Карантинное чтение: научно-фантастический рассказ "Тупик"

Научно-фантастический рассказ, который поможет вам скрасить домашнюю изоляцию

Популярная механикаКультура

Карантинное чтение: научно-фантастический рассказ "Тупик"

Продолжаем публикацию научно-фантастических рассказов, которые помогут вам скрасить домашнюю изоляцию. Приятного чтения!

Андрей Бурцев

Андрей Бурцев (род. 1954) - современный российский писатель-фантаст и переводчик, в 1990-е годы вышел ряд переведенных им с английского книг (в том числе Клиффорда Саймака); автор нескольких десятков научно-фантастических рассказов, живет и работает в Иркутске.

Машину неимоверно трясло, то и дело подкидывало чуть не на метр вверх, и каждый такой прыжок отдавался в желудке болезненным уколом. Ганешина мутило, хотя он не ел с вечера. За окном было темно, и в этой темноте вдруг возникали и тут же пропадали еще более темные, бесформенные массивы.

- Потерпите, уже немного осталось, — дотронувшись до рукава его куртки, сказал сидящий рядом капитан, фамилию которого Ганешин не разобрал, когда тот представлялся, а если бы даже и разобрал, то все равно бы не запомнил.

Ганешин ничего не сказал, только поморщился. В брюхе опять заворочался тяжелый булыжник. Но тут внезапно спереди и справа неясные массивы сменились россыпью разноцветных огней, словно там был карнавал или громадная дискотека. Впрочем, ни того ни другого давно уже не существовало в мире, и жили они лишь в его воспоминаниях.

Машина коротко прогрохотала колесами по чему-то более твердому, чем раздолбанная грунтовка, и резко затормозила, чуть пройдя юзом.

- Приехали, — бодро сказал сопровождавший капитан и, не получив ответа, первый полез из машины.

Ганешин стал раздраженно нашаривать ручку, но тут дверцу услужливо распахнули снаружи. Он неуклюже вылез, чуть не промахнувшись по невидимой подножке, и первым делом несколько раз с силой закрыл и открыл глаза, чтобы быстрее привыкнуть к сиянию прожекторов, видимо, заменявших здесь освещение.

Внедорожник, на котором его привезли, стоял на круглой, выложенной металлическими плитами площадке. Площадку окружала дюжина больших армейских палаток с наброшенной поверху маскировочной сеткой. Между ними стояли грузовики с прожекторами на кабинах. А справа, чуть поодаль, между двумя прожекторами, неясной грудой вырисовывался громадный танк неправильной формы, скорее даже не танк, а что-то вроде «Шилки"-переростка, и на высокой его башне быстро вращалась какая-то плоскость.

- Сергей Васильевич! Здравствуйте, дорогой! — раздалось так внезапно, что Ганешин вздрогнул.

К нему, семеня, подбежал отдаленно знакомый полковник по фамилии, кажется, Крутилин. Курировал он в их институте какую-то безопасность, то ли по линии военной разведки, то ли наоборот, контрразведки — Ганешин в этом не разбирался.

- Здравствуйте, — сухо ответил Ганешин и пожал потную ладонь, а потом полез в карман за сигаретами — курить хотелось зверски всю дорогу (два часа в вертолете, три — в машине), и всю дорогу он почему-то не решался. Может, потому, что окружающие тоже не курили.

- Вы как, сразу к делу, или, может, сперва отдохнете с дороги? — Крутилин, на этот раз в форме, хотя в институте неизменно был в штатском, продолжал стоять почти вплотную к нему, и Ганешину, который был на голову выше, приходилось созерцать его затылок с намечающейся лысиной — фуражку полковник держал в левой руке. — У нас уже и стол накрыт…

При упоминании о столе вновь шевельнулся булыжник в животе.

- Сразу к делу, — сказал Ганешин, — хотя понятия не имею, какие у вас могут быть дела по моей специальности.

- Как? Вас не ввели в курс дела? — театрально всплеснув короткими руками, воскликнул Крутилин. — Ну, капитан! Ну, Тарабукин!.. Ехать два часа и молчать… Вас же два часа сюда везли?

- Да, пожалуй, все пять, — нехотя сказал Ганешин.

- Ну да, ну да!.. Вас же на вертолете, а не… — Крутилин многозначительно недоговорил, словно существовал вид транспорта быстрее вертолета. — Впрочем, может, это и к лучшему. Никаких предвзятых мнений… Вы курите, курите пока, — он заметил, что Ганешин вертит в пальцах незажженную сигарету. — А то ТАМ уж точно курить нельзя.

И сам услужливо поднес огоньку.

Ганешин несколько раз с наслаждением затянулся, чувствуя, как уменьшается, рассасывается камень в желудке. Вопреки заверениям врачей, курение помогало ему, снимало боль во время приступов. Он посмотрел на часы — без четверти полночь. Глубоко вздохнул, стараясь подавить нарастающее раздражение. Дома, конечно, он еще бы не спал, тем более был вечер пятницы, и уже бы закончил обязательные пять страниц перед сном — он много лет назад, еще со времен написания кандидатской, выработал в себе привычку писать вечером пять страниц, не больше и не меньше. И это оказалось правильным решением — ученому нужна методичность в работе, это дисциплинирует мышление…

- Сергей Васильевич, — вернул его к действительности голос Крутилина, — разрешите представить — генерал Калябин.

Ганешин вздрогнул и поднял глаза. Никак не ожидал он присутствия здесь, на какой-то богом забытой точке, генерала. Думал, что главный тут Крутилин.

- Рад знакомству, — сказал генерал.

Голос у генерала был властный, но какой-то надтреснутый. Был он не толстый, но плотный, с крупным обрюзгшим лицом, испещренным глубокими тенями морщин, — косое освещение прожекторов придавало его облику некую долю сюрреалистичности. Ростом он был не выше Крутилина, поэтому длинному Ганешину неволей приходилось смотреть на них свысока. Впрочем, он никогда не ощущал пиетета перед высокими чинами, тем более, будь это хоть какой генерал, он не был его начальством.

Пожатие руки у генерала было сильным, но кратким.

- Мне уже доложили, — сказал он. — Правильно, так и надо. Сразу брать, как говорится, быка за рога. Вникать, как сказать, в самую суть. Тем более под землей, как вы понимаете, все равно, день или ночь.

Ганешин не понимал. И это раздражало его еще больше.

- Да что вы тут, раскопки ведете, что ли? — брюзгливым тоном спросил он.

Генерал осекся и недоуменно обернулся к полковнику.

- Уважаемого профессора еще не успели ввести в курс дела, товарищ генерал, — бодро отрапортовал Крутилин. — И я подумал, что лучше один раз увидеть…

- Шесть часов, — прошипел, прерывая его, генерал. — У вас было шесть часов, чтобы…

- Пять, товарищ генерал, — осмелился перебить его Крутилин.

- Чтобы обрисовать Сергею Васильевичу по дороге всю, так сказать, картину в общих чертах, — не слушая его, продолжал Калябин. — А вместо этого вы столько времени держали его в полном неведении. Это недопустимо!

- Виноват, товарищ генерал! — рявкнул Крутилин.

У Ганешина возникло чувство, что перед ним разыгрывают с непонятными целями какой-то спектакль. Он быстро, в три затяжки, докурил сигарету и, за неимением урн, бросил окурок прямо под ноги.

- Господа военные, а может, мы все же начнем вводить меня в курс дела? — с немалой долей язвительности сказал он.

Господа военные замолчали и уставились на него.

Первым сориентировался генерал.

- Разумеется, Сергей Васильевич, — как ни в чем не бывало сказал он. — Полковник Крутилин вас проводит, а я подожду здесь результатов вашего… гм… осмотра.

- Да уж, — подхватил Крутилин, — лучше, как говорится, один раз увидеть, чем… Пройдемте сюда, пожалуйста.

Он взял Ганешина под локоток и повел куда-то вбок, за палатки. В отличие от залитой огнями площадки, освещение здесь было гораздо хуже, но под ногами все так же стучал металлический настил дорожки, так что не было опасности запнуться о какой-нибудь корень или подвернуть ногу в выбоине. Ганешина вдруг поразила некая сюрреалистичность окружающего мира. Брызжущий из-за палаток свет прожекторов становился все более неясным и призрачным, по мере того как они отдалялись, а над головой сияли громадные, яркие, каких никогда не увидишь в городе, звезды. Впрочем, звезд было мало — небо затягивало темными провалами туч.

К утру пойдет дождь, рассеянно подумал Ганешин.

- Все получилось совершенно неожиданно, — говорил рядом Крутилин, его лицо в полутьме казалось шевелящейся маской. — Мы начали здесь рыть бункер для стратегических ракет. Все совершенно секретно, разумеется, но вам можно рассказать — все равно вам подписывать кучу бумаг о неразглашении. Так вот, начали рыть, и только-только стали снимать первые пласты холма, как нашли это…

- Что — это? — рассеянно спросил Ганешин, поскольку полковник вдруг замолчал.

Крутилин шумно вздохнул.

— А это уж вам виднее, что. Мы надеемся, что вы нам расскажете, что именно мы здесь нашли. Кладбище древних людей. Или как там его — некрополь. Только это не люди…

В животе опять шевельнулась тяжесть, и Ганешин поморщился.

- А кто же тогда, если не люди? — раздраженно спросил он. — Динозавры, что ли?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пятиминутки осознанности на карантине: 6 практик для здоровья ума и тела Пятиминутки осознанности на карантине: 6 практик для здоровья ума и тела

Эти практики помогут взять паузу, вернуться в настоящий момент и принять решения

Psychologies
Владимир Машков Владимир Машков

Суровый, честный мужской разговор с брутальным героем

Maxim
Потерянный мир Потерянный мир

Чукотское море, лето, колокол перемен

National Geographic
20 способов остаться нормальным человеком 20 способов остаться нормальным человеком

Адекватность — самое стремительно исчезающее свойство современного мужчины

GQ
Право на обиду: почему ты никого не обязана прощать Право на обиду: почему ты никого не обязана прощать

Что за воду возят на обиженных?

Cosmopolitan
«Меня избил мужчина, которого я любила»: Анфиса Чехова пережила домашнее насилие «Меня избил мужчина, которого я любила»: Анфиса Чехова пережила домашнее насилие

Анфиса Чехова заявила, что знает о домашнем насилии не понаслышке

Cosmopolitan
Урсоловая кислота восстановила миелиновые оболочки нейронов у мышей со склерозом Урсоловая кислота восстановила миелиновые оболочки нейронов у мышей со склерозом

Урсоловая кислота может стать лекарством от рассеянного склероза

N+1
«Кто-то зарабатывает на таком падении»: почему нефть снова дешевеет? «Кто-то зарабатывает на таком падении»: почему нефть снова дешевеет?

Смогут ли цены на нефть повторить рекорд майских фьючерсов WTI

Forbes
Правила жизни Кирстен Данст Правила жизни Кирстен Данст

Актриса, Нью-Джерси, 38 лет

Esquire
Новый статус Кремля: как Путин и пандемия разрушают миф о вертикали власти Новый статус Кремля: как Путин и пандемия разрушают миф о вертикали власти

Перемещение центров принятия решений на уровень регионов — естественный процесс

Forbes
#пронауку: как время приема пищи влияет на здоровье и вес #пронауку: как время приема пищи влияет на здоровье и вес

Диетологи советуют тщательно изучать состав продуктов

РБК
5 привычек, опасных для мозга (от них нужно срочно избавиться) 5 привычек, опасных для мозга (от них нужно срочно избавиться)

Мозг — один из самых главных органов в твоем теле

Playboy
Оккупация и сопротивление Оккупация и сопротивление

Ответы на вопросы об оккупации и силах сопротивления Второй мировой войны

Дилетант
Циолковский: великий русский ученый, опередивший время Циолковский: великий русский ученый, опередивший время

Множество идей Константина Циолковского обогнали время

National Geographic
К чему пересматривать прошлое К чему пересматривать прошлое

Как исторический ревизионизм превращает историка в пиар-менеджера

Эксперт
Больше не лезет Больше не лезет

Как вновь ощутить вкус к жизни?

GQ
Забытая трагедия ленинградского троллейбуса №2 Забытая трагедия ленинградского троллейбуса №2

Маршрут повышенной опасности

Maxim
Книги детям Книги детям

Специальная подборка книг для детей

Psychologies
И точка: промышленный дизайн как искусство И точка: промышленный дизайн как искусство

Промдизайн - штука непростая

Популярная механика
Выдающаяся фантастика о взлетах, падениях и развитии цивилизации Выдающаяся фантастика о взлетах, падениях и развитии цивилизации

Подборка самых интересных романов о взлетах и падениях цивилизаций будущего

Популярная механика
«Язык мой — враг мой»: как Тина Канделаки, Ксения Собчак, Александра Митрошина и другие блогеры и звезды отреагировали на скандал с Региной Тодоренко «Язык мой — враг мой»: как Тина Канделаки, Ксения Собчак, Александра Митрошина и другие блогеры и звезды отреагировали на скандал с Региной Тодоренко

Самые яркие мнения о скандале с Региной Тодоренко

Esquire
Четыре типа сотрудников, которые убивают компании Четыре типа сотрудников, которые убивают компании

Как отделить нужных сотрудников от вредных

Forbes
7 продуктов, убивающих стресс и тревогу (нам это сейчас всем пригодится) 7 продуктов, убивающих стресс и тревогу (нам это сейчас всем пригодится)

Еда, в состав которой входят элементы, помогающие организму «поймать дзен»

Playboy
Вошли во вкус Вошли во вкус

После распада СССР в страну хлынули импортные снеки и напитки

Лиза
Кочевник последней надежды. Почему президент вспомнил о печенегах Кочевник последней надежды. Почему президент вспомнил о печенегах

Кажется, наш президент не понимает, о чем ему говорить

СНОБ
Хотеть не вредно: самые быстрые машины Советов Хотеть не вредно: самые быстрые машины Советов

Краткий ликбез на тему советского спортакаростроения

Популярная механика
Ты мой кумир! Ты мой кумир!

Вспоминаем, от кого мы сходили с ума в 1990-х годах

Лиза
Альянсы и союзы Альянсы и союзы

Вторая часть ответов на вопросы об альянсах союзников против нацистской Германии

Дилетант
Предотвратить болезни и сохранить молодость: как тебе поможет биохакинг Предотвратить болезни и сохранить молодость: как тебе поможет биохакинг

Как стать биохакером и есть ли в этом вообще смысл?

Cosmopolitan
ФБК против RT: телеканал попробовал опровергнуть расследование Любови Соболь. Но объяснения оказались спорными ФБК против RT: телеканал попробовал опровергнуть расследование Любови Соболь. Но объяснения оказались спорными

Ведущий RT объяснил большое число просмотров алгоритмами

TJ
Открыть в приложении