Главный редактор Алиса Жидкова встретилась с журналистом Мадонной Мур

GraziaРепортаж

Мадонна Мур

Главный редактор Алиса Жидкова встретилась с журналистом Мадонной Мур, одной из самых влиятельных авторов Telegram-сообщества, и поговорила с ней о том, возможно ли сейчас раскрутить свой канал, что происходит с российской модой и как Мадонна выбирает героев для своих проектов.

Идея, стиль, интервью: Алиса Жидкова

Водолазка из лиоцелла и эластина, Love Republic; кожаная рубашка, Finn Flare; солнцезащитные очки в пластиковой оправе, Balenciaga, бронзовые серьги с золотым покрытием, Misho – все «Слепая курица»

GRAZIA: Знаешь, какой вопрос всех по-прежнему волнует? Правда ли, что тебя действительно зовут Мадонна?

МАДОННА МУР: Это имя дал мне мой папа. В то время в Грузии, где я родилась, была суперпопулярна Мадонна. Было принято называть своих детей именами известных артистов. А может, папе просто понравилось имя. Так что да, меня зовут так с рождения и я имя не меняла.

GRAZIA: Если начать с начала, что бы ты хотела, чтобы люди в первую очередь знали о тебе?

М. М.: Мы с тобой еще во время съемки обсуждали, что ты закрытый человек, не любишь особо нигде светиться и хочешь, чтобы съемки и были твоим отражением. А я вот хочу, чтобы за меня говорили мои проекты. Наверное, именно этим я и отличаюсь от блогера или светского героя. Для меня важно не себя в первую очередь показать. Пусть обо мне судят как о профессионале с точки зрения того продукта, который я создаю. Подсвечивать какие-то личные качества? Ну, конечно, хочется, чтобы все знали, что я хороший и добрый человек. В целом этого знания должно быть достаточно, чтобы понять, чем я руководствуюсь, когда беру интервью. У меня нет злого умысла или каких-то негативных эмоций по отношению к героям и людям, о которых я делаю материалы. В остальном очень хочется, чтобы выстреливали мои профессиональные работы, а еще лучше в будущем, чтобы они выстреливали и без моего имени.

GRAZIA: А кем ты хотела быть в детстве?

М. М.: Я всегда хотела заниматься журналистикой, причем именно на телевидении. Я ходила с микрофоном по дому и устраивала какие-то мини-интервью с родственниками. Я об этом забыла в осознанной жизни. Поступила на политолога, отучилась, думала, пойду в политику, подрабатывала на выборных кампаниях, в партиях разных, чтобы иметь практику. Но потом жизнь меня случайно перекинула в журналистику. Так и началась моя профессиональная карьера.

GRAZIA: С чего начался твой канал и в какой момент ты поняла, что это и есть твой главный рабочий инструмент?

М. М.: Я когда-то с командой соосновала Mash. Это первое медиа, выстрелившее в телеграме. По подписчикам и цитируемости нас было не догнать. Я оттуда ушла четыре года назад. Я точно знала, как делать медиа в телеграме, потому что создавала его с нуля, когда никто этого не делал. Как только поняла, как это работает, мне, как профессионалу, стало интересно открыть свой канал, но не рабочий, а именно такой, чтобы этот канал был моей отдушиной. Я так устала от негативных новостей, которыми занималась долгое время, и решила писать про моду. Но как обыватель. За шесть лет я превратилась в профессионала и редактора моды. Шарм и изюминка моего канала как раз в том, что я пишу доступным языком и все это время училась вместе с подписчиками. У меня массовый канал, нужно быть понятной этой аудитории, близким ей, а не отдельным фэшиониста или инфлюенсерам.

GRAZIA: Почему именно мода?

М. М.: Я всегда увлекалась модой. Изучала, вдохновлялась, потребляла. Я и без канала за всем следила, смотрела трансляции с показов. Руководствовалась своим чутьем и личным интересом.

GRAZIA: То есть мода для тебя в первую очередь твои интуиция и вкус, а не ориентир на тренды?

М. М.: Могу сказать, что и тогда и сейчас я ориентируюсь исключительно на свой вкус. Везде по сути одно и то же, один кардиган Miu Miu – он у меня тоже есть, но потому, что он мне идет, я надеюсь. (Cмеется.) Одни туфли Balenciaga, одни луки Prada – это все очень красиво, но мне важно мое восприятие, поэтому сложно работать, например, с одним стилистом. Я много снимаюсь для YouTude, и стилист необходим. Но он может меня не прочувствовать, потому что моя самоидентификация даже в том, как я одеваюсь, суперважна.

Хлопковая рубашка, кожаная юбка – все Finn Flare; бронзовые серьги с золотым покрытием,   бронзовое колье с золотым покрытием, набор бронзовых колец с покрытием из золота с жемчугом – все Misho, «Слепая курица»

GRAZIA: А как ты одеваешься в повседневной жизни?

М. М.: Какая в кадре, так и в ресторан хожу, в театр, на концерт – в целом это я. Но если встретить меня на прогулке с дочкой, можно и не узнать. В жизни мамы я могу себе позволить выбрать удобство.

GRAZIA: Один раз увидела у тебя в q&a, какой дизайнер тебе нравится. И ты ответила, что особо не привязываешься к брендам. Но есть ли персона из мира моды, модный дом, история, которые все-таки тебя волнуют модный дом, история, которые все-таки тебя волнуют и, может, даже сопровождают на протяжении всей жизни?

М. М.: Могу сказать точно, что мой бренд – Prada. Когда-то я не могла себе позволить эти вещи, может только какие-то аксессуары. Сейчас в любой ситуации возвращаюсь именно к нему. Мне нравится Versace, обожаю самобытные и яркие аксессуары, принты – в этом бренде много характера. Обожаю Александра Арутюнова и искренне считаю его гением. Жаль, он делает одежду для очень высоких и красивых див, и мне это не подходит. Для очень важного мероприятия я к нему обязательно поеду и постараюсь что-то найти. Мне очень нравится Джордж Кебурия. Многие западные бренды за ним подсматривают. Например, он создает супермодные очки, и после этого они появляются у той же Prada.

GRAZIA: А тебе вообще нравится то, что происходит сейчас с российской модой?

М. М.: Для меня это скорее индустрия, а не мода. Мода – это больше про творчество, новые горизонты и новый взгляд. Особо ничего нового не происходит. Уход больших брендов привел к тому, что появилась необходимость в количестве, а не в качестве, чтобы, условно говоря, заменить Zara. Но когда большой бренд делает копирку Chanel… Вероятно, какой-то маленький может себе такое позволить, но не большой масс-маркет. Я считаю, что модная индустрия сейчас развивается быстрыми темпами за счет того, что нужно восполнить нишу, которая освободилась, поэтому акцент на коммерции, а не на экспериментах. Офисный дресс-код, джинсы, футболки, майки и костюмы, тысяча и одна палитра бежевых и серых тонов, поэтому до сих пор удивительно, как Арутюнов и другие остались верными себе. Плохо или хорошо то, что сейчас происходит, покажет время. Я радуюсь за маленькие бренды, которые делают что-то действительно интересное. Например, бренд Ксюши Смо. Он ничего особо не повторяет. У нее узнаваемый продукт.

GRAZIA: Смотри, но Zara же всех копирует, и все радуются, идут и покупают. А нашим почему нельзя?

М. М.: Я ожидала такой вопрос. Считаю, что Zara копирует тренды, но все равно перерабатывает их немного под своим углом. Конечно, все большие бренды ориентируются на тренды с подиумов, и это классно, потому что почти ни у кого нет возможности купить жакет Chanel или сумку за миллион рублей. А сейчас ее еще и в принципе не купить! За Zara я не замечала один в один копирования, они адаптируют.

Топ из вискозы и эластана, жакет и брюки из хлопка и эластана – все Finn Flare; кожаные лоферы,  Pantanetti, No One; золотое кольцо, собственность модели

GRAZIA: У тебя много подписчиков в телеграме. За тобой следят, на тебя ориентируются, а ты за кем следишь?

М. М.: Спасибо большое веку информации, что ты наконец-то не ориентируешься на кого-то одного. Белла Хадид вышла в микрошортах, и ты непременно должна их надеть! У меня толстые ляжки, короткие ноги, не знаю, в конце концов, мой культурный код этого не позволяет. Я слежу за многими, это мой профессиональный долг. Читаю профильные СМИ, WWD, американский Vogue, Hypist и другие. Среди российских остались вы, да и новички появляются. Pose – они про картинку скорее, а не про текст. Мне все-таки хочется помимо картинки получать какую-то информацию. Вот сейчас появилась «Москвичка», но у них только второй номер вышел, то есть непонятно, что с этим будет.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Кремлевский паризьен Кремлевский паризьен

Светлый интерьер во французском стиле, дополненный местоположением квартиры

SALON-Interior
Год на Бабушкинской Год на Бабушкинской

Автофикшен-рассказ Ксении Буржской. Забавный, непринужденно-бытовой, уязвимый

Правила жизни
Из СССР — вокруг света: как Юрий Сенкевич прожил жизнь-путешествие Из СССР — вокруг света: как Юрий Сенкевич прожил жизнь-путешествие

Юрий Сенкевич и его жизнь, полная приключений

Psychologies
50 оттенков лития 50 оттенков лития

Репортаж из Центра энергетических технологий Сколтеха

Цифровой океан
«Какого черта я не могу похудеть?»: разбираемся с психологом «Какого черта я не могу похудеть?»: разбираемся с психологом

Почему происходят срывы во время диет?

Psychologies
Какие тайны скрывает фильм «Шоколад»? Мнение психолога Какие тайны скрывает фильм «Шоколад»? Мнение психолога

Что нам известно о Тени? О том, что вытеснено, спрятано, но продолжает жить?

Psychologies
ОБЭРИУ ОБЭРИУ

Объединения реального искусства: алкоголизм, абсурдизм и классичность

Полка
Все альбомы Depeche Mode от худшего к лучшему Все альбомы Depeche Mode от худшего к лучшему

Для тысяч россиян Depeche Mode — саундтрек всей их жизни, начиная с 80-х

Maxim
Александр Коршунов: «Вдохновение должно приходить в назначенное время» Александр Коршунов: «Вдохновение должно приходить в назначенное время»

Режиссер Александр Коршунов — о новом спектакле и театре «Сфера»

Монокль
«Материнский инстинкт»: как драма с Энн Хэтэуэй и Джессикой Честейн исследует горе «Материнский инстинкт»: как драма с Энн Хэтэуэй и Джессикой Честейн исследует горе

«Материнский инстинкт»: драма о том, как общество демонизирует горюющих женщин

Forbes
Всё как есть Всё как есть

Отвечаем на все актуальные вопросы по правильному питанию

Добрые советы
Медленно, но верно Медленно, но верно

Если хотите изменить набор пищевых привычек, действуйте постепенно

Добрые советы
15 фильмов для тех, кому понравилась «Дюна» 15 фильмов для тех, кому понравилась «Дюна»

Что еще посмотреть, если двух кинолент «Дюна» Дени Вильнева вам не хватило

Maxim
Как правильно ездить на электросамокате в 2024 году: номера, карточки и новые штрафы Как правильно ездить на электросамокате в 2024 году: номера, карточки и новые штрафы

Электросамокаты, гироскутеры, моноколеса и иже с ними впервые добавили в ПДД

Maxim
Теодор Курентзис, дирижер-харизматик Теодор Курентзис, дирижер-харизматик

Оркестр musicAeterna — редкий случай среди независимых симфонических оркестров

Монокль
Искусство, черт побери! Искусство, черт побери!

«Коллекционер – это едва ли не каждый из нас»

Правила жизни
«Лучшие пропускают искусство через сердце, через эмоции» «Лучшие пропускают искусство через сердце, через эмоции»

Почему кроме коммерческой и художественной ценности на арт-рынке важна любовь

Правила жизни
«Поэтам не всё дозволено» «Поэтам не всё дозволено»

Нет ни одной сферы советской жизни, в которой не проявился антисемитизм

Дилетант
Похороны Хрущёва Похороны Хрущёва

Отрывок, описывающий похороны опального политика Никиты Хрущёва

Дилетант
Джекпот, или пот чемпионов Джекпот, или пот чемпионов

Бум на спортивную меморабилию за океаном

RR Люкс.Личности.Бизнес.
Про сердце. Факты о здоровье сердца, которые важно знать именно женщинам Про сердце. Факты о здоровье сердца, которые важно знать именно женщинам

Факты о здоровье сердца, на которые женщинам важно обратить внимание

Лиза
Сборная Грузии пробилась на Евро-2024. Вспоминаем лучших игроков в истории грузинского футбола Сборная Грузии пробилась на Евро-2024. Вспоминаем лучших игроков в истории грузинского футбола

Величайшие футболисты-грузины — от Месхи до Хвичи

СНОБ
Фильм «Герой наших снов»: какие пороки высмеивает трагикомедия с Николасом Кейджем Фильм «Герой наших снов»: какие пороки высмеивает трагикомедия с Николасом Кейджем

«Герой наших снов»: какие насущные проблемы Америки поднимает этот фильм?

Forbes
Ценное приложение: как поменялась мобильная разработка в России за последние 15 лет Ценное приложение: как поменялась мобильная разработка в России за последние 15 лет

Вехи развития отечественной мобильной разработки и что происходит с ней сегодня

Forbes
Ностальгический алкоголь: почему коктейли в банках снова стали популярны Ностальгический алкоголь: почему коктейли в банках снова стали популярны

Популярность сладкого алкоголя: шлейф барной культуры или борьба со стрессом?

Forbes
Даешь витамины! Даешь витамины!

Каких витаминов чаще всего нам не хватает и как их восполнить

Лиза
Mini LED в телевизорах и мониторах: что это за технология и в чем ее преимущества Mini LED в телевизорах и мониторах: что это за технология и в чем ее преимущества

В чем отличия традиционных типов подсветки от Mini LED?

CHIP
У меня лапки У меня лапки

Паралич воли: что делать с выученной беспомощностью

Новый очаг
Что такое феномен «стеклянного потолка» и как он влияет на качество жизни Что такое феномен «стеклянного потолка» и как он влияет на качество жизни

Всегда ли только от нас зависит наш личностный и карьерный рост?

Правила жизни
Правила жизни Александра Ширвиндта Правила жизни Александра Ширвиндта

Правила жизни народного артиста России Александра Ширвиндта

Правила жизни
Открыть в приложении