Миллиардером инвестбанкира Бориса Йордана сделали не рынки капиталов, а каннабис

ForbesБизнес

Зеленая лихорадка 

Миллиардером инвестбанкира Бориса Йордана сделали не рынки капиталов, а каннабис.

Текст: Анастасия Ляликова, Елена Березанская
Фото: Арсений Несходимов для Forbes

В последний приезд в Москву Борис Йордан запустил онлайн-сервис «Ренессанс здоровье». Планируемые инвестиции — 3,6 млн рублей

Американец Борис Йордан, потомок белых эмигрантов, известен в России в основном как владелец одной из крупнейших страховых компаний «Ренессанс Страхование». Журналистов Forbes он принимает в офисе «Ренессанса» на Павелецкой: панорамные окна, вид на Москву-реку, на полу мягкий светлый ковер, на столе большое блюдо с нарезанными соломкой морковью и сельдереем. «Мы боремся за здоровье», — поясняет помощница бизнесмена. Здоровый образ жизни Йордан связывает не только с сырыми овощами, но и с марихуаной, употребляемой, разумеется, исключительно в медицинских целях. В 2013 году он купил американскую компанию Curaleaf, которая выращивает марихуану и делает из нее лекарственные препараты. В 2018 году Curaleaf провела IPO, и Йордан стал миллиардером. 

Си-Клиф и Curaleaf

Йордан родился в Нью-Йорке, в небольшом городке Си-Клиф на Лонг-Айленде. Раньше это место называли «дворянским городком» — там жили потомки эмигрантов первой волны. Центром притяжения для русской общины был православный храм Преподобного Серафима Саровского, или просто Серафимовская церковь. История Curaleaf, крупнейшей в США компании по производству марихуаны, началась именно здесь — в двух шагах от храма, по адресу 252 Sea Cliff Avenue в 2010 году была зарегистрирована ее предшественница, компания PalliaTech. Основал бизнес не Йордан, а его сосед, тоже банкир Уильям Тодд, «русская» жена которого была давней знакомой Бориса.

Йордан долгое время был далек от авантюрных идей американского рынка. В начале 1990-х он поехал в Россию и стал одним из пионеров новой российской экономики. Вместе с коллегой по московскому офису банка CSFB Стивеном Дженнингсом и двумя российскими партнерами он в 1995 году учредил инвестиционную компанию «Ренессанс Капитал», одну из самых крупных и успешных в России до кризиса 2008 года. Его инвестгруппа «Спутник» активно участвовала в приватизации. Йордан возглавлял совет директоров нефтяной компании «Сиданко», руководил НТВ, а с 2006 года возглавляет «Ренессанс Страхование».

Пока банкир строил в России капитализм, в Америке родилась совершенно новая отрасль, вложения в которую обещали рисковым инвесторам золотые горы. Легализация марихуаны в США началась в 1996 году, когда штат Калифорния впервые разрешил ее употребление в медицинских целях, а сегодня уже в 33 штатах из 50 можно легально приобрести лекарства из каннабиса.

Уильям Тодд верил в перспективу этого рынка и старался заразить своей идеей соседа. «Когда я приезжал из России в США к детям, он много раз говорил мне: «Борис, Борис, давай вкладывать в марихуану». Я ему отвечал: «Ты что?! В наркотики я вкладывать не буду». Чуть позже я узнал, что медицинская марихуана не наркотик», — вспоминает Йордан.

Его отношение изменилось, когда в 2009 году Тодд перешел от слов к делу и придумал прибор, позволяющий пациентам употреблять медицинскую марихуану без курения. Разработкой этого устройства занялась компания PalliaTech, которую Тодд строил в основном на деньги инвесторов. В ходе первого раунда он собрал $2,1 млн, четверть этих денег внесла Sputnik Group Йордана, сам бизнесмен вошел в совет директоров компании. В ходе второго раунда PalliaTech привлекла еще $5 млн. По словам Йордана, эти средства пришли от него.

В идее продавать приборы для потребления каннабиноидов Йордан достаточно быстро разочаровался. Он понял, что вкладывать нужно в производство самой марихуаны и медикаментов из нее. По его инициативе PalliaTech получила лицензию на производство медицинской марихуаны в соседнем штате Нью-Джерси, который принял закон о легализации в 2010 году. В Нью-Йорке тогда получить лицензию было невозможно — здесь лекарства из каннабиса разрешили только в 2014-м.

Трава на вырост

К производству марихуаны в штате Нью-Джерси PalliaTech приступила в 2012 году. «Когда я приехал на строительство плантации, подумал: ой-ой, куда я влез что я наделал, я в этом деле совсем не разбираюсь, не умею ничего выращивать, даже помидоры», — смеется Йордан. Но страх прошел, когда он поговорил со специалистом, женщиной, работавшей до переезда в Нью-Джерси в штате Мэн, в первом на Восточном побережье Америки магазине, который начал торговать медицинской марихуаной после ее легализации в 1999 году. Магазин принадлежал ее родственнику Джозефу Лусарди.

Йордан взял его телефонный номер и позвонил прямо с плантации. «Он мне предложил встретиться через три недели, а я сел на самолет и на следующий день постучал к нему в дверь со словами: вот я здесь», — вспоминает банкир. Он предложил Лусарди объединить бизнес, пообещал, что будет финансировать новую компанию, а Лусарди будет ею управлять.

В дополнение к лицензиям в Нью-Джерси и Мэне партнеры вскоре получили разрешения на работу в штатах Нью-Йорк и Массачусетс. У Йордана была идея как можно скорее получить лицензии во всех штатах, где это было возможно. «Я сказал [Лусарди], что хочу стать самым большим игроком в Америке. Идем покупаем лицензии во всех штатах. Нам нужно сначала все купить, а потом уже развивать», — вспоминает бизнесмен.

Йордан сдержал слово — в 2013 году он с российскими партнерами приобрел за $10 млн дополнительно 35% PalliaTech, а в 2015 году они почти полностью выкупили компанию. Всего Йордан и его партнеры вложили в PalliaTech около $100 млн. Лусарди был назначен СЕО компании и с тех пор остается на посту. PalliaTech выигрывала лицензии одну за другой, открывала новые точки продаж и поглощала другие компании. В результате к 2018 году у нее было 44 магазина в 12 штатах.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

На здоровье На здоровье

Как инвестирует частный фонд, специализирующийся на медицинских проектах

Forbes
Приставы устроили облаву на водителей. Что происходит и как себя вести Приставы устроили облаву на водителей. Что происходит и как себя вести

Имеют ли право судебные приставы устраивать рейды на дорогах?

РБК
Бедный мальчик Бедный мальчик

Кто помогает Абрамовичу-младшему заниматься бизнесом

Forbes
Тундра: переломный момент Тундра: переломный момент

Вечная мерзлота в Арктике тает гораздо быстрее, чем можно было ожидать

National Geographic
Родное плечо Родное плечо

Александр Колобов провел свою сеть «Шоколадница» через все кризисы

Forbes
Здоровые привычки Здоровые привычки

Оздоровить свои пищевые привычки никогда не поздно

Yoga Journal
«Я по статусу и по возрасту пенсионер» «Я по статусу и по возрасту пенсионер»

Алишер Усманов готовит бизнес к передаче менеджерам

Forbes
Пабы, крабы и пираты: особенности яхтинга в разных регионах Пабы, крабы и пираты: особенности яхтинга в разных регионах

Яхтинг с дождями, холодными ветрами и даже современными пиратами

Forbes
Кризисные ошибки Кризисные ошибки

Управляющие активами делятся своим негативным опытом

Forbes
Обзор игры Beyond: Two Souls: теперь и на ПК Обзор игры Beyond: Two Souls: теперь и на ПК

Знакомые герои и новая графика - рассказываем о своих впечатления об игре

CHIP
«Восточного» коварство «Восточного» коварство

Как американский бизнесмен Майкл Калви оказался за решеткой

Forbes
Хочешь завести кошку и собаку одновременно? 7 правил, которые стоит запомнить Хочешь завести кошку и собаку одновременно? 7 правил, которые стоит запомнить

Хотя собаки и кошки очень разные, но они вполне могут подружиться

Playboy
Объемное предложение Объемное предложение

Cappasity помогает luxury-брендам сканировать товары в 3D для интернет-магазинов

Forbes
Джессика Альба: «С меня хватит!» Джессика Альба: «С меня хватит!»

Сosmo отправился к актрисе домой, чтобы выяснить, как ей удается всё успевать

Cosmopolitan
Третье полушарие Третье полушарие

Программист из Орехово-Зуева заработал $2 млн на роботах для прокачки мозга

Forbes
Покупка слона: почему бизнесу нелегко вкладываться в нацпроекты Покупка слона: почему бизнесу нелегко вкладываться в нацпроекты

Такая ситуация может стать серьезной помехой на пути реализации нацпроектов

Forbes
Внутренняя симфония Внутренняя симфония

Как пианист и композитор Даниил Трифонов стал мировой звездой

Forbes
Эмоциональные триггеры. Что вас злит или вгоняет в тоску? Эмоциональные триггеры. Что вас злит или вгоняет в тоску?

Замечали ли вы, что определенные ситуации вызывают у вас бурную реакцию

Psychologies
Рейтинг брендов Рейтинг брендов

Бренды, которые стали заметны на рынке за год

Forbes
Антон Макарский: «Когда-нибудь придется объяснять детям, почему на экране целуюсь с другой тетей» Антон Макарский: «Когда-нибудь придется объяснять детям, почему на экране целуюсь с другой тетей»

Антон Макарский о том, что может тронуть его до слез и как мирится с женой

StarHit
Сладкие миллиарды Сладкие миллиарды

Как сестры построили агрохолдинг «Трио» в Липецке с выручкой 17,1 млрд рублей

Forbes
Дроны-невидимки: 5 существующих и три перспективных беспилотника Дроны-невидимки: 5 существующих и три перспективных беспилотника

В настоящее время разработкой дронов-невидимок занимаются сразу несколько стран

Популярная механика
Забойные истории Забойные истории

Как Александр Щукин попал в список Forbes, а потом оказался под домашним арестом

Forbes
Обзор игры Wolfenstein: Youngblood — кровавая бойня в Париже Обзор игры Wolfenstein: Youngblood — кровавая бойня в Париже

Wolfenstein: Youngblood — удалось ли разрабам выпустить годноту?

CHIP
Мифы фондового рынка Мифы фондового рынка

Пять распространенных заблуждений частного инвестора

Forbes
Что посмотреть в Пскове: фотогалерея Что посмотреть в Пскове: фотогалерея

Фотоподборка, которая вдохновит вас на поездку в Псков

National Geographic
Круговое движение Круговое движение

Как зарабатывают организаторы этапа «Формулы-1» в Сочи

Forbes
Величайший шоумен: как сын основателя Forbes превратил семейное издательство во всемирно известный бренд Величайший шоумен: как сын основателя Forbes превратил семейное издательство во всемирно известный бренд

О том, как Малькольму удалось превратить издание во всемирно известный бренд

Forbes
10 примет времени, изменивших наш быт 10 примет времени, изменивших наш быт

Forbes представляет 10 самых ярких примет нашего времени

Forbes
Конец технократии. Почему Кремль не останавливает аресты активистов в Москве? Конец технократии. Почему Кремль не останавливает аресты активистов в Москве?

Власть не готова к диалогу с протестующими

Forbes
Открыть в приложении