рассказывают о том, что хорошего случилось с ними в 2020 году

Домашний Очаг
Почему мясо нельзя с хлебом, а кофе с молоком, или Что мешает усвоению питательных веществ? Почему мясо нельзя с хлебом, а кофе с молоком, или Что мешает усвоению питательных веществ?

Как избежать дефицитных состояний будущей маме?

9 месяцев
Ответственная за моду: Мирослава Дума Ответственная за моду: Мирослава Дума

Мирослава Дума вернулась в качестве соосновательницы бренда Pangaia

Glamour
История лотереи «Спортлото»: от борьбы с «пороками царизма» до финансирования Олимпиады История лотереи «Спортлото»: от борьбы с «пороками царизма» до финансирования Олимпиады

Как в СССР за 15 лет выросла крупнейшая в мире сеть продаж лотерейных билетов

VC.RU
Мы в домике Мы в домике

Герои, которые хранят у себя в каминах огонь светской жизни

Tatler
«Давайте их куда-нибудь сдадим». Неожиданные итоги родительского опроса «Давайте их куда-нибудь сдадим». Неожиданные итоги родительского опроса

Касательно подростков мнение родителей единодушно — всех в интернат!

СНОБ
Китай запустил аппарат «Чанъэ-5» для доставки лунного грунта на Землю — это первая подобная миссия за 40 лет Китай запустил аппарат «Чанъэ-5» для доставки лунного грунта на Землю — это первая подобная миссия за 40 лет

Запущенная Китаем ракета соберет грунт на Луне и вернется на Землю с образцами

TJ
Пищевая полиция: как одержимость здоровым питанием становится болезнью Пищевая полиция: как одержимость здоровым питанием становится болезнью

Диетолог Елена Мотова — о панической боязни съесть лишнюю конфету

Reminder
Цель визита в Россию: осмотр достопримечательностей Цель визита в Россию: осмотр достопримечательностей

Главные герои сериала «Шерлок в России» Максим Матвеев и Владимир Мишуков

OK!
Компьютерный мозг Компьютерный мозг

Как работают настоящие нейроморфные микросхемы

Популярная механика
Открыть в приложении