Не стало Вирджила Абло, основателя Off-White и директора Louis Vuitton

GQЗнаменитости

Суть вещей

В минувшем ноябре не стало одного из самых обсуждаемых дизайнеров современности Вирджила Абло, основателя Off-White, креативного директора мужского направления Louis Vuitton. О том, какая это была величина в мире моды и искусства, рассказывает нью-йоркский журналист и арт-куратор Антвон Сарджент.

Текст: Antwaun Sargent

На траурном мероприятии я сидел в нескольких рядах от его семьи, рядом с художниками Артуром Джафой и Тистером Гейтсом. Был понедельник, шестое декабря, полдень, и мы собрались в двухэтажном стеклянном атриуме Музея современного искусства в Чикаго, чтобы отдать дань памяти художнику Вирджилу Абло, неделей ранее скончавшемуся в возрасте 41 года от ангиосаркомы сердца. Это было похоже на мрачный Met Gala: среди собравшихся были Рианна, Фрэнк Оушен, Дрейк, модели Карли Клосс и Белла Хадид, а также молодые дизайнеры Керби Жан-Реймонд и Руиджи Вийасенор. Мы сидели на белых стульях в большом светлом зале и через стекло смотрели на город. На улице было пасмурно и промозгло; все то же чувствовалось и здесь.

Служба началась с проповеди пастора Рича Уилкерсона-младшего, когда-то он вел свадьбу Ким и Канье (он же Йе) и впервые встретил Ви, как называли Вирджила все, кто был с ним близок, в те годы, когда он работал креативным директором Уэста. После диагноза, поставленного Ви в 2019 году, Рич стал для него кем-то вроде духовного наставника, помогал справляться с делами, которые так и остались незавершенными, а теперь выступал в роли церемониймейстера и приглашал выйти к собравшимся супругу Вирджила — Шеннон Абло. На ней было черное шелковое платье работы Ви со словом Woman на спине. Вслед за ней к подиуму проследовали друзья и коллеги: Дон Си — дизайнер стритвира; Бенджи Би — диджей и продюсер из Британии; Махфуз Султан — архитектор и писатель; Tyler, the Creator — рэпер. Они говорили о жертвах, которые Ви принес своему искусству, о бесконечных перелетах, диджей-сетах, вечном статусе «в сети» в WhatsApp, о его аккаунте в Instagram (соцсеть признана в РФ экстремистской и запрещена), этой открытой онлайн-мастерской, где дизайнер делился чит-кодами, лишь бы победить в игре, за которую он принимал нашу культуру. Они поражались людям, собравшимся вокруг него и ставшим созвездием, освещающим новую эстетическую вселенную. Они оплакивали потенциал, который мы потеряли. И я вместе с ними оплакивал Ви.

Эта служба была для меня кодой, эпилогом к двухлетнему путешествию по всему, что создал гений. Я пытался понять, что заставляло его творить, найти первопричины импульсов и систематизировать его работу в музейной выставке. Казалось, я брался за дело, заранее обреченное на провал, — искать связи в том, что создал один из самых разносторонних художников нашего времени. Но теперь, когда слушал его семью, коллег и друзей, я обнаружил то, что все время упускал из виду. Самой важной заслугой Ви было умение вдохнуть творчество во всех, кто оказывался рядом. Мы все видели, как упорно Вирджил трудился, чтобы воплотить в жизнь свои идеи. Но главную из них нельзя было пощупать. Он собирал вокруг себя молодых людей и показывал им все, что умеет; увидев это, они понимали, что каждый способен на многое.

С Ви мы познакомились во время видеозвонка, организованного директором Бруклинского музея Анной Пастернак осенью 2019 года. Мне она сказала, что хочет привнести в музей «взрывную креативность» Абло. В то время он разъезжал по миру с выставкой «Вирджил Абло: Фигуры речи» и, по словам Пастернак, хотел, чтобы я стал куратором последней версии экспозиции. «У выставки есть недостатки, — сказала Пастернак. — Он обратил на это внимание и решил привлечь к работе других авторов и кураторов». Она добавила: «Думаю, на нас вот-вот обрушится волна совершенного творчества, и ее бы не было, довольствуйся Вирджил малым».

В тот год выставка Ви открылась в Чикаго, а прежде чем оказаться в Бруклине, ей нужно было пройти испытание Атлантой, Бостоном и Дохой. Но на том нашем звонке Вирджил сказал, что для Нью-Йорка ему хочется подготовить особое послание. С нежностью он вспоминал, как чуть больше десяти лет назад основал в городе арт-группировку #BEEN #TRILL. О дружбе с творческими ребятами из центра, такими как Venus X, диджей и создатель вечеринок GHE20G0TH1K, и Шейн Оливер, сооснователь и дизайн-директор Hood by Air. Ви и Шейн вместе публиковали заметки о культуре, пытаясь наделать шуму; они демонстрировали, как неизвестные темнокожие дизайнеры пробивают себе место в мире моды и искусства. Чтобы навсегда запомнить то время, они придумали инсталляцию In Conversation With Shayne: в большие картонные коробки были сложены футболки, а на крышках коробок сияла надпись «Официальные документы Вирджила Абло».

После того первого звонка менеджер Ви Атиттан Сельвендран, известный как Ати, создал в WhatsApp групповой чат, чтобы мы в любой момент были на связи. Также в чат добавили Султана, изучавшего архитектуру в Гарварде, — он отвечал за концепцию выставки. С первых минут в мессенджере закипела жизнь. Что меня удивило: Ви активно интересовался работами других художников, иногда оставляя в стороне обсуждение собственных. Мы курировали человека, который курировал остальную современную культуру: тем, кто его вдохновлял, он уступал место в экспозиции. Например, там у нас родилась идея — разбавить выставку работами из музейной коллекции (насчитывает 1,5 млн предметов искусства); этот жест отсылал к инсталляции Mining the Museum (1992) Фреда Уилсона, в которой художник использовал предметы из Исторического общества Мэриленда, чтобы высказаться о красоте, противоречиях и недостатках художественных институций. Другие идеи выглядели радикальнее. Как-то Ви скинул в чат набросок огромных неоновых баннеров, на которых его крючковатым почерком было написано слово IRAK (так в 1990‑х годах называлось одно из нью-йоркских граффити-сообществ). Абло собирался установить билборды на бозаровом (стиль архитектуры, продолжавший традиции итальянского ренессанса и французского барокко. — Прим. GQ) фасаде музея, чтобы заявить: вас ждет не рядовая выставка.

Первое, что пришло мне в голову, — создать экспозицию, каждый объект которой можно приобрести здесь и сейчас. Купить стулья, картины, кроссовки, украшения, музыкальные колонки, скульптуры, сумки и прочее — заплатить и тут же снять объект со стены или пьедестала. Эдакая критика искусства. Культура потребления. По моей задумке, если бы объекты покупали, на их месте тут же появлялась бы табличка с сообщением, написанным в фирменном стиле Ви. Однако рабочей эта концепция не оказалась. Такаси Мураками, японский поп-арт-художник, и бывший креативный директор Louis Vuitton Марк Джейкобс использовали аналогичный прием в Бруклинском музее в 2008 году. Ви не страшился адаптировать чужие идеи под себя, но именно в этом случае ему требовалось то, что раньше не приходило кому-либо в голову.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Случится чудо Случится чудо

Новый «Бэтмен» с Робертом Паттинсоном. Актер не представляет, что делать дальше

GQ
Персона Персона

О том, почему художников нельзя ограничивать, но нужно направлять

Robb Report
15 мыслей Андрея Малахова 15 мыслей Андрея Малахова

Андрей Малахов о том, что часто остается за кадром

GQ
Сергей Бескоровайный: «Виноделие — это процесс эмпирический» Сергей Бескоровайный: «Виноделие — это процесс эмпирический»

Основатель винодельни «Бельбек» об избытке государственного регулирования

Forbes
Принятие неизбежного Принятие неизбежного

Как российский бизнес погружался в новую экономическую реальность

Forbes
Причины, по которым может болеть живот: от самых безобидных до очень опасных Причины, по которым может болеть живот: от самых безобидных до очень опасных

С чем может быть связана боль в животе?

Cosmopolitan
«Я нахожусь в самом начале пути» «Я нахожусь в самом начале пути»

Почти два года назад Владимир Машков кардинально изменил свою жизнь

OK!
Пазолини, Джармуш, Тарантино: 7 киноальманахов знаменитых режиссеров Пазолини, Джармуш, Тарантино: 7 киноальманахов знаменитых режиссеров

Киноальманахи, к которым приложили руку знаменитые режиссеры

Esquire
Кино как улика Кино как улика

Как одна телевизионная трилогия спасла троих невинно осужденных

Weekend
Физики измерили показатель преломления дейтерий-тритиевой смеси Физики измерили показатель преломления дейтерий-тритиевой смеси

Физики продвигаются в контроле качества топлива для термоядерного синтеза

N+1
Все оттенки серого: на что идут продавцы в борьбе за покупателей на маркетплейсах Все оттенки серого: на что идут продавцы в борьбе за покупателей на маркетплейсах

На маркетплейсах процветают самовыкупы, «грязное» SEO, воровство контента

Forbes
Маршруты Сикстинской Мадонны Маршруты Сикстинской Мадонны

«Сикстинской Мадонне» было суждено пережить много приключений

Дилетант
Как принять себя: 7 шагов, с которых нужно начать Как принять себя: 7 шагов, с которых нужно начать

Первые шаги к принятию себя

РБК
Вопреки правилам: как Рианна и A$AP Rocky меняли (и меняют) модную индустрию Вопреки правилам: как Рианна и A$AP Rocky меняли (и меняют) модную индустрию

За что мода может быть благодарна Рианне и A$AP Rocky?

Esquire
«Мальчика должен воспитывать мужчина»: почему я усыновил ребенка из детдома «Мальчика должен воспитывать мужчина»: почему я усыновил ребенка из детдома

Алексей Чистяков после развода твёрдо решил, что возьмет ребёнка на воспитание

Cosmopolitan
Газлайтинг: что это такое и как ему противостоять Газлайтинг: что это такое и как ему противостоять

Газлайтинг. Почему такое странное слово и что оно означает?

Cosmopolitan
Секс-позитив Секс-позитив

Как помочь себе и своему партнеру наслаждаться сексуальностью

Домашний Очаг
На том стоим На том стоим

Мода XXI века выступает за право женщины гордиться собственным телом

Vogue
Важная книга: «Сны поездов» Дениса Джонсона Важная книга: «Сны поездов» Дениса Джонсона

Игорь Кириенков рецензирует короткий роман Дениса Джонсона «Сны поездов»

Полка
Солнечный круг Солнечный круг

Светлый современный интерьер сделан по древним даосским канонам

AD
Как Андре Леон Телли поссорился с Анной Винтур. Отрывок из книги Как Андре Леон Телли поссорился с Анной Винтур. Отрывок из книги

Отрывок из книги Андре Леона Телли «Мои шифоновые окопы»

СНОБ
Селфи с замком Селфи с замком

Рейтинг популярности замков по числу хештегов в Instagram

Вокруг света
Ментальность краба: что случилось со звездным фондом королевы инвестиций Кэти Вуд Ментальность краба: что случилось со звездным фондом королевы инвестиций Кэти Вуд

Почему Кэти Вуд — выскочка и её время прошло?

Forbes
Топ-7 мест в Европе, которые все мечтают посетить Топ-7 мест в Европе, которые все мечтают посетить

Лучшие маршруты по Европе

Лиза
«Мы преуменьшаем эмоции»: что скрывается за тревожностью и как с ней справиться «Мы преуменьшаем эмоции»: что скрывается за тревожностью и как с ней справиться

Простые, но эффективные техники, которые позволят справиться с тревогой

Forbes
Что делать, если один наушник AirPods не работает? Что делать, если один наушник AirPods не работает?

Если не работает один наушник AirPods, то вы наверняка не знаете, что делать

Популярная механика
Дина Рубина: «Наша жизнь такова: не успеешь отсмеяться, как заливаешься слезами» Дина Рубина: «Наша жизнь такова: не успеешь отсмеяться, как заливаешься слезами»

Саги Дины Рубиной знакомы и любимы миллионами читателей

Лиза
10 интересных сайтов из забытых уголков Интернета (часть 2) 10 интересных сайтов из забытых уголков Интернета (часть 2)

Оказывается, в Интернете есть еще что-то кроме соцсетей

Maxim
Ожидание и реальность: 3 истории, когда первый секс явно пошел не по плану Ожидание и реальность: 3 истории, когда первый секс явно пошел не по плану

Первый секс бывает крайне непредсказуемым

Playboy
В начале «тропы Батыевой» В начале «тропы Батыевой»

Подробности Батыева нашествия до сих пор вызывают полемику

Дилетант
Открыть в приложении