Новая этика по очень старым правилам

MaximОбщество

Восставшие из стада

Новая этика по очень старым правилам

Текст Тата Олейник

Что заставляет современных ученых, публицистов и писателей вести себя как жертвы северокорейской цензуры: массовая истерия, глобальные возмущения в ноосфере или глубокое чувство масла на бутерброде?

Если взять толстый-претолстый том «Цветоводство», изданный в самом начале 1953 года московским издательством «Сельхозгиз», то там на первых двадцати страницах можно прочитать массу любопытных вещей.

Про то, как раньше трудящиеся были вынуждены работать в поте лица своего на буржуазных угнетателей. Даже цветочки у этих угнетателей были лишь способом пить кровь трудового народа, который от зари до зари в цепях возделывал буржуазные розы и лилии, не имея даже возможности их понюхать. Но теперь советский народ, Коммунистическая партия и лично товарищ Сталин превратили цветоводство из растленной игрушки упадочнической эстетики в метод оздоровления и культурного воспитания советского народа. Вот двадцать предложений на тему – аллилуйя, выдохнули, теперь можно спокойно писать про удобрения, рассаду и пикировку.

Что поделаешь, тогда иначе было нельзя. Идеологические отделы и цензурные органы бдили. И если в царской России часто нельзя было писать то, что ты думаешь, то в СССР пошли немного дальше: непременно было нужно писать то, что ты, возможно, вовсе не думаешь.

Принцип изобрели, конечно, не в СССР. В XIV–XVII веках большинство книг и текстов начиналось с восхваления Христа, церкви, папы и разных добродетелей; объяснялось, что данный опус всецело поддерживает христианские ценности. Ну а дальше можно было хоть «Декамерон» выдавать, хоть про устройство Солнечной системы – в надежде, что внимательные очи инквизиции будут достаточно умаслены во вступлении.

Этот сеанс черной магии с последующим ее разоблачением крепко прописался в советской печатной продукции. С разбором мелкобуржуазного мышления автора и с парой цитат из Энгельса иногда ухитрялись даже совершенную крамолу печатать. Всем было слегка стыдно, но все всё понимали.

После исчезновения СССР и его питомцев некоторое время казалось, что эта древняя любопытная традиция канула в небытие. По крайней мере, канула там, где находится так называемый «цивилизованный мир», где пресса и печать свободны от полицейского надзора, а власти не трамбуют политических противников в тюрьмы. Но хорошо закопанное старое имеет тенденцию прорастать.

Колониальное кресло

В конце 2021 года в лондонской галерее Тейт прошла выставка «Хогарт и Европа». Очень неплохой жанровый художник Уильям Хогарт жил в Лондоне в XVIII веке и писал в основном сатирические картины про современное ему общество. Будни проституток, браки по расчету, ревнивые мужья, беспутные жены, уличные сценки. Бичевал кистью и обличал маслом. Но работники галереи Тейт решили, что обличений в экспозиции как-то мало. Кураторы выставки Элис Инсли и Мартин Майрон позаботились, чтобы в каталогах выставки и на этикетках у работ была написана вся правда. Согласно The Telegraph, на этикетке у картины, изображающей веселящихся мужчин, указано, что, хотя картина должна быть забавной, «пунш, который они пьют, и табак, который они курят, являются материальным свидетельством эксплуатации и рабства». В каталоге, сопровождающем картину, говорится, что мужчины, возможно, «тошнотворно празднуют так называемые мужественные поступки, то есть то, что сегодня мы могли бы назвать насилием, распущенностью и безответственностью».

Или, скажем, автопортрет Хогарта, на котором он изобразил себя сидящим на деревянном стуле и рисующим за мольбертом, тоже следует рассматривать в контексте рабства. Ведь стул Хогарта «может быть сделан из древесины, доставленной из колоний, древесины, которую добывали оставшиеся безымянными черные и коричневые люди, труд которых эксплуатировало общество». В каталоге подробно объясняется, что на этой выставке мы можем видеть сексизм, расизм и идеи белого превосходства. Чрезвычайная настойчивость и совсем уж высосанность из пальца этих яростных обличений стали причиной того, что о выставке заговорили в прессе и соцсетях. Даже для нашей странной эпохи это был перебор – фактически получился отдельный арт-перформанс, принесший выставке громкую славу. Так что, возможно, хитрюги Элис Инсли и Мартин Майрон все-таки знали, что делали.

Тяжкая жизнь трудовых барышень

Допустим, работники Тейт просто обладают хорошим нюхом на эффектный скандал. Но вот, например, обычная скромная статья в Википедии, посвященная творчеству Ричарда Редгрейва, художника XIX века. Уже четвертое предложение в биографии Редгрейва звучит так: «Ричард Редгрейв хорошо известен благодаря <...> тому, что одним из первых показал униженное положение женщин в обществе: швей, модисток, продавщиц...» Быть продавщицей или швеей, конечно, невыносимо унизительно. А самое знаменитое полотно Редгрейва «Гувернантка» вообще является «свидетельством угнетенного положения женщины». А что мы видим на той картине? Сидящая в хорошо обставленной комнате грустная девушка в элегантном атласном платье в окружении трех благонравных воспитанниц. Да, в XIX веке судьба гувернанток считалась печальной. Девушка, которая вынуждена работать за деньги, вызывала сочувствие. Правда, не очень понятно, почему сочувствовать ей должны, например, современные учительницы, которые, в отличие от гувернанток, должны платить налоги, сами заботиться о жилье и пище, возиться с сотней детей в день и все равно не иметь возможности за двадцать лет сколотить капитал. Редгрейв изобразил именно элиту гувернанток – чрезвычайно образованную девушку из хорошей семьи, чьи услуги стоили крайне дорого. Но кого это интересует? Если на картине женщина из прошлого, современная идеология требует выразить возмущение тогдашним положением женского пола. Работе прерафаэлита Ханта «Пробудившийся стыд» также предшествует во всех каталогах важное сообщение о том, как ужасна сексуальная эксплуатация женщин. На картине меж тем любовница юного красавца в своем роскошном будуаре, среди золота и шелков, но все искусство веды так скорбят о том, что герой не хочет жениться на героине и вывести ее из унизительного статуса дорогостоящей содержанки, словно эти искусствоведы сами всю жизнь занимались сексом только в законном, освященном церковью браке.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Разгадки природы Разгадки природы

Семь чудесных тайн природы, которые перестали быть тайнами

Maxim
«Я — ветер» «Я — ветер»

Никита Кологривый снялся более чем в 40 проектах и темпы снижать не намерен

OK!
Батальоны просят бамбук! Батальоны просят бамбук!

Конструкторы много дров наломали, собирая артиллерию из дерьма и палок

Maxim
Николь Кидман Николь Кидман

Николь Кидман исполнилось пятьдесят пять

ЖАРА Magazine
Разве я сторож клону моему? Разве я сторож клону моему?

Как будущее диктует нам свои, совершенно неожиданные, и местами смешные, законы

Maxim
Зачем военно-морскому флоту США понадобились самолеты F-14... И почему их вскоре списали Зачем военно-морскому флоту США понадобились самолеты F-14... И почему их вскоре списали

Решения американского командования зачастую оказываются абсурдными и глупыми

TechInsider
10 женских заблуждений о мужчинах 10 женских заблуждений о мужчинах

Мужчины не так примитивны, как о них думают создания высшего уровня

Maxim
Антон Мегердичев: «Я прогнозирую кризис полнометражного кино. Не только у нас» Антон Мегердичев: «Я прогнозирую кризис полнометражного кино. Не только у нас»

Режиссер суперхита «Движение вверх» — о своем новом фильме «Сердце Пармы»

Эксперт
Нулевая ступень Нулевая ступень

Весной 2019 года в небо поднялся самолет с самыми большими крыльями в истории

Популярная механика
«Я впал в ленивую кому» «Я впал в ленивую кому»

У прекрасного состояния лени огромный минус – оно затягивает

Лиза
Идея: Читать живопись Идея: Читать живопись

Инсталляция «Апология иммерсивной пустоты» – искусство не для всех

Maxim
Тысяча километров соседства с Китаем Тысяча километров соседства с Китаем

Состояние и перспективы развития АПК Приморского края

Агроинвестор
Пестицидам нужна своя химия Пестицидам нужна своя химия

Российские производители пестицидов приступают к выпуску ингредиентов для них

Эксперт
Города будущего и банки еды Города будущего и банки еды

Какие экологические проекты реализуют регионы и бизнес

РБК
Секс с новыми вводными Секс с новыми вводными

Секс — это в первую очередь мозги

Men Today
Закат Европы Закат Европы

Старый Свет лишается дешевой энергии — основы своей промышленности

Эксперт
Выбросить нельзя использовать Выбросить нельзя использовать

Как снизить объемы уничтожения просроченных продуктов питания

Агроинвестор
Вино для друзей Вино для друзей

Российские виноделы меняют вектор экспортных поставок

Агроинвестор
Пенсия для тех, кому тяжело Пенсия для тех, кому тяжело

Доступ к пенсионным накоплениям для людей в «тяжелых жизненных ситуациях»

Эксперт
Ложь, на место Ложь, на место

Мы живем в мире, отравленном ложью

Men Today
Доставка денег до производства. Недорого Доставка денег до производства. Недорого

Число заявок от производственного бизнеса в ФРП выросло в два раза

Эксперт
Спасти и сохранить Спасти и сохранить

Как путешествовать по диким местам без ущерба для природы

РБК
От южных гор до северных морей От южных гор до северных морей

Как климатические изменения затронут жителей различных регионов России

РБК
Профицит свекловичных гранул Профицит свекловичных гранул

Внутреннему рынку грозит избыток жома

Агроинвестор
5 теорий большого взрыва мозга 5 теорий большого взрыва мозга

Если кажется, что вот-вот сойдешь с ума, надо занять разум чем-то более безумным

Men Today
Углеродные единицы со многими нулями Углеродные единицы со многими нулями

Как получать прибыль на климатических проектах и борьбе с парниковыми газами

РБК
Павел первый и единственный Павел первый и единственный

Империя Павла Дурова остается уникальной территорией хороших новостей

Men Today
Квадры решают все Квадры решают все

Квадроцикл — это не только неприхотливый вездеход для вылазок на рыбалку

Men Today
Мот, новый поворот Мот, новый поворот

Мот начал новую жизнь: ушел из Black Star и отправился в тур по России

Men Today
На еду или в переработку? На еду или в переработку?

Доля картофеля, отправляемого на переработку, за пять лет выросла в два раза

Агроинвестор
Открыть в приложении