Что происходит с феминизмом прямо сейчас

EsquireОбщество

Круглый стол Esquire: каково это — быть феминисткой в России?

Сергей Минаев задает женщинам простые вопросы про феминизм и получает сложные ответы

Дискуссия в Clubhouse показала, что слово «феминистка» по-прежнему считается едва ли не оскорблением, а феминизм как явление до сих пор окружено ложными стереотипами: что это не про борьбу с патриархатом, а про мужененавистничество, что это не про борьбу за равноправие, а про борьбу за привилегии — и так далее. По случаю 8 Марта — праздника, который изначально был придуман как день борьбы за равенство полов, но стал «Днем любви и красоты», — мы решили разобраться, что происходит с феминизмом прямо сейчас, что мешает женщинам добиться своих целей и где в этой парадигме остается место белому цисгендерному мужчине средних лет.

Сергей Минаев: Кать, скажи, пожалуйста, а ты сталкивалась с сексуальным насилием или домогательствами в России?

Катя Федорова: С насилием нет, но домогательства случаются практически раз в неделю на улице — причем вне зависимости от того, как я выгляжу. Буквально неделю назад в Петербурге вышла покурить из отеля — сидел прекрасный молодой человек в белом мерседесе, сначала очень мило сказал: «Девушка, какая вы красивая». Я мило ответила, ушла обратно в отель. Чуть позже я села в машину и поехала на мероприятие, а он ехал за нами, вбежал за мной в место, где проходил ивент, и за руку меня пытался оттуда вытащить.

Сергей: Почему русские мужчины так себя ведут?

Катя: Безнаказанность. Буквально неделю назад была жуткая, вопиющая история, когда девушку ее молодой человек убивал 3,5 часа, пытались вызвать полицию, а полиция не приезжала. Потому что «бьет — значит любит». Сами разберутся. И эта безнаказанность транслируется, мне кажется, везде, и на улице абсолютно спокойно можно девушке сказать: «Покажи мне свою...», как мне говорили.

Сергей: Ален, а почему в ситуации, которая в Питере произошла, мужчина не боится, он считает, что это норма?

Алена Попова: Правильный вопрос: а есть ли статья? То, что произошло, — это фактически домогательство. В административном кодексе за это статьи нет. Есть мертвая 133-я статья в Уголовном кодексе «Понуждение к действию сексуального характера лица, находящегося в заведомо подчиненном или зависимом положении». Не было зависимого положения, не было подчиненного положения. Можно всячески дотрагиваться до тела, щупать, высказывать хамские фразы, и никакого наказания за это не будет. Более того, если прийти в полицию и сообщить полицейским, что меня домогались, они скажут: «У нас нет никаких оснований применить никакие санкции».

Сергей: А когда санкции начинаются? Когда он тебя бить начнет?

Алена: Да, санкции с побоев начинаются у нас, к сожалению. Но в основном это штраф 5 тысяч рублей, хотя там есть санкция в виде 15 суток административного ареста, но она почти не применяется.

Сергей: А если это муж будет? Будут разбираться или скажут: «Ну вы там сами между собой разбирайтесь дома»?

Алена: А всегда так, всегда. На многие случаи домашнего насилия так и реагируют: «Милые бранятся — только тешатся». И они транслируют эту дурацкую мысль, что завтра она прибежит и заберет заявление. Сразу всем скажу — это невозможно. В России нельзя забрать заявление, нет такой процедуры. Вот тебе выдали квиточек, этот индивидуальный номер регистрации преступления в журнале специальном, все — ты не заберешь заявление. Максимум, что будет на следующее утро, когда тебе позвонит следователь или дознаватель, — ты скажешь: «Не могу установить лицо, которое меня било». Часто бывает, что жертва боится мужа, боится, что он будет ее добивать. У полиции нет никаких рычагов, чтобы заставить этого человека изолироваться от жертвы, охранных ордеров нет, она находится в полном состоянии опасности, но при этом полиция не применяет к нему административной ответственности.

Сергей: Лиз, а у тебя были случаи насилия?

Лиза Лазерсон: Да-да. Притом это было с бойфрендом моим, которому я доверяла, и это было ужасно. Но это было не изнасилование, а попытка.

Сергей: Давай говорить с позиции идиотов. То есть идиотом буду здесь я. Мы просто все время наносим какие-то метки на разрыв старой и новой эпохи. Вот ты говоришь: «Мой бойфренд пытался меня изнасиловать». Что это значит? Я поясню. Если мы выйдем с тобой за порог и спросим мужчин, 80% из них скажут: «Что такое изнасилование в браке? Это же какая-то ерунда, это же жена моя». Я поэтому задаю вопрос. Ты с ним жила в этот момент?

Лиза: Нет-нет-нет. Я была в школе, в последнем классе. Я была девственница, то есть все было достаточно жестко в этом смысле. Но, отвечая на ваш вопрос, мне кажется, что проблема в культуре насилия. В том, что мы привыкли, мы это впитываем, в том, что мужчины добиваются, и такая позиция считается чем-то хорошим. У нас в культуре «нет» значит «да». А девушка заигрывает, она как будто бы не может сразу принять ухаживания, она должна поломаться. Это все, конечно, очень негативно влияет на культуру отношений.

Сергей: То есть вопрос не в безнаказанности, вопрос в культуре?

Алена: В культуре в том числе. Но если ты, например, жена агрессивного мужа, он тебя изнасиловал и ты приходишь с этим в полицию, то они начинают смеяться. Они обеспечивают видимость того, что вся государственная машина на стороне насильника. А за побои, например — чтобы вы тоже знали, это статья частного обвинения, — мы должны будем за свои деньги нанимать адвоката и доказывать в суде, что мы не верблюды, что нас избили, а ему, насильнику, за наши налоги будет предоставлен бесплатный адвокат. И вот это действительно безнаказанность. Очень часто в судах звучит эта фраза, постоянно цитируемая нами: «Я знаю, мне за это ничего не будет».

Сергей Минаев

Сергей: На дебатах у Собчак я сказал, что основная проблема России в том, что насилие — это не культ, а такая догма.

Катя: Да, вот эта фраза «бьет значит любит» — как вообще так может быть? Эта фраза до сих пор расхожая в нашей стране.

Алена: Да. Если ты, например, мальчик в детском садике и тебя ударили, то тебе говорят: «Ты чего, слабак?», «Ответь ему», «Я отдам тебя на бокс». Ну да, это скрепа такая, к сожалению. Но понятно, откуда такая скрепа: в России 77 млн женщин и 66 млн мужчин, а в Думе всего 16% женщин. То есть мы должны быть большинством в Думе, нас должно быть 55%, а не 16%.

Сергей: А сколько женщин занимают руководящие посты в России, ты же знаешь статистику?

Алена: Статистика говорит, что мы занимаем второе место в мире. Но это чушь, потому что в этой статистике к руководящим постам относятся главные бухгалтеры. Ну где мы видели, чтобы главный бухгалтер принимал решения относительно компании? Бухгалтеров путают с сhief financial officer, а в нашей стране сhief financial officer — это обычно мужчина. И поэтому, конечно, Россия далеко не второе место занимает по количеству женщин-лидеров даже на руководящих постах в компаниях. Безусловно, есть сектора, где женщин очень много. Это у нас HR, туризм, естественно, образование и здравоохранение, это все, что связано, например, с массовыми развлечениями, event-индустрией. Но если мы берем самые обеспеченные ресурсные отрасли — газ, нефть или, например, крупные финансовые корпорации, крупнейшие банки, — там будут одни мужчины. В ВТБ в совете директоров в 2014 году появилась одна-единственная женщина.

Сергей: А в других банках?

Алена: Вообще сейчас, по-моему, всего 10% женщин-руководителей в советах директоров компаний. Есть прекрасная Елена Речкалова, которая сама работала в банковской сфере, и она много говорит о том, что женщина на борде (в совете директоров) — это другая социальная политика компании.

Сергей: Ну вот ты хороший вопрос подняла. А ты считаешь правильным, чтобы на борде было, например, 20–25% женщин?

Алена: Да.

Сергей: А если в этой компании нет женщин, которые отвечают необходимым характеристикам?

Катя: У этого чаще всего есть причина. Это то же самое, что и проблема расизма в Америке. Возможно, этих женщин уже много лет не допускали до каких-то позиций, не допускали до какого-то образования, в какие-то свои клубы.

Сергей: А зачем ее тогда в совет директоров включать сейчас, если она просто не готова к этому?

Алена: Есть специальные программы переквалификации, ты в любом случае учишься и становишься очень успешной через какую-то итерацию. Между прочим, многие члены советов директоров сначала делают ошибки.

Сергей: Лиз, а ты когда-нибудь не получала какую-либо позицию из-за того, что ты женщина?

Лиза: Нет, но я хочу привести пример. Я вела переговоры с одной крупной компанией, и был оффер, который сорвался из-за ситуации с Clubhouse.

Сергей: Почему?

Лиза: Ну, потому, что мне поставили условие, что я не должна писать в соцсетях свое мнение, я не должна вести феминистский паблик, притом что компания прогрессивная. И это очень обидно. Потому что, например, вы как главред журнала Esquire можете как-то оппонировать феминисткам и выступать открыто против феминизма, а я как бы топлю за феминизм, и мне это вменяется в вину.

Сергей: А в чем твое «топление» за феминизм заключается? Раскрой скобки.

Лиза: Я много пишу на эту тему, об этих всех гендерных перекосах. Я, например, выступаю за квотирование. Когда нахожу какие-то проблемные вещи в отраслях, я пишу об этом.

Сергей: Вот мы нашли первую причину всему — это насилие и отсутствие наказания за это. Ты считаешь, что надо за квотирование бороться?

Лиза: Я считаю, что каждый борется за то, за что он может, и претензия, что вы неправильно боретесь, не очень адекватная. Вот вы присоединитесь, пожалуйста, к Алене и тоже боритесь против домашнего насилия. Я, конечно же, пишу про домашнее насилие, освещала дело сестер Хачатурян. И по поводу того, что культура насилия является первопричиной, — нет, мне кажется, она является следствием, потому что насилие — это следствие иерархии власти. У нас в семье отношения построены на иерархии, муж — голова, жена — шея. Хочу просто привести пример: был такой древнерусский обычай, что отец должен был ударить в шутку плетью свою дочь и передать ее мужу вместе с этой плетью.

Сергей: Ну это же детский сад какой-то. А ты знаешь, что в древнем мире некоторые племена ели людей? Но это же не пример.

Лиза: Не пример. Но вот сейчас распространено мнение, что Советский Союз дал все права женщинам, ну очень многие права.

Сергей: Ну такое.

Лиза: Ну в начале все было довольно прогрессивно. В 1918 году в Конституции была статья против дискриминации для женщин и меньшинств, были очень мощные женские советы, которые следили, чтобы не было домогательств на работе, чтобы женщины имели равную зарплату. Правда, потом все это начало сворачиваться.

Сергей: Ну там про домогательства было все-таки по-другому. Это была эпоха почти свободной любви.

Лиза: Но там за изнасилование была смертная казнь, Сергей Сергеевич.

Сергей: Я об этом не знал. Я записал себе, проверю. Кать, ты много лет прожила в Америке. Мы в ситуации с правами женщин в сравнении с западным миром сейчас в каком году находимся? 60—70—90-е?

Катя: Ну, я думаю, наверное, на уровне 50-х.

Сергей: Ты шутишь? Такой разрыв?

Алена: Мы находимся на 81-м месте в вопросе гендерного равноправия, ниже Уганды.

Сергей: Ты серьезно говоришь, что мы Уганда?

Алена: Это цифры, это статистика. Я просто хочу подчеркнуть, почему важно говорить про защиту прав женщин и в целом про равноправие. Мы, женщины, представляем демографическое большинство: нас 77 млн, мужчин 66 млн. Значит, зарплаты у женщин на 30% меньше, чем у мужчин, — эта цифра зафиксирована в Национальной стратегии действий в интересах женщин. Россия — одна из лидирующих стран ООН по количеству разводов уже 14 лет. В позапрошлом мае количество разводов превысило количество браков. После развода в основном детей присуждают маме, то есть мама воспитывает детей.

Сергей: Я считаю, что мое поколение — это поколение, воспитанное матерями. Поэтому когда мы говорим, что мы против однополых браков, — да мы сами все дети однополых браков.

Катя Федоров

Алена: Да, это правда.

Катя: Мама, ребенок, бабушка.

Алена: Дальше. У нас больше 150 млрд долгов по алиментам. То есть второй родитель не обеспечивает настоящее своих детей.

Сергей: Но он считает, что платить «западло», он выше этого? Или он просто не имеет возможности?

Алена: Там бывают разные случаи. Исходя из этого у нас получается, что на женщине остаются плюс в основном престарелые родственники, плюс работа по дому, плюс основная работа. Она получает зарплату, повторю, в среднем на 30% ниже мужчины. При этом постоянно циркулирует идеология «мужчина-кормилец». А дальше мы смотрим стандартную жуткую статистику в России: 21 млн нищих (только официальная статистика, понятно, что их больше). Это люди, проживающие за чертой бедности, 67% из них — это трудоспособные женщины с детьми.

Сергей: Мы сейчас на какой-то п*** выходим. Вот с детства людей моего поколения учили: «Ты ответственный за свою семью, за детей, ты добытчик». И я до сих пор живу в этой парадигме. Но цифры, которые ты сейчас озвучиваешь, говорят о том, что эти добытчики достигают половозрелого возраста, делают детей и потом говорят: «Ну и ладно».

Алена: Да, примерно так и есть.

Сергей: А почему, объясни. У меня просто не коррелируются две эти вещи.

Алена: Ну, в голову каждому залезть не могу, но среднестатистически считается, что женщина обязана воспитывать детей, это ее обязанность.

Сергей: А почему мужчина не обязан платить женщине деньги за детей?

Алена: Потому что, извините, она стерва, сама виновата, тем более если она еще и инициатор развода.

Сергей: Но подожди, невыплата алиментов — это же статья.

Катя: Статья, но мы знаем, как все легко уходят от своих официальных доходов. Показывают, что у них официальный доход 12 тысяч рублей.

Алена: Переписывают все на маму, бабушку, на троюродную сестру.

Лиза: Я здесь хочу сказать в защиту мужчин: эта проблема с долгами по алиментам существует в том числе потому, что ребенок почти всегда остается с женщиной. И мужчины очень ревностно к этому относятся. Они считают, что ребенка настраивают против, не хотят «платить ей».

Сергей: Такое правда есть. «Ты просто не будешь встречаться с ребенком» — это же один из инструментов давления.

Алена: Послушайте, Лиза права, есть родительский киднеппинг. Но он существует только потому, что есть этот патриархальный перекос. То есть мама воспитывала, растила детей, папа детей вообще мог не видеть. А тут вдруг у него попадает вожжа под хвост. Таких случаев много. Например, в 14 лет папа появляется, отсуживает детей. Почему? Потому что у него, например, есть имущество, у него лучше условия жизни. Например, мы в фонде «ТыНеОдна» занимались делом Ани Мексичевой, которая при всех выигранных судах своего сына искала пять лет. А папа ее сына — к разговору о патриархате — был очень ресурсный человек из партии власти, который поднимал все телефоны, перерегистрировал регулярные места жительства ребенка, например, в Чечню. И Аня, чтобы общаться с ребенком, ушла с работы, потому что он ее выслеживал и преследовал, удалила все свои социальные сети, потому что он покупал ее персональные данные и так же ее отслеживал. Она перестала общаться с близким кругом лиц, потому что он давил на этот близкий круг. Что произошло? У нее есть право видеть своего ребенка, она выиграла все суды, но у нее нет никаких ресурсов от него [от мужа] защититься. И государство полностью поддерживало все его действия. На каждом суде Аня, рыдая, доказывала, что вот, смотрите, у меня же выиграны все суды, я своего сына не видела; она похудела страшно, набрала потом вес, потом опять похудела, у нее жуткое было состояние, она не спала, она не ела, я это прекрасно помню. На что она регулярно слышала в суде аргумент с противоположной стороны, что, видимо, она плохая жена, раз так происходит, что у нее нет ресурсов, иди вон батрачь.

Лиза: Я хочу объяснить, почему я говорю, что немного понимаю мотивацию мужчин при неуплате алиментов. У нас вся нагрузка по детям и воспитанию лежит на женщине. Если бы мы сразу разделяли — начиная с декрета, — такой ситуации, возможно, не было бы.

Сергей: Окей, но здесь другой важный вопрос возникает. Извините, что я сейчас дискуссию переведу сразу в кафе. В большинстве стран Европы и Америки принцип «пополам» действует и тогда, когда мальчик и девочка идут в ресторан — они делят счет. В России я никогда не позволял женщине не то чтобы за себя платить, а просто даже участвовать чаевыми. Меня так воспитывали, я не считаю, что я должен за это извиняться.

Катя: Это тоже супертоксичная обратная сторона, когда женщины считают, что мужчины должны им все на свете.

Сергей: Ты понимаешь, что 90% мужчин, которые родились в Советском Союзе, в первые годы 1990-х получали именно такой посыл.

Лиза: 1990-е — это отдельный вообще период. Это абсолютная феминизация бедности, 35% женщин, 12% мужчин были безработными, простите. Это очень высокий уровень.

Сергей: Но тогда рушилась страна, это все-таки другая история.

Лиза: Мужчины вышли к этим ресурсам, мужчины вышли к власти, начался бизнес. То есть абсолютное большинство ресурсов принадлежало мужчинам. И вот эта парадигма, что жена — женушка, а муж ее обеспечивает и платит, конечно же, не из Советского Союза. Просто давайте вспомним «Бриллиантовую руку» или «Иронию судьбы», «Москва слезам не верит». Вспомним этого персонажа, слабого интеллигента, который абсолютно однозначно зарабатывает столько же.

Сергей: Но это редкость. Алентова из «Москва слезам не верит» — это суперредкость в Советском Союзе.

Лиза: Конечно.

Алена: Можно я просто отвечу на это? Это важный вопрос. Вы платите в ресторане 50/50, потому что у вас с женщиной одинаковый доход и одинаковые возможности иметь равные ресурсы. А тут почему навязывается-то эта мысль? Потому что женщинам, которые учились на учителей, могут сказать: «Не переживайте, у вас зарплата будет низкая, вы просто найдите хорошего мужика, который будет вас содержать».

Лиза: Это как в какой-нибудь Венесуэле, где девушкам дарят операцию по увеличению груди, чтобы она успешно вышла замуж. Конечно, если вы меня пригласите, вы будете платить, потому что, ну, вы ресурсный чувак.

Сергей: А почему? Вот это важно, а почему я буду платить?

Лиза: Потому что вы как раз пример человека, у которого есть доступ к власти, к ресурсам.

Сергей: И для тебя будет ок, что я буду платить?

Лиза: Абсолютно. Для меня будет ок, если оператор тоже заплатит за меня.

Сергей: Так, вот это вопрос, который меня не то что волнует. Он меня просто дико бесит. То есть если я плачу в ресторане, я ок, потому что я ресурсный белый цисгендерный начальник. Но когда я вошел в тот эфир в Clubhouse, я рта не успел раскрыть, как мне это предъявили. Я что, теперь должен извиняться за то, что я белый цисгендерный начальник?

Лиза Лазерсон

Лиза: Это не плохо, но это говорит о системе. Если бы у нас не было вот этого паттерна «содержанка и богатый мужчина» как некоего образа благополучной семьи, то у нас были бы сопоставимо равные доходы и у женщин и у мужчин, поэтому логично, что они делят счет.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Этичное порно — оксюморон или реальность? Этичное порно — оксюморон или реальность?

Что такое этичное порно и кому оно нужно?

СНОБ
Знойные красотки: как выглядят жены солистов легендарной группы Modern Talking Знойные красотки: как выглядят жены солистов легендарной группы Modern Talking

Как сложилась личная жизнь солистов группы Modern Talking

Cosmopolitan
Что такое метаболизм? Как ускорить обмен веществ и стоит ли это делать? Что такое метаболизм? Как ускорить обмен веществ и стоит ли это делать?

Как контролировать, оптимизировать и ускорить метаболизм для похудения

Maxim
Природный прототип Природный прототип

Главным поставщиком идей нередко становится природа

Вокруг света
7 вопиющих примеров, когда фраза «Поймёшь, когда вырастешь!» действительно сработала 7 вопиющих примеров, когда фраза «Поймёшь, когда вырастешь!» действительно сработала

Что все презирали в юности, но почему-то возлюбили в зрелости

Maxim
Раек и адок Раек и адок

На экраны выходит фильм Андрея Хржановского «Нос, или Заговор “не таких”»

СНОБ
«Вот уроды…»: 12 самых страшных самолетов Второй мировой «Вот уроды…»: 12 самых страшных самолетов Второй мировой

Страшнее этих самолетов во времена Второй мировой не было никого

Maxim
Как заниматься спортом весной, чтобы похудеть к лету? Как заниматься спортом весной, чтобы похудеть к лету?

Спланируем фитнес так, чтобы к лету быть в лучшей для себя форме

Худеем правильно
Новая деловая культура: как бизнес-клубы помогают расти предпринимателям и зачем в них вступать Новая деловая культура: как бизнес-клубы помогают расти предпринимателям и зачем в них вступать

Рынок сегодня предлагает множество вариантов объединения в деловые клубы

Inc.
Обиженная коварными мужчинами Анжелика: любовные трагедии Мишель Мерсье Обиженная коварными мужчинами Анжелика: любовные трагедии Мишель Мерсье

Мишель Мерсье вошла в историю кинематографа как одна из самых красивых актрис

Cosmopolitan
«Второе дыхание», чтобы познакомиться, расплакаться и умереть. История легендарной рюмочной «Второе дыхание», чтобы познакомиться, расплакаться и умереть. История легендарной рюмочной

Как живут завсегдатаи легендарной рюмочной после ее закрытия

Esquire
Трагедия ошибок: как полиция помогает оппозиции, а либерал Гозман — властям Трагедия ошибок: как полиция помогает оппозиции, а либерал Гозман — властям

Российская полиция успешно пропиарила оппозиционный Форум муниципальных депутато

СНОБ
Эрик Булатов. Светлое и темное Эрик Булатов. Светлое и темное

Эрик Булатов уверен, что в основе мира лежит свет

Караван историй
Как прививать знания ребенку, выросшему с телефоном в руках? Попробуйте микрообучение Как прививать знания ребенку, выросшему с телефоном в руках? Попробуйте микрообучение

Развить усидчивость детям поможет микрообучение

Psychologies
Роман Должанский: Одоевское трехлучье Роман Должанский: Одоевское трехлучье

Новые главы из будущей книги Романа Должанского о путешествиях по России

СНОБ
Эти забавные халявщики: 15 животных, которые сделали ставку на человека и не прогадали Эти забавные халявщики: 15 животных, которые сделали ставку на человека и не прогадали

Многие животные вовсе не хотят жить на свободе в дикой природе

Maxim
Право на восхождение Право на восхождение

Рождаемся мы личностью или становимся?

Psychologies
Тюрьма Сугамо: культура забвения Тюрьма Сугамо: культура забвения

История первой в Японии тюрьмы, устроенной по европейскому образцу

Дилетант
Голоса в голове: что чувствуют и думают люди с психическими расстройствами Голоса в голове: что чувствуют и думают люди с психическими расстройствами

Люди с психиатрическими диагнозами – о том, как на них влияют болезни

Cosmopolitan
Знаменитые режиссеры-педагоги Знаменитые режиссеры-педагоги

Знаменитые режиссеры, которые учили студентов повторять их успех

Культура.РФ
Внутри ядра Земли найдены признаки еще одной структуры Внутри ядра Земли найдены признаки еще одной структуры

Похоже, что внутреннее ядро планеты имеет два различных слоя

National Geographic
Снежана Самохина сыграет сексуальную волейболистку в сериале «Дылды» на СТС Снежана Самохина сыграет сексуальную волейболистку в сериале «Дылды» на СТС

Интервью с Снежаной Самохиной

Cosmopolitan
10 самых распространенных заблуждений об алкоголе 10 самых распространенных заблуждений об алкоголе

Самые распространенные заблуждения об алкоголе

Maxim
Как принять решение с помощью интуиции Как принять решение с помощью интуиции

Психолог Леонид Кроль — о том, как прислушаться к себе

Reminder
Они не те, кем кажутся Они не те, кем кажутся

Виртуальные модели – явление уже не новое

Лиза
Дмитрий Нагиев: «Я дорос до той стадии, когда хочу видеть свет в искусстве» Дмитрий Нагиев: «Я дорос до той стадии, когда хочу видеть свет в искусстве»

Дмитрий Нагиев — о фильмах про убийства и блокировке шоу «Везде Нагиев»

GQ
Что есть, чтобы меньше съесть: 7 продуктов, подавляющих аппетит Что есть, чтобы меньше съесть: 7 продуктов, подавляющих аппетит

Продукты, которые можно есть специально для того, чтобы меньше есть

Cosmopolitan
Лирохвосты напугали самок несуществующим хищником и склонили к спариванию Лирохвосты напугали самок несуществующим хищником и склонили к спариванию

Самцы великолепных лирохвостов обманывают самок, чтобы склонить их к спариванию

N+1
Шумовка и мертвец в кустах: 15 деталей с картин фламандских художников Шумовка и мертвец в кустах: 15 деталей с картин фламандских художников

Детали с картин фламандских мастеров Северного Возрождения

Arzamas
Alexander Skarsgård Alexander Skarsgård

Интервью с актёром Александром Скарсгардом

Elle
Открыть в приложении