Интервью с заслуженным артистом Алексеем Шевченковым

Караван историйЗнаменитости

Алексей Шевченков: "Свою лучшую роль я еще не сыграл"

Проснулся... в бочке. Вылез весь в грязи и ржавчине, побрел по улице. Встречные шарахались. Когда спросил у прохожего где ближайшее метро, тот брезгливо отвернулся, как от бомжа. Интересно, если бы этому человеку тогда сказали, что перед ним будущий заслуженный артист, он бы поверил?

Беседовала Елена Ланкина

Фото: С. Иванов/Photoxpress.ru/11-й открытый российский фестиваль кино и театра «Амурская осень»

ечта об актерской профессии появилась у меня лет в пять или шесть, во многом благодаря советскому кино. Посмотрев по телевизору какую-нибудь захватывающую картину, я бежал к зеркалу и пытался сыграть самые яркие эпизоды.

В школе знали, что хочу стать артистом. Учительница начальных классов этим воспользовалась. Как-то сказала: «Леша, тебе надо подтянуть математику. С такими знаниями не поступишь в театральный институт». Во втором классе я, конечно, понятия не имел, какие предметы туда сдают, поверил ей на слово и налег на цифры. Но рвения хватило ненадолго. Точные науки — не мой конек. В общем, с мечтой пришлось распрощаться — учительница ведь сказала, что в артисты меня не возьмут!

Через пару лет придумал замену — решил стать каскадером. В то время лицедейство у меня ассоциировалось исключительно с кино, потому что в театре я никогда не был. Родился и вырос в Черняховске, маленьком городке в Калининградской области. За его пределы практически не выезжал.

Профессия каскадера казалась сродни актерской. Непонятно было только, где ей учат. С этим вопросом обратился в «Пионерскую правду» — не особенно надеясь на ответ. Но он пришел, да еще на красивом бланке с логотипом газеты, что стало огромным событием не только для меня, но и для всего класса и даже всей школы. Хотя по существу это была обыкновенная отписка: прилежно учись, будь хорошим мальчиком — и поступишь в любой вуз. Перед советским человеком все дороги открыты!

Когда и этот план потерпел неудачу, я все силы переключил на футбол. Занимался с девяти лет, причем достаточно успешно. В четырнадцать даже взяли в футбольную школу «Союз» в Москву. Пробыл я там недолго — через месяц не выдержал и вернулся домой. Слишком одиноко и тоскливо было в чужом городе, да и небезопасно. В столице тогда воевали молодежные группировки — любера, металлисты, другие полукриминальные элементы. Возвращаясь из «Лужников» с тренировки, мы с ребятами постоянно оглядывались, чтобы не нарваться на какую-нибудь шпану. Иногда пробирались к метро дворами. Как-то отправились на рынок продавать куртку и остались ни с чем — у нас ее отобрали.

Однажды шел по улице от метро «Новогиреево». В небе пылал закат. Вид был потрясающий, но меня неожиданно пронзила мысль: «Если сейчас что-нибудь случится, меня никто не найдет! Сгину в этом городе». Стало так страшно! Наверное, я просто был еще ребенком, поэтому чувствовал себя песчинкой в огромном мегаполисе...

Вернувшись в Черняховск, продолжил заниматься футболом. В семнадцать уже играл за калининградский клуб «Прогресс» и чуть не попал в одну из польских команд. Поляки выискивали у нас перспективных молодых игроков с целью их дальнейшей перепродажи в европейские клубы. И меня хотели купить, но сделка не состоялась. Я обиделся, разругался с руководством клуба и ушел из команды.

Именно в этот переломный момент, когда не знал, что делать дальше, в кармане каким-то волшебным образом нашлась бумажка с телефоном ЛГИТМиКа. Ее чуть ли не год назад всучила мне одноклассница Лариса, собиравшаяся в этот вуз: «Ты ведь когда-то хотел поступать в театральный? Вдруг пригодится!»

Машинально взяв бумажку, я тут же о ней позабыл. А когда неожиданно нашел, решил, что это знак: «Поеду в Питер!» Лариса, кстати, штурмовать ЛГИТМиК не рискнула.

Уже не помню, сколько летом 1992 года стоил билет на поезд Калининград — Санкт-Петербург, но для нашей семьи это были сумасшедшие деньги. И мама с отчимом их наскребли. Понимали, что мальчишке нужно дать шанс вырваться из провинции.

Семья у меня была самой обыкновенной. Отец и отчим — из рабочих. Мама — вообще от сохи, из деревни в Пензенской области. На момент знакомства с отцом у нее уже была дочка от первого брака — моя старшая сестра Лена.

У родителей жизнь не сложилась. Отец пил и распускал руки, маме доставалось даже во время беременности. Она всерьез опасалась, что ребенок родится больным. Какое-то время терпела выходки мужа, пыталась на него повлиять, а потом не выдержала. Ушла в никуда, когда мне было шесть месяцев. Кем только ни работала, чтобы прокормить двоих детей. Помочь-то было некому — родные жили далеко. Свекровь первое время была настроена против невестки. Потом, когда страсти постепенно улеглись, стала брать меня к себе. Ее дом стоял на окраине города, у самого леса. Мне там очень нравилось. Полдома занимали бабушка с мужем, полдома — мой отец. Мы с ним общались, но настоящей близости, искренних родственных чувств не было. Хотя должен сказать, что меня он никогда не обижал.

Ребята у нас подобрались яркие, талантливые. Самым старшим был Андрей Федорцов... Фото: Persona Stars

— Вы похожи на отца?

— Думаю, от него у меня внутренняя природа. Он был очень одаренным и творческим человеком, и это, видимо, передалось. Да и внешне мы похожи.

Отец работал в депо, но был невероятно артистичным, хорошо рисовал, писал стихи. Наверное поэтому нравился женщинам, которых у него было много. На мою матушку, правда, поэтические чары отца не действовали. «Писал мне какие-то стишки, — рассказывала она. — Хорошие или нет, не скажу. Я в них не очень понимаю». Мама — женщина простая, не какая-нибудь романтическая особа.

Возможно, в другое время и при других исходных данных отец мог бы стать артистом. Но он был из маленького городка, из очень простой семьи и далеко не красавец. А в советское время к актерам предъявляли другие требования в плане внешности, нежели сейчас. Думаю, невозможность реализовать себя, свои стремления и мечты и привела его к злоупотреблению алкоголем. Так он пытался справиться с разочарованием и тоской, заполнить душевную пустоту.

Я не пытаюсь оправдать отца. Некоторые его поступки все равно оправдать невозможно. Для меня стало шоком, когда мама рассказала, как он с ней обращался. В то время я был уже взрослым. В сердцах даже изменил фамилию — с Шевченко на Шевченков, — чтобы дистанцироваться от отца. Со временем отношение к нему изменилось, особенно когда он тяжело заболел и стал нуждаться в поддержке.

Алкоголь превращает в животное даже самого прекрасного от природы человека. Он отца и погубил.

— Мама нашла свое счастье?

— Мне было лет десять, когда появился отчим. Они с мамой вместе уже больше тридцати лет, хотя отношения у них своеобразные. Мама человек непростой — слишком долго тянула все сама и привыкла командовать. Отчиму с ней нелегко. Он настоящий мужик, самостоятельный, рукастый. Выпивает, не без этого, но в меру и никогда не впадает в агрессию. Сколько бы ни принял накануне, в семь утра уже на ногах, что-то делает по хозяйству. Они с мамой живут в моем загородном доме под Тарусой. Хотел взять к себе и сестру, но она предпочла остаться в Черняховске.

— По футболу потом не скучали?

— Скучал. И не очень верил, что затея с театральным не закончится пшиком.

В дорогу мама дала мне куриную ножку, лук и хлеб. Поезд приходил в Питер ранним вечером, а прослушивание в институте начиналось в двенадцать дня. Денег на гостиницу, как и на еду, не было, знакомых в городе — тоже, поэтому ночевал я на вокзале. Есть хотел ужасно, но терпел, чтобы растянуть свои скудные харчи. Ближе к ночи не выдержал, достал курицу — и тут подошел мужик бомжеватого вида:

— Хочешь подработать?

— А что нужно делать?

— Вагон разгрузить.

— Да можно...

— Тогда сейчас найду еще двоих ребят и вернусь за тобой. Что это у тебя? — схватил куриную ножку и убежал. Я даже ахнуть не успел.

Пришлось довольствоваться хлебом с луком. Обратно этот проходимец, конечно, не вернулся. На скамейке в зале ожидания я не выспался и утром безумно хотел спать и есть.

Прослушивание проводила какая-то женщина — как выяснилось впоследствии, Ариадна Николаевна Кузнецова, она преподавала у нас на курсе. Я прочитал ей отрывок из рассказа Федора Абрамова — романтично-печальный монолог про лошадей. Для пущей убедительности, дабы быть похожим на деревенского мужика, сунул в зубы беломорину. От недосыпа слезились глаза. Когда по щеке покатилась слеза, я обрадовался: «Как удачно получилось!» И тут услышал от экзаменаторши: «Хватит сопли разводить. Повеселее что-нибудь есть?» Я опешил. В моем представлении театр был искусством серьезным, замешанным на трагедийности. А она заявила: «С таким материалом вы вряд ли пройдете. Попробуйте взять что-нибудь другое». Но пропустила на экзамены.

На первом туре вместо строгой дамы я увидел какого-то мужчину. Оказалось, курс набирал Дмитрий Астрахан. Ему я читал отрывок уже «повеселее» — из «Василия Теркина». И прошел на второй тур, а потом и на третий.

...самой младшей — Аня Банщикова. С мастером нашего курса Дмитрием Астраханом. Фото: Persona Stars/Премьера фильма «Любовь без правил». кинотеатр «Иллюзион». Москва

Во время экзаменов иногородние абитуриенты жили в институтской общаге, девушки — в актовом зале, а юноши — в спортивном. Жизнь там не замирала ни на минуту. Представьте — одни ребята спят на раскладушках, другие играют в баскетбол, третьи репетируют, и все это одновременно. Спали мы часа по два, но энергия била ключом. Вспоминаю это время с огромным теплом.

Последним испытанием стало сочинение, которое было достаточно написать на троечку. Все остальное я сдал, меня уже практически приняли в институт. Думал, что с сочинением проблем не будет, уж в нем-то я блесну своим красноречием и оригинальностью мышления. Но неожиданно получил двойку.

Стою в полном шоке в коридоре, и тут подбегают какие-то девчата:

— Срочно пишите заявление, что вы в этот день болели!

— Я же не болел...

— Делайте, что говорят, и пересдадите сочинение с кукольниками.

Кукольники на меня потом смотрели как на врага народа: «Наверняка блатной! На турах мы его не видели».

На пересдаче среди преподавателей литературы я, к своему удивлению, обнаружил Астрахана. Тут появился легендарный Юрий Николаевич Чирва, завкафедрой русской литературы и искусства:

— Дмитрий Хананович, а вы что здесь делаете?

— Да вот собираюсь снимать кино про абитуриентов. Хочу понаблюдать, как они ведут себя на экзаменах.

Чирва, конечно, все понял. Посмотрел на меня, на Астрахана и откланялся:

— Не буду вам мешать!

Меня сразу окружили заботой, я получил свою тройку и все-таки поступил.

— Учиться было легко?

— Мне нравилось, а когда нравится, все легко. Конечно, были определенные сложности. Мы расходились с Астраханом в понимании некоторых вещей и профессии как таковой. Это нормально, не плохо и не хорошо. Хотя с другим педагогом — Ильей Михайловичем Макаровым — были ближе по многим параметрам. Не хочу никого сравнивать или обижать, Дмитрию Ханановичу безумно благодарен. Если бы не он, я бы вообще не попал в институт.

Ребята у нас подобрались яркие, талантливые. Самыми старшими были Андрей Федорцов и Геннадий Свирь, самой младшей — Аня Банщикова. А безусловной звездой курса — Марк Горонок. Астрахан считал его гением. Марк был обаятельным, легким. Правда иногда заигрывался и рассказывал о себе невероятные истории — как якобы воевал в спецназе в Закавказье, сидел в зиндане.

Горонок часто вызывал у меня недоумение: ну почему ему достаются лучшие роли? А Гена Свирь — искреннее восхищение и даже белую зависть. Я его очень уважал и ценил. Гена обладал редкой индивидуальностью. Внешне — типичный герой, красивый, мужественный, такой Джордж Клуни, и при этом замечательный характерный артист. За время учебы многие из нас снялись в картинах мастера «Ты у меня одна» и «Все будет хорошо». Они были очень популярны во второй половине девяностых — начале нулевых. В фильме «Все будет хорошо» Горонок сыграл молодого гения Петю Смирнова, главную роль. А Свирь — музыканта Сергея Карелова, приезжавшего на трех машинах за любимой, роль небольшую, но яркую. И запомнился.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Евгений Воловенко. Зеленый луч Евгений Воловенко. Зеленый луч

Евгений Воловенко: «Если поймать зеленый луч, можно рассчитывать на счастье»

Караван историй
Как раздеть девушку догола так, чтобы ей понравилось: 12 дельных советов Как раздеть девушку догола так, чтобы ей понравилось: 12 дельных советов

А ты умеешь делать это правильно?

Playboy
Это был трудный код Это был трудный код

Лев Рубинштейн о феномене «дресс-кода»

GQ
Как бы мамы опять под вопросом Как бы мамы опять под вопросом

В России накаляется дискуссия о необходимости запрета суррогатного материнства

Эксперт
Раздельно нажитое Раздельно нажитое

Как сохранить теплые отношения, рассчитывая только на собственную зарплату

Cosmopolitan
История винного бокала: почему он увеличился в 7 раз История винного бокала: почему он увеличился в 7 раз

За последние 300 лет винный бокал сильно изменился

Популярная механика
Владимир Коренев. До и после Ихтиандра Владимир Коренев. До и после Ихтиандра

Ранний брак удержал Владимира Коренева от многих ошибок

Караван историй
Слишком много любви: если сын для мамы — партнер Слишком много любви: если сын для мамы — партнер

Чрезмерная любовь-страсть матери к сыну может разрушить его жизнь

Psychologies
Термиты построили гнезда в соответствии с кривизной поверхности Термиты построили гнезда в соответствии с кривизной поверхности

Чем больше кривизна гнезд термитов, тем активнее строительство в этой области

N+1
Здравствуй, папа! Здравствуй, папа!

Помоги мужу понять свои ошибки и «исправиться»

Лиза
«Я поднимаюсь со дна»: Агата Муцениеце о жизни после развода с Павлом Прилучным «Я поднимаюсь со дна»: Агата Муцениеце о жизни после развода с Павлом Прилучным

Агата Муцениеце рассказала, как изменилась после расставания с Павлом Прилучным

Cosmopolitan
ЗИС-110 vs Packard 180: как в СССР содрали американский “членовоз” ЗИС-110 vs Packard 180: как в СССР содрали американский “членовоз”

Любимый автомобиль Сталина — Packard 180 или ЗИС-110?

Популярная механика
Порноактер и альфонс: с кем встречались знаменитые бунтарки в начале карьеры Порноактер и альфонс: с кем встречались знаменитые бунтарки в начале карьеры

С кем встречались знаменитые красотки до того, как стать суперзвездами

Cosmopolitan
«Жили прекрасно, кормились вот плоховато» «Жили прекрасно, кормились вот плоховато»

Как проходила в застойные времена жизнь писателей, официальных и неофициальных

Полка
«Это абсолютно бессовестное, эгоистическое «потребительство». Как меценат Владимир Смирнов по любви собрал коллекцию для Третьяковки «Это абсолютно бессовестное, эгоистическое «потребительство». Как меценат Владимир Смирнов по любви собрал коллекцию для Третьяковки

Как за несколько лет собрать такую коллекцию, чтобы за ней охотилась Третьяковка

Forbes
Как распознать тревогу и справиться с ней. 5 принципов и 8 шагов Как распознать тревогу и справиться с ней. 5 принципов и 8 шагов

Как не оказаться в числе страдающих повышенной тревожностью

СНОБ
Сантьяго Ластра: «Время ненужных инноваций уходит» Сантьяго Ластра: «Время ненужных инноваций уходит»

Интервью с мексиканским шеф-поваром Сантьяго Ластра

Bones
Большое Никитское отступление Большое Никитское отступление

Знаменитая усадьба в центре Москвы может превратиться в большую стройку

Огонёк
В Казахстане найден скелет древнейшей домашней кошки на Шелковом пути В Казахстане найден скелет древнейшей домашней кошки на Шелковом пути

Древние азиатские скотоводы не устояли против котиков!

National Geographic
Рожденные в 2000-м Рожденные в 2000-м

Чем живут и о чем мечтают первые люди нового тысячелетия

Огонёк
Пони тоже кони Пони тоже кони

Может ли «китаец» со 100‑кубовым моторчиком доставлять удовольствие от вождения?

Мото
Электрическая паутина справилась с задачами настоящей Электрическая паутина справилась с задачами настоящей

Инженеры изготовили паутину, которая воспроизводит функции ловчей сети паука

N+1
9 трюков, которые сделают поцелуи приятнее (вам обоим понравится) 9 трюков, которые сделают поцелуи приятнее (вам обоим понравится)

Прокачай сладкий скилл!

Playboy
Ненастоящий царь Ненастоящий царь

В отечественной традиции свергнутый правитель воспринимается как слабый

Дилетант
«Лиза захотела новый дом»: Илья Авербух строит особняк для Арзамасовой «Лиза захотела новый дом»: Илья Авербух строит особняк для Арзамасовой

Илья Авербух готовит семейное гнездо для Лизы Арзамасовой

Cosmopolitan
Чем женская ревность отличается от мужской Чем женская ревность отличается от мужской

Почему девушкам нравится, когда их ревнуют?

Maxim
Симулякры демократии Симулякры демократии

Отрывок из книги политологов Ивана Крастева и Стивена Холмса

Огонёк
Театр кулинарных действий Театр кулинарных действий

Михаил Трофименков о «Грейхаунде»

Weekend
Что происходит с атмосферой при столкновении планет: видео Что происходит с атмосферой при столкновении планет: видео

Столкновения планет — обычное явление во Вселенной

National Geographic
Показ на Красной площади и 500 патентов: что нужно знать о легендарном дизайнере Пьере Кардене (и его роли в развитии моды в России) Показ на Красной площади и 500 патентов: что нужно знать о легендарном дизайнере Пьере Кардене (и его роли в развитии моды в России)

Краткая памятка о «королем лицензирования» Пьере Кардене

Esquire
Открыть в приложении