После балла

Большие данные становятся новым Большим Братом

Men’s HealthОбщество

После балла

Текст: Екатерина Милицкая
Иллюстрации: Семен Гудилин

Большие данные становятся новым Большим Братом. Причем если былой Большой Брат только следил за тобой, то Брату 2.0 этого мало. Он хочет оценивать твое место в этом мире — и влиять на твою жизнь. Ты болтаешь с девицей в Tinder, а потом вызываешь такси через Uber, чтобы ехать на свидание, и не задумываешься, что и Tinder, и Uber не просто очень много о тебе знают — они присваивают тебе определенный рейтинг и, не исключено, скоро будут за тебя решать, нужна ли тебе эта девушка и это такси. Попробуем разобраться, стоит ли бояться и чего именно.

14 июля 2014 года Госсовет Китайской Народной Республики опубликовал исторический документ под названием “Программа создания системы социального кредита (2014–2020)”. За итогами первой пятилетки, подарившей человечеству систему тотального контроля благонадежности граждан, с волнением следят во всем мире: ведь система электронного контроля — это наше общее будущее, хотим мы того или нет.

О внедрении системы социального кредита — или, как выражались китайские власти, “социального доверия” — в стране заговорили еще в 2007-м. Правда, тогда речь шла всего лишь о привычной системе контроля финансовой надежности — масштабировании и совершенствовании скоринговых систем “в области кредитования, налогообложения, выполнения контрактов и качества продукции”. Однако аппетит приходит во время еды: в процессе разработки системы тотального контроля над коммерческой благонадежностью граждан и компаний слово “коммерческий” незаметно выпало из технического задания. В документе 2014 года система социального кредита превратилась в вездесущего монстра, от недремлющего ока которого не укроется ни просрочка при возврате арендованного велосипеда, ни нарушение правил дорожного движения, ни даже недостаточно регулярное чтение партийных газет.

Сегодня система социального кредита работает в Китае в тестовом режиме, однако ее внедрение идет довольно бойко. И, судя по всему, заявленной цели — распространить систему на всю страну к 2020 году — китайцы добьются. Ну а если нет — ответственные товарищи на себе узнают, чем чревато падение личного рейтинга.

Рейтинг социального доверия — основа системы. Он присваивается каждому гражданину и привязывается к его номеру внутреннего паспорта. При расчете рейтинга, заявляет китайское правительство, будет учитываться более 160 тысяч параметров, отслеживать которые примутся с помощью данных, получаемых от сотни с лишним учреждений — как коммерческих, так и государственных. Точная система расчетов держится в секрете, однако о ней можно достаточно подробно судить по опыту 30 пилотных городов Китая.

Система устроена достаточно просто: каждому гражданину присваивается среднестатистический стартовый рейтинг в 1000 баллов, который растет или падает в зависимости от твоего поведения. В зачет идет все — как нарушения закона, так и безобидные на первый взгляд проступки: курение в неположенных местах, излишнее увлечение видеоиграми, посты с ложными сведениями в интернете и даже обращение к высшему руководству страны за помощью в решении социальных проблем в обход местных властей. В разных провинциях Китая сегодня действуют разные правила подсчета рейтинга и используются свои, индивидуальные показатели. Так, власти Цзянсу официально сообщили, что при начислении баллов будет оцениваться то, насколько часто гражданин навещает родителей и насколько хорошо помогает им. А в Шанхае снижением рейтинга караются сокрытие предыдущего брака, парковка в неположенных местах и использование автомобильного гудка на городских магистралях — так власти пытаются добиться снижения шума на улицах.

Образцовый гражданин с максимальным рейтингом уровня ААА будет пользоваться всевозможными социальными льготами и привилегиями. Он сможет на льготных условиях получать кредиты и медицинскую помощь, его будут первым повышать по службе, а его дети смогут вне конкурса поступать в престижные школы. А вот обладателям низких рейтингов С и D придется платить за все: без залога и поручителей им не дадут в аренду даже зонт, не говоря уже о велосипеде. И это только начало длинного списка санкций, который заметно превышает список поощрений — по крайней мере пока.

Для начала носителей низких рейтингов ограничат в карьере. Так, носителям рейтинга С закрыта дорога на государственные и муниципальные должности, высокие посты в государственных компаниях и банках, а обладателям рейтинга D запрещена даже работа в такси. Да и с друзьями у них, судя по всему, будут проблемы: за общение с низкорейтинговыми париями, включая виртуальную дружбу в интернете, с добропорядочного гражданина могут снять баллы, а значит, большинство предпочтет держаться от них подальше.

Но исчезновение виртуальных друзей не худшее, чем чревата потеря баллов в системе социального кредита. Уже сегодня из-за низкого рейтинга более 9 миллионов китайцев лишены права покупать билеты на рейсы внутренних авиалиний, еще три миллиона не имеют возможности приобретать билеты бизнес-класса при поездке на поезде. Уже зафиксированы случаи, когда абитуриентам, чьи родители имели проблемы с рейтингом, отказывали в поступлении в китайские университеты. А ряд китайских отелей официально объявили, что не намерены селить у себя отстающих по баллам. Так что с учетом запрета на авиаперелеты, выходные и отпуска нарушителям норм китайского социума придется проводить дома. Тем более зарплата на непрестижной и низкооплачиваемой работе вряд ли позволит им мечтать об увлекательных путешествиях.

Еще тяжелее придется владельцам домашних животных, которых уличат в недостаточно ответственном отношении к своим питомцам. Выгул собаки в неположенном месте, прогулка без поводка и даже слишком громкий лай в неположенное время — минус баллы. Ну а когда собаковладелец растеряет весь кредит доверия, пса у него просто отберут, чтобы передать в другие руки, более социально надежные.

Несмотря на то что в пилотных провинциях внедрение системы социального рейтинга проходит вполне успешно, о том, как она будет работать в масштабах страны, даже сами китайцы имеют смутное представление. Население Китая сегодня превышает 1 миллиард 400 миллионов человек, и попытка анализировать поток данных о каждом шаге любого из них способна намертво подвесить даже суперсовременную компьютерную сеть. Ошибки неизбежны уже сейчас — и каждая из них превращается в личную катастрофу, как, к примеру, в случае с женщиной, которая из-за потока штрафов за переход улицы в неположенном месте в считаные дни осталась практически без единого балла в рейтинге. Позднее выяснилось, что пострадавшая была моделью, снявшейся для рекламы, которую разместили на бортах автобусов. Система распознавания лиц фиксировала каждый проезд автобуса с портретом как персональное нарушение, безжалостно снимая баллы с несчастной. Казалось бы, недоразумение нетрудно разрешить — но человек с нулевым рейтингом, лишенный права воспользоваться интернетом или даже арендой велосипедов, может испытать серьезные трудности с тем, чтобы подать жалобу в официальные инстанции с требованием восстановить справедливость. Китайская система социального кредита в своей бездушной неумолимости выглядит как настоящий приход Большого Брата: аналитики южнокорейского Института политических исследований Асан назвали ее “кошмаром Оруэлла”, а Джордж Сорос заклеймил председателя КНР Си Цзиньпина “самым опасным врагом открытого общества”. Впрочем, немногие столь категоричны: на Западе даже убежденные борцы за права человека не требуют немедленно призвать Китай к порядку и обеспечить соблюдение права человека на частную жизнь. Западные аналитики отстраненно замечают: представления китайцев о приватности всерьез отличаются от европейских, пытаться перекроить восточные нравы, формировавшиеся в течение тысячелетий, — дело бесполезное.

Действительно, концепция ответственности перед обществом для китайцев веками была куда более значимой, чем право личности на самовыражение, которое в китайской системе ценностей выглядит скорее как смешное неприличие. Еще в XI веке, во времена династии Сун, здесь впервые была установлена система, отдаленно напоминающая нынешнюю, — разумеется, с поправкой на технологии электронного контроля и big data. Тогдашний социальный рейтинг носил название баоцзя, и роль системы распознавания лиц играли бдительные соседи. Каждая деревня была разделена на пятидворья и десятидворья, и каждая семья, входящая в группу, должна была вести наблюдение за соседями, в случае совершения преступлений и даже мелких антиобщественных проступков докладывая о них вышестоящему начальству. Не донесший вовремя считался таким же правонарушителем, как настоящий преступник, и подлежал столь же суровому наказанию. Неудивительно, что соседи наперебой торопились первыми донести о любом неповиновении — от сокрытия налогов до дерзких слов в адрес соседа-активиста. И хотя многие современные историки называют систему в целом неэффективной, древние китайские властители считали иначе: начиная с середины XVII века правители династии Цин превратили ее из экспериментальной в обязательную, распространив на всю страну.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Тату и табу Тату и табу

Чем живет тату-индустрия

Men’s Health, сентябрь'19
Однопартийная Рада: чего ждать от нового украинского парламента Однопартийная Рада: чего ждать от нового украинского парламента

​Результаты парламентских выборов подтверждают триумф партии «Слуга народа»

Forbes, июль'19
Тело под солнцем Тело под солнцем

Наращиваем крепкие и выносливые мышцы

Men’s Health, сентябрь'19
Кисточкам пора на пенсию: выбираем электрический краскопульт для дома Кисточкам пора на пенсию: выбираем электрический краскопульт для дома

Критерии выбора краскопульта и рейтинг лучших электрических краскопультов

CHIP, июль'19
Затяжной прыжок Затяжной прыжок

Михаил Панов — лицо банджи-джампинга в России

Men’s Health, август'19
Воин света Воин света

Риналь Мухаметов — о русском фэнтези, любви к моде и торжестве добра

Vogue, август'19
Только-то Только-то

Почему ни к чему не обязывающий секс становится чем-то необязательным и скучным

Men’s Health, август'19
72 часа в аду: история замурованных танкистов 72 часа в аду: история замурованных танкистов

Представь, что ты застрял в лифте на 72 часа. Казалось бы, экстремально?

Maxim, июль'19
Пища для ума Пища для ума

Пять продуктов, необходимых мозгу

Men’s Health, август'19
«Гораздо легче делать карьеру, если понимаешь, что ты не один»: когда семья не мешает работе «Гораздо легче делать карьеру, если понимаешь, что ты не один»: когда семья не мешает работе

Топ-менеджеры о том, как строить отношения, если оба партнера увлечены карьерой

Forbes, июль'19
Лунная дорога Лунная дорога

Каждый участник новой лунной гонки пытается нащупать свою дорогу до спутника

Вокруг света, август'19
Мороженое своими руками: как выбрать йогуртницу Мороженое своими руками: как выбрать йогуртницу

Как выбрать йогуртницу, чтобы готовить дома творог, йогурты и вкусное мороженое

CHIP, июль'19
Бури и штормы Натали Мибах Бури и штормы Натали Мибах

Художница Натали Мибах вплетает метеоданные в конструкции из ивовых прутьев

Популярная механика, август'19
Почему у фейерверков разноцветные огни: взрывная химия Почему у фейерверков разноцветные огни: взрывная химия

Зрелищные салюты – это не магия, а кропотливая работа пиротехников

Популярная механика, июль'19
«Книга рекордов Гиннесса»: как устроена работа судьи «Книга рекордов Гиннесса»: как устроена работа судьи

Почему люди рискуют своей жизнью ради сомнительных достижений

Популярная механика, июль'19
13 прикольных игр на природе для компании взрослых (от подвижных до алкогольных) 13 прикольных игр на природе для компании взрослых (от подвижных до алкогольных)

Лучшие идеи того, как развлечься на природе этим летом!

Playboy, июль'19
4 полезные программы для работы с жесткими дисками 4 полезные программы для работы с жесткими дисками

Утилиты, которые помогут при любых проблемах с жесткими дисками

CHIP, июль'19
«История игрушек 4»: еще раз о любви «История игрушек 4»: еще раз о любви

Продолжать относиться к мультфильмам как к детскому развлечению довольно странно

Psychologies, июль'19
Пять причин пойти учиться в кулинарную школу Novikov School Пять причин пойти учиться в кулинарную школу Novikov School

Зачем стоит идти в самую известную кулинарную школу страны

Cosmopolitan, июль'19
Театр мимики и жеста Театр мимики и жеста

Героини «Татлера» все чаще меняют инъекции на гимнастику для лица

Tatler, август'19
Тайны американцев и почему Леди Гага не приедет в Челябинск Тайны американцев и почему Леди Гага не приедет в Челябинск

Мое внимание привлекли две активно обсуждаемые темы во Всемирной паутине

StarHit, июль'19
Директор по стратегии World Class — о фитнесе и большом спорте Директор по стратегии World Class — о фитнесе и большом спорте

Как выбрать для себя правильное направление и добиться в нем высоких результатов

РБК, июль'19
Объемный шоутех Объемный шоутех

Как новые технологии меняют индустрию развлечений

Forbes, август'19
«Чему меня научил секс из мести» «Чему меня научил секс из мести»

Почему секс с коллегой в попытке отомстить мужу оказался полным провалом

Psychologies, июль'19
«Всё из-за Иришки!»: российские звезды устроили смешную травлю Леди Гаги «Всё из-за Иришки!»: российские звезды устроили смешную травлю Леди Гаги

Звезды и обычные пользователи устроили настоящий флешмоб в Instagram Леди Гаги

Cosmopolitan, июль'19
Евроремонт Евроремонт

Скандинавский дизайн, итальянская мебель произвели в наших домах тихую революцию

Seasons of life, май'19
Том Йорк задумался о душе: разбираем третий сольный альбом бессменного лидера Radiohead Том Йорк задумался о душе: разбираем третий сольный альбом бессменного лидера Radiohead

Увидел свет третий сольный альбом Тома Йорка Anima

Esquire, июль'19
Иностранцы получили надежду на «третьего лишнего» Иностранцы получили надежду на «третьего лишнего»

Три вопроса о возвращении импортных товаров в сегмент госзакупок

РБК, июль'19
30 фотографий со съемок культовых фильмов (еще до компьютерной графики) 30 фотографий со съемок культовых фильмов (еще до компьютерной графики)

«Закулисье» культовых голливудских фильмов

Playboy, июль'19
«Очень важный совет: никому не доверять!» «Очень важный совет: никому не доверять!»

Вячеслав Касимов — о том, как банки работают над информационной безопасностью

Эксперт, июль'19