Максимилиан Волошин — титан Серебряного века

GEOИстория

Мгновения Максимилиана Волошина

Поэт, художник, знаток искусства, краевед, но прежде всего бескомпромиссный гуманист. Главный талант Максимилиана Волошина раскрылся в Крыму. И там же прошел испытание на прочность

Текст: Сергей Панков

Портрет Максимилиана Волошина работы Георгия Верейского (1924 год). Из коллекции Дома-музея Максимилиана Волошина в Музее-заповеднике «Киммерия М.А. Волошина», Коктебель

К девяти вечера 28 июля 1914 года на Карадаг с грохотом обрушивается ливень, переходящий в крупный град. Плывут дома, как сорванные с якорей корабли. За ночь с неба выливается больше воды, чем за полгода. Долина — в руинах. Но самый известный житель этих мест узнает из завтрашних газет не о крымском потопе, а о европейской катастрофе.

Начало мировой войны застает Максимилиана Волошина в пути. Румыния, Венгрия, Австрия, Германия. Границы захлопываются за ним, как двери в анфиладе. 31 июля — последний поезд из Мюнхена в Базель. Он чувствует себя беглецом, успевшим запрыгнуть на ковчег. В нейтральную Швейцарию из 19 воюющих стран съехались последователи Рудольфа Штейнера, чтобы построить свой «всемирный центр». Противовес всеобщей мании разрушения — и архитектурное воплощение созданной им антропософии. В отличие от теософии, в ее центре — человек, а не бог.

Взгляды австрийского «доктора» близки 36-летнему поэту, художнику и публицисту. Год назад Волошин прославился скандальной статьей в защиту молодого иконописца, в припадке ужаса изрезавшего Ивана Грозного и его убитого сына на картине Репина.

Луч прожектора со стороны немецкой границы шарит по горам близ Дорнаха. 12 августа Волошин с фонариком в руке несет ночную вахту на портале строящегося здания. Крытый серебристым шифером купол, своды которого он расписывает днем, поблескивает во тьме. Тишина контрастирует с недавней канонадой, эхом французского наступления в Верхнем Эльзасе, стоившего 22 тысяч жизней. Новый век, вооруженный технологиями тотальной пропаганды и массового уничтожения, атакует умы. Швейцарские строители уже мобилизованы. Многие члены антропософской общины, поддавшись патриотической истерии, отправляются на фронт. Повестка приходит и Волошину.

Август 1893 года. «Ваши лошади украдены вопреки распоряжению центрального агентства по конокрадству» — говорится в записке, переданной Павлу фон Тешу. Мать Волошина Елена Оттобальдовна — его гражданская жена. В начале июня она вместе с 16-летним сыном переехала из Москвы к нему в Коктебель. От болгарской деревни между Феодосией и Судаком всего один день пути до татарского Карасубазара, где анонимный доброжелатель советует искать похищенных лошадей. Волошин уговаривает фон Теша взять его с собой.

Глядя на акварель Волошина «Мой дом под луной» с безмятежным видом на горно-вулканический массив Карадаг, и не догадаешься, что она написана в 1927 году, когда Крым пережил серию мощных землетрясений

Короткая вылазка превращается в многодневную погоню — на телеге по старой почтовой дороге через степь. Вместо верстовых столбов — металлические опоры телеграфной линии из Калькутты в Лондон, проложенной после Крымской войны англичанами. Потом на поезде. Снова на телеге. Все дальше на север. Вот уже перешеек. За ним — материк. И след будет потерян. Но тут лошадей удается настичь.

Спустя 32 года Волошин вспомнит это первое путешествие через весь полуостров в предисловии к путеводителю по Крыму. И сравнит его историю с чередой волн, которые оставляли после себя культурный слой. Новое накладывалось на старое, как индийский телеграф — на древний караванный маршрут в Индию. Один народ сменял другой. Киммерийцы, тавры, скифы, греки, римляне, византийцы, хазары. И татары. Остатки созданного ими за 350 лет «райского сада» еще сохранились под верхним слоем запустения. Обломки ирригационных труб — под пылью холмов. Воронки для сбора росы — на вершинах. Одичавшие груши и виноградные лозы — среди скал. От других народов остался только исторический пейзаж.

«Представьте себе, что над вами идет другой человек. Смотрите на себя его глазами вниз», — такой совет дал Волошину австрийский философ Рудольф Штейнер в 1914 году. На фото: создатель антропософии в том же году в своей студии с макетом спроектированного им «всемирного центра»

Но пока для гимназиста Волошина это лишь экзотика. Чтобы он стал здесь своим, понадобится отчисление из университета за участие в студенческой забастовке, короткая ссылка в Ташкент и поход по пустыне с караваном верблюдов, сотни пройденных километров по Южной Европе с остановками в ночлежках. К Крыму он приблизится издалека, пешком. Через Францию, Испанию, Италию и Грецию.

Когда весной 1916 года Волошин вернется в Коктебель из Парижа, где он работал корреспондентом петербургских «Биржевых ведомостей», Крым — уже дом. И не только для него.

Дача на берегу почти сразу после постройки в 1903 году переполнена столичными гостями. Их число растет год от года. Параллельно растет и дом. В 1912 году пристроена спроектированная Волошиным мастерская с библиотекой. Пятигранная башня с высокими окнами, тремя ярусами голубых террас и зигзагом лестницы на крышу с обзорной площадкой. Отсюда открывается вид на Коктебельский залив, особенно живописный на закате, когда, опасаясь германских дредноутов, по всему побережью гасят свет. На юго-западе — изломанный силуэт древнего вулкана Карадаг с профилем Пушкина. На востоке — горб Кучук-Енышар. Впереди — фосфоресцирующее море. За спиной — темнота и горячее дыхание степи.

На строительстве всемирного антропософского центра в швейцарском Дорнахе во время Первой мировой войны Волошин занимался резьбой по дереву и работал над эскизами театрального занавеса по мотивам поэзии Гете. В честь немецкого поэта «храм духа» получил название Гетенаум. Первое деревянное здание сгорело в 1923 году и было отстроено заново из бетона

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Двухколесная анархия Двухколесная анархия

Велосипедисты захватывают города

Огонёк
9 признаков скрытой депрессии у внешне успешных людей 9 признаков скрытой депрессии у внешне успешных людей

Как определить, что с человеком что-то не так?

Psychologies
Кто не знает H2O Кто не знает H2O

Что же не так с водой и почему она не подходит для умывания?

Cosmopolitan
Заехали в тупик. Как ОСАГО стало убыточным для страховых компаний Заехали в тупик. Как ОСАГО стало убыточным для страховых компаний

В прошлом году страховые компании ушли в глубокий минус

Forbes
Особый ребенок в классе: проблема или удача? Особый ребенок в классе: проблема или удача?

Инклюзивное образование в России практикуется во многих школах

Psychologies
Селекция по-русски. ФАС удалось добиться от Bayer технологий в земледелии Селекция по-русски. ФАС удалось добиться от Bayer технологий в земледелии

ФАС добилась согласия на передачу России современных технологий по селекции

Forbes
Надувная лодка: как акулы яхтенного бизнеса обманывают миллиардеров Надувная лодка: как акулы яхтенного бизнеса обманывают миллиардеров

Как брокеры могут нажиться на неразборчивости и неосведомленности клиентов

Forbes
Молодая кровь: зачем российский бренд сшил одежду с логотипами KFC Молодая кровь: зачем российский бренд сшил одежду с логотипами KFC

Фастфуд KFC выпустил лимитированную коллекцию одежды

Forbes
Миллиарды из трущоб Миллиарды из трущоб

Как самый богатый человек Индии зарабатывает на дешевой мобильной связи

Forbes
7 вещей, которые не выйдут из моды в 2018 году 7 вещей, которые не выйдут из моды в 2018 году

Стилеобразующие вещи, которые мы покупали в прошлом году

Cosmopolitan
Правила жизни Хоакина Феникса Правила жизни Хоакина Феникса

Актер, Голливуд, 43 года

Esquire
Как устроена машинка бессмертия Как устроена машинка бессмертия

За 4 миллиарда лет ни одна из клеток, от которых вы произошли, не умерла

СНОБ
Я тоже так могу Я тоже так могу

Почему современное искусство вернулось к амебе

Русский репортер
Кто такие Кто такие

Повальное увлечение ЗОЖ породило новую субкультуру

Cosmopolitan
10 малоизвестных автомобильных брендов из Южной Кореи 10 малоизвестных автомобильных брендов из Южной Кореи

В Южной Корее хватает брендов, о которых вы вряд ли слышали

Популярная механика
Циркачи в пустыне. Зачем Саудовская Аравия приглашает Cirque Du Soleil Циркачи в пустыне. Зачем Саудовская Аравия приглашает Cirque Du Soleil

Первые шаги по интеграции в индустрию развлечений для исламской страны

Forbes
Сделано с любовью: романтические достопримечательности Сделано с любовью: романтические достопримечательности

Любовь творит чудеса – в том числе архитектурные

National Geographic
11 подозрительных признаков, что тебя хакнули 11 подозрительных признаков, что тебя хакнули

Как понять, что твой смартфон или компьютер стал жертвой взлома

Maxim
Газ, пиво, транзит. «Газпром» допустил строительство «Северного потока — 3» Газ, пиво, транзит. «Газпром» допустил строительство «Северного потока — 3»

Александр Медведев заверил, что газовый монополист не продлит контракт с Киевом

Forbes
Время перемен. Почему армянским революционерам придется договариваться с Россией Время перемен. Почему армянским революционерам придется договариваться с Россией

Армении придется решать накопившиеся вопросы в отношениях с соседями

Forbes
«Родители решают проблему таблетками» «Родители решают проблему таблетками»

О последствиях учебной перегрузки

Огонёк
Сколько можно пить? Установлена безопасная доза алкоголя Сколько можно пить? Установлена безопасная доза алкоголя

В странах мира по-разному определяют безопасное для здоровья количество алкоголя

National Geographic
Наталия Корнеева. Непростая история Наталия Корнеева. Непростая история

Уже больше полугода не утихает скандал между Джигарханяном и его женой

Караван историй
Детская жестокость: почему эмоциональный интеллект нужно развивать с детства Детская жестокость: почему эмоциональный интеллект нужно развивать с детства

Про детскую осознанность и умение противостоять агрессивной среде

Forbes
Четкий взгляд на мир глазами космонавта Четкий взгляд на мир глазами космонавта

Можно ли в скафандре носить очки и увидеть в них НЛО

Maxim
Взять верный TON: насколько перспективна блокчейн-платформа Дурова Взять верный TON: насколько перспективна блокчейн-платформа Дурова

Поможет ли блокировка мессенджера в России выходу проекта на ICO?

Forbes
Дмитрий Орешкин: Не так плохи Тулеевы, как то, что будет после них Дмитрий Орешкин: Не так плохи Тулеевы, как то, что будет после них

Аман Гумирович Тулеев — политик очень жесткий, авторитарный

СНОБ
Скорость будущего: почему роботы не выгонят людей на улицу Скорость будущего: почему роботы не выгонят людей на улицу

Роботы могут многие вещи делать быстрее и точнее людей

Forbes
Некуда бежать. Смогут ли вкладчики найти замену депозитам Некуда бежать. Смогут ли вкладчики найти замену депозитам

Ставки по депозитам опустились до исторического минимума — 6,9% годовых

Forbes
Жук-олень за $89000 и ещё 7 очень дорогих домашних питомцев Жук-олень за $89000 и ещё 7 очень дорогих домашних питомцев

8 питомцев, которые стоят баснословных денег

Популярная механика
Открыть в приложении