Даже мерзавцы в исполнении Паула Буткевича не были лишены обаяния

Караван историйЗнаменитости

Паул Буткевич: "Любая проходная роль для меня была главной"

Беседовала Элина Чуянова

Фото: Fotodom/кадр из фильма «Хроника ночи»

Пал Палыч, как его шутя-любя называли на всех киностудиях, стал единственным прибалтийским актером, получившим звание заслуженного артиста РСФСР. Паул Буткевич играл разведчиков и шпионов, дипломатов, спортсменов, летчиков и моряков. Он двадцать семь раз погибал на экране, еще больше - убивал сам. Но даже мерзавцы в его исполнении не были лишены обаяния.

— А вы знаете, что я должен был сыграть Штирлица в теперь уже культовом телесериале «Семнадцать мгновений весны»? Да-да! Пришло приглашение на пробы от режиссера Татьяны Лиозновой, которая собиралась снимать на Киностудии имени Горького эпопею по роману Юлиана Семенова. В главной роли она почему-то видела меня. Кинопробы прошли успешно, со дня на день ждал утверждения. Чтобы сниматься в двенадцатисерийном фильме, пришлось бы на время переселиться в Москву. Я был к этому готов, жена тоже не возражала. За такую роль тогда давали звание Героя Соцтруда, и отказаться мог только дурак.

Однако некое событие изменило мою участь в этом фильме. Вячеслав Тихонов с министром культуры Екатериной Фурцевой были приглашены на традиционный чай к Брежневу. Зашел разговор о будущем телесериале. Леониду Ильичу идея картины очень понравилась.

— Кто будет играть главную роль? — спросил генсек.

— Буткевич.

— А кто это такой?

— Актер из Прибалтики.

— И ты не будешь играть Штирлица?! — изумился Леонид Ильич, обращаясь к Тихонову.

— Нет...

Тут же последовал звонок генсека в Госкино, и там в двадцать четыре часа все переиграли. Так я стал советским связным в последней серии. Откуда мне известны детали того разговора? От Лиозновой. При всей жесткости характера — кто-то метко заметил, что у Татьяны Михайловны все пальцы указательные — она была человеком честным и принципиальным. Когда ее поставили перед фактом замены главного актера, решила разобраться и дошла до министра культуры. Фурцева и рассказала, как все было.

Я должен был сыграть Штирлица в теперь уже культовом телесериале «Семнадцать мгновений весны». Фото: из архива П. Буткевича

Признаюсь как на духу: я не расстроился и обид ни на кого не держу. Все в жизни происходит так, как должно произойти: скорее всего, это было просто не мое. Потом сцену встречи Штирлица с моим героем в ресторане отеля «Горные лыжники» еще долго показывали студентам ВГИКа как образец актерского дуэта. Я много работал над ролью, придумывал разные варианты. Ну, а о Вячеславе Тихонове и говорить излишне. Он с блеском сыграл советского разведчика, показал его интеллигентным, умным, эрудированным. Слава и сам таким был. Интеллигентность ведь сыграть очень непросто: она или есть или нет. Вообще, это был первый советский фильм, где немцы выглядели достойными противниками, а не карикатурными болванами. Сколько бы раз он ни шел по ТВ, смотрится на одном дыхании.

— Неужели совсем не жалели?

— Жалел лишь о том, что не сбылась задумка Лиозновой о продолжении сериала. Исаев — Штирлиц должен был уехать домой, а я вместо него внедриться во вражеское логово. Планировались еще десять-двенадцать серий уже со мной в главной роли.

Со Славой мы подружились, даже несмотря на то что роль досталась ему. И хотя он довольно закрытый и сдержанный по природе человек, у нас сложились очень теплые отношения. Когда на «Мосфильме» шло озвучание моего героя, Тихонов ждал меня, а потом подвозил, хотя мало кого вообще сажал в свою черную «Волгу».

Говорил он и о своей драме с Нонной, не открытым текстом, скорее иносказательно. Но мы понимали друг друга с полуслова. Тем более что все вокруг знали — у Мордюковой, как бы помягче сказать, проблемы с алкоголем. Люди изначально такие разные: немногословный, аристократичный Слава и широкая, лихая Нонна. У них были очень сложные, болезненные отношения. У Тихонова душа болела даже спустя годы. Хорошо я был знаком и с их Володей, мы вместе снимались у Бондарчука в «Ватерлоо». Федя, сын Сергея Федоровича, там еще маленьким бегал... У Володи Тихонова, к сожалению, была серьезная зависимость, от которой в итоге он и погиб.

— В «Семнадцати мгновениях...» у вас роль небольшая, но узнаваемая. Популярность пришла после нее?

— Сложно сказать, поскольку параллельно я всегда снимался в нескольких лентах. Узнаваемость пришла, наверное, после «Тройной проверки», «Белой земли», «Возвращения «Святого Луки». Но «Семнадцать мгновений...», думаю, ее расширили. Зрителям СССР запомнились и такие телефильмы, как «Долгие версты войны», «Дума о Ковпаке», «Алмазная тропа», «Испанский вариант», «Незаконченный ужин», «Ошибка Тони Вендиса». Их показывали по главным телеканалам. Но как ни странно, многие помнили меня по самой первой картине — «Клятве Гиппократа», снятой на Рижской киностудии режиссером Адой Неретниеце по повести Евсея Баренбойма. Когда колесил по России с творческими встречами, зрители нередко вспоминали этот фильм и просили, чтобы его показывали на День медицинского работника. Увы, от меня тут мало что зависело. Но старт оказался удачным — дальше картины последовали одна за другой.

Брежнев, узнав о предстоящих съемках, решил, что Вячеслав Тихонов на роль советского разведчика подойдет больше. Последовал звонок в Госкино, и там в двадцать четыре часа все переиграли. Фото: РИА Новости

В 1965-м, как раз в дни премьеры «Клятвы Гиппократа», у нас с Нелли родилась долгожданная дочка Алена. Этот отрезок жизни остался в памяти как один из самых гармоничных и полных надежд. К слову, моя вторая жена Марина, с которой я десять лет прожил в Москве, в день знакомства призналась, что смотрела «Клятву...» раз пятнадцать и знала все реплики наизусть. Значит, хороший был фильм.

— Первая работа — и сразу в десятку. Такое, согласитесь, нечасто случается...

— У людей, влиявших на утверждение, были свои кандидатуры — уже знаменитые, прекрасные артисты. Особо бурно возражал против меня второй режиссер: «У Буткевича нет ни опыта, ни актерской школы!» Но Ада выбрала меня и стояла на своем. Поддержала ее и наш известный режиссер Дзидра Ритенберга.

Фильм рассказывает историю вчерашнего выпускника мединститута Иманта Вейде, у которого умер самый первый пациент. Молодого врача осудили за профессиональную ошибку, аннулировали диплом. В отчаянии он завербовался на Крайний Север поваром полярной станции. Там встретил любовь, спас от смерти товарища и вновь поверил в себя. Сюжет простой, но все сложное на самом деле просто.

Съемки шли легко. Единственная трудность — поцелуй с партнершей, которую играла Александра Завьялова. Эта сцена никак у меня не выходила, казалась неуместной. Завьялова уже была популярной, ее фото украшали обложки киножурналов, в том числе американского Life. На экране она выглядела экзотической красавицей с огромными глазами, а в жизни... Но работа есть работа. Я пытался найти в себе нужные эмоции, представлял, как бы мы вместе готовили ужин, ложились в постель. Приходил к Саше в гримерку в шесть утра и смотрел, как ее причесывают, гримируют, мало-помалу настраиваясь на то, что в кадре придется танцевать, планировать совместную жизнь. В итоге романтические сцены и без поцелуев получились органичными и вполне чувственными. Я не умею обманывать и хитрить ни в кино, ни в жизни: нет чувств — невозможно и остальное...

Вообще, моя психофизика странно устроена: мыслю образами, живыми картинками, будто кинокадры смотрю. Вот Париж, вот Уренгой, а вот родной дом — в звуках, запахах, ощущениях. Помню на ощупь морскую раковину, вкус снега, скрип песка на зубах, тиканье часов в московской квартире. Все это проносится в сознании за несколько мгновений. В жизни хватало такого, что «и не снилось нашим мудрецам», как заметил Шекспир. Взять хотя бы такую историю.

Часть картины Николая Губенко «Если хочешь быть счастливым», где я играл американского летчика, снимали в Индии. Как-то нас пригласил в гости Радж Капур — звезда индийского кино. Дом размером со стадион, а в доме — огромный аквариум с разными рыбами. Вынимаешь сачком приглянувшийся экземпляр и сразу — на огонь. Рыбка румяная, хрустящая. На столе — аппетитные закуски, дорогие вина. Гостеприимные хозяева Радж с сыновьями приглашают отужинать. Вдруг ни с того ни с сего меня накрыла такая тоска, что разболелась голова, заныло сердце, я начал задыхаться. Не могу ни есть, ни пить, ни говорить. С трудом добрался до отеля. Уже потом узнал, что именно в этот день в Латвии, за тысячи километров от Дели, внезапно умер отец.

В «Семнадцати мгновениях…» я стал советским связным в последней серии. Фото: Vostock-photo/Кадр из фильма «Семнадцать мгновений весны»

— Паул, вы обмолвились, что не умеете хитрить и обманывать. Но разве кино — не иллюзия, не обман, а игра актеров — не набор профессиональных приемов и хитростей?

— Проблема, которая преследует меня всю жизнь: если что-то делаю, делаю по-настоящему. Это касается и кино. Я отрабатывал свои роли везде — в метро, в аэропорту, ресторане, в ванной, в туалете, в кровати. Моя система такова: даже если роль проходная или эпизодическая — выучивал сценарий целиком. Назубок знал все перипетии сюжета, чтобы понять, как подать своего героя. Это обязательная домашняя работа. У меня все роли как бы с прошлым и с будущим и абсолютно все — главные. Кроме того, я всегда был готов предложить режиссеру пять — десять рисунков образа. Конечно, сам на рожон не лез — только когда спрашивали.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Владимир Коренев. До и после Ихтиандра Владимир Коренев. До и после Ихтиандра

Ранний брак удержал Владимира Коренева от многих ошибок

Караван историй
Бычки вымели хвостами сперму конкурентов из гнезд Бычки вымели хвостами сперму конкурентов из гнезд

Это первый пример удаления спермы соперников у видов с внешним оплодотворением

N+1
«В общении рождается энергия» «В общении рождается энергия»

Ольга Сыроватская — об амбициозных планах и любви к жизни

OK!
Симулятор войны Симулятор войны

Современные дети не играют в войну, зато в нее играют их родители

Популярная механика
Лора Дерн. Дикая сердцем Лора Дерн. Дикая сердцем

Как нестандартная внешность и возраст помогли актрисе Лоре Дерн

Караван историй
«Я была и обманутой женой, и изменницей, и любовницей» «Я была и обманутой женой, и изменницей, и любовницей»

Что такое любовный треугольник?

Psychologies
10 животных, способных на чудовищную жестокость 10 животных, способных на чудовищную жестокость

Некоторым животным свойственно проявлять жестокость по отношению к себе подобным

Популярная механика
Хозяева Гималаев: снежные барсы Хозяева Гималаев: снежные барсы

Тысячелетиями снежные барсы жили в самых негостеприимных местах Центральной Азии

National Geographic
Инвазивные прожорливые черви распространились в США и вредят местным экосистемам Инвазивные прожорливые черви распространились в США и вредят местным экосистемам

Ученые называют три вида кольчатых червей из Азии прыгающими червями

National Geographic
«У мужчин веками была несправедливая привилегия»: зачем Патрисия Данкер написала роман о военном враче, всю жизнь скрывавшем свой пол «У мужчин веками была несправедливая привилегия»: зачем Патрисия Данкер написала роман о военном враче, всю жизнь скрывавшем свой пол

Патрисия Данкер о феминистической прозе и финансовой дискриминации женщин

Forbes
Образ Испании в русском искусстве. Часть 2 Образ Испании в русском искусстве. Часть 2

О том, как русские видели Испанию — продолжение

Культура.РФ
5 самых важных искусственных интеллектов в 2020 году 5 самых важных искусственных интеллектов в 2020 году

Современные ИИ начинают выполнять задачи, которые человеку не под силу

Maxim
В окрестностях Антарктиды нашли глубоководный микропластик В окрестностях Антарктиды нашли глубоководный микропластик

Эти показатели сопоставимы с загрязнением канадской реки Святого Лаврентия

N+1
Планета обезьян: как шимпанзе превратить в человека Планета обезьян: как шимпанзе превратить в человека

А что, если научить примата всем премудростям человеческой жизни?

Популярная механика
«Мифы о диетах. Наука о том, что мы едим» «Мифы о диетах. Наука о том, что мы едим»

Отрывок из книги Тима Спектора о диетах

N+1
Стенка на стенку: пограничных барьеров Стенка на стенку: пограничных барьеров

При всем многообразии выбора забор остается лучшим способом самоизоляции

Вокруг света
Стрит-арт-художница Faith XLVII: Гендер — это не более чем категория, мысленный конструкт Стрит-арт-художница Faith XLVII: Гендер — это не более чем категория, мысленный конструкт

Стрит-арт-художница о том, как искусство помогает бороться со стереотипами

СНОБ
Интервью Роберта Сапольски: о полицейском насилии и свободе воли Интервью Роберта Сапольски: о полицейском насилии и свободе воли

Как мозг привыкает к насилию и становится менее чувствительным к чужой боли

Reminder
Тренировки, правильное питание, медитации и красота: что нужно мозгу Тренировки, правильное питание, медитации и красота: что нужно мозгу

Как на мозг влияют практики медитации, а также фастфуд, печенье и круассаны

РБК
От чего помогает VPN, а от чего — нет От чего помогает VPN, а от чего — нет

В общем, если честно, то, скорее всего, тебе не нужен VPN

Maxim
Жилье для цифровых кочевников Жилье для цифровых кочевников

Для цифровой эпохи нужны новые форматы недвижимости

Эксперт
Необычные цвета и обманчиво простые костюмы: как Вигго Мортенсену удается выглядеть по-хорошему расслабленно на красных дорожках Необычные цвета и обманчиво простые костюмы: как Вигго Мортенсену удается выглядеть по-хорошему расслабленно на красных дорожках

Лайфхаки от Вигго Мортенсена: как всегда выглядеть круто

Esquire
Ну ты и фрукт! Ну ты и фрукт!

Часто причиной лишнего веса становится чрезмерное потребление фруктов

Худеем правильно
Тайный союзник Тайный союзник

Психологические техники в помощь похудению

Худеем правильно
12 способов отказать женщине, не произнося слово «нет» 12 способов отказать женщине, не произнося слово «нет»

О премудростях вежливого отказа читай тайком, чтобы она не подглядела

Maxim
Тест-драйв Renault Arkana Тест-драйв Renault Arkana

Стоит ли Renault Arkana?

СНОБ
«Мы остаемся в плену советских технологий — и окажемся в глубоком экономическом кризисе»: эксперт Greenpeace об экологических катастрофах на Камчатке и в Норильске и их последствиях «Мы остаемся в плену советских технологий — и окажемся в глубоком экономическом кризисе»: эксперт Greenpeace об экологических катастрофах на Камчатке и в Норильске и их последствиях

Интервью с руководителем энергетического отдела российского отделения Greenpeace

Forbes
По новым правилам По новым правилам

42-й Московский международный кинофестиваль всё же состоялся

OK!
Жизнь на грани полной катастрофы Жизнь на грани полной катастрофы

Как преодолеть физическую и эмоциональную боль?

kiozk originals
Огнем и волной Огнем и волной

3D-печать на сегодня – один из столпов мирового технического прогресса

Популярная механика
Открыть в приложении