Виторган

Ольга Ципенюк вызывает Максима Виторгана на откровенный разговор

Men’s HealthСпорт

Раздевалка

Виторган

В своей авторской рубрике Ольга Ципенюк встречает очередного героя MH сразу после тренировки и вызывает его — теплого и расслабленного — на откровенный разговор: сперва о самой тренировке, а дальше обо всем на свете. В этом номере ее визави — актер Максим Виторган.

Фото: Алексей Яковлев

Я довольно часто встречаю тебя в клубе Pro Trener, ты давно стал их клиентом?

В конце прошлого года. “Подсел” абсолютно случайно, просто все совпало — со временем, с возрастом, с их подходом. Знаешь, как говорят, дружба — это совпадение графиков и интересов. Я в тот момент решил что-то поменять в своей профессиональной жизни и в связи с этим внести какие-то изменения в себя, а они предложили мне поучаствовать в их программе. Так эти желания и позывы встретились в одной точке.

Это ведь не первый твой спортивный опыт?

Конечно, не первый. Хотя у меня стойкое отвращение к спорту, заложенное в детстве. Я прошел целую череду спортивных школ, а лет в 10–11 попал в баскетбольный спортлагерь, и это одно из самых страшных воспоминаний в моей жизни. Лагерь “Динамо” был в Подмосковье, в Дубне, и оказался для меня, совершенного домашнего мальчика, невероятным испытанием, физическим и человеческим. Это была серьезная профессиональная школа — команды моего возраста, когда я к ним присоединился, были уже чемпионами чего-то. Я занимался там около полугода, ездил на улицу Лавочкина, а летом попал в этот спортлагерь. Первое испытание произошло еще по дороге, в автобусе. Тренер мне говорит: “Макс, твои родители просили передать тебе вот эти марки”, — и показывает какие-то футбольные марки. А я не то чтобы был заядлым коллекционером, но время от времени что-то такое собирал: например, у меня были марки чемпионата мира в Испании 82 года. И вот я сначала удивился, а потом подумал: меня же родители только что провожали, как такое может быть. И говорю: “Нет, здесь какая-то ошибка, это не мои марки”. Тренер: “Да? Ну хорошо, молодец”. Такая была проверка на вшивость — возьму я чужое или нет.

А физические испытания когда начались?

Да буквально сразу — три-четыре тренировки в день, и самое страшное — четверг, день ОФП, вообще без игровой нагрузки, кроссы бесконечные. Ты встаешь утром и сразу бежишь куда-то, ты постоянно хочешь есть. Плюс ты все время получаешь фофаны…

Это щелбаны по-нашему?

Не совсем. Щелбан — это когда тебя просто щелкают, не так больно, а фофан – когда здоровый мужик центральным “факовым” пальцем, с оттяжкой, фигачит тебе по затылку так, что кажется, башка сейчас треснет. Тебе все время швыряют мяч в лицо — это такое баскетбольное наказание, разбивают тебе нос. Но тренировка-то не заканчивается: ты идешь, умываешься, возвращаешься и продолжаешь.

Почему ты не позвонил домой, не взмолился, чтобы тебя забрали?

Не мог давать слабину. Знаешь, я трусливый, но совестливый. Помню, однажды меня маленького спартаковские фанаты на улице зажали в углу с вопросом, за кого я болею, — такие все в шарфах, на взводе. Я понимал, надо сказать, что за “Спартак”, но болел в то время за “Динамо Киев” и Лобановского. То есть страшнее ничего придумать было нельзя, чем говорить такое спартаковским фанатам. В общем, сказать, что болею за “Динамо Киев”, у меня не хватило смелости, а что за “Спартак” — не хватило совести. Начал что-то мямлить, “я просто за сборную, только за сборную болею”, — и это спасло меня от жестокого избиения, получил несколько тычков, и все. Так что, возвращаясь к спортлагерю, дать заднюю, взмолиться “заберите меня отсюда” — я не мог. Да и все равно чем-то мне было там очень интересно, я любил играть в баскетбол.

Помимо баскетбола какой спорт еще присутствовал в твоей жизни?

Теннисом занимался, и плаванием, и беговыми лыжами. Но я, что называется, игровик — меня всегда больше привлекали игровые виды спорта.

Что не помешало тебе в какой-то момент весить 125 кило…

Да, году в 2009-м я набрал даже почти 130. И не делал с этим вообще ничего.

То есть после спортивной жизни в школьном возрасте ты погрузился в расслабленную студенческую?

Не совсем так. Я же учился в ГИТИСе, а там студенческая жизнь хочешь-не хочешь очень активная: фехтование, сценическое движение, танец один, танец другой — это все большая физическая нагрузка. На втором курсе на экзамене я прыгал сальто назад, что для человека моей комплекции и роста, вообще-то, подвиг.

Сегодня прыгнешь?

Нет, с тех пор больше никогда. Но это нагрузки первых курсов, а к третьему-четвертому физическая составляющая в учебе сильно снижается. Я после ГИТИСа попал в ТЮЗ, где не делал с собой совсем ничего, и лет через шесть-семь, когда ушел в “Ленком”, прямо скажем, подрастерял спортивную форму. Я не знаю, какая сейчас там ситуация, но тогда — я говорю про сезон 2000 года — для всех молодых артистов “Ленкома” каждый вторник и пятницу по утрам проводились обязательные спортивные занятия: станок, растяжки какие-то, ОФП и так далее. Я, естественно, танцевал в спектакле “Юнона и Авось”…

Танец матросов с голым торсом?

Точно. Как раз с торсом смешная была история. Нам выдали нашейные веревочки с оловянными крестиками — мы же русские моряки, все дела. Танцуем на узкой полоске авансцены, прямо перед оркестровой ямой. А в нее иногда сажали зрителей. Идет мизансцена, мы все стоим на коленях, качаемся из стороны в сторону, помнишь вот это: “В море соли и так до черта, морю не надо слез”. И вижу, как прямо передо мной в оркестровой яме сидит пара. Девушка наклоняется к парню, что-то шепчет, смеется и показывает на меня. А я-то себе кажусь красивым, брутальным, и не понимаю, в чем проблема. Оказалось, что вместе с крестиком у меня на шее болтается цепочка с маленьким золотым магендавидом, который я забыл снять. В общем, в “Ленкоме” еще была какая-то видимость спортивных занятий, а потом — эх, пошла жизнь! Никто меня ничего не заставлял делать, и я, мягко говоря, разрастался. Так оно и продолжалось, пока мой ближайший друг Слава Хаит, будучи, кстати, не самого спортивного телосложения, не поступил очень мудро. Он не открывал мне ни на что глаза, не читал нотаций, а предложил просто спор. Серьезный спор — по-моему, на пять тысяч евро.

Что ты похудеешь?

Да. Если мне память не изменяет, с Нового года до майских праздников я должен был дойти до цифры 110 кг. Я начал заниматься — сам, без тренера, — садился на разные диеты. Первые килограммы уходили легко и просто — благо было чему уходить. Потом в какой-то момент наступал ступор, вес не двигался. В итоге меня стало поджимать время, и дошло до того, что я уже вообще ничего не ел: какой-нибудь овощной салатик в середине дня, потом стакан кефира — и все. Чувствовал я себя при этом, надо сказать, хорошо. И вот на мне осталось буквально несколько последних килограммов, которые очень долго, где-то месяца полтора, стояли намертво и никуда не уходили. В этот момент у нас был футбольный турнир театральный. И я в своем уже обновленном, облегченном виде играл на искусственном поле в “Лужниках”. Играл с ощущением, что летаю по полю, — килограммов пятнадцать к тому моменту я точно потерял. Летаю, стелюсь в подкатах и… ломаю ногу. Головку малой берцовой кости. До конца спора оставалось две недели, а мне надо есть холодец, хрящи всякие, чтобы восстанавливалась костная ткань. Тут Слава смилостивился и пролонгировал спор. В итоге я выиграл.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Слово редактора Слово редактора

Друзья тут недавно выступили с предложением эксперимента

Men’s Health, август'19
Спортсмен года: Александр Овечкин Спортсмен года: Александр Овечкин

Звездный форвард «Вашингтон Кэпиталз» переписывает историю мирового хоккея

GQ, сентябрь'19
Грузи меня, олень Грузи меня, олень

Художники выбирают произведение искусства и объясняют, как на него смотреть

Esquire, сентябрь'19
Мой босс манипулятор Мой босс манипулятор

Как правильно ответить своему шефу?

Лиза, сентябрь'17
Политика — зашквар Политика — зашквар

Могут ли видеоблогеры изменить страну и мир

Русский репортер, сентябрь'17
Toyota Prius Toyota Prius

Prius интересен широкой аудитории. Однако для многих новый непозволительно дорог

АвтоМир, сентябрь'17
7 мифов про электромобили 7 мифов про электромобили

Мы проверили семь самых популярных мифов про электрокары

CHIP, октябрь'17
Тимур и его Сomedy Тимур и его Сomedy

Интервью с Тимуром Батрутдиновым в бункере у московского “Винзавода”

Men’s Health, октябрь'17
Привычки, которые делают нас несчастными Привычки, которые делают нас несчастными

Каждый наш день включает пару десятков повторяющихся действий. Кто-то называет их привычками, кто-то – ритуалами. Порой они буквально тянут нас назад, мешая добиться успеха. Предприниматель и бизнес-коуч Джонатан Чоу выбрал пять таких привычек. Уверены, хотя бы одну из них вы у себя обнаружите, а главное – узнаете, как с ними распрощаться.

Psychologies, сентябрь'17
«Люк сильно изменился» «Люк сильно изменился»

Беседа с Марком Хэмиллом

Мир Фантастики, октябрь'17
Раздел собственности Раздел собственности

Как устроен каршеринг в России

Quattroruote, октябрь'17
10 хитростей, чтобы взбодриться осенью 10 хитростей, чтобы взбодриться осенью

Меньше тепла и солнца, больше стресса. Осенью падает не только температура и листья с деревьев, но и наш жизненный тонус. Журналист и писатель Изабель Артюс делится способами, как не дать ему снизиться до нулевой отметки.

Psychologies, сентябрь'17
Квартал желаний Квартал желаний

Архитектор Эрик Оуэн Мосс — упрямый оптимист, перфекционист и мечтатель

AD, октябрь'17
Игровая Игровая

Краткий курс «Где найти нормального мужика?»

SNC, октябрь'17
Mazda3 – Volkswagen Jetta Mazda3 – Volkswagen Jetta

Пришло время избавляться от стереотипов!

АвтоМир, сентябрь'17
Сладкое слово свобода Сладкое слово свобода

Чтобы избавиться от тяги к сладкому и пяти лишних килограммов, не нужно диет

Vogue, октябрь'17
Алхимик Тони Алхимик Тони

Один из самых прогрессивных миксологов мира Тони Конильяро

The Rake, сентябрь'17
6 фитнес-советов, которым лучше не верить 6 фитнес-советов, которым лучше не верить

Отделяй правду от заблуждений!

Лиза, сентябрь'17
Робби Уильямс Робби Уильямс

Интервью о странностях райдера, мечтах и вдохновении от российского турне

Playboy, сентябрь'17
Ремейк бетонных джунглей Ремейк бетонных джунглей

Для чего в Бирмингеме снесли библиотеку, торговый центр и часть кольцевой дороги

Forbes, октябрь'17
Coverstory Coverstory

Из богемной кинодивы — в идола поколения хайп

SNC, октябрь'17
Домоседы и непоседы Домоседы и непоседы

Как ужиться вместе, если интересы супругов не совпадают?

Лиза, сентябрь'17
Kia cee'd – Ford Focus Kia cee'd – Ford Focus

Эти двое давно уже не возглавляют рейтинги продаж

АвтоМир, сентябрь'17
Анскулинг: учеба без обязательств Анскулинг: учеба без обязательств

Эти дети не ходят в школу и овладевают знаниями самостоятельно. Причем только теми, которые им по-настоящему интересны. Как жизнь вне школы сказывается на развитии ребенка-анскулера? Оксана Туркина, мать троих детей и консультант по вопросам семейного образования, поделилась с Psychologies нетипичным опытом свободного воспитания.

Psychologies, сентябрь'17
Пояс здоровья Пояс здоровья

Болит поясница? Ищите причину в ногах

Yoga Journal, октябрь'17
Бег с препятствиями Бег с препятствиями

Райан Гослинг о новом фильме и старой жизни

Glamour, октябрь'17
Хватает ли ребенку грудного молока? Хватает ли ребенку грудного молока?

Как понять, что малыш не наедается грудным молоком?

9 месяцев, сентябрь'17
Рожденный всплывать Рожденный всплывать

Чарльз Лайтоллер – почти мифический мореплаватель и искатель приключений

Maxim, октябрь'17
Контакт | «Лучше не говорить о том, чего ты сам не понял» Контакт | «Лучше не говорить о том, чего ты сам не понял»

Беседа с Асей Казанцевой

Мир Фантастики, сентябрь'17
Шарлотта Генсбур Шарлотта Генсбур

Интервью с актрисой накануне старта проката ее нового фильма «Снеговик»

L’Officiel, октябрь'17