Путем песка

Путем песка. Иран — с севера на юг сквозь восточные традиции

Men’s HealthПутешествия

Путем песка

В свете серьезных внешнеполитических осложнений перед нами хочешь не хочешь вновь замаячил призрак государства, которое уже не первый год живет под очень серьезными санкциями, — это, разумеется, Иран. MH проехал его с севера на юг на “амароке” и разведал некоторые внутренние подробности.

Текст: Виктор Крохин

Если представлять эмоциональную жизнь человека как некий подарочный набор, то почетные места в ней будут отведены так называемым ни с чем не сравнимым чувствам. Несомненно, одно из них — это когда увязаешь на джипе в бархане так, что вообще непонятно, ты падаешь или тонешь, — песок имеет свойство менять консистенцию: то он как скала, а то как болото (подобно тому, как дневная жара пустыни превращается в ледяной ад ночью).

Мы чуть не перевернулись (“мы”, то есть наш экипаж, в данных обстоятельствах приятно избегать первого лица) по причине простой и дурацкой — забыли загодя стравить давление в шинах, да и пилот наш перемещался чересчур, скажем так, непринужденно и одновременно резко. Меж тем в пустыне, как объясняет нам мастер по ралли-рейдам, главное — гравитация, инерция и правильная траектория. Любые мощности, резина — это все вспомогательные вещи. Если не удается взлететь на бархан и чувствуешь, что машина вязнет и теряет ход, лучше сразу валить вниз. Не надо буксовать и истерить — лучше уйти на второй круг.

Впрочем, с приспущенным колесом подстерегают другие опасности: пробить колесо о камни, так называемый укус змеи; вторая — разбортизация (она нас тоже не миновала: когда мы потом выбрались на каменистую поверхность, покрышка слетела с диска). Моих навыков хватает только на то, чтоб принести из багажника проушины и помочь с тросогасителем. Без последнего нельзя — разрыв стального троса сравним с небольшой техногенной катастрофой. Концы при подобном раскладе разлетаются в разные стороны с такой силой, что легко лишиться рук и вообще всего, сопряженного с жизнью. Пока более сноровистые попутчики возились с вытягиванием нашего “амарока”, я, от греха подальше, решил взобраться на бархан и осмотреть пустыню с некоей высшей точки. Это оказалось дико сложно: пока, увязая по колено в песке, я достиг вершины высотой метров в пятнадцать — двадцать, выдохся так, как будто пробежал километров пять по пересеченной местности. Садясь в машину, я понял, что, возясь с тросом, обронил обручальное кольцо. В принципе, это как уронить его в море — прощай навсегда. И все же я для порядка вернулся на бархан и, к удивлению, нашел кольцо — песок вернул его, словно нашептывая: “Нам ничего чужого и человеческого не надо”. И мы рванули дальше.

За несколько дней до нашей пустынной аварии мы выехали из Тегерана рано утром на четырех “Фольксвагенах-Амарок”. Мы планировали сделать небольшой круг по стране с севера на юг и обратно в Тегеран. Процессия наша с первых же минут произвела недурной фурор — ну это как если бы по Марьиной Роще вдруг проехал кортеж “роллс-ройсов”. Как только мы вкатились на трассу, все проезжающие местные пикапы Saida, все редкие “рено”, все старые оранжевые грузовики-“мерседесы” озирались на нас, как на всадников Апокалипсиса. Мы же уставились на горы — пейзаж был из тех, что предположительно называют марсианским: тот, что скоро надоедает, но никогда не надоест. Ты попадаешь в музей природы и горной породы — нескончаемая экспозиция, в чьей монохромности постепенно распознаешь внутреннее буйство красок и смыслов. Вообще, Иран очень разнолик. Самый его север так и вовсе покрыт густыми лесами, в которых дженгелийские партизаны бились с русскими войсками в 1916 году. Иногда случаются прямо-таки итальянские пейзажи, иногда прерии, иногда горы прорастают выразительнейшими антропоморфными рельефами, словно в преддверии Персеполя и Некрополя. Старые “мерседесы” везут куски ослепительно белого мрамора, а вдоль дороги висят сотни плакатов, на них — портреты погибших в войне с Ираком.

У нас длинные перегоны, и в какой-то момент от нечего делать начинаешь разглядывать мусор на обочинах. С ним что-то не так, он не такой, как везде. Потом понимаешь — нет бутылок. В Иране строгий сухой закон: пить негде и нечего (только нелегал и самопал). Но вот еда тут поистине великолепна, надо только знать места и сразу перейти на другой уровень, уйдя от лежащих на поверхности кебаба и плова в более замысловатые глубины местной стряпни. Чехов как-то упоминал блюда, которые требуют “большой водки”, местные же разносолы, по-хорошему, требуют скорее большого ширазского вина, которым славились эти края до Исламской революции, но — увы. Цыпленок-фесаньян (в орехово-гранатовом соусе), говядина-бадемьян, гигантские капустно-рисовые запеканки, увенчанные баклажанами, размятое мясо с картошкой и нутом, курица в сливах, шпинатный хореш, томленый ягненок и лучшие йогурты в мире, с которыми не сравнить ни греческий цацики, ни индийскую раиту. Звучит все слишком калорийно, но, как ни странно (в силу опять-таки отсутствия пива и вина), от них все равно не толстеешь (ну если только не есть местное сладкое — например, огромные, величиной с батон, уличные эклеры, которыми славится город Йезд). А что до алкоголя, то, как уверяет наш проводник-иранец, это только по первости сложно, а на второй год привыкнешь.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Слово редактора Слово редактора

Друзья тут недавно выступили с предложением эксперимента

Men’s Health, август'19
Остров солнца Остров солнца

Лучшие пляжные курорты Сицилии располагаются на южном побережье острова

OK!, август'19
Дай мне нежность Дай мне нежность

Мила Бойко стала Playmate не случайно. Нас привлекла ее харизма и ясность ума

Playboy, август'19
Такие наши годы Такие наши годы

Как полюбить и принять свой возраст

Добрые советы, октябрь'18
Перелетные ястребы Перелетные ястребы

Почему омский «Авангард» стал играть в хоккей в Балашихе

Forbes, октябрь'18
Винья для новичков Винья для новичков

Создайте фундамент для безопасной практики Виньясы

Yoga Journal, октябрь'18
В чем ходить по дому? В чем ходить по дому?

Когда вы с девушкой, друзьями, родителями или хотите побыть в одиночестве

GQ, сентябрь'18
Как экстремал набрался ума: «Жуткое это дело – лежать под темным небом и понимать, что помрешь» Как экстремал набрался ума: «Жуткое это дело – лежать под темным небом и понимать, что помрешь»

Георгию 44 года. Он передумал рисковать и умирать красиво – после этого случая

Men’s Health, сентябрь'18
Флагманские модели Lexus раскроют характеры героев в фильме «Ампир V» Флагманские модели Lexus раскроют характеры героев в фильме «Ампир V»

Флагманские модели Lexus раскроют характеры героев в фильме «Ампир V»

Men’s Health, сентябрь'18
Деньги, пропавшие без вести Деньги, пропавшие без вести

Клиенты банков ежедневно теряют деньги на своих счетах из-за атак хакеров

Эксперт, сентябрь'18
Добавь газку Добавь газку

Скорость – самое ценное, что есть на дороге после безопасности

АвтоМир, сентябрь'18
Пять полезных сладостей Пять полезных сладостей

Какие полезные вкусности стоит включить в привычный рацион

Psychologies, сентябрь'18
Стражи леса Стражи леса

Из лесов Бразилии и Перу вытесняют последние на планете неконтактные племена

National Geographic, октябрь'18
С цирком по жизни С цирком по жизни

Домашняя девочка вышла замуж за артиста цирка и стала, наконец, счастливой

Огонёк, сентябрь'18
Лас-Лахас, Колумбия Лас-Лахас, Колумбия

Храм на мосту в Колумбии

Maxim, октябрь'18
Как вписать утилитарные вещи в деловой гардероб? Как вписать утилитарные вещи в деловой гардероб?

Функциональная куртка, хайкеры и рюкзак туриста – как носить их с костюмом

GQ, сентябрь'18
Любовь с первого использования: Xperia XZ3 скоро поступит в продажу Любовь с первого использования: Xperia XZ3 скоро поступит в продажу

В октябре на полках магазинов ты увидишь новый смартфон Xperia XZ3

Maxim, сентябрь'18
Станция назначения: 7 впечатляющих вокзалов Станция назначения: 7 впечатляющих вокзалов

Городской вокзал сегодня не просто транспортный узел

Вокруг света, октябрь'18
Египетская сила Египетская сила

Молодой рэпер Pharaoh о статусе рок-звезды, протестах юности, хейтерах и дебошах

Vogue, октябрь'18
Грудное молоко: от чего зависит качество и количество? Грудное молоко: от чего зависит качество и количество?

Мифы о грудном вскармливании

9 месяцев, октябрь'18
Крупнейшая ветряная электростанция мира открылась в Великобритании Крупнейшая ветряная электростанция мира открылась в Великобритании

В Англии появилась гигантская прибрежная ветряная электростанция

National Geographic, сентябрь'18
Избегательный округ Избегательный округ

Прошедшие выборы шлют сигнал: необходимо что-то менять

Огонёк, сентябрь'18
Новые способы читать послания своей души Новые способы читать послания своей души

Как расшифровать символический язык снов

Psychologies, октябрь'18
Оргазмы и калории: насколько реально похудеть при регулярных постельных утехах? Оргазмы и калории: насколько реально похудеть при регулярных постельных утехах?

Похудение от оргазмов — миф или реальность?

Men’s Health, сентябрь'18
Нет дороге окончанья Нет дороге окончанья

Трасса М-11 подросла еще на 40 километров

АвтоМир, сентябрь'18
Смартфон не нужен? Смартфон не нужен?

Какой функционал у мультимедийных системам с оболочкой «Яндекс.Авто»

АвтоМир, сентябрь'18
Алкогений: Марлон Брандо Алкогений: Марлон Брандо

Алкогений: Марлон Брандо

Maxim, сентябрь'18
Что‑то особенное Что‑то особенное

Разгадывать актрису Руни Мару — все равно что гадать на рунах

Glamour, октябрь'18
Похождения суши Похождения суши

Под Британские острова подвели новый геологический фундамент

Огонёк, сентябрь'18
Морем единым Морем единым

Еще недавно ты лежала на пляже, а уже не терпится оказаться на море снова

Cosmopolitan, октябрь'18