Как устроена экономика холдинга Sagrado

ForbesБизнес

Звезды шоу-бизнеса и спорта / Клубы

Ночная жизнь

Как устроена экономика холдинга Sagrado, который поит и развлекает 2 млн человек в год.

Текст Дмитрий Яковенко
Фото Семен Кац для Forbes

Стрелка острова Балчуг рядом с монументальным Петром I — одно из самых модных мест в Москве. По ночам здесь горят неоновые огни, гремит музыка, толпы девушек курсируют от клуба к клубу. Им есть где разгуляться — Gipsy, Rolling Stone, Icon, «Артель Бессонница». Афиши на стенах сообщают о грядущих концертах на любой вкус — от популярной в конце 1990-х группы «Руки вверх!» до техно-вечеринок.

Большинство заведений принадлежит 49-летнему Михаилу Данилову. Путь в бизнесе он начинал в конце 1980-х с фарцовки и торговли сигаретами. Через 20 лет владелец компании «Бизнес-табак», ежедневно продававшей сигареты на $1 млн, удачно вложился в ныне закрытый клуб «Рай», который стал символом гламурной Москвы. Сегодня клубная империя Данилова с испанским названием Sagrado (священный) объединяет больше десятка площадок Москвы, в числе посетителей и инвесторов его заведений немало бизнесменов из списка Forbes. Частый гость клубов как на Ибице, так и собственных, Данилов остается весьма непубличной фигурой, даже его управляющие и арт-директора с ним нечасто пересекаются. Знакомые говорят, что скрытность Данилова и желание оставаться в тени объясняются суровой школой 1990-х, сам Данилов как-то рассказывал о регулярных кражах машин с сигаретами и нападениях на инкассаторов.

Совладелец холдинга Sagrado Михаил Данилов задает тон клубной жизни Москвы, но сам остается в тени

Обитатели «Рая»

Аромат шоколада смешался в воздухе с резким запахом гари. В мае 2006 года рядом с кондитерскими цехами «Красного Октября» сгорело здание, в котором через несколько месяцев должен был открыться клуб Queen. «Была первая мысль: всё, расходимся, фиксируем убытки», — вспоминает сооснователь Queen Андреас Лобжанидзе. Ранее Лобжанидзе работал промоутером в чужих заведениях. Вместе с партнерами он долго искал инвестора: сначала интерес к проекту проявил совладелец S7 Владислав Филев, но в итоге ударили по рукам с Михаилом Даниловым. К тому времени его компания «Бизнес-табак» была эксклюзивным дистрибьютором сигарет японской JTI в Москве и Центральном регионе, в бизнесе было занято почти 2000 человек.

Клуб начали строить на «Золотом острове», так стали называть Балчуг, где безраздельно властвовала группа «Гута» миллиардера Юрия Гущина и его зятя Артема Кузнецова — они еще в 1990-х консолидировали контрольные пакеты столичных кондитерских заводов и получили у властей Москвы разрешение на вывод производства из города. На месте цехов «Красного Октября» владельцы «Гуты» намеревались построить 150 000 кв. м элитного жилья. И Лобжанидзе убедил Кузнецова, что luxury-клуб станет хорошей рекламой для будущего района, а потом заведение можно и закрыть. «Идея была такой: мы открываем клуб, привлекаем внимание престижной публики к малопопулярному месту, — рассказывает Данилов. — После все закрываем, и «Гута» начинает стройку».

Начав карьеру диджея, Антон Пинский быстро проявил деловую хватку

Пожар чуть не обрушил все планы. Лобжанидзе стоило больших трудов убедить партнеров и Данилова не отказываться от проекта, и в феврале 2007 года клуб открылся под другим названием — «Рай». После пожара здание перестроили и в нем открыли еще и концертно-банкетный зал «Элизиум». Инвестиции Данилова в оба проекта составили почти $6 млн. Планировалось окупить вложения за полтора года, но хватило и шести месяцев. Клубная индустрия в Москве вступила в пору расцвета, деньги лились рекой, летом 2007 года баррель нефти подорожал до $70, и гламур и развлечения стали символом «жирных» 2000-х. Клуб «Рай» был местом притяжения участников списка Forbes и чиновников разных мастей, конкуренцию ему составлял только клуб «Дягилев» в саду «Эрмитаж». В «Рае» можно было встретить миллиардеров Вагита Алекперова, Александра Несиса, Михаила Фридмана, в «Элизиуме» проводил корпоративы Millhouse Романа Абрамовича. Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов помог провести в «Рае» вечеринку с участием шаолиньских монахов. Клубная жизнь Москвы ассоциировалась тогда с жестким фейсконтролем, попасть в «Рай» было сложно даже весьма состоятельным людям. Ажиотаж и фейсконтроль — одна из составляющих успеха: миновать очередь на входе в клуб гости могли, лишь заказав стол. Лобжанидзе говорит, что депозиты за столик в «Рае» доходили до $10 000. Еще одним источником денег стали гигантские спонсорские контракты с алкогольными и табачными брендами — запрета на рекламу их продукции тогда не было. Среди спонсоров была и группа «Мегаполис» миллиардеров Игоря Кесаева и Сергея Кациева, в том же 2007 году Данилов продал им свой табачный бизнес.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Дума эпохи транзита Дума эпохи транзита

Дума VIII созыва может неожиданно стать и местом для дискуссий

Forbes
Воин света Воин света

В деревню в гости к креативному директору Maison Margiela Джону Гальяно

Vogue
Запарили всех Запарили всех

Как выбросы парниковых газов нарушают права человека

РБК
Искусство жить красиво Искусство жить красиво

История у гостиницы «Метрополь» всегда была непростой

Караван историй
Один на краю Один на краю

Как устроена жизнь смотрителя маяка на острове Шикотан

Вокруг света
Роберт Сапольски: «У человечества есть огромный фетиш — свобода воли» Роберт Сапольски: «У человечества есть огромный фетиш — свобода воли»

Роберт Сапольски — о том, как любовь и жизнь существуют в рамках свободы воли

Forbes Life
Британский фотограф снимает советские радиоактивные (ну почти) руины Британский фотограф снимает советские радиоактивные (ну почти) руины

Потрясающая галерея бывших советских ядерных полигонов произвела фурор в Лондоне

Maxim
Два века путешествий Два века путешествий

Русское географическое общество и его архив – собрание редчайших документов

Вокруг света
Огневые точки Огневые точки

Используя любую возможность собраться, герои «Татлера» протоптали новые маршруты

Tatler
Оценивали в $1 млрд, а продадут за $300 млн: почему развалился бизнес магазина матрасов Casper Оценивали в $1 млрд, а продадут за $300 млн: почему развалился бизнес магазина матрасов Casper

История Casper: фирма хотела стать Nike в индустрии сна, но не смогла

VC.RU
Вселенная победившего матриархата. Роман Юлии Яковлевой и Карины Добротворской «Мужчина апреля» Вселенная победившего матриархата. Роман Юлии Яковлевой и Карины Добротворской «Мужчина апреля»

Отрывок из «Мужчины апреля» — в мире сбылись все пророчества настоящего

СНОБ
Виргинский опоссум Виргинский опоссум

Подкупить опоссума можно только уважением, терпением и любовью. И едой, конечно

Weekend
Основатели сети автомоек Fast&Shine занялись IT и производством сыра, а потом стали строителями. Теперь они планируют заработать миллиарды на элитной недвижимости Основатели сети автомоек Fast&Shine занялись IT и производством сыра, а потом стали строителями. Теперь они планируют заработать миллиарды на элитной недвижимости

Аркадий Хохлов и его партнеры рассказали, как вести стройку по Scrum

Inc.
Как не потратить все деньги на импульсивные покупки Как не потратить все деньги на импульсивные покупки

Черная пятница – это замечательно, но не когда вы потратили все до копейки

GQ
Франция — Россия: бег с препятствиями Франция — Россия: бег с препятствиями

Несмотря на санкции, французский бизнес в России продолжает набирать обороты

Эксперт
Время сказок Время сказок

Почему дети так любят сказки, стоит ли выбирать только «старые добрые» сказки

Домашний Очаг
Тотальный фейсконтроль Тотальный фейсконтроль

Роботы никогда не скажут, что все люди на одно лицо

Цифровой океан
«Хотим быть как она». Двойники Адель повально начали худеть «Хотим быть как она». Двойники Адель повально начали худеть

Трибюьт-актрисы начали избавляться от веса, чтобы сохранить сходство с Адель

Cosmopolitan
Урок черчения Урок черчения

Хочешь научиться скульптурировать лицо с помощью косметики?

Лиза
Закрытый космос: внутри РКК «Энергия», где родилась российская космонавтика. Репортаж TJ Закрытый космос: внутри РКК «Энергия», где родилась российская космонавтика. Репортаж TJ

РКК «Энергия» — закрытость, странные правила и другая эпоха

TJ
Александр Долинин: «Мой научный принцип — заниматься только тем, что интересно» Александр Долинин: «Мой научный принцип — заниматься только тем, что интересно»

Александр Долинин, автор книг о Набокове и Пушкине

Arzamas
Клуб самоучек. Разговор режиссера Ильи Найшуллера с художником Александром Sub Sensus — о том, как нырнуть в бассейн с головой, не умея плавать Клуб самоучек. Разговор режиссера Ильи Найшуллера с художником Александром Sub Sensus — о том, как нырнуть в бассейн с головой, не умея плавать

Илья Найшуллер и Александр Sub Sensus — как чувствуют себя в свободном плавании

Esquire
Как выбрать игровую клавиатуру: советы для геймеров Как выбрать игровую клавиатуру: советы для геймеров

На какие параметры нужно обратить внимание при выборе игровой «клавы»

CHIP
Северный Ледовитый океан начал нагреваться раньше, чем мы думали Северный Ледовитый океан начал нагреваться раньше, чем мы думали

Ученые выяснили, что потепление океана длится с начала ХХ века

National Geographic
Природный феномен Природный феномен

Роль искусства в этом доме играют пейзажи за окном

AD
Пандемия породила новую разновидность выгорания. Есть ли против нее вакцина? Пандемия породила новую разновидность выгорания. Есть ли против нее вакцина?

Пять правил противопожарной безопасности для выгорающих — от Брэда Сталберга

Reminder
Ирина Хакамада: «Полезно нырнуть на самую глубину отчаяния» Ирина Хакамада: «Полезно нырнуть на самую глубину отчаяния»

Хакамада меняется в каждом отрезке времени. Сейчас у нее очень непростой период

Psychologies
+10: романы о Достоевском +10: романы о Достоевском

Произведения Достоевского, в которых он сам оказывается персонажем

Полка
Грязь как полотно: художники, что превращают немытые машины в искусство Грязь как полотно: художники, что превращают немытые машины в искусство

Как грязные автомобили могут пробуждать желание творить

Playboy
Курс на Италию Курс на Италию

Галина Зернова о жизни в ПНИ и за его пределами

ПУСК
Открыть в приложении