Ольга Хохлова о своём трудном пути становлении известной актрисой

Караван историйЗнаменитости

Ольга Хохлова: "Я не стерва, я очень хо-ро-ша-я!"

Сижу гримируюсь. Вижу в зеркало, как входит САМ Михалков. От неожиданности с одним ненакрашенным глазом бросаюсь к нему, лепечу: "Я к вам на пробы, на соседку..." А он в ответ: "Иди сюда, моя миленькая..." Чувства захлестнули...

Виктория Катаева

— Меня часто в соцсетях провоцируют: «Интересно, в жизни вы такая же стерва, как многие ваши героини?» Знаете, сколько я алкоголичек и курящих женщин сыграла — а в жизни вообще не пью и не курю. Так и со стервами. К примеру моя Аэлита Степановна — мама Веника в сериале «Папины дочки» — мучает сына гиперопекой, душит чрезмерным контролем — но она ведь любит его безумно! Это же прекрасное качество — любовь к собственному ребенку. В общем, моими стервами движут благие намерения. И потом, ведь нас, артистов, учат по Станиславскому: «Когда ты будешь играть доброго, — ищи, где он злой, а в злом ищи, где он добрый».

В детстве на мамин вопрос «Ты же хорошая девочка?» я всегда отвечала: «Очень!» Вот вам и ответ — я не стерва, я очень хо-ро-ша-я!

— И все-таки какие персонажи больше нравятся — положительные или отрицательные?

— Люблю играть всяких: злых, добрых, умных и не очень... Мне вообще нравится быть актрисой, «по сердцу» — так бы звучала эта фраза в Ангарске, где родилась. Стать артисткой мечтала с самого детства. Даже не так: я точно знала, что не стать артисткой просто НЕ МОГУ! Это желание было выше меня. Сердце замирало перед выключенным телевизором, когда на пустом темном экране видела свое отражение и принималась петь и танцевать. Представляла, будто меня там показывают. И ведь сбылось: теперь реально показывают по телевизору!

Но путь к мечте оказался неблизким и непростым.

Представьте себе сибирский город на Ангаре, мою малую родину. По сей день в городе полно родни — двоюродные, троюродные братья, сестры, племянники. Там, в Ангарске, всю жизнь прожили родители (их уже нет на свете). Мама была инженером, папа — педагогом в музыкальной школе по классу баяна. Во Дворце нефтехимиков мама участвовала в художественной самодеятельности — пела в хоре. Рассказывала, что влюбилась в нового баяниста даже не с первого взгляда, а со спины — увидев в лучах солнца силуэт, и в ту же секунду отчетливо осознала: «Мой будущий муж!» Поженились, родилась я — единственный и очень желанный ребенок.

Часто вспоминаю свое «социалистическое» детство и юность, люблю сниматься в картинах о пятидесятых — шестидесятых. Это годы молодости мамы и папы. Каждый раз думаю, что играю в память о них. На съемки картины «Эти глаза напротив» о Валерии Ободзинском даже папины концертные галстуки принесла! Очень хотелось, чтобы вещи родителей «снялись в кино». Им было бы приятно. Галстуки в кадре достались Вячеславу Чепурченко, исполнителю роли молодого Ободзинского. А себе повязала на шею мамину косынку. Пересматриваю сцены — и кажется, будто на экране — не я, а мама. Мы очень похожи внешне. Накатывают слезы, детские воспоминания, и я в очередной раз мысленно благодарю родителей за все, что они для меня сделали.

— Как я понимаю, детство у вас было счастливым?

— О да, первые воспоминания о нем, как, впрочем, и вторые, и третьи — музыкальные: папа играет, а мама поет «Славное море — священный Байкал...» Их дуэт был потрясающим. В музыкалке я осваивала фортепиано, а папа научил играть еще и на баяне. Лет в семь выходила с его огромным инструментом во двор, где была сцена-ракушка, играла и пела. Люди шли мимо в магазин за хлебом, садились на скамейки и слушали, как маленькая девочка исполняет озорные частушки:

Все бы пела, все бы пела,все бы веселилася!
Все бы замуж выходила,
все бы раз-во-ди-ла-ся...

Прохожие смеялись, хлопали. Это были мои первые зрители.

Журналисты часто спрашивают, почему я Хóхлова — с ударением на первый слог. Да потому что местность (откуда папины корни) называется Хóхла и река — Хóхла.

И вот я, Оля Хохлова, представляла себя артисткой!

— Воспитывали вас родители строго?

— Как и всех советских детей — по законам совести: не обижай слабого, уважай старших, береги чужой труд, сам погибай, а товарища выручай. При этом во всем меня поддерживали. Хотя некоторые идеи дочери, возможно, и казались им безумствами. Например решение после окончания школы отправиться в Москву — поступать в театральный институт. Сами подумайте: где Ангарск, а где столица! Пятьдесят семь рублей стоил билет на самолет только в одну сторону, учитывая, что средняя зарплата в СССР составляла сто двадцать рублей. Но родители дают мне деньги, лечу в Москву. И... проваливаюсь. Вернулась в Ангарск, рыдала, а мама с папой обнимали, говорили: «Ничего страшного, поступишь через год, иногда даже полезно взять паузу». Их уверенность придала сил, подумала, что не отступлю, еще лучше подготовлюсь и на следующий год отправлюсь в Москву снова. А пока устроилась на завод электромонтажницей, позже перевели лудильщицей на пайку-сварку. Летом снова полетела поступать, на сей раз с подружкой.

Жизнь в столице оказалась дорогой — выделенные родителями деньги сразу растаяли. Пять дней жили на вокзале. Там и умывались, и зубы чистили. Но не помню, чтобы это воспринималось как трудность, все было в радость. Мама с папой выслали почтой еще двадцать рублей. Я отчиталась письмом, мама его сохранила: «Это только звучит страшно «вокзал», а на самом деле даже интересно. С сегодняшнего дня живем в гостинице «Заря» для колхозников. Девяносто копеек в сутки... завтра прослушивание. В Москве пока нигде не были, только три раза в театр сходили». Где логика? «Нигде не были» — только в театре три раза! Так мило. Грезы исключительно об актерстве. Сейчас себе тогдашней можно даже позавидовать немного — такие вера, надежда, стремление к цели...

Конкурс составлял примерно шестьсот человек на место. В «Щепку» не приняли — сказали: «Надо исправлять говор». В «Щуке» к Юрию Васильевичу Катину-Ярцеву два тура прошла — на третьем срезалась. Во МХАТе на консультации старшекурсник подошел и наговорил гадостей: мол, девочка, у тебя «глаза подзакат» (так и сказал!), взгляд странный, репертуар неправильный... Во ВГИКе — к Евгению Семеновичу Матвееву — все туры прошла. Но высокая конкуренция и тут не позволила стать студенткой, девочек пропустили двенадцать, а взять могли только шестерых, остальным отказали, в их числе оказалась и я.

— И вы опять вернулись домой?

— Нет. Приняла решение остаться в Москве — сибирский говор исправлять. Да и быть поближе к своей мечте.

Устроилась на обувную фабрику «Красный пролетарий» заклепщицей — стельки клепать. Смена начиналась в семь утра, приходишь на конвейер — и как заведенная педалькой клац, клац... И так весь день. А я по натуре сова — если не выспалась, вообще ни на что сил нет. Научилась отворачиваться к окну и спать с открытыми глазами. И это не метафора, реально — с открытыми глазами! Вечером отправлялась или в театр (стыдно вспомнить, но проскальзывала везде без билета, становилась буквально невидимкой и проходила мимо контролеров), или к педагогу Татьяне Романовне Титовой — готовить «правильный» репертуар к поступлению. Она занималась с будущими артистами. Нас много было, ее учеников — ныне известные, а тогда юные Саша Кузнецов, Вася Кортуков, Леша Цокур...

Увы, в следующем году опять не поступаю! Вернулась в Ангарск, снова рыдала — и слышала заверения родителей: «Всему свое время — твое, значит, еще не пришло». Пожалуй, это главное, чему они меня научили: никогда не сдаваться, верить в мечту и идти вперед.

После трех московских провалов хотелось убежать на край света. И я отправилась... куда уж дальше — во Владивосток!

В этом прекрасном городе приморских кленов на актерском факультете учились друзья детства — когда-то вместе занимались в театральной студии ангарского Дворца пионеров. Так что отправилась по их следам. И не прогадала. Кроме того что поступила в Институт искусств, еще и мужа встретила!

Когда спрашивают:

— Не жалеете ли, что слава к вам пришла не в двадцать лет, а в более зрелом возрасте? — отвечаю с юмором:

— Как раз Слава у меня есть уже давно!

Славой мужа моего зовут. В этом году — ровно тридцать лет и три года, как мы вместе.

Как же правы оказались родители, внушавшие, что «всему свое время» и «что ни делается, все к лучшему». Вот поступи бы я в Москве — как бы мы с мужем нашли друг друга? Даже представлять не хочу.

Кадр из сериала «Эти глаза напротив»

— И где же встретили своего суженого-ряженого?

— Познакомились в полустуденческой компании, все вместе отправились в ресторан, отлично провели время — но когда в конце вечера официант вынес счет, оказалось, денег не хватает. И новый знакомый, Слава, сам оплатил счет. Я восхитилась, подумав: «Вот это да!» А ведь он был совсем небогат, как и все мы. Мелькнула мысль: вот с таким парнем можно хоть в разведку, хоть в бой — не подведет.

Слава тогда на флоте работал, по четыре месяца пропадал в море, а я на берегу тосковала. Мобильных еще не придумали, созванивались через спутниковую связь. Родной голос прорывался сквозь треск и шум: «Оля! Привет! Как дела?» Треск усиливался — голос пропадал.

Единственное, что оставалось в долгие месяцы разлук, — любоваться в тоске на младшую Славину сестру, они с братом внешне невероятно похожи. Оля — ее, как и меня, зовут Олей — возмущалась: «Хватит так на меня пялиться, вот Слава вернется, на него и смотри». Кстати, имя ей дал брат. В детсадовском возрасте был влюблен в соседскую девочку Олю, твердо решив на ней жениться, когда вырастет. С пятилетней соседкой не срослось — семья переехала, но обещание Слава сдержал и женился в итоге на Оле. На мне.

В очередной раз муж вернулся из плавания, я крепко обняла его и заявила: «Знаешь что? Устала я страдать в одиночестве. И сестра твоя мне мужа ну никак не может заменить». Он прижал меня к себе, сказал, что уже принял решение уволиться, потому что и ему без меня плохо. Семья наша воссоединилась на суше.

Когда первая дочка родилась, я взяла в институте академку, занятия с материнством совмещать оказалось трудно. Через год продолжила учебу.

После института вытянула счастливый билетик — главный режиссер Приморского краевого академического театра имени Максима Горького Ефим Звеняцкий пригласил в труппу. И посыпались роли словно из рога изобилия: «Ромул Великий» Дюрренматта —я играла Рею, «Блэз» Клода Манье — мне досталась Мари Мадлен Лейауанк, «Шум за сценой» — Вики... Каждая — подарок судьбы, фейерверк! Испытала радость успеха, счастье выходить на сцену и владеть вниманием зрителей. Было такое — на паузах стояла тишина, казалось, муха пролетит — будет слышно. Мизинцем пошевелю, голову в сторону отведу, и зал взрывается овациями.

Довольно часто после спектаклей получала записочки от зрителей, письма от матросиков, например такого содержания: «Сегодня смотрел «Биндюжник и Король», сидел в восьмом ряду, в конце первого акта вы повернулись и мне подмигнули, а потом показали язык». Когда зрителю кажется, что играешь персонально для него, ты хороший артист.

Олеся (слева) окончила лингвистический факультет. Младшая, Софья, освоила все, что касается видеосъемки, монтажа, графики, рекламы... Обе дочери очень талантливые

Дочь Олесечка росла в буквальном смысле за кулисами, утомившись играть, засыпала на стульях. Однажды, года три ей было, проснулась — а мамы рядом нет. Отправилась меня искать и на сцену выбежала. Благо был детский спектакль. Коллега сориентировался, не выходя из образа на руки ее подхватил. Зрители не заметили форс-мажора, и Олеся счастлива — маму нашла и в танце ее покружили. Позже Софочка родилась. Муж вполне успешно занимался малым бизнесом. И все, казалось, складывалось. Но моя мечта ждала впереди, в Москве.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Андрей Руденский: «Если бы думал, что я как все, не пошел бы в актеры» Андрей Руденский: «Если бы думал, что я как все, не пошел бы в актеры»

«Нет... Вас никогда не будут снимать. Ваше лицо — для рекламы одеколона»

Караван историй
Города, которые хотели построить Гитлер и Дисней Города, которые хотели построить Гитлер и Дисней

Самые удивительные нереализованные проекты

Популярная механика
Мария Аронова. Бабье счастье Мария Аронова. Бабье счастье

Актриса Мария Аронова о семье, слабостях и страхе одиночества

Караван историй
От каких вещей в доме стоит избавиться, чтобы не потерять любовь? От каких вещей в доме стоит избавиться, чтобы не потерять любовь?

Могут ли вещи разрушить отношения?

Psychologies
Елена Лебедева. Журавль в небе Елена Лебедева. Журавль в небе

Жизнь актрисы Елены Лебедевой полна трагичных моментов

Караван историй
Собчак и инста-мамы: 15 блогеров, которые зарабатывают больше всех в Instagram Собчак и инста-мамы: 15 блогеров, которые зарабатывают больше всех в Instagram

Кто больше всего зарабатывает на рекламе в российском Instagram?

Forbes
Кристин Барански. Выбор цели Кристин Барански. Выбор цели

Кристин Барански — одна из знаменитых «некрасивых красавиц»

Караван историй
Нити коги — работает ли популярная лифтинг-процедура? Нити коги — работает ли популярная лифтинг-процедура?

Как делают подтяжку нитями и какие и противопоказания есть у процедуры

Cosmopolitan
Евгения Образцова: Евгения Образцова:

Как прима-балерина Большого театра получила главную роль в фильме «Француз»

Караван историй
Спасительный инстинкт: люди подсознательно отличают ядовитых змей Спасительный инстинкт: люди подсознательно отличают ядовитых змей

Это знание развивалось тысячелетиями и теперь заложено в нас генетически.

National Geographic
Ботаника/βοτανική Ботаника/βοτανική

Растения с историей — самое классное: интервью с профессиональными растеневодами

Elle
Второй после Роналду: как Месси может заработать $1 млрд ничего не делая Второй после Роналду: как Месси может заработать $1 млрд ничего не делая

Суммарный доход за всю карьеру Лионеля Месси приближается к отметке $1 млрд

Forbes
Любовь Казарновская. Сила судьбы Любовь Казарновская. Сила судьбы

Роберт пришел к атташе по культуре: «У меня приятная новость, я женюсь»

Караван историй
«Я получала намного больше, чем девочки на Земле»: Zivert о работе стюардессой «Я получала намного больше, чем девочки на Земле»: Zivert о работе стюардессой

Юлия Зиверт рассказала о своем пути к популярности

Cosmopolitan
Конюшни нефтяника, палаты Грозного: малоизвестные места Москвы, которые стоит увидеть Конюшни нефтяника, палаты Грозного: малоизвестные места Москвы, которые стоит увидеть

Малоизвестные места и здания, которые незаслуженно обходят вниманием туристы

Forbes
С видом на город С видом на город

Интерьер в современном стиле в доме с потрясающим видом на Неву и Смольный собор

SALON-Interior
Иконоборцы: страх перед искусством Иконоборцы: страх перед искусством

Cуть иконоборческого спора только кажется простой

Weekend
Древний щенок 14 000 лет назад успел поужинать одним из последних шерстистых носорогов Древний щенок 14 000 лет назад успел поужинать одним из последних шерстистых носорогов

Ученые расшифровали ДНК куска плоти, обнаруженного в желудке мумии щенка

National Geographic
«Неизвестная Астрид Линдгрен»: как «редактор на полставки» привела издательство-банкрот к  процветанию «Неизвестная Астрид Линдгрен»: как «редактор на полставки» привела издательство-банкрот к  процветанию

Почти никто не знает Астрид Линдгрен как редактора и успешного предпринимателя

Forbes
«Зла ему не желаю, но и добра не хочу» «Зла ему не желаю, но и добра не хочу»

Если брак не удался, лучший вариант – расстаться по-хорошему

Лиза
Что посмотреть на Алтае? Что посмотреть на Алтае?

А главное – где там есть и жить.

GQ
Красноярский экодесант Красноярский экодесант

Как Красноярский алюминиевый завод становится экологичнее

Эксперт
Правила жизни Патрика Суэйзи Правила жизни Патрика Суэйзи

Главные высказывания Патрика Суэйзи о жизни и профессии

Esquire
Место силы: как Алтай стал новой туристической Меккой России Место силы: как Алтай стал новой туристической Меккой России

Республика Алтай переживает туристический бум

Forbes
Екатерина Манжула Екатерина Манжула

Урбанистика нового типа пришла в Ленинградскую область

Собака.ru
Повелитель пространства Повелитель пространства

Дом, выдающийся во всех отношениях, полный парадоксов и загадок

Огонёк
Как заниматься спортом правильно: руководство к действию Как заниматься спортом правильно: руководство к действию

Какие физические нагрузки выбрать? Что есть и пить? Почему болят мышцы?

Reminder
Каково это — есть только чипсы Каково это — есть только чипсы

Инструктор по фитнесу рассказывает, почему ей не нравится «нормальная» еда

Esquire
«Давай не будем об этом»: почему не всегда нужно говорить о проблеме «Давай не будем об этом»: почему не всегда нужно говорить о проблеме

Когда мы по-настоящему чем-то расстроены, мы не хотим говорить о случившемся

Psychologies
Время пить чай Время пить чай

Чем отличается английское чаепитие от знаменитой японской церемонии?

Psychologies
Открыть в приложении