Фильтр ужасов

Всемирная история цензуры

MaximИстория

Фильтр ужасов

Почему даже в тех странах, где цензуры нет, она есть и почему с ней пока никак не получается бороться.

Текст Данила Маслов

0:00 /
1237.295
– Он же курит! А нас смотрят беременные дети!

Вот ты нас читаешь, мы для тебя пишем, но ты и не догадываешься, наверное, сколько всего нам нельзя тебе рассказать. Законов, заставляющих журналистов скакать на цыпочках по раскаленным камушкам, за последнее время в России расплодилось великое множество. Нам нельзя писать тебе матерных слов, даже если они очень красивые и к месту, да и вообще их Шнур поет. Мы ни в коем случае не должны омрачать твой покой сведениями, содержащими описание способов самоубийства (убийства – можно, это ничего, не страшно). Нам нельзя искажать историю, в чем бы это странное деяние ни выражалось, кощунствовать, очернять, клеветать, разжигать, публиковать данные, одобрять запрещенное, призывать к совершению незаконных действий или, скажем, к легализации запрещенных веществ (и хоть как-то вне осуждающего контекста эти вещества упоминать, даже если описываемый нами певец и писатель ими завтракал, обедал и ужинал). Нам нельзя писать хорошее про людей, официально объявленных плохими, и уж точно не рекомендуется писать ничего обидного или неприятного про тех, кто официально объявлен хорошим-прехорошим человеком.

Вообще удивительно, что ты тут еще какие-то буквы видишь, а не исключительно фотографии березок и ромашек – без подписей на всякий случай.

И это нам еще повезло. У тех, кто в телевизоре работает, все еще печальнее. А вот в Интернете, если ты не журналист, можно пока посвободнее себя чувствовать. Кое-кого, конечно, присуждают к штрафам и арестам за перепосты гифок и анекдотов, но пока в следовых количествах, особенно если держаться подальше от некоторых соцсетей.

Утешаться в минуты отчаяния нам помогает знакомство с историей цензуры вообще. Потому что, когда берешь в сравнении, то у нас, как ни странно, еще не все так плохо, даже, можно сказать, воздушно и прекрасно.

Если долго и старательно изучать историю культуры, то неизбежно разживешься убеждением: всегда, с каменных топоров, огромную часть своих творческих сил и энергии люди тратили на то, чтобы сладострастно затыкать рты другим людям. Так прямо и видишь:

– Йэх! – сказал Ых.

– Йух! – наставительно поправил Ох, огрев Ыха дубиной по загривку.

Слово «цензура» с латинского переводится как «строгая критика». Очень верное определение: горящие костры из книг, а иногда и из авторов этих книг – действительно высочайший акт чистейшей строгой критики, тут не поспоришь.

От мумий до космонавтов

Еще законы Хаммурапи и греческих полисов вводили разнообразные и чаще всего весьма мучительные наказания для тех, кто распространял нежелательную информацию – оскорблял богов, подвергал сомнению небесный статус правителя или, например, рассказывал о том, как у них в селе все от холеры перемерли (кара за распространение слухов и наведение паники – это очень древнее изобретение).

Народная мысль откликалась на это созданием эзопова языка – способа передавать информацию в слегка завуалированном, иносказательном виде. Сказка о жадных мышах, ворующих зерно у земледельцев, разумеется, хорошо понималась не только публикой, но и служителями закона. Но тут всегда была палка о двух концах: вот начнешь прессовать баснописца за мышек, а на тебя самого донос накатают: дескать, он сам придумал, что мышки – это про собирателей налогов, и публично на суде всем такую ересь объяснял.

Поэтому любые власти в конце концов изобретали оптимальный вариант контроля над мыслью: не бегать и хватать каждого борзописца за уже сочиненную гадость, а заранее не допускать крамолы в любых текстах, спектаклях, публичных выступлениях и т. д. Этот метод и стал называться цензурой.

Круче всех выступили, конечно, китайские легисты во главе с императором Цинь Шихуанди, которые в III веке до нашей эры запретили любые книги, кроме нескольких специально отобранных трактатов по медицине, сельскому хозяйству и т. п. А спустя восемнадцать веков подобный подвиг повторит и Римская церковь, служители которой, утомившись составлять списки все новых и новых нежелательных книг, просто выпустили Congregatio Indicis – список книг, наоборот, разрешенных – и объявили, что любое лицо, уличенное в чтении или хранении литературы не из этого списка, будет немедленно отлучено от церкви. (А если светские власти пожелают потом по этому лицу палками с горящей паклей надавать – тем лучше.) В некоторых странах цензура как таковая все же не прижилась. Например, в Великобритании (если, конечно, не брать военной цензуры XX века с его мировыми войнами). Издатели там практически всегда печатали книги на свой страх и риск дальнейших судебных разбирательств, а также арест тиража.

А вот в Российской империи цензура возникла просто замечательная и развилась до высочайших степеней. Любая книга, любая пьеска, выставка, лекция о минералах, любая газетка были обязаны получить одобрение в цензурном комитете. Цензоров в стране было примерно как собак, битва с ними превращалась в отдельное искусство. И даже в лотерею, потому что были цензоры – исключительно тонко чувствующие и образованные люди, университетские профессора, а были – тупоголовые солдафоны. И с солдафоном иногда было проще иметь дело. Вот, например, как Гоголь рассказывает о своей первой попытке издать «Мертвые души»: «Удар для меня никак неожиданный: запрещают всю рукопись. Я отдаю сначала ее цензору Снегиреву (профессору), который несколько толковее других, с тем, что если он находит в ней какое-нибудь место, наводящее на него сомнение, чтоб объявил мне прямо, что я тогда посылаю ее в Петербург. Снегирев через два дни объявляет мне торжественно, что рукопись он находит совершенно благонамеренной и что кроме одного незначительного места: перемены двух-трех имен (на которые я тот же час согласился и изменил) – нет ничего, что бы могло навлечь притязанья цензуры самой строгой... Вдруг от Снегирева я узнаю, что он представляет мою рукопись в Московский цензурный комитет. Комитет принимает ее таким образом, как будто уже был приготовлен заранее и был настроен разыграть комедию: ибо обвинения все без исключения были комедия в высшей степени». Вот так мы чуть не остались без «Мертвых душ». А вообще на совести цензоров по самым скромным прикидкам не менее трети безвозвратно утерянного наследия золотого века русской литературы. Самые популярные писатели и поэты, конечно, часто расходились нелегальными списками, но в целом количество рукописей, улетевших в печки и сгнивших на чердаках после окончательного отказа, представляется трагически огромным.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Гилберт-Хилл, Индия Гилберт-Хилл, Индия

Нам неведомо, существует ли в Индии термин «спальный район»

Maxim, август'19
Китай: Тайгоуцзе Китай: Тайгоуцзе

Вечно носить на руках обещают многие, исполняют обещание единицы

Вокруг света, август'19
Креативная глубинка Креативная глубинка

Сердце концерна IКЕА, ворочающего миллиардами, находится в глухой провинции

Популярная механика, февраль'19
Замерз Ниагарский водопад: фото и видео Замерз Ниагарский водопад: фото и видео

Сильные морозы частично остановили Ниагарский водопад

National Geographic, январь'19
Поговори с ней: как женщины спасают мужчин от депрессии Поговори с ней: как женщины спасают мужчин от депрессии

Мужчине необходимо делиться своими проблемами именно с женщинами

Men’s Health, январь'19
GQ Super Women GQ Super Women

Премия GQ Super Women: самые сильные представительницы слабого пола

GQ, февраль'19
Скончалась самая старая жительница России Скончалась самая старая жительница России

Скончалась 128-летняя жительница России, жившая в Кабардино-Балкарии

National Geographic, январь'19
«Они стоят и утираются» «Они стоят и утираются»

Китай твердо намерен стать глобальным центром промышленных инноваций

Эксперт, январь'19
Российский топ-менеджер всплыл на видео, где рассказал об интиме с подчиненными и как велел «стучать». Его уволили Российский топ-менеджер всплыл на видео, где рассказал об интиме с подчиненными и как велел «стучать». Его уволили

Герой скандала — первый заместитель генерального директора АО «Росгеология»

Maxim, январь'19
Бессмертные Бессмертные

Сардиния — райский уголок для туристов

Вокруг света, февраль'19
Поднимаю настроение Поднимаю настроение

Где в Москве достать для мужчины хороший тестостерон

Tatler, февраль'19
Как потерянное бриллиантовое кольцо нашли на морковке (13 лет спустя!) Как потерянное бриллиантовое кольцо нашли на морковке (13 лет спустя!)

На фермерской грядке был найден клад — золотое кольцо, считавшееся утраченным

National Geographic, январь'19
Узелки на память Узелки на память

«Шерстяной народ» — это бабушки, которые вяжут красивейшие варежки

Seasons of life, январь'19
Как не следует будить спящую львицу: видео Как не следует будить спящую львицу: видео

Как не следует будить спящую львицу: видео

National Geographic, январь'19
Онлайн-тренировки: за и против Онлайн-тренировки: за и против

Онлайн-тренировки: за и против Антон Зоркин о дистанционном спорте

Men’s Health, февраль'19
Как Ким Джонс поставил моду на конвейер на показе Dior Men Как Ким Джонс поставил моду на конвейер на показе Dior Men

Почему мы верим в его «новую элегантность»

GQ, январь'19
Золото Троя Золото Троя

23‑летний Трой Сиван достучался до небес

Vogue, февраль'19
Названа «самая хорошая страна»: новый рейтинг Названа «самая хорошая страна»: новый рейтинг

Составлен рейтинг «хороших стран», способствующих общему благу человечества

National Geographic, январь'19
Родом из детства Родом из детства

Шведская писательница Астрид Линдгрен и мясные тефтельки

Story, январь'19
Парадиз Парадиз

Петербуржцы, не надеясь на помощь, взялись за ремонт парадных своими силами

Собака.ru, январь'19
В горе и в радости В горе и в радости

Скрепить союз перед Богом – важный шаг, на который не каждый способен

StarHit, январь'19
Эталон уюта Эталон уюта

Загородный дом в Подмосковье превратился в уютное современное шале

SALON-Interior, февраль'19
Превращение в Превращение в

В Бангладеш живут два обладателя уникального и страшного диагноза

National Geographic, январь'19
Самые яркие моменты Недель моды Haute Couture Самые яркие моменты Недель моды Haute Couture

Сенсации кутюрных показов, которые навсегда остались в истории

Vogue, январь'19
«Актерство всегда между правдой и ложью» «Актерство всегда между правдой и ложью»

Николасу Кейджу на прошлой неделе исполнилось 55 лет

Огонёк, январь'19
В чем причина разрушения пчелиных семей: новая версия В чем причина разрушения пчелиных семей: новая версия

Ученые много лет фиксируют тенденцию к исчезновению пчелиных колоний

National Geographic, январь'19
Крутое пике Крутое пике

Что может вывести компанию Bombardier из штопора?

Forbes, февраль'19
Анастасия Волочкова: «Все беды – из-за бабской зависти» Анастасия Волочкова: «Все беды – из-за бабской зависти»

Балерина о том, как она помирилась с бывшим супругом

StarHit, январь'19
Исландский гейзер в замедленной съемке: завораживающая красота Исландский гейзер в замедленной съемке: завораживающая красота

«Он медленно набухает, а потом взрывается», - говорят авторы съемки гейзера

National Geographic, январь'19
Татьяна Овсиенко «Устраиваю себе плакательные дни» Татьяна Овсиенко «Устраиваю себе плакательные дни»

Певица решилась ответить на вопросы из прошлого, чтобы еще лучше узнать себя

StarHit, январь'19