Как социальная система Германии справляется с освобождением человека от труда

GEOОбщество

Жизнь

Главный немецкий бренд

Как социальная система Германии справляется с тем, с чем не мог справиться коммунизм, — освобождением человека от гнета труда

Текст: Дмитрий Вачедин

Если бы Ленин оказался в Германии в 2017 году, он не удивился бы отсутствию коммунизма и вряд ли заглядывал бы под все дверные коврики в поисках диктатуры пролетариата. Даже если кажется, что марксисты с часами в руках ожидали наступления мировой революции, на самом деле относительно Западной Европы иллюзий у них было мало. Буржуазия коррумпирует рабочий класс и перетягивает его на свою сторону, пролетариат тут не совсем пролетариат, — сокрушались они еще в начале двадцатого века. И поглядывали с надеждой на крестьянскую Россию. Позднее, когда в России получилось то, что получилось, коммунистическая угроза заставляла западных «капиталистов» шевелиться и предлагать местным рабочим одну уступку за другой. В результате этого компромисса общественное устройство, образовавшееся, например, в Германии, удовлетворяет, кажется, всех. Даже среди радикалов мало найдется охотников его разрушить.

Интересно, что сказал бы о немецкой «социалке» Карл Маркс? Одобрил? Или недовольно пробурчал: «Праздник за счет третьего мира»?

Если искать в Германии действительно массовый международный бренд, подобный «американской мечте», то это, пожалуй, будет знаменитая немецкая «социалка». То есть способность немецкого государства прозрачным и более или менее справедливым образом распределять свои доходы среди тех, кто нуждается в поддержке. Так или иначе в зону охвата этого бренда вовлечены миллионы — от сомалийца, с риском для жизни плывущего через Средиземное море в лодке контрабандиста, до дрезденского пенсионера, который голосует за крайне правых популистов, чтобы сомалиец, достигнув Германии, был отправлен обратно, а не получал неизвестно за какие заслуги деньги немецких налогоплательщиков. Еще миллионы, запасшись попкорном и тренируя злорадные усмешки, ждут, когда немецкая социальная система перенапряжется, забуксует, сломается, не выдержит нагрузки.

Интересно, что сказал бы о немецкой «социалке» Маркс? Тоже расположился бы в партере в ожидании? Одобрил бы? Или недовольно пробурчал: «Праздник за счет третьего мира»? В любом случае, как и подавляющее большинство придуманных немцами механизмов, «социалка» работает: поршни смазаны, клапаны не заедают.

В одном только Берлине «харцуют» больше полумиллиона человек. Чтобы как-то убить время, многие из них целыми днями просто разъезжают по городу в автобусах

«Утром я отводил дочку в детский сад и потом мог никуда не спешить. Это было новое ощущение, которое очень мне нравилось — можно сесть на лавочку, попить кофе, посмотреть на людей», — так описывает сорокалетний программист Игорь свои будни в то время, когда он получал пособие по безработице. Расслаблен был Игорь от того, что после увольнения в течение 12 месяцев государство платило ему пособие размером около 70 процентов от оклада. Выплаты продолжаются и спустя 12 месяцев, но в урезанном формате — так, чтоб едва хватало на жизнь. На бюрократическом жаргоне такие урезанные выплаты, полагающиеся всем жителям Германии, в том числе и негражданам, имеющим вид на жительство, называются «хартц-4» — по фамилии экономиста Петера Хартца. Он возглавлял в 2002–2005 годах комиссию, по рекомендации которой были приняты четыре закона о реформировании рынка труда и социального обеспечения.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Так ли надежна биометрия? Так ли надежна биометрия?

Можно ли обойти проверку отпечатков пальцев или сканирование глаза?

CHIP
Васса Васса

Создательница VASSA&Co. о внутренних конфликтах и о рекламе

Numéro
Отравленная Африка Отравленная Африка

Дешевые ядохимикаты стали в Африке мощным оружием, уничтожающим природу Кении

National Geographic
Александр Петров: “У меня была любовь и война одновременно” Александр Петров: “У меня была любовь и война одновременно”

Интервью с артистом вертикального взлета Александром Петровым

Psychologies
Девочка с севера Девочка с севера

Актриса Светлана Устинова нежится в постели, вспоминая детство у моря

Esquire
Джереми Микс Джереми Микс

Даже если вас посадили в тюрьму, можно стать моделью — как Джереми Микс

Numéro
Почтовая экзотика Почтовая экзотика

В истории почты много случаев передачи посылок и сообщений необычным образом

Дилетант
Звезда эфира Звезда эфира

Крупнейшие компании мира внедряют в свою работу распределенную систему Ethereum

Популярная механика
«Квартиру забрали, меня загнали в долги». Истории людей, потерявших жилье «Квартиру забрали, меня загнали в долги». Истории людей, потерявших жилье

Об угрозах от коллекторов, черных риелторах, жизни на улице и мечте обрести дом

СНОБ
Машенька и ее медведи Машенька и ее медведи

История о девочке, потерявшей маму, простом шофере и молодом гее

СНОБ
Решение семейных конфликтов: методика «двух шагов» Решение семейных конфликтов: методика «двух шагов»

Что делать, когда в семье конфликт, кажущийся неразрешимым

СНОБ
Письма счастья Письма счастья

Письменные медитации

Yoga Journal
Повернуть время вспять Повернуть время вспять

Морщинки – история нашей жизни. Но обязательно ли рассказывать ее окружающим? Любые признаки старения, будь то морщины, пигментация или дряблость кожи, говорят о пренебрежении. Как к окружающим, так и к достижениям науки. А значит, о нежелании работать над собой. Когда же нужно начинать бороться за свое лицо?

Psychologies
Участковый доктор Участковый доктор

Почему компания «Евромед» переключилась на лечение дачников по ОМС?

Forbes
4 правила разумного питания 4 правила разумного питания

В издательстве «Эксмо» вышла книга актрисы Кейт Хадсон «Просто быть счастливой. Измени себя, не изменяя себе». Одним из секретов хорошего самочувствия актриса называет здоровое питание. По ее мнению, оно базируется на четырех правилах.

Psychologies
Алексей Алексенко: Тайна огурца раскрыта Алексей Алексенко: Тайна огурца раскрыта

Чем занимались огурцы десятки миллионов лет

СНОБ
В плену желаний В плену желаний

Разные виды зависимости можно вылечить и без лекарств

National Geographic
В надежных руках В надежных руках

Театральную программу фестиваль «Дягилев PS» открывает спектаклем «Коко Шанель»

Vogue
«Я плавала с белухами обнаженной, чтобы стать одной из них» «Я плавала с белухами обнаженной, чтобы стать одной из них»

Наталья Авсеенко – человеческие возможности гораздо больше, чем принято думать

Psychologies
Скромное обаяние рабства Скромное обаяние рабства

Рабство куда более сложное явление, чем можно подумать

Maxim
Большой брат Большой брат

Симпатичный актер снова сыграл бога Тора

GQ
Как быть независимым и не разориться Как быть независимым и не разориться

Осталось ли в индустрии роскоши место для независимых производителей?

СНОБ
Чего боится мода? Чего боится мода?

Разбираемся, как мода связана с кошмарами коллективного бессознательного

Numéro
Ай, болит! Ай, болит!

Ольга Севастьянова расспросила солиста Hurts Тео Хатчкрафта о счастье и любви

Cosmopolitan
15 мыслей Франсуа Озона 15 мыслей Франсуа Озона

Французский режиссер поделился пятнадцатью из множества своих мыслей

GQ
Пропаганда без оргазма Пропаганда без оргазма

Пропагандистское кино в современной России не выполняет своей главной функции

СНОБ
Как оставаться активным в старости Как оставаться активным в старости

Как преодолеть страх пенсионного возраста?

СНОБ
Династия Династия

Три поколения коммунистических монархов Ким

GALA Биография
Иракские христиане: после освобождения Иракские христиане: после освобождения

Что происходит в крупнейшем христианском городе Ирака после освобождения от ИГ

Русский репортер
Макс Фрай: Ирруан, доудаль, индера Макс Фрай: Ирруан, доудаль, индера

Рассказ Макса Фрая, в котором будни выворачиваются босхианской изнанкой

СНОБ
Открыть в приложении