Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов о цифровизации образования и вузах будущего

ForbesОбщество

«Проблема в мозгах и некоторых установках, которые нужно менять»

Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов о цифровизации образования, вузах будущего и новых профессиях.

Текст Ирина Казьмина

Ярослав Кузьминов  — основатель НИУ ВШЭ. Создать вуз нового образца он предложил правительству в начале 1990-х 

Высшая школа экономики возглавила рейтинг лучших вузов по версии Forbes и вошла в тройку предпочтений крупнейших работодателей, которых мы опросили. Почему компании любят нанимать выпускников «Вышки»? У ректора Ярослава Кузьминова есть ответ на этот вопрос: «Работодателю нужен человек, который готов к новому, доводит дело до конца, проявляет инициативу, участвует в кооперации с другими и в итоге быстро освоит нужные технологии. Вот таких людей мы поставляем на рынок труда». Но одной «Вышкой» интересы 63-летнего экономиста и историка Кузьминова не ограничиваются. По его мнению, российское образование в целом значительно лучше зарубежного, хотя у него есть определенные проблемы. В интервью Forbes ректор рассуждает о том, как можно изменить образовательные процессы в России.

Пандемия затронула все стороны нашей жизни, в том числе расстроила конец учебного года. Школам и вузам пришлось срочно переводить занятия в онлайн-режим. Какие проблемы обнаружились в российском образовании в связи с этим?

Мне кажется, что дистанционное обучение в стране в большей степени получилось, и российские вузы неплохо справились с напастью карантина. Но ситуация показала некоторые специфические проблемные моменты. Первое — это некоторая слабость IT-инфраструктуры. Всего 1% студентов не имели доступа в онлайн — это немного, даже по сравнению с развитыми странами, но при этом почти 10% студентов не имели необходимых девайсов — только смартфон. На смартфоне особо не поучишься, поэтому университеты оперативно разукомплектовали компьютерные классы, раздали компьютеры студентам.

По просьбе министра Фалькова мы бесплатно открыли свои онлайн-курсы на портале Министерства науки и высшего образования, и, по нашим расчетам, это обеспечило бы материалами каждого четвертого студента страны. Заметим, что это курсы ведущих ученых страны. И — это мы обсуждали с ректорами МГУ и СПбГУ — мы ожидали, что будет гораздо больший спрос. Число студентов, которые используют наши онлайн-курсы, выросло с 7500 до 27 500, а количество вузов-партнеров у «Вышки», например, выросло с 40 до 60. Кажется, что это отличный рост, но ведь у нас 600 вузов в стране, и примерно 200 из них явно могли бы использовать эти курсы. Мы никому не хотим навязывать свои курсы и никаких денег за это не получаем, по крайней мере в этом году. То есть вроде бы экономически вузы ничего не теряют от использования этих курсов. Но есть тенденция закрыться, использовать хоть плохонькое, но свое. Очевидно, здесь проблема не слабого интереса со стороны студентов, а того, что руководство вузов побаивается конкуренции. Они занимают такую оборонительную позицию: «Как же так? У меня доцент Петров без работы останется». Нам надо все-таки менять отношение к этому.

В «Вышке» вам удалось поменять отношение?

Мы с этим столкнулись лет 7–10 назад, когда начали ликвидировать кафедры. И да, в ряде случаев «доцент Петров» потерял свои курсы. Оказалось, что он никому не нужен и дублирует курс «доцента Иванова», а еще есть курс Стэнфорда в онлайне и близкий курс замечательного профессора МГУ. В общем, проблема не в технике, хотя ее, конечно, не хватает, а в мозгах и некоторых установках, которые нужно менять. Каждый студент должен иметь право выбирать и слушать лучшие курсы, работать с лучшими преподавателями. Если все российские вузы найдут возможность открыться для каждого студента страны, если руководители вузов обязаны будут предоставить студентам возможность изучать часть курсов по выбору не из своего вуза — это будет главная заслуга пандемии перед высшим образованием.

Своим студентам вы предоставляете такой выбор?

Да, конечно, мы начали с себя. Чего нам бояться? У нас порядка 800 онлайн-курсов встроено в учебную программу. Из них примерно половина — это курсы западных вузов, 15% — это курсы наших коллег из Санкт-Петербургского университета, питерского Политеха Петра Великого, Физтеха, Томского университета, МГУ и ИТМО. Это совершенно нормально.

Министр Фальков вбросил в ректорское сообщество идею, которую мы сейчас обсуждаем и перевариваем. Студент должен иметь возможность 25% курсов выбирать за пределами вуза, а вуз должен это обеспечить. Это будет просто революция качества высшего образования. Я уже говорил о кейсе слабого спроса на совершенно доступные онлайн-курсы со стороны преподавателей. Но со стороны студентов, я уверен, спрос будет выше. Они могут выбрать курс соседнего вуза в том же регионе, если он им нравится, если преподаватель им нравится, но они обязаны его сдать. Они могут вообще не в онлайне это делать, а физически ходить в соседний вуз в течение определенного времени.

Это позволит расширить аудиторию. Ведь университеты работают с уникальным ресурсом, как говорят экономисты, идиосинкратическим, то есть несистемным, существующим в единственном экземпляре. И мы резко повысим эффективность системы высшего образования, если дадим доступ к этому идиосинкратическому ресурсу не только студентам того вуза, где работает ученый, но всем студентам Российской Федерации.

Похоже, вы сработались с новым министром.

С Фальковым и его командой у нас совпадает видение. Но главное — за период кризиса у нас не на словах, а на деле сформировалось образовательное сообщество. Ректоры и проректоры ведущих университетов четыре-пять раз в неделю собираются вместе в Zoom и обсуждают текущие вопросы. Нередко с нами работает министр, во всех остальных случаях — один или два его заместителя. Точно так же в регионах ректоры стали собираться и обсуждать свои проблемы. Интенсивность взаимодействия, уровень доверия друг к другу и к министерству резко повысились. Теперь важно это взаимодействие «опустить вниз», до деканов и руководителей образовательных программ.

Многие ребята из регионов едут поступать в Москву — к вам, в МГУ, другие ведущие вузы. Почему они не хотят учиться дома? Какие есть проблемы у региональных вузов?

Есть несколько университетских центров: Москва, Санкт-Петербург, Томск, Екатеринбург, Новосибирск, в последние годы Казань. Есть регионы, которые начали догонять: Владивосток, Калининград и Тюмень. Это центры притяжения студентов из других регионов, хотя сильные университеты есть и в других местах. На это влияет также привлекательность регионов как мест жизни, мест приложения труда, поэтому Москва и города-миллионники по понятным причинам выигрывают. В Томске нет миллиона жителей, но там очень большой интеллектуальный потенциал, там сразу четыре действительно очень сильных вуза. Тюмень выросла буквально на моих глазах. Валерий Фальков недавно стал министром, но когда он был ректором [Тюменского университета], то сделал совершенно фантастическую вещь в региональном вузе, который ни в какие рейтинги не входил. Он создал два подразделения мирового уровня: международный факультет свободных искусств (Школу перспективных исследований) и Институт X-BIO (экологической и сельскохозяйственной биологии). Когда я туда приехал, получил очень сильное впечатление. Этот факультет свободных искусств был организован в отдельном здании, там были иностранные преподаватели, не знающие русского языка, — философ, историк и т. д. И по стилю он был лучше, чем было у нас в «Вышке». Там была своя инфраструктура, ты мог там на весь день оставаться, там был свой магазин, кафе, и все это было построено с вложением больших ресурсов, на свободном обмене, все на английском языке. В этот институт поступали даже из Питера и Москвы. В X-BIO современное оборудование, лаборатории все возглавляются людьми до 35 лет — вернувшимися с Запада россиянами, которым дали возможность создать свою лабораторию. Там было множество аспирантов, магистров — из Индии, Пакистана. То есть этот кластер реально международный, он постоянно включен в общение со всеми мировыми центрами. В город, который до этого, мягко говоря, не был никаким интеллектуальным центром, поехали учиться люди из других регионов. И другие факультеты тоже стали подниматься. Это хороший путь для региональных университетов.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

От 40 до 40: Звезды шоу-бизнеса и спорта От 40 до 40: Звезды шоу-бизнеса и спорта

Рейтинг российских звезд шоу-бизнеса и спорта до 40 лет

Forbes
7 вопросов трихологу 7 вопросов трихологу

Что делать, если вы заметили, что качество шевелюры резко испортилось

Худеем правильно
Рейтинг брендов Рейтинг брендов

Новые марки, которые стали заметны на рынке за год

Forbes
Смерть любимого и три Смерть любимого и три

Вспоминаем интересные моменты биографии Мерил Стрип

Cosmopolitan
Теория и практика игр Теория и практика игр

Братья Игорь и Дмитрий Бухманы построили компанию Playrix

Forbes
Когда длина имеет значение: почему одни фотоны убивают, а другие нет Когда длина имеет значение: почему одни фотоны убивают, а другие нет

О проявлениях одного и того же физического явления: электромагнитного излучения

Популярная механика
Из тюрьмы в бочку Из тюрьмы в бочку

Куда делись миллиарды Сергея Полонского, да и были ли они?

Forbes
Отрывок из книги Лиз Мур «Алая река» Отрывок из книги Лиз Мур «Алая река»

Первые главы дебютного романа американской писательницы Лиз Мур «Алая река»

СНОБ
Главное — участие Главное — участие

Как домохозяйке основать международную бизнес-империю?

Forbes
Что такое «социальный статус» слова Что такое «социальный статус» слова

Как изменения в языке отражаются на нас

СНОБ
Пожиратели бюджетов Пожиратели бюджетов

Почему иногда строить дороги не нужно

Forbes
Сражайтесь до последнего! Эльмина не сдалась и победила рак Сражайтесь до последнего! Эльмина не сдалась и победила рак

История девушки, которая не опустила руки вопреки всему и победила рак

Cosmopolitan
Грузите лимоны бочками Грузите лимоны бочками

Как программист из Ульяновска стал совладельцем американской студии графики

Forbes
Попасть в любовные сети: как Tinder заставляет нас встречаться с теми, кто нам не подходит Попасть в любовные сети: как Tinder заставляет нас встречаться с теми, кто нам не подходит

По какому принципу в Tinder отбираются пары?

Forbes
Стратегия ухода Стратегия ухода

У каждого лидера наступает момент, когда он начинает бороться за свое кресло

Forbes
У креветки, недавно считавшейся слепой, обнаружили рекордно быстрое зрение У креветки, недавно считавшейся слепой, обнаружили рекордно быстрое зрение

Креветки-щелкуны различают вспышки света с частотой до 160 герц

National Geographic
Независимые величины Независимые величины

Как новая денежно-кредитная политика ФРС определяет комфортный уровень инфляции?

Forbes
Выручали 200 тысяч рублей в месяц, расходов мало: в чём состоял бизнес «переадресаторов» для заблокированного Telegram Выручали 200 тысяч рублей в месяц, расходов мало: в чём состоял бизнес «переадресаторов» для заблокированного Telegram

Эти сервисы еще могут пригодиться, если Facebook поссорится с Павлом Дуровым

VC.RU
Сообразим на троих Сообразим на троих

Сергей Студенников в одиночку создал гигантскую сеть «Красное & Белое»

Forbes
Бегство самцов не помешало самкам вильсоний выкормить потомство Бегство самцов не помешало самкам вильсоний выкормить потомство

Самкам вильносий приходится справляться с двойной нагрузкой

N+1
Груз платформы Груз платформы

Павел Дуров: бизнесмен, который бросил вызов мировому господству доллара

Forbes
Первый привет от темной материи? Действительно ли физики открыли новую фундаментальную частицу Первый привет от темной материи? Действительно ли физики открыли новую фундаментальную частицу

Физики сообщили о возможной регистрации аксиона — что даст этот результат?

Forbes
Математическая погрешность Математическая погрешность

Стоит ли всегда округлять 4,97 до 5?

Forbes
«Опросы общественного мнения — это про контроль, а не про демократию» «Опросы общественного мнения — это про контроль, а не про демократию»

Социолог Григорий Юдин о том, почему важно вернуть в Россию «публичную сферу»

Эксперт
Большой развод Большой развод

Почему адвокат Александр Добровинский неизменно появляется на публике в бабочке

Forbes
«Я не феминистка»: почему женщинам не нравится движение, защищающее их интересы «Я не феминистка»: почему женщинам не нравится движение, защищающее их интересы

Почему не все женщины поддерживают феминизм, а некоторые его даже боятся

Cosmopolitan
«И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни» «И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни»

Владимир Потанин рассказал о своих жизненных ценностях и мотивации

Forbes
Таланты и поклонники Таланты и поклонники

Как выявить творческие способности у ребенка и развить их

Лиза
Полет иннополисян Полет иннополисян

Выпускники казанского Университета Иннополис становятся стартаперами

Forbes
Есть ли жизнь на Камчатке Есть ли жизнь на Камчатке

Юрий Дудь снял фильм про Камчатский полуостров

СНОБ
Открыть в приложении