Незаконченный портрет

Иван Крамской. Неоконченный портрет.

GALA БиографияИстория

Искусство / Иван Крамской

Незаконченный портрет

«Часто изображения одного только характера бывает достаточно, чтобы имя художника осталось в истории искусства», – писал Иван Крамской. Выдающийся портретист, 180-летие со дня рождения которого отмечается в этом году, оставил нам десятки таких «характерных» портретов своих выдающихся современников.

Текст: Армен Апресян

Иван Крамской родился 27 мая (8 июня по новому стилю) 1837 года близ уездного городка Острогожска Воронежской губернии, в слободе Новая Сотня. Отец будущего художника, Николай Крамской, служил писарем в городской думе и был человеком довольно суровым, по крайней мере, именно так вспоминал о нем Крамской в своей автобиографии, и это, пожалуй, все, что о нем известно. Мальчик учился в Острогожском уездном училище, причем отличался изрядным прилежанием: окончил он его в 13 лет «первым учеником», да еще и с «разными отличиями, похвальными листами по всем предметам, с отметками «5» по всем предметам». Но умер его отец, и положение семьи стало совсем тяжелым – о том, чтобы продолжить образование в воронежской гимназии, не было речи. Крамской остался в Острогожске и стал, по его словам, «упражняться в каллиграфии» в городской думе.

Тягу к изобразительному искусству, как он сам признавался, Крамской испытывал с детства: «Семи лет я лепил из глины казаков, а потом по выходе из училища рисовал все, что мне попадалось, но в училище не отличался по этой части, скучно было». В письме знаменитому журналисту и издателю Алексею Суворину Крамской вспоминал один забавный эпизод, приключившийся во время учебы: «Во втором классе нам наложили много оригиналов на выбор, и я, помню, выбрал литографию Святого семейства; фигуры были с ногами. Я начал, да так и не кончил, и помню, что учитель обозвал за это меня лентяем, зарывающим талант свой в землю; что это значило – для меня тогда было загадкой неразрешимой, но я был рад, что учитель не настаивал на рисовании».

«Мать художника Крамского за вязанием». Портрет работы Карла Лемоха. Настасья Ивановна Крамская долго противилась желанию сына заниматься живописью, однако со временем уступила и сама отвезла его в Воронеж, к лучшему тамошнему иконописцу.

Тем не менее рисовать «для себя» Крамской очень любил и отдавал этому увлечению практически все свободное время – сложно представить, сколько его юношеских рисунков кануло в Лету. Он довольно рано понял, что хотел бы заниматься искусством профессионально, и бесконечно просил матушку, чтобы она отдала его в ученики к какому-нибудь художнику. В начале 1850-х годов он наконец-то стал подмастерьем воронежского иконописца, но испытал жестокое разочарование: его «учеба» заключалась в том, что он был вынужден растирать краски да выполнять мелкие поручения по дому. Неудивительно, что учеба его долго не продлилась, – вскоре Крамской возвратился в родительский дом.

Многие биографии прославленных художников являются ярким свидетельством того, сколь много в жизни значит счастливый случай, и история Ивана Крамского – не исключение. Этот случай явился в лице харьковского фотографа Якова Данилевского, который проездом оказался в Острогожске. Ему понадобился ретушер, кто-то из знакомых порекомендовал Крамского – и не прошло и нескольких дней, как у фотографа появился весьма вдохновленный сотрудник. «С этим фотографом и объехал в течение трех лет половину России в качестве ретушера и акварелиста», – вспоминал художник. Впоследствии он не раз говорил, что это была превосходная школа, сослужившая ему добрую службу. Дело в том, что сидеть перед объективом неподвижно не меньше 10 минут не у всех получалось, и многие заказчики узнавали себя на фото лишь благодаря трудам ретушера. Работая у Данилевского, Крамской развил отличную зрительную память и набил руку, но в остальном жизнь его была не слишком веселой: фотограф платил ему сущие копейки – всего два с половиной рубля в месяц, так что за три года капитала сколотить не получилось.

Мог ли представить шестнадцатилетний ретушер, что его первый графический автопортрет окажется в собрании одного из крупнейших художественных музеев страны – Русского музея. 1853 год.

А капитал был нужен: Крамской мечтал о Петербурге, об Академии художеств, которую считал храмом искусства и надеялся там найти учителей, единомышленников, друзей… В 1857 году он расстался с Данилевским и отправился в столицу, где без особенных сложностей поступил в Академию. Чтобы как-то сводить концы с концами, он снова нанялся ретушером – сначала к фотографу Александровскому, спустя некоторое время – к Андрею Ивановичу Деньеру. «Фотограф Их Императорских Величеств», член Императорского Русского технического общества (с 1878 года. – Прим. ред.), Деньер был куда более щедрым работодателем: Крамской смог снять небольшую квартирку, которая вскоре превратилась в настоящий клуб, где собирались молодые художники, работали, спорили, обсуждали пути развития искусства, поругивали профессоров Академии за их сухость и слишком формальные наставления.

Эти беседы во многом привели к знаменитому «Бунту четырнадцати», ставшему настоящим переворотом в истории русского изобразительного искусства. Причиной «бунта » стали правила академического конкурса на большую золотую медаль, дававшую право на шестилетнюю стажировку в Италии. Преподаватели считали, что все претенденты должны писать картины на один сюжет, а 14 академистов, обладателей малых золотых медалей, осмелились требовать право выбора сюжета. «Так как к предстоящему столетию Академии Совет заботится о богатстве будущей выставки, то, чтобы сделать ее еще более разнообразной и достойной юбилейного торжества, мы со своей стороны решились заявить наше задушевное желание об дозволении нам делать свободный выбор своих сюжетов тем из нас, кто, помимо заданной темы, пожелает этого; так как самим Советом признаваемо было в нужных случаях дать свободу личным наклонностям художника», – говорилось в письме, подписанном А. Морозовым, Ф. Журавлевым, А. Корзухиным, Н. Шустовым, М. Песковым, И. Крамским, Н. Петровым, К. Маковским, А. Григорьевым, П. Заболотским, А. Литовченко, Б. Венигом, К. Лемохом и Н. Дмитриевым-Оренбургским.

Иван Крамской в мастерской. 1865 год.

Просьба была отклонена, член Совета Академии, профессор Николай Степанович Пименов заявил бунтарям: «Нигде в Европе этого нет, во всех академиях конкурсы существуют, другого способа для экзаменов Европа не выработала. Да, наконец, и неудобно: как вы станете экзаменовать разнородные вещи. Нет, этого нельзя!» Ответ Пименова оскорбил конкурсантов. Понимая, что ставят под угрозу собственное будущее, они подготовили прошения, суть которых позже изложил в воспоминаниях («Письма. Статьи». – Прим. ред.) Иван Крамской: «По домашним, или там иным причинам, я, такой-то, не могу продолжать курс в Академии и прошу Совет выдать мне диплом, соответствующий тем медалям, которыми я награжден (подпись)».

После того как была объявлена тема конкурсной работы («Пир в Валгалле»), Крамской выступил с пламенной речью, в которой заявил: «Мы, не смея думать об изменении академических постановлений, просим покорнейше Совет освободить нас от участия в конкурсе и выдать нам дипломы на звание художников». После этих слов четырнадцать заранее подготовленных прошений были вручены членам Совета*. Конкурс был сорван, воспитанники покинули Академию и создали Артель художников, первую независимую творческую организацию в России.

«Собрание Артели художников». Рисунок Ивана Крамского. «Крамской был душой всего дела, – писал А. Бенуа. – Этот умный, толковый и пылкий человек стоял по образованию (с трудом доставшемуся ему собственными усилиями) несравненно выше всей группы и поэтому приобрел в ней значение вожака». 1860-е годы.

Спустя около десяти лет после этих событий в письме Илье Репину Крамской так опишет свои ощущение от тех событий: «И вдруг, толчок... проснулся... 63 год, 9 ноября, когда 14 человек отказались от программы. Единственный хороший день в моей жизни, честно и хорошо прожитый. Это единственный день, о котором я вспоминаю с чистой и искренней радостью».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Физи­ка тела Физи­ка тела

Хореограф Владимир Варнава смело пишет новые главы в истории русского балета.

Vogue
Выйти из тени Выйти из тени

Ирина Безрукова: о том, как ей удается жить в состоянии постоянной конкуренции.

Добрые советы
Suzuki Swift Suzuki Swift

Компакт нового поколения уже выезжает на европейские дороги.

АвтоМир
Выбор вуза: кем быть? Выбор вуза: кем быть?

Как помочь ребенку определиться с будущей профессией?

Лиза
Развести Нигерию Развести Нигерию

Что Сергей Мавроди забыл в Нигерии.

GQ
Американская мечта Американская мечта

Партнерство с Nike помогло Георгию Генсу заработать 4 млрд рублей за год

Forbes
Мои любимые студентки Мои любимые студентки

Алексей Беляков делится мудростью с юными нимфами.

GQ
BMW 3 серии BMW 3 серии

«Трешка» шестого поколения (F30) числится среди «баварцев» наиболее надежной

АвтоМир
Мир для двоих Мир для двоих

Интервью с Паулиной Андреевой и Федором Бондарчуком

L’Officiel
Внутренний писатель Саши Денисовой Внутренний писатель Саши Денисовой

Как из наблюдений и книг по истории сконструировать современный театр.

Русский репортер
«Хороший мазохизм укрепляет отношения» «Хороший мазохизм укрепляет отношения»

Какие этапы развития проходит пара? В какое время конфликты неизбежны в совместной жизни? Что меняет появление ребенка? Как устроены семьи в эпоху индивидуализма? Мнение психоаналитика Эрика Смаджа.

Psychologies
Как важ­но стать серьезным Как важ­но стать серьезным

Александр Цекало - продюсер лучших сериалов в России. И это не шутка.

Tatler
MсLaren 570S MсLaren 570S

Гимн легкости, который превращает каждый поворот в удовольствие

Quattroruote
Взрослый молодой человек Взрослый молодой человек

Евгений Миронов: «Иногда хочется сказать: «Ребята, меня нет».

GALA Биография
Медицина будущего Медицина будущего

Диагностировать заболевания будут алгоритмы, а лечить людей — роботы?

CHIP
В подземелье живых камней В подземелье живых камней

Недра гор Венесуэлы задают вопрос: возможно ли развитие жизни по иному пути?

GEO
Будда с Маунтстрит Будда с Маунтстрит

Дуглас Хейвард. Портной для шоу-бизнеса

The Rake
Героиня — Саша Фролова Героиня — Саша Фролова

Почему искусство должно развлекать, и чем плохи тексты «что хотел сказать автор»

Numéro
Не только кино Не только кино

Какие плоды приносит французскому городку «Золотая пальмовая ветвь»

Forbes
Космические огурцы Космические огурцы

За год «Долина овощей» увеличила выручку вчетверо благодаря теплицам

РБК
В отрыв! В отрыв!

Как и почему россияне уходят в частное предпринимательство.

Русский репортер
Лучший город галактики Лучший город галактики

Зачем Тюмени пафос и всемирные амбиции

Русский репортер
«Будьте счастливы сами – тогда и у ребенка жизнь сложится» «Будьте счастливы сами – тогда и у ребенка жизнь сложится»

Как прочитать десять книг по воспитанию и не сойти с ума? Какие фразы нельзя произносить? Можно ли сэкономить на учебе в школе? Как убедиться, что я люблю своего ребенка и все у нас будет отлично? Главный редактор популярного ресурса об образовании «Мел» Никита Белоголовцев предлагает свои ответы.

Psychologies
Кто сыграет королеву? Кто сыграет королеву?

Очерк Сергея Николаевича о новой роли Инны Чуриковой.

СНОБ
Третий сон Бананана Третий сон Бананана

Жизнь после кино: легендарной «Ассе» 30 лет.

Русский репортер
Большая энциклопедия джентльмена. Том XIII Большая энциклопедия джентльмена. Том XIII

Учимся выходить из любых идиотских ситуаций.

GQ
Смартфон как причина вашего развода Смартфон как причина вашего развода

Может ли увлечение гаджетами и сетевыми сервисами привести к разрыву отношений?

CHIP
Мальчики и «мажор» Мальчики и «мажор»

Создатели самого популярного русского сериалa об успехе.

GQ
MINI Countryman MINI Countryman

Теперь он стал больше похож на настоящий кроссовер

Quattroruote
Наталия Гулькина: «Меня бережет ангел-хранитель» Наталия Гулькина: «Меня бережет ангел-хранитель»

Интервью с певицей Наталией Гулькиной

Лиза
Открыть в приложении