Ровно век назад смерть Густава Климта стала символом конца эпохи модерна

GEOИстория

Украденная красота

Ровно век назад смерть Густава Климта в год падения габсбургской монархии стала символом конца эпохи модерна. Внешне биография самого известного австрийского художника не богата событиями. Но судьба его картин драматичнее любого романа

Текст: Сергей Панков

0:00 /
1175.635
Скандальная афиша Густава Климта к первой выставке нового художественного объединения «Сецессион», организованной в 1898 году. Тезей по требованию цензуры прикрыт стволом дерева

Третьего марта 1943 года в венском Институте охраны памятников готовят к эвакуации партию картин. Две из них, под инвентарными номерами 110 и 111, реставратор Эмерих Бергтольд распоряжается вынуть из рам и свернуть в рулоны. Они слишком велики, чтобы поместиться в грузовик: почти четыре с половиной на три метра каждая. Гигантские обломки разрушенного мира. Теперь уже им угрожает гибель. Хотя полвека назад они сами казались угрозой.

Когда в 1894-м Густав Климт получает заказ на три панно для потолка нового актового зала Венского университета, он уже известный художник. Но еще не тот Климт, каким его знают сейчас.

В семнадцать лет он выполнил эскизы к шествию в честь юбилея императорской свадьбы. В двадцать один год расписал стены виллы императрицы в пригороде Вены. В двадцать шесть украсил фресками фронтон и плафоны парадной лестницы Бургтеатра. В двадцать восемь — завершил роспись сводов большой лестницы Музея истории искусств.

Признание критиков. «Золотой крест» за заслуги в искусстве. Государственная премия. Членство в престижном Доме художников. Номинация на звание профессора исторической живописи в Академии искусств.

К 32 годам он зарекомендовал себя как продолжатель академической традиции главного венского декоратора Ганса Макарта с его помпезными композициями на античные сюжеты. Идеальная кандидатура на роль автора ремейка «Аллегории четырех факультетов», написанной для старого здания университета итальянцем Гульельми больше века назад. У чиновников министерства просвещения и членов ученого совета нет сомнений, что он не хуже предшественника изобразит Философию, Медицину и даже Юриспруденцию.

Через шесть лет еще не законченная «Философия» выставлена для ознакомления. Заказчики в шоке. Перед ними — не триумф света над тьмой, а иллюстрация бессилия науки. В центре — белая, как посмертная маска, голова сфинкса. Закутанная в вуаль Философия — у нижнего края. Как женщина, выглянувшая из окна, она скучающим взглядом провожает уплывающую в космос вереницу тел, символизирующих жизненный путь.

Возможно, все дело в затяжной депрессии художника, вызванной смертью отца и младшего брата. Или в разрыве с бывшим компаньоном Францем фон Мачем, который должен был, как всегда, работать над заказом вместе с ним. Откуда этот новый Климт?

С Эмилией Флёге Климта связывают не только родственные узы. Сестра жены его рано умершего брата почти 30 лет останется для художника другом и «второй половиной». Их отношениям не мешают ни его многочисленные романы, ни 14 внебрачных детей. Она занимается дизайном одежды, разделяет увлечение Климта восточным искусством. Он пишет ее портреты и адресует ей около 400 писем. Привлекает звезд венского модерна к оформлению ее салона мод. Пишет знаменитые пейзажи на озере Аттерзее в Верхней Австрии, где они бывают вместе почти каждое лето. В 1910 году они позируют вдвоем на вилле Олеандер. Климт — в «фирменном» синем балахоне. Эмилия — в своем «реформационном» платье, которое послужит образцом для современной женской одежды свободного кроя

Ответ надо искать в Париже. В том же 1900 году панно Климта получает там золотую медаль на Всемирной выставке. Ее герои — новый век и новое искусство: ар нуво.

«Новое» — самый точный эпитет. Зародившись в Англии как «модерн», это искусство быстро преодолевает границы стран и жанров, меняя названия на «югендстиль» или «либерти». Рисунки Бёрдслея в лондонском альманахе «Йеллоу бук», дома Орта в Брюсселе, скульптуры Родена в Париже, ювелирные украшения Тиффани в Нью-Йорке, мебель Бугатти в Милане... Одного взгляда достаточно, чтобы почувствовать их отличие от всего, что было раньше. И родственную связь друг с другом. Плавные линии, асимметрия, орнаментальность. Сознательный поиск новых форм. Стремление превратить в искусство все вокруг — от занавеса до вешалки. Если стиль — человек, то Климт как будто создан для этого стиля.

Он вырос в семье, где не проводили четкой границы между высоким и прикладным искусством. Готовился стать гравером по золоту, как отец. Но уже в 14 лет проявил такой талант рисовальщика, что получил государственную стипендию на обучение — и шанс выбраться из бедного венского предместья Баумгартен. В отличие от многих художников его уровня у Климта за плечами не классическая Академия художеств, а первая на континенте Художественно-промышленная школа, созданная по образцу передовых английских училищ дизайна. Здесь готовят профессионалов широкого профиля. Помимо графики, живописи и истории искусства преподают технику декорирования, мозаики, фрески. Упор на практику. Еще студентом Климт начинает выполнять заказы в школьной студии. А вскоре организует вместе с братом и сокурсником первый «стартап» — «Компанию художников».

Таким тружеником он предстает и через двадцать лет на групповой фотографии другого художественного «стартапа». В широкой рабочей блузе, с кисточкой в руке он похож не на богемного франта, а на богемского крестьянина, каким и был его прадед по отцовской линии. Трудно поверить, что он — президент объединения, которое даст имя самому утонченному венскому варианту модерна. График Мозер, архитектор Хоффман и другие «бунтари», отделившиеся в 1897 году вместе с Климтом от консервативного «Дома художников», называют себя «Сецессион» («Отколовшиеся»). Их символ — одноименный выставочный павильон в центре столицы, похожий на египетский храм из массивных белых кубов с ажурным золотым куполом. Их цель — привить Вене вкус к современному искусству. Госзаказ на картины для университета — возможность привлечь внимание к новому направлению. Через год после первой работы Климт выставляет в здании «Сецессиона» вторую.

«Факультетские» картины, казавшиеся современникам плоскими, были созданы с расчетом на взгляд снизу вверх. Когда в 2005 году их черно-белые репродукции заняли положенное место на потолке актового зала Венского университета, 19-метровая высота раскрыла их объем. Нагромождения наверху отдалились вглубь, а фигуры у нижнего края выступили на передний план. Как это раскрашенное изображение греческой богини здоровья — Гигиеи (внизу)

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Из помазанников Божьих в святые мученики Из помазанников Божьих в святые мученики

Расстрел царской семьи — едва ли не самый хорошо исследованный сюжет

Дилетант
Красный город Черного континента Красный город Черного континента

Если вы давно хотели побывать в Африке, берите билет в Марракеш

GEO
6 признаков глупого человека 6 признаков глупого человека

Как понять, кого нужно избегать? Да и нужно ли на самом деле?

Psychologies
Извлекла урок Извлекла урок

Дизайнер Женя Жданова оформила яркую квартиру для пары с двумя детьми

AD
Хранители Галапагосов Хранители Галапагосов

Экспедиция National Geographic помогает спасти подводный рай

National Geographic
Ставка на химию Ставка на химию

Новые лекарства стоят дорого, зато теперь можно эффективно лечить рак таблетками

Forbes
5 ключей к разумному оптимизму 5 ключей к разумному оптимизму

Как видеть в жизни хорошее, не вступая в противоречие со здравым смыслом

Psychologies
Эффектная подача Эффектная подача

Создай за столом праздничное настроение!

Лиза
Лучшие игры 2017 года Лучшие игры 2017 года

Топ-7 по версии Игромании

Игромания
Лучший друг человека Лучший друг человека

Интервью с Ни­коль Кид­ман

Glamour
15 мыслей Сэма Рокуэлла 15 мыслей Сэма Рокуэлла

Актер Сэм Рокуэлл о Харви Вайнштейне, Мартине Макдонахе и Джордже Буше‑младшем

GQ
Знай наших Знай наших

По­дроб­но­сти ин­тим­ной жиз­ни твоего бой­френ­да

Glamour
Человек тревожный Человек тревожный

Тревожность мешает осознавать текущий момент жизни

Psychologies
Цюрих Цюрих

Где выпить с художниками и найти приключений в чинном с виду Цюрихе

Esquire
Ба­вар­скиe замашки Ба­вар­скиe замашки

Путешествие в Мюнхен

Vogue
Тимур Абузяров Тимур Абузяров

Шеф-повар московских ресторанов Cevicheria и Beer Happens

Esquire
Квасим! Квасим!

Квашеная капуста — чемпион по содержанию полезных веществ

Добрые советы
Яна Троянова: “Подчиняться мужчинам – это прекрасно!” Яна Троянова: “Подчиняться мужчинам – это прекрасно!”

Откровенное интервью со звездой артхауса и сериала «Ольга» Яной Трояновой

Psychologies
Терция смерти Терция смерти

Почему испанцы не мыслят себя без корриды

Огонёк
Шпион, который себя любил Шпион, который себя любил

Знакомься с Эдди Чапменом – двойным агентом Второй мировой

Maxim
Зона комфорта Зона комфорта

Ванная комната — одно из стратегически важных мест в доме

Добрые советы
Гибкое тело повышает уверенность в себе Гибкое тело повышает уверенность в себе

Уверенным в себе людям проще заводить нужные знакомства, решать проблемы, продвигаться по карьерной лестнице и реализовывать себя. Есть множество способов повысить уверенность, и один из них — развитие физической гибкости.

Psychologies
Тайная жизнь пчелиных волков Тайная жизнь пчелиных волков

В сезон размножения самки пчелиных волков превращаются в безжалостных убийц

GEO
Какие головные уборы выбрать, чтобы не выглядеть глупо Какие головные уборы выбрать, чтобы не выглядеть глупо

5 модных способов избежать простуды

Esquire
Мама, купи! Мама, купи!

Что делать, если малыш уже сейчас ведет себя как настоящий шопоголик

Лиза
Игра в правду Игра в правду

Интервью с хоккеистом Игорем Ларионовым

GALA Биография
Разные гвозди Джона Бисби Разные гвозди Джона Бисби

Уверенной рукой художник сплетает самые разнообразные гвозди

Популярная механика
Здесь начинается дом! Здесь начинается дом!

Первое место, куда ты попадаешь, оказываясь в квартире – прихожая

Лиза
Шальные головы Шальные головы

Архитекторы из бюро Humbert & Poyet создали шале в Гштааде

AD
Ева Вэйл: «У нас полно невротиков, зачатых естественным образом» Ева Вэйл: «У нас полно невротиков, зачатых естественным образом»

Стоит ли сообщать детям, что они были зачаты искусственно? Есть ли связь между способом зачатия и психологическими проблемами? Должен ли человек знать своих биологических родителей? Об этом мы поговорили с французским психоаналитиком Евой Вэйл, которая более 20 лет занимается вопросами репродуктивной медицины.

Psychologies
Открыть в приложении