Беседа с Асей Казанцевой

Мир ФантастикиНаука

Контакт / Машина времени

«Лучше не говорить о том, чего ты сам не понял»

Беседа с Асей Казанцевой

Ася Казанцева — известный научный журналист, лектор, автор научно-популярных книг. Она помогает людям увидеть, что наука может быть захватывающей и интересной. Мы поговорили с Асей о планах на следующую книгу, обсудили технологии виртуальной реальности и редактирования генома, а также порассуждали об этичности в научных исследованиях и выяснили, какое место в популяризаторстве занимает фантастика.

С журналистом беседует Александр Стрепетилов

Фото: Анастасия Андерс

«С точки зрения мозга играть в компьютерные игры полезнее, чем работать»

Скажите, приходилось ли вам ловить себя на мысли, что все ваши ощущения и чувства — лишь химический процесс в организме? Что удовлетворение или хорошее настроение обусловлены лишь химическими реакциями? Влияет ли эта профдеформация на жизнь?

Конечно! Я всегда так живу. Я по образованию нейробиолог, и всё, что со мной случается, воспринимаю через процессы, происходящие в моём мозге. Я понимаю, что для мозга важен только мозг. Объективная внешняя реальность для него вторична.

Скажем, удовольствие человек может получать от каких-то серьёзных профессиональных свершений. В то же время он может получить такое же или более сильное удовольствие от грубых или даже механических воздействий на мозг. Скажем, от наркотиков или от банального вживления электродов в мозг — если бы такое было легально. Всё, что мы делаем, в конечном счёте нужно лишь для того, чтобы вызвать некоторые биохимические изменения в нашем мозге, повысить активность прилежащего ядра — нашего центра удовольствия. И здорово, что мы этого достигаем через какую-то общественно-полезную продуктивную деятельность. Но на самом деле мы ею занимаемся потому, что общество ограждает нас от более простых и грубых способов получить удовольствие — хотя не то чтобы полностью ограждает. С точки зрения мозга играть в компьютерные игры полезнее, чем работать, потому что радости от игры он получит больше. В игре вам дадут сундук с золотом намного быстрее, и для мозга не так важно, что этот сундук виртуальный.

Это одна из причин, почему я с некоторым сомнением отношусь к идее гарантированного дохода. Мне неочевидно, что он действительно будет способствовать личному развитию людей, по крайней мере многих из них.

Фото: Алишер Абдурахманов

Кажется, в итоге эту идею реализовали в некоторых странах?

Да, и она показывает довольно хороший результат. Люди действительно начинают больше вкладывать в какие-то личные проекты, зачастую — общественно-полезные. Но я не уверена, нет ли здесь ошибки, связанной с тем, что люди точно знали: эксперимент рано или поздно закончится. И поэтому с энтузиазмом инвестировали в своё будущее.

Я не знаю, насколько люди готовы заниматься развитием себя и общества, если будут знать, что у них будет крыша над головой всю оставшуюся жизнь. Скорее всего, тут есть место индивидуальным отличиям — всё зависит от воспитания и собственной мотивации. С одной стороны, разумеется, будут люди, которые засядут играть в компьютерные игры, потому что они и раньше бы так поступили, будь у них такая возможность. С другой стороны, некоторый процент людей будет делать что-то общественно-полезное, потому что это приносит им более качественное удовольствие с точки зрения прилежащего ядра.

«Нейробиология — главная наука XXI века»

Вы написали и опубликовали две научно-популярные книги. Расскажите, скоро ли ждать третью?

Я планирую написать следующую книжку о современных нейробиологических технологиях, потому что нейробиология — главная наука XXI века, она позволяет делать много потрясающих штук, и про это довольно мало написано на русском.

В первых двух книгах вы приводите множество личных историй и «лирических отступлений», которые разбавляют научные описания. Ждать ли чего-то подобного в третьей книге?

Думаю, что уже в меньшей степени. Предыдущие книги были о повседневности, туда было проще вписать всякие баечки из жизни, а третья книжка будет больше про фундаментальную науку и будущие открытия. Во-вторых, я предполагаю, что она в принципе будет более серьёзной и академичной. Но никакой принципиальной позиции по этому вопросу у меня нет: там, где лирические отступления будут выглядеть уместными, буду их добавлять.

Она будет написана в более научном стиле, в более популярном или где-то посередине, как и предыдущие?

Мне представляется, что я свои книги постепенно усложняю по подаче и по уровню информации. То есть моя вторая книжка сложнее первой, а третья — сложнее второй. Теперь я могу позволить себе забираться глубже в нейробиологические механизмы, поскольку у меня уже есть какая-то личная популярность. Люди будут продираться через мои тексты, даже если им будет на некоторых страницах тяжело и скучно.

А вот насчёт «тяжело и скучно». Слышал мнение насчёт ваших книг, что в них то «слишком сложно», то «слишком просто». В связи с этим такой вопрос: попадалась ли вам продуктивная критика, которую вы учитываете?

Я слежу за критикой и стараюсь её учитывать, но здесь очень важно отличать критику фактов от вкусовщины. Понятно, что один уровень сложности никогда не будет оптимальным для всех читателей вообще. Кому-то материал покажется слишком простым, а кому-то — слишком сложным. Нет большого смысла в том, чтобы подстраиваться под каждого. Стоит писать как самому кажется правильным и надеяться, что найдутся такие читатели — а они находятся, — которым эта сложность подойдёт.

Другой вопрос, что бывают указания на какие-то отдельные фактические неточности. Вот, например, в «Кто бы мог подумать!» у меня был кусок главы про менструальную синхронию. После публикации мне коллеги указали, что новые исследования не подтверждают существование этого явления. И хотя переписать главу изданной книги невозможно, по крайней мере, я вставила в следующее издание сноску о том, что новые исследования говорят, что это скорее артефакт(В научных исследованиях артефакты — эффекты, вызванные случайным или преднамеренным влиянием экспериментатора на ход эксперимента), чем реальное явление. И это пошло книжке на пользу.

Книги Аси Казанцевой переведены на украинский язык

Тяжело ли упрощать материал, подавать его читателям? Какие приёмы вы для этого используете?

Здесь всё очень просто. Если вы сами понимаете, о чём пишете, если вы в этом хорошо разобрались, то сможете изложить это нормальным языком. В соответствии с принципом, который приписывается Эйнштейну: если вы хороший учёный, то за пять минут вы сможете объяснить шестилетнему ребёнку, чем вы занимаетесь.

Конечно, это не всегда верно для учёных, особенно с учётом развития современной науки. Но для популяризаторов, которые разъясняют материал, это, безусловно, важно. Тут достаточно самому понимать, почему та или иная тема — это важно, красиво и интересно. Мы очень уязвимы перед публикой. Мы очень открыты и очень прозрачны, если мы чего-то не понимаем, то это сразу бросается читателю в глаза. Лучше не говорить о том, чего ты сам не понял.

Из-за одной вашей статьи гомеопаты подали в суд на журнал «Вокруг света» (и проиграли). Как вы считаете, приведёт ли этот прецедент к новым подобным делам? И вообще, какие последствия были у такого решения?

Я думаю, гомеопаты и не надеялись выиграть суд — по крайней мере, судя по тому, насколько небрежно был составлен их иск и с какими грубейшими нарушениями формальной логики была построена аргументация. Скорее всего, они просто хотели получить больше упоминаний в СМИ, по принципу «чёрный пиар — тоже пиар». Похоже, что любое разоблачение гомеопатии в прессе, с одной стороны, отпугивает от неё часть аудитории, которая раньше просто не задумывалась о том, что эти сахарные шарики не могут работать, но, с другой стороны, дополнительно повышает лояльность к ней в среде убеждённых фанатов, потому что срабатывает принцип «наших бьют». Похожие двойственные эффекты были и после более заметного медийного скандала вокруг гомеопатии — когда Комиссия РАН по борьбе с лженаукой опубликовала меморандум о её неэффективности.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Uncharted: Утраченное наследие Uncharted: Утраченное наследие

Экстрим-тур в Западные Гаты

Игромания
«Люк сильно изменился» «Люк сильно изменился»

Беседа с Марком Хэмиллом

Мир Фантастики
10 самых знаменитых мысленных экспериментов 10 самых знаменитых мысленных экспериментов

Понятие мысленного эксперимента ввёл в начале ХХ века австрийский физик Эрнст Мах. Он имел в виду прежде всего предварительное проигрывание в воображении реального эксперимента. Мах считал, что с помощью фантазии можно вводить любые условия опыта, вплоть до совершенно абсурдных, и это даёт возможность рассмотреть все варианты результата.

Мир Фантастики
Белоснежные жирафы: редкая встреча Белоснежные жирафы: редкая встреча

А в Африке обитают необычные жирафы, имеющие белую окраску

National Geographic
Сергей Македонский Сергей Македонский

Как букмекер из Ростова стал самым богатым человеком балканской страны

РБК
Пояс здоровья Пояс здоровья

Болит поясница? Ищите причину в ногах

Yoga Journal
Дело в пояснице: 4 шага к здоровью Дело в пояснице: 4 шага к здоровью

Боль в пояснице – весьма распространенная неприятность. Чаще всего решение этой проблемы откладывают на потом: «у всех болит», «ничего страшного», «потерплю, само пройдет». Знакомо? Специалист по китайской медицине Анна Владимирова предлагает простой и понятный план действий, который позволит избавиться от боли и повысить качество жизни.

Psychologies
Kia cee'd – Ford Focus Kia cee'd – Ford Focus

Эти двое давно уже не возглавляют рейтинги продаж

АвтоМир
Шарлотта Генсбур Шарлотта Генсбур

Интервью с актрисой накануне старта проката ее нового фильма «Снеговик»

L’Officiel
Mazda3 – Volkswagen Jetta Mazda3 – Volkswagen Jetta

Пришло время избавляться от стереотипов!

АвтоМир
Тонкая кожа Тонкая кожа

4 причины повышенной чувствительности

Cosmopolitan
Кра­со­та решения Кра­со­та решения

Вадим Мошкович — про миллионы, которые он тратит на школу для одаренных детей

Tatler
Такаси Мураками Такаси Мураками

Правила жизни художника Такаси Мураками

Esquire
Так ли опасен Darknet? Так ли опасен Darknet?

Даркнет стал восприниматься как неконтролируемое место торговли наркотиками

CHIP
Один день с Нептуном Один день с Нептуном

Он ищет газ и нефть для России. А «ПМ» идет к нему в гости

Популярная механика
Рожденный всплывать Рожденный всплывать

Чарльз Лайтоллер – почти мифический мореплаватель и искатель приключений

Maxim
Способны на многое Способны на многое

Как помочь ребенку раскрыть потенциал?

Psychologies
Дженнифер Лоуренс: “Это было страшное унижение, я рыдала” Дженнифер Лоуренс: “Это было страшное унижение, я рыдала”

Дженнифер Лоуренс – обычная девушка поколения Z

Psychologies
Возраст йоги Возраст йоги

Как со временем меняется практика йоги

Yoga Journal
Сказ­ка о тройке Сказ­ка о тройке

«Смирнов, Иванов и Соболев» рассказали Ольге Шелест про фанаток, детей и шутки

Glamour
Тимати Тимати

Компанию Black Star Тимур Юнусов превратил в настоящую империю

GQ
Страсти по ГМО Страсти по ГМО

Генная инженерия многим кажется чем-то вроде черной магии нашего времени

GEO
Святые угодники Святые угодники

Римские ателье, работающие на святой престол, умеют хранить секреты

The Rake
Камер станет больше Камер станет больше

Новые системы видеофиксации нарушений

АвтоМир
Правила жизни Сергея Бодрова младшего Правила жизни Сергея Бодрова младшего

Правила жизни Сергея Бодрова младшего

Esquire
Жизнь как чудо Жизнь как чудо

Маленькие чудеса и большое сердце Елены Перминовой

Glamour
Научи его делать тебе хорошо Научи его делать тебе хорошо

Как превратить неплохой секс в феерический?

Cosmopolitan
Как остаться верным Windows 7 Как остаться верным Windows 7

Компания Microsoft отправила полюбившуюся многим «семерку» в отставку

CHIP
Хозяйка модной горы Хозяйка модной горы

Айсель Трудел обеспечивает москвичек модной одеждой в бутиках и интернете

Vogue
Красная книга улицы Мира Красная книга улицы Мира

Рассказ о том, как сохранить всех людей на земле

СНОБ
Открыть в приложении