Контакт | «Лучше не говорить о том, чего ты сам не понял»

Беседа с Асей Казанцевой

Мир ФантастикиНаука

Контакт / Машина времени

«Лучше не говорить о том, чего ты сам не понял»

Беседа с Асей Казанцевой

Ася Казанцева — известный научный журналист, лектор, автор научно-популярных книг. Она помогает людям увидеть, что наука может быть захватывающей и интересной. Мы поговорили с Асей о планах на следующую книгу, обсудили технологии виртуальной реальности и редактирования генома, а также порассуждали об этичности в научных исследованиях и выяснили, какое место в популяризаторстве занимает фантастика.

С журналистом беседует Александр Стрепетилов

Фото: Анастасия Андерс

«С точки зрения мозга играть в компьютерные игры полезнее, чем работать»

Скажите, приходилось ли вам ловить себя на мысли, что все ваши ощущения и чувства — лишь химический процесс в организме? Что удовлетворение или хорошее настроение обусловлены лишь химическими реакциями? Влияет ли эта профдеформация на жизнь?

Конечно! Я всегда так живу. Я по образованию нейробиолог, и всё, что со мной случается, воспринимаю через процессы, происходящие в моём мозге. Я понимаю, что для мозга важен только мозг. Объективная внешняя реальность для него вторична.

Скажем, удовольствие человек может получать от каких-то серьёзных профессиональных свершений. В то же время он может получить такое же или более сильное удовольствие от грубых или даже механических воздействий на мозг. Скажем, от наркотиков или от банального вживления электродов в мозг — если бы такое было легально. Всё, что мы делаем, в конечном счёте нужно лишь для того, чтобы вызвать некоторые биохимические изменения в нашем мозге, повысить активность прилежащего ядра — нашего центра удовольствия. И здорово, что мы этого достигаем через какую-то общественно-полезную продуктивную деятельность. Но на самом деле мы ею занимаемся потому, что общество ограждает нас от более простых и грубых способов получить удовольствие — хотя не то чтобы полностью ограждает. С точки зрения мозга играть в компьютерные игры полезнее, чем работать, потому что радости от игры он получит больше. В игре вам дадут сундук с золотом намного быстрее, и для мозга не так важно, что этот сундук виртуальный.

Это одна из причин, почему я с некоторым сомнением отношусь к идее гарантированного дохода. Мне неочевидно, что он действительно будет способствовать личному развитию людей, по крайней мере многих из них.

Фото: Алишер Абдурахманов

Кажется, в итоге эту идею реализовали в некоторых странах?

Да, и она показывает довольно хороший результат. Люди действительно начинают больше вкладывать в какие-то личные проекты, зачастую — общественно-полезные. Но я не уверена, нет ли здесь ошибки, связанной с тем, что люди точно знали: эксперимент рано или поздно закончится. И поэтому с энтузиазмом инвестировали в своё будущее.

Я не знаю, насколько люди готовы заниматься развитием себя и общества, если будут знать, что у них будет крыша над головой всю оставшуюся жизнь. Скорее всего, тут есть место индивидуальным отличиям — всё зависит от воспитания и собственной мотивации. С одной стороны, разумеется, будут люди, которые засядут играть в компьютерные игры, потому что они и раньше бы так поступили, будь у них такая возможность. С другой стороны, некоторый процент людей будет делать что-то общественно-полезное, потому что это приносит им более качественное удовольствие с точки зрения прилежащего ядра.

«Нейробиология — главная наука XXI века»

Вы написали и опубликовали две научно-популярные книги. Расскажите, скоро ли ждать третью?

Я планирую написать следующую книжку о современных нейробиологических технологиях, потому что нейробиология — главная наука XXI века, она позволяет делать много потрясающих штук, и про это довольно мало написано на русском.

В первых двух книгах вы приводите множество личных историй и «лирических отступлений», которые разбавляют научные описания. Ждать ли чего-то подобного в третьей книге?

Думаю, что уже в меньшей степени. Предыдущие книги были о повседневности, туда было проще вписать всякие баечки из жизни, а третья книжка будет больше про фундаментальную науку и будущие открытия. Во-вторых, я предполагаю, что она в принципе будет более серьёзной и академичной. Но никакой принципиальной позиции по этому вопросу у меня нет: там, где лирические отступления будут выглядеть уместными, буду их добавлять.

Она будет написана в более научном стиле, в более популярном или где-то посередине, как и предыдущие?

Мне представляется, что я свои книги постепенно усложняю по подаче и по уровню информации. То есть моя вторая книжка сложнее первой, а третья — сложнее второй. Теперь я могу позволить себе забираться глубже в нейробиологические механизмы, поскольку у меня уже есть какая-то личная популярность. Люди будут продираться через мои тексты, даже если им будет на некоторых страницах тяжело и скучно.

А вот насчёт «тяжело и скучно». Слышал мнение насчёт ваших книг, что в них то «слишком сложно», то «слишком просто». В связи с этим такой вопрос: попадалась ли вам продуктивная критика, которую вы учитываете?

Я слежу за критикой и стараюсь её учитывать, но здесь очень важно отличать критику фактов от вкусовщины. Понятно, что один уровень сложности никогда не будет оптимальным для всех читателей вообще. Кому-то материал покажется слишком простым, а кому-то — слишком сложным. Нет большого смысла в том, чтобы подстраиваться под каждого. Стоит писать как самому кажется правильным и надеяться, что найдутся такие читатели — а они находятся, — которым эта сложность подойдёт.

Другой вопрос, что бывают указания на какие-то отдельные фактические неточности. Вот, например, в «Кто бы мог подумать!» у меня был кусок главы про менструальную синхронию. После публикации мне коллеги указали, что новые исследования не подтверждают существование этого явления. И хотя переписать главу изданной книги невозможно, по крайней мере, я вставила в следующее издание сноску о том, что новые исследования говорят, что это скорее артефакт(В научных исследованиях артефакты — эффекты, вызванные случайным или преднамеренным влиянием экспериментатора на ход эксперимента), чем реальное явление. И это пошло книжке на пользу.

Книги Аси Казанцевой переведены на украинский язык

Тяжело ли упрощать материал, подавать его читателям? Какие приёмы вы для этого используете?

Здесь всё очень просто. Если вы сами понимаете, о чём пишете, если вы в этом хорошо разобрались, то сможете изложить это нормальным языком. В соответствии с принципом, который приписывается Эйнштейну: если вы хороший учёный, то за пять минут вы сможете объяснить шестилетнему ребёнку, чем вы занимаетесь.

Конечно, это не всегда верно для учёных, особенно с учётом развития современной науки. Но для популяризаторов, которые разъясняют материал, это, безусловно, важно. Тут достаточно самому понимать, почему та или иная тема — это важно, красиво и интересно. Мы очень уязвимы перед публикой. Мы очень открыты и очень прозрачны, если мы чего-то не понимаем, то это сразу бросается читателю в глаза. Лучше не говорить о том, чего ты сам не понял.

Из-за одной вашей статьи гомеопаты подали в суд на журнал «Вокруг света» (и проиграли). Как вы считаете, приведёт ли этот прецедент к новым подобным делам? И вообще, какие последствия были у такого решения?

Я думаю, гомеопаты и не надеялись выиграть суд — по крайней мере, судя по тому, насколько небрежно был составлен их иск и с какими грубейшими нарушениями формальной логики была построена аргументация. Скорее всего, они просто хотели получить больше упоминаний в СМИ, по принципу «чёрный пиар — тоже пиар». Похоже, что любое разоблачение гомеопатии в прессе, с одной стороны, отпугивает от неё часть аудитории, которая раньше просто не задумывалась о том, что эти сахарные шарики не могут работать, но, с другой стороны, дополнительно повышает лояльность к ней в среде убеждённых фанатов, потому что срабатывает принцип «наших бьют». Похожие двойственные эффекты были и после более заметного медийного скандала вокруг гомеопатии — когда Комиссия РАН по борьбе с лженаукой опубликовала меморандум о её неэффективности.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Героиня собственной жизни Героиня собственной жизни

Каждую смерть 2016 года оплакивали по-своему. Леонарда Коэна — скорбно и торжественно, под стать его глубокомысленным балладам. Вместе с Дэвидом Боуи — на волне ностальгии по 1980-м — провожали целую эпоху. А вот известие, что Кэрри Фишер попала в реанимацию, встретили едва ли не паникой.

Мир Фантастики, февраль'17
Образ нерукотворный Образ нерукотворный

Как маленькая технологическая компания успешно конкурирует с гигантами отрасли

Forbes, октябрь'17
Квартал желаний Квартал желаний

Архитектор Эрик Оуэн Мосс — упрямый оптимист, перфекционист и мечтатель

AD, октябрь'17
В форме после родов! В форме после родов!

4 упражнения, которые помогут скинуть набранные за беременность кг

Лиза, сентябрь'17
Время Ч Время Ч

Интервью Вадима Верника с Чулпан Хаматовой

GALA Биография, октябрь'17
Великий неудачник Великий неудачник

Черчилль терпел поражения чаще, чем одерживал победы

Дилетант, сентябрь'17
Японский бог Японский бог

В «Гараже» открывается ретроспектива Такаси Мураками

Vogue, октябрь'17
Uncharted: Утраченное наследие Uncharted: Утраченное наследие

Экстрим-тур в Западные Гаты

Игромания, сентябрь'17
Костюм решает все Костюм решает все

Лишь на первый взгляд кажется, что облик власти до крайности консервативен

The Rake, сентябрь'17
28 секретов счастливых пар 28 секретов счастливых пар

Некоторые вещи они делают немного иначе

Домашний Очаг, октябрь'17
Бывший инженер Google предлагает каждому спрограммировать аналог Pokémon Go Бывший инженер Google предлагает каждому спрограммировать аналог Pokémon Go

Каждый может устроить приключение в дополненной реальности

РБК, октябрь'17
Воины спешат на помощь Воины спешат на помощь

Представители разных народов объединились ради спасения осиротевших слонят

National Geographic, сентябрь'17
«Больше не верю в институт брака» «Больше не верю в институт брака»

Александр Самойленко о взглядах на семейную жизнь, воспитании сыновей и внучки

Добрые советы, октябрь'17
Анскулинг: учеба без обязательств Анскулинг: учеба без обязательств

Эти дети не ходят в школу и овладевают знаниями самостоятельно. Причем только теми, которые им по-настоящему интересны. Как жизнь вне школы сказывается на развитии ребенка-анскулера? Оксана Туркина, мать троих детей и консультант по вопросам семейного образования, поделилась с Psychologies нетипичным опытом свободного воспитания.

Psychologies, сентябрь'17
Молодость навсегда Молодость навсегда

Fiat 500 – это не просто автомобиль, а культурное явление

АвтоМир, сентябрь'17
Сергей Македонский Сергей Македонский

Как букмекер из Ростова стал самым богатым человеком балканской страны

РБК, октябрь'17
Страсти по ГМО Страсти по ГМО

Генная инженерия многим кажется чем-то вроде черной магии нашего времени

GEO, октябрь'17
Новый ум короля Новый ум короля

Как создаются лучшие системы машинного обучения в мире

Популярная механика, октябрь'17
Мария Берсенева: Нельзя держать душу нараспашку! Мария Берсенева: Нельзя держать душу нараспашку!

Интервью с актрисой, снявшейся в детективе «Майор и магия»

Лиза, сентябрь'17
Шварценеггеру – семьдесят! Шварценеггеру – семьдесят!

Поднимаем бокал за Железного Арни

Игромания, сентябрь'17
Coverstory Coverstory

Из богемной кинодивы — в идола поколения хайп

SNC, октябрь'17
Хозяйка модной горы Хозяйка модной горы

Айсель Трудел обеспечивает москвичек модной одеждой в бутиках и интернете

Vogue, октябрь'17
Правила жизни Сергея Бодрова младшего Правила жизни Сергея Бодрова младшего

Правила жизни Сергея Бодрова младшего

Esquire, сентябрь'17
Как в шелках Как в шелках

Уже две тысячи лет словосочетание «шелковый путь» заставляет сердца биться чаще

GQ, октябрь'17
День учителя День учителя

Алексей Учитель о фото с Натальей Поклонской и о страхе встретить Милонова

Esquire, октябрь'17
Хлеб, козёл и капуста Хлеб, козёл и капуста

Самые странные игровые симуляторы

Игромания, октябрь'17
Мартин Скорсезе Мартин Скорсезе

Великий режиссер о мафии, вере и чувстве юмора

Playboy, сентябрь'17
Регина Тодоренко: Путешествие – это маленькая жизнь Регина Тодоренко: Путешествие – это маленькая жизнь

Регина рассказала, кем хотела стать в детстве и чему ее научили путешествия

Лиза, сентябрь'17
Вздох гения Вздох гения

Жан Кокто оформил виллу на одном дыхании и превратил ее в документ эпохи

AD, октябрь'17
Алексей Учитель Алексей Учитель

Интервью с режиссером самого скандального фильма этого года «Матильда»

L’Officiel, октябрь'17