Когда предлагают негодяев, отказываюсь даже за очень хорошие деньги

Караван историйЗнаменитости

Евгений Стеблов: «Моя проба вышла настолько удачной, что когда Данелия ее увидел, то сразу сказал: «Где этот парень?»

«Когда предлагают негодяев, отказываюсь даже за очень хорошие деньги, потому что не могу огорчать своего зрителя. По амплуа я не герой-любовник, тем не менее знаю, многие меня любят. Отрицательный персонаж для меня просто экзерсис, а для них это будет разочарованием...»

Елена Ланкина

Фото: «Мосфиль»

Евгений Юрьевич, в этом году у вас кинематографический юбилей. Шестьдесят лет назад вы впервые вышли на съемочную площадку. Помните, как это было?

— Конечно. Мой первый съемочный день проходил на Приморском бульваре в Одессе. Я играл эпизод в фильме «Первый троллейбус» вместе с Савелием Крамаровым и Мишей Кононовым. С Мишей потом работал в фильме «До свидания, мальчики». С Савой у нас возникли очень хорошие отношения, продолжавшиеся много лет.

После съемки он предложил вечером сходить в гостиницу «Лондонская». Там находился самый шикарный ресторан в Одессе, куда невозможно было попасть. Сава придумал, как это сделать: «Я буду болгарин, а ты мой переводчик» И мы прошли, даже двух девчонок склеили, правда, они оказались профессионалками и сбежали после ужина.

Из Одессы Крамаров уехал на день раньше. Ко мне перед отъездом подошел директор картины: «Савелий забыл паспорт на студии. Не могли бы вы захватить его и передать в Москве? Я посмотрел по прописке, вы рядом живете». А мне жалко, что ли? Взял паспорт, в Москве позвонил Саве и пришел к нему в коммуналку. Он малость прифарцовывал в то время и в качестве благодарности стал впихивать мне модные импортные носки, от которых я отказался. С тех пор мы стали общаться.

Несколько лет спустя вместе снялись в телевизионном музыкальном ревю «Похищение» в Киеве. Один раз жили вместе в двухместном люксе. А у меня была подружка Галя, с которой у нас как-то быстро все сладилось. Я поделился этим с Крамаровым. Возможно, повел себя не очень деликатно, и он меня пристыдил: «Зачем ты так?» Сава был очень трогательным человеком. В кино играл довольно странных персонажей, но эта маска совершенно не соответствовала его натуре.

— Крамаров был самородком без актерского образования?

— В юности он, кажется, занимался в театральной студии при Центральном доме работников искусств, но окончил Московский лесотехнический институт и некоторое время работал инженером. Потом стал сниматься на учебной студии ВГИКа и потихоньку вошел в большое кино. Сава был старше меня на 11 лет, но так как у него не было актерского диплома, а я окончил Щукинское, он уважительно называл меня «мастер». Когда снимались в «Похищении», он спрашивал:

— Мастер, ну, как я?

— Жмешь — в смысле, наигрываешь.

— Мастер, ну вы выступаете в легком весе, а мы в жиме.

Однажды Крамаров пришел ко мне в гости. Родители мои пригласили его отобедать. За столом мама спросила:

— Савелий, вы в штате так нигде и не работаете?

— Не работаю.

— А как же поступаете, когда деньги заканчиваются?

— Беру чемодан и еду за деньгами.

Так и было. Зрители Крамарова обожали и с удовольствием ходили на концерты с его участием.

Когда в ГИТИСе открылся заочный факультет для артистов, не имевших высшего образования, я посоветовал Саве туда поступить. Он последовал моему совету и получил диплом, был принят в штат киностудии «Мосфильм» и Театра-студии киноактера и даже звание получил. Как-то встретились около «Мосфильма»:

— Сава, как жизнь-то?

— Старик, в «Лужниках» выхожу как фюрер. Мой народ!

Крамаров жил замечательно. Коллекционировал антиквариат и бедным никогда не был, много работал и получал достаточно. Но однажды решил эмигрировать. Видимо, потому что был иудеем по вероисповеданию и хотел следовать своей вере.

Евгений Стеблов с родителями Юрием Викторовичем и Мартой Борисовной, 1947 год. Фото: из архива Е. Стеблова

— Может, на это его друг подбил — Олег Видов, мечтавший уехать?

— Все может быть. Видова я тоже знал, он снимался в эпизоде «Я шагаю по Москве». На съемке мы и познакомились. Дело было в конце недели, и Олег спросил:

— Ты что в выходные делаешь?

— На дачу поеду.

— А можно с тобой?

— Да, можно.

Он прожил у нас неделю. Олег был достаточно авантюрным человеком. Мы с ним неплохо проводили время, ходили в лес, на речку. Видов, помню, говорил: «Я себе все через женщин сделаю». Они его очень любили. Олег знал свои сильные стороны и понимал, как построить карьеру. Это не лишало его обаяния и искренности, он не был каким-то бездушным карьеристом или альфонсом.

— В легендарную картину «Я шагаю по Москве» вы ведь попали практически случайно?

— Однажды пришел на «Мосфильм» со своим однокурсником Витей Зозулиным — послоняться по студии, чтобы обратить на себя внимание. Послоняться мы не успели, потому что встретили знакомого с вечернего отделения, посоветовавшего зайти в группу «Я шагаю по Москве»: «Это в производственном корпусе на четвертом этаже, от лифта налево» Мы и зашли. К тому времени на роль Саши, которого я сыграл впоследствии, уже был утвержден артист, он даже был пострижен наголо.

Сначала с нами разговаривала ассистент режиссера по актерам Лика Авербах. Она нас направила к Георгию Николаевичу Данелии. Тот велел сделать Вите фотопробу, я его не заинтересовал. Как потом рассказывала Лика Ароновна, в группе за глаза ее звали Лика-заика: «Ты так жалобно смотрел, что я решила сделать фотопробу и тебе». В тот день я вытащил лотерейный билет моей судьбы, потому что проба в костюме жениха вышла настолько удачной, что когда Данелия ее увидел, то сразу сказал: «Где этот парень? Давайте его сюда». После этого мне сделали еще две кинопробы и утвердили.

Я спрашивал Данелию, кто был моим конкурентом. Он сказал: «Зачем тебе это знать? Может, он всю жизнь будет тебя ненавидеть за то, что ты ему дорогу перешел». А парень этот заикался. Когда я победил, и Данелия позвонил ему и сообщил, что утвердили другого артиста, он безумно орал и далеко-далеко посылал советский кинематограф, киностудию «Мосфильм», Данелию и всю съемочную группу, и ни разу не заикнулся. Георгий Николаевич написал об этом в своей книжке и закончил эту историю словами: «Может, мы его вылечили?»

Для того чтобы в Щукинском меня отпустили на съемки, Данелия написал официальное письмо нашему ректору Борису Евгеньевичу Захаве, снимавшемуся у Сергея Бондарчука в роли Кутузова в фильме «Война и мир». Сергей Федорович дружил с Данелией, потому что снимался у него в «Сереже». Когда Георгий Николаевич попросил его замолвить за меня словечко перед Захавой, не мог ему отказать. Ректор отпустил меня легко, тем более что картина снималась в Москве, и это не нарушало учебный процесс.

К Захаве мы ходили с Ликой Авербах. Никогда не забуду, как вышли на Арбат, я провожал ее до метро, и она сказала: «Женя, запомни этот день, ты уже никогда не будешь прежним и не будешь самим собой». Лика Ароновна предчувствовала, что я уйду в другую, экранную жизнь. Она была очень талантливым человеком с замечательным чутьем и дала путевку в жизнь многим известным актерам.

— Вы понимали, какая судьба ждет ваш фильм?

— Я нет, Никита Михалков — может быть. В монтажно-тонировочный период он как-то сказал: «У нас картина-то фестивальная будет, с нерядовой судьбой». Никита очень одаренный человек. Я, может, тоже не бездарный, но у него особое, мощное дарование.

Мы с Никитой познакомились еще школьниками в театральной студии при Театре Станиславского. По-настоящему подружились на картине «Перекличка» Даниила Храбровицкого. Но о наших взаимоотношениях я уже подробно рассказывал в вашем журнале.

— Вы понравились себе, когда посмотрели картину? Многие актеры не любят смотреть на себя на экране.

— Я не понравился себе в кинопробе. Георгий Николаевич был очень доволен мною, а я увидел на экране какого-то сумасшедшего человека. Это смутило. Но в законченной картине мне все понравилось, и я до сих пор ее очень люблю.

«Я шагаю по Москве» — один из наших первых импрессионистских фильмов. Там нет никакого особого сюжета, это фильм-настроение, но в нем есть какая-то тайна, магия. Георгий Николаевич однажды сказал в интервью, что все свои картины мог бы снять еще раз — кроме «Я шагаю по Москве».

Евгений Стеблов, 60-е годы. Фото: из архива Е. Стеблова

— Успех был оглушительным?

— Я его не почувствовал, потому что уехал в экспедицию с фильмом «До свидания, мальчики» — сначала в Евпаторию, потом в Одессу. Но если от моего первого фильма у меня остались очень светлые воспоминания, то от второго очень тяжелые. Это было сплошное мучение. Пляжные сцены снимали на холоде, в гостинице не было горячей воды, и спал я в морилке, изображавшей загар, потому что смыть грим было нечем.

Конечно, режиссер Михаил Калик был большим мастером, и это счастье, что мои первые главные роли в кино были сыграны в фильмах, ставших киноклассикой. Но Михаил Наумович жил и работал на надрыве, наверное, потому что был репрессирован, отсидел три года. Работать с ним было непросто. А еще у Калика было две слабости. Первая — антисоветскость, в силу того, что он пострадал от власти. Вторая — женщины. Он был одержимым в этом смысле человеком.

— Значит, неслучайно в этом фильме оказались такие красотки, как Виктория Федорова и Наталия Богунова? У «мальчиков», то есть у вас, Михаила Кононова и Николая Досталя, романов с ними не было?

— Федорова озорная была — в хорошем смысле, любила поиграть мужчинами, но ей тогда было не до нас. У нее был роман с известным футболистом Мишей Посуэло, который даже приезжал в Евпаторию ненадолго. Что касается Богуновой, то Калик с нас троих взял расписки, что мы не тронем Наташу, которой было всего пятнадцать. По закону, в экспедиции ей полагался сопровождающий или педагог, но его не было, юридическую ответственность за девочку нес Михаил Наумович. Богунова страдала, когда мы собирались компанией вечером после съемки, — на юге было очень дешевое вино, а ее никогда не брали. Коля Досталь к ней ходил одно время, но у него с Наташей ничего не было.

Как я вспоминаю сейчас, зная последующую историю жизни Богуновой, в ней была какая-то неправильность, болезненность. Тогда я не понимал, что это, но, когда целовал ее в кадре, она никогда не вызывала во мне желания, мужского интереса. Мне кажется, у нее была какая-то гормональная патология, позже вылившаяся в психическое нездоровье. Сказалось это не сразу. Наташа вышла замуж за Сашу Стефановича, в театре у нас играла. Богунова была любимой ученицей Бориса Бабочкина, который руководил ее курсом во ВГИКе. Он, собственно, и устроил ее в Театр Моссовета.

— Несмотря на блистательный старт в кино, вы после Щукинского училища тоже поступили на работу в театр — Ленинского комсомола. Почему именно туда?

— Потому что им руководил Эфрос. Я не мыслил своей жизни без театра и хотел работать именно у Анатолия Васильевича. Показывался ему со своей постоянной партнершей Марианной Вертинской. Все четыре года в «Щуке» работал с ней и Витей Зозулиным. Ребята подыграли на показе к Эфросу, и он меня взял, а я им подыграл на показе в Театр Вахтангова, и Рубен Николаевич Симонов взял и Машу (в обиходе Марианну все Машей звали), и Витю.

— Вы были влюблены в Вертинскую?

— В нее все были влюблены, настолько она была очаровательна. Но у Маши был роман с Андреем Кончаловским — взрослым, достойным и интересным мужчиной. Какой интерес на его фоне мог вызвать молоденький мальчик? У нас моложе всех были я и Наташа Селезнева, нам обоим было шестнадцать, когда мы поступили.

Романтических отношений между мной и Машей Вертинской никогда не было, но нас всю жизнь связывают дружеские. Этим летом мы с женой были у нее на юбилее. Маша играла мою жену в фильме «Пена» по пьесе Сергея Владимировича Михалкова.

Евгений Стеблов в фильме Никиты Михалкова «Раба любви», 1975 год. Фото: ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм»/Fotodom

— Как складывалась ваша жизнь в театре?

— Я недолго там проработал, но успел сыграть две центральные роли. Одну в спектакле «Похождения зубного врача» по пьесе Александра Володина, другую в спектакле «До свидания, мальчики» — ту, которая в кино досталась Мише Кононову. Моего киногероя Володю Белова играл Саша Збруев в очередь с Геной Сайфулиным. Хороший был спектакль. Жаль, что через несколько месяцев меня забрали в армию. Мне был уже 21 год, все отсрочки закончились.

Однажды вызвал военком Дзержинского района, в котором я тогда жил: «Евгений Юрьевич, направляем вас служить в Центральный академический театр Советской армии, они вас очень хотят». Там много лет была команда артистов-военнослужащих. «Соглашайтесь, — посоветовал военком, — а то очнетесь где-нибудь на Дальнем Востоке». И в свой день рождения, 8 декабря, я пришел сдаваться в кабинет Андрея Алексеевича Попова, художественного руководителя ЦАТСА, выдающегося артиста, уникального человека и впоследствии моего партнера.

Мне сразу поручили главную роль в спектакле «Часовщик и курица, или Мастера времени». Она была очень тяжелой для меня. Во-первых, я играл на огромной сцене, не имея такого опыта. Во-вторых, мой герой переживал несколько возрастных трансформаций. Позже на меня взяли еще одну пьесу — «Поручик Каховский» Гены Шпаликова, когда предложили остаться в театре после демобилизации. В то время Эфрос уже не работал в Театре Ленинского комсомола, возвращаться туда не имело смысла.

— И вы остались в ЦАТСА?

— Да, но мне было очень тяжело, потому что мастерства и опыта не хватало, а нагрузки были чудовищными. Каждый спектакль я словно бросался на амбразуру, выворачивался наизнанку. В результате подорвал здоровье, заработал гипертонию. Вольнонаемным проработал год, а потом во время репетиций «Поручика Каховского» вступил в творческий конфликт с режиссером Леонидом Хейфецем. Он все время инспирировал истерики и требовал их от меня. Я не знал, куда деться, очень устал, и в один прекрасный день остановился посреди репетиции и сказал:

— Я ухожу.

— Вызовите завтра второй состав, — распорядился Хейфец.

— Вы не поняли, я ухожу из театра.

Он бежал за мной по коридору и кричал: «Жизнь докажет, кто из нас прав!» Через много лет мы встретились в гостях у режиссера Валерия Рубинчика, и Хейфец признал: «Ты был прав. А я шел на тебя как бык на красную тряпку».

Позже мы работали вместе в Театре Моссовета, когда он ставил «Вишневый сад». Сначала Гаева репетировал Тараторкин, но у них с Хейфецем не сложилось, и тот позвонил мне. Концепция постановки меня устроила, но для начала я посоветовался с врачом по поводу своей гипертонии. Когда он разрешил играть, сказал Хейфецу: «Я понял тебя, я все сделаю, но близко ко мне не подходи». Ничего плохого не хочу сказать про Леонида Ефимовича, я всегда относился к нему с уважением, просто мы, видимо, слишком разные люди энергетически.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно» Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно»

Мама взяла за руку: «Ванюша, как же так? Ты поедешь в Гавану один?»

Коллекция. Караван историй
Колумбия будет стерилизовать «кокаиновых» бегемотов Колумбия будет стерилизовать «кокаиновых» бегемотов

Когда Пабло Эскобар завел бегемотов, он не ожидал, что им понравится Колумбия

ТехИнсайдер
Певец любви Певец любви

Дима Билан — один из немногих музыкантов, кто всё это время остается «на волне»

OK!
На «Титанике» и трэпе: почему Лолита Милявская свежее всех свежих На «Титанике» и трэпе: почему Лолита Милявская свежее всех свежих

Как Лолита Милявская дарит новую жизнь своим старым хитам

Правила жизни
Лучшие друзья — это репликанты: 10 фильмов об отношениях людей с роботами Лучшие друзья — это репликанты: 10 фильмов об отношениях людей с роботами

Мы собрали 10 фильмов об отношениях людей с ИИ

Правила жизни
Миссия выполнима Миссия выполнима

Уникальный фэшн-проект: народный промысел фабрики «Крестецкая строчка»

OK!
Поплывем по волнам Поплывем по волнам

Актриса Мария Горбань вышла замуж и эксклюзивно поделилась фото этого события

OK!
Записки отельера: как обносят мини-бары Записки отельера: как обносят мини-бары

Как отели зарабатывают на услуге мини-бара

Правила жизни
Быть одному — вовсе не плохо: 5 неожиданных преимуществ одиночества Быть одному — вовсе не плохо: 5 неожиданных преимуществ одиночества

Одиночество имеет преимущества и для физического, и для морального здоровья

ТехИнсайдер
Как отсутствие личных границ мешает полноценной жизни: две привычки, вызывающие стресс Как отсутствие личных границ мешает полноценной жизни: две привычки, вызывающие стресс

Почему люди сами себе придумывают стрессовые ситуации?

Psychologies
Исключи из рациона Исключи из рациона

7 продуктов, которые только прикидываются диетическими

Лиза
Коллективные неврозы современности: психические расстройства, которыми страдают все Коллективные неврозы современности: психические расстройства, которыми страдают все

Отрывок из книги «Психотерапия и экзистенциализм»

ТехИнсайдер
Очки, блокирующие синий свет: как за ними ухаживать и чистить, чтобы не стереть защитное покрытие Очки, блокирующие синий свет: как за ними ухаживать и чистить, чтобы не стереть защитное покрытие

Как правильно чистить очки с защитой от синего света

ТехИнсайдер
Зеленый свет: каким получился новый кроссовер Jaecoo J7 Зеленый свет: каким получился новый кроссовер Jaecoo J7

Jaecoo J7 — кроссовер, который оценят жители мегаполисов и небольших городов

Forbes
Наталия Сирадзе о Савелии Крамарове Наталия Сирадзе о Савелии Крамарове

Вдова Савелия Крамарова Наталия Сирадзе вспоминает о его жизни и творчестве

Коллекция. Караван историй
Семь достоинств кофе Семь достоинств кофе

Научные исследования в корне меняют наши представления о кофе

Здоровье
10 шагов, которые нужно сделать, чтобы достичь внутреннего спокойствия в трудные времена и во время кризиса 10 шагов, которые нужно сделать, чтобы достичь внутреннего спокойствия в трудные времена и во время кризиса

10 шагов, которые помогут сохранить самообладание в трудные времена

Inc.
Ошибочка вышла Ошибочка вышла

6 промахов в макияже, которые делают весь образ безвкусным

Лиза
Есть ли у кошек и собак свой характер? Есть ли у кошек и собак свой характер?

Правда ли, что характер животного не зависит от его породы?

Psychologies
Ваше здоровье, товарищ страна. Каким получился «Пациент №1» Резо Гигинеишвили? Ваше здоровье, товарищ страна. Каким получился «Пациент №1» Резо Гигинеишвили?

«Пациент №1» — кино мирового класса, разворачивающееся на фоне конца СССР

Правила жизни
Отпусти и забудь Отпусти и забудь

5 советов, которые помогут восстановиться после развода

Лиза
«Порчу все, к чему прикасаюсь»: как детские травмы обесценивают успехи и достижения «Порчу все, к чему прикасаюсь»: как детские травмы обесценивают успехи и достижения

Глава из книги «Что знают мои кости» — о детских травмах

Forbes
Хватит кашлять! Хватит кашлять!

Натуральные средства от сухого кашля

Лиза
7 шагов, чтобы безболезненно вернуться к бывшему партнеру 7 шагов, чтобы безболезненно вернуться к бывшему партнеру

Стоит ли дать прошлым отношениям второй шанс?

Psychologies
Как работает мозг, и как поддерживать его здоровье Как работает мозг, и как поддерживать его здоровье

Как привычки и образ жизни влияют на мозг?

ТехИнсайдер
Эксперты Кембриджа назвали слово 2023 года: что оно значит и как влияет на нашу жизнь Эксперты Кембриджа назвали слово 2023 года: что оно значит и как влияет на нашу жизнь

Как искусственный интеллект проникает в наш словарный запас

Psychologies
Поворот к себе Поворот к себе

Соня Аржаных — о первом гонораре, синдроме самозванца и мечте написать сценарий

Grazia
Мал, да дорог Мал, да дорог

Что такое микрокемпы и почему они стали популярны

Robb Report
Червь сомнения: что рекордный экспорт муки говорит о проблемах аграриев Червь сомнения: что рекордный экспорт муки говорит о проблемах аграриев

У дальнейшего роста экспорта зерновой отрасли есть серьезные препятствия

Forbes
В одну черную, черную пятницу… В одну черную, черную пятницу…

Что такое синдром упущенной выгоды и как нас заставляют покупать ненужное

Лиза
Открыть в приложении