Иван Агапов: "Мне до сих пор снятся Абдулов и Янковский"

Караван историйСтиль жизни

Иван Агапов: "Мне до сих пор снятся Абдулов и Янковский"

В "Ленкоме" никогда не вспоминают об ушедших актерах в прошедшем времени. Говорят так, словно только что встречались с ними за кулисами. Вот и артист Иван Агапов, много лет деливший гримерку с Александром Абдуловым и соседствовавший с Олегом Янковским, рассказывая о них, нет-нет да и переходит на настоящее время...

Беседовала Нина Белова

— Трудно представить двух более непохожих людей: неудержимый человек-цунами Александр Абдулов и ироничный, застегнутый на все пуговицы Олег Янковский. При этом они были не только коллегами, но и друзьями, абсолютными фанатами своего дела и оба обладали блестящим чувством юмора.
Александр Гаврилович мог подойти к Янковскому и заявить: «Олег Иванович, вы — прошлое театра, а я — будущее». У каждого была припасена куча дежурных острот, но они не работали на публику, не пытались привлечь внимание, хотя в результате именно это и получалось. Могли выйти в коридор и орать друг на друга: «Вон из искусства!», «Я тебя выживу из театра, бездарность!» Актеры, служащие в труппе давно, к этому привыкли и относились как к шутке. Но новички или обслуживающий персонал немного пугались.
— Марк Захаров как-то заметил, что эти два артиста постоянно оттачивали друг на друге свое остроумие.
— Именно. А еще такое замечательное умение, как импровизацию, на которую способен далеко не каждый актер. У Абдулова ни один последующий спектакль не походил на предыдущий. Если на сцене что-то пошло не так — у кого-то ус отклеился, стул неожиданно упал, лампа взорвалась, — он с радостью бросался обыгрывать ситуацию. Иногда из-за его импровизаций спектакль чуть-чуть уходил в сторону от рисунка, но всякий раз игрался живо, по-новому. А вырастало все из закулисного общения, готовности каждую секунду ответить на шутку, на реплику, на неожиданность. Они всегда были на стреме.

Фото: Clobal Look Press; И. Гневашев/Global Look Press

В «Варваре и еретике» по мотивам «Игрока» Достоевского играли и Александр Гаврилович, и Олег Иванович. Оба порой с трудом выбирались из словесных дебрей классика, особенно если спектакль шел после длительного перерыва. Потом за кулисами долго звучали обвинения:
— Эх ты, старый дурак, текст забыл.
— Я старый дурак? Это ты — дурак, текст забыл.
— А на сцене они друг друга «раскалывали»?
— Абдулова было просто хлебом не корми — дай кого-нибудь «расколоть». Кстати, сам он умел прекрасно держать удар. Однажды на «Поминальной молитве» сын Евгения Леонова Андрей, которого до этого разыграл Александр Гаврилович, решил пошутить в ответ. В пьесе есть строки из пушкинской «Полтавы»:
Не столь мгновенными страстями
Пылает сердце старика,
Окаменелое годами.
Упорно, медленно оно
В огне страстей раскалено...
Так вот, Леонов неожиданно для всех прочел их на украинском языке! Но ни один мускул не дрогнул на лице Александра Гавриловича. «А теперь все то же самое, только на иврите», — спокойно произнес он со сцены. Зал просто лег от хохота.
Янковский в этом смысле был более дисциплинированным. Его могла вывести из себя любая неожиданность. Зная это, Абдулов в совместных сценах «Варвара и еретика» любил вставить в текст Достоевского какую-нибудь фразу от себя. Например «А какой сегодня день недели?» или «Который сейчас час?» И бедный Олег Иванович, не сразу поняв, что его разыгрывают, вынужден был держать паузу, чтобы вспомнить, какой на самом деле сегодня день. Но заканчивалось все, конечно, общим смехом.

К слову, многие уверены, что у актеров всегда имеет место соперничество. Но Янковский с Абдуловым разрушали это предположение. Они выступали в разных амплуа, обожали работать вместе, в одном спектакле. И Захаров очень любил обоих, хотя бытует легенда, дескать, Александр Гаврилович — такой бесшабашный и несдержанный, все ему было нипочем. На самом деле он боготворил Марка Анатольевича и, думаю, где-то в глубине души его побаивался. Иногда, конечно, у Абдулова случались какие-то промахи, но, как правило, он старался вовремя приходить на репетиции, всегда переживал, если режиссер делал ему замечания. Впрочем, случалось это редко. Помню, на репетиции «Женитьбы», где у Александра Гавриловича было очень много текста, который никак не давался, Захаров рассердился и бросил в сердцах:
— Дорогие мои народные артисты, можно все-таки выучить роль?
Абдулов тут же встал и признал:
— Это я виноват. Марк Анатольевич имел в виду именно меня.
Инна Михайловна Чурикова возразила:
— Саша, это не про тебя, а про всех нас.
Но Абдулов все равно расстроился и потом ходил по театру в обнимку с пьесой. Если не ошибаюсь, подобный случай был единственным. Как правило, он заучивал текст на репетициях: цепкая актерская память быстро схватывала роль в действии. Тупо зубрить, как школьнику, было не его.
Продолжая школьную аналогию, можно сказать, что Александр Гаврилович по жизни был двоечником, а Олег Иванович — отличником. Янковский всегда приходил на репетицию с выученным текстом, но также тяжело переживал замечания Захарова. И, кстати, всегда волновался перед выходом на сцену. Будучи лауреатом всяческих премий, удостоенный многих званий, перед премьерой «Шута Балакирева» спросил молодого артиста:
— Боишься?
— Боюсь! — ответил тот.
— Будешь смеяться — я тоже боюсь.
При всех хиханьках и хаханьках ни Абдулов, ни Янковский не относились к театру так, как поется в «Бременских музыкантах»: «Мы к вам приехали на час». То есть отыграли — и забыли. Нет, считали «Ленком» родным домом. Всегда интересовались у молодых артистов: «Может, вам чего надо?» Помогали детей в школу устраивать, квартиры пробивали. Их очень волновали реноме и марка театра. Однажды кто-то предложил пригласить в «Ленком» модного, но сомнительного режиссера. Олег Иванович иронично поинтересовался: «Это мы опустились до этого режиссера или он дорос до нас?»
Малоизвестный факт, но в истории «Ленкома» случился непростой период, когда Марк Анатольевич был очень занят: то съемки, то занятия со студентами, к тому же его выбрали депутатом. Короче говоря, до работы над новыми постановками у него просто не доходили руки. Молодежь простаивала, актеры помаститее задумались об увольнении. Тогда Абдулов с Янковским собрали всех мастодонтов труппы и пошли к Захарову на серьезный мужской разговор. Его попросили составить конкретный план работы на год, в котором было бы расписано, кто, когда и в каких спектаклях будет занят. И главреж с этим согласился.
— Вы в труппе «Ленкома» с 1989 года. Тогда же и познакомились с обоими народными артистами?
— Нет, первая встреча состоялась еще до того, как я попал в театр. Учился в ГИТИСе на курсе, где Марк Захаров был руководителем режиссерской группы. Он ко мне присматривался-присматривался и дал роль в фильме «Убить дракона». Сначала большую, серьезную, но затем ее всю изрезали — осталась всего одна фраза. Хотя я все равно очень собой гордился. И на зависть сокурсникам отправился на съемки в Федеративную Республику Германию, где, оказавшись в одном кадре с Александром Гавриловичем, впервые ощутил магию его притяжения. Увидел, как бережно, можно сказать, даже нежно относится к нему Захаров, как в любой перерыв между съемками вокруг кипит жизнь, будто он заражает своим оптимизмом всю группу. Позже, когда Абдулов пробовал себя в режиссуре, ему также было важно, чтобы на площадке все друг друга любили, круглосуточно обсуждали проект, на ходу импровизировали.
Мы еще не были представлены, просто сидели рядом, ожидая команды «Мотор!». Вдруг Александр Гаврилович говорит: «Вчера ночью в гостинице уронил со стола банку со сгущенкой. До шести утра не спал, пытаясь оттереть ее с ковра». Я был потрясен. Представил, как заслуженный артист, небожитель, рядом с которым у меня, студента, руки-ноги тряслись, всю ночь счищает ножом какую-то сгущенку, чтобы не засохла. А потом меня взяли в труппу и я уже репетировал с ним «Поминальную молитву», в которой Абдулов не побоялся выйти из амплуа героя-любовника и предстать перед зрителями в образе жалкого неудачника Менахема, странного, смешного и трогательного. Они с Марком Анатольевичем придумали нелепый грим, нелепый костюм, работали над острой характерностью. Нашлись те, кто роль не принял, но впоследствии оказалось, что это одна из лучших работ Абдулова в театре.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Астрологический прогноз на январь Астрологический прогноз на январь

В год Белого Быка именно упорство и труд все перетрут

Караван историй
Как быть с завистью? Как быть с завистью?

Превращаем зависть в мотивацию

Reminder
Маршрут построен Маршрут построен

Мы попросили Гарри Нуриева назвать любимые точки на карте мира

AD
«Мне нечего скрывать» «Мне нечего скрывать»

Елизавета Моряк — о кино, цыганских корнях и любви к эротическим триллерам

OK!
Предисловие Предисловие

Идея кругосветного путешествия завораживала меня с самого детства

Вокруг света
Чихать я на тебя хотела! Чихать я на тебя хотела!

Как узнать, есть ли у тебя аллергия на животных? А можно ли ее вылечить?

Cosmopolitan
«Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть «Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть

«Разжимая кулаки» — история о девушке в беспросветном осетинском городке

GQ
Кэри Фукунага Кэри Фукунага

Режиссер нового фильма о Бонде рассказал о непростой жизни супершпионов

Maxim
Урс лепки Урс лепки

Урс Фишер, «Большой глиной № 4», автор отвечает на наболевшие вопросы

Harper's Bazaar
Критика машинного разума. Пять историй Елены Никоноле Критика машинного разума. Пять историй Елены Никоноле

Елена Никоноле посвятила себя изучению новой утопии и критике интернета вещей

Цифровой океан
Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами

За что Герли Браун критикуют феминистки и за что стоит сказать ей «спасибо»

Forbes
История вопроса: рекрутская повинность История вопроса: рекрутская повинность

Когда появилась рекрутская повинность и выражение «забрить в солдаты»

Культура.РФ
«Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов «Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов

Евросоюз за введение стандарта USB-C, Applе – против

TJ
Калина красная: как и зачем есть горькие ягоды Калина красная: как и зачем есть горькие ягоды

Какими полезными свойствами обладает калина и почему ее стоит попробовать

РБК
Ток-шоу Ток-шоу

Для чего нужна микротоковая терапия, какие проблемы она решает?

Grazia
Магия больших денег Магия больших денег

Как Александр Коноплястый и Михаил Салонтаи основали компанию Flashpoint

Robb Report
Машина желаний Машина желаний

Фантастический рассказ о том, что бы было, если бы существовала машина желаний

Вокруг света
Мне нужны твои камбэки? Мне нужны твои камбэки?

Разбираемся, почему на экранах так много сиквелов и ремейков и как с этим жить

Glamour
Экзопланеты предложили искать в квантовом пределе Экзопланеты предложили искать в квантовом пределе

Физики применили квантовую теорию информации для наблюдения экзопланет

N+1
Носатый полоз Носатый полоз

Зачем змее такой нос?

Weekend
Сара, Сабрина и Ламия: Франция глазами мигрантов Сара, Сабрина и Ламия: Франция глазами мигрантов

Что думают француженки из стран Магриба об успехах мультикультурализма

Эксперт
Большой перемене 19 лет! Большой перемене 19 лет!

"Большая перемена": команда, студенты и способы поддержать фонд

ПУСК
«Неподражаемый песенный каталог»: как стриминг помог Universal Music Group вырасти в шесть раз за восемь лет «Неподражаемый песенный каталог»: как стриминг помог Universal Music Group вырасти в шесть раз за восемь лет

Как Universal Music Group удалось выйти на биржу

VC.RU
На Красной планете произошли 3 рекордных марсотрясения На Красной планете произошли 3 рекордных марсотрясения

Зонд NASA Mars InSight зафиксировал три марсотрясения

National Geographic
Какие мужчины и почему интересуются сексуальным прошлым своих партнерш Какие мужчины и почему интересуются сексуальным прошлым своих партнерш

Стоит ли рассказывать мужчине о прошлых отношениях?

Psychologies
Фантастические организации, которые управляют развитием цивилизации Фантастические организации, которые управляют развитием цивилизации

Фантастические книги о могущественных организациях

Популярная механика
Умное и еще умнее. Кому на самом деле нужно электронное голосование Умное и еще умнее. Кому на самом деле нужно электронное голосование

Технический прогресс вдруг оказался против прогресса общественного

СНОБ
Похитители тел Похитители тел

Из цикла произведений неизвестных авторов – «Похитители тел» Дмитрия Волкова

Esquire
Актер. Иван Янковский Актер. Иван Янковский

Как внук Олега Янковского на глазах превращается в актера Ивана Янковского

GQ
Физики увеличили время когерентности в ультрахолодных молекулах Физики увеличили время когерентности в ультрахолодных молекулах

Физики изменили поведение ультрахолодных молекул в оптических ловушках

N+1
Открыть в приложении