Почему адвокат Александр Добровинский неизменно появляется на публике в бабочке

ForbesБизнес

Большой развод

Почему адвокат Александр Добровинский неизменно появляется на публике в бабочке и при чем здесь корпоративные войны 1990-х.

Сергей Титов

Александр Добровинский считается специалистом по разводам, но первый опыт заработал в корпоративных войнах 1990-х 

Сейчас вообще золотое время», — довольно улыбаясь, говорит завсегдатай светских тусовок адвокат Александр Добровинский. Телефон специалиста по брачным делам «пухнет от звонков»: много супружеских пар не прошло испытание карантином.

Сам Добровинский на время пандемии самоизолировался на даче в подмосковном Внуково, ранее принадлежавшей актрисе Любови Орловой и режиссеру Григорию Александрову, пишет книги, проводит вебинары и называет карантин «одним из самых замечательных периодов в жизни». Добровинский также известен как адвокат звезд. Даже близкие знакомые называют его «абсолютно мифической фигурой». И все без исключения собеседники подчеркивают «феноменальную циничность» Добровинского. «Ты ничего не достиг, если у тебя нет хейтеров», — отмахивается адвокат, он «никогда не был брокером» и далек от метода «вот вам чемодан денег за посредничество». Какие методы в действительности практикует звездный адвокат, разбирался Forbes.

Клиенты Добровинского — звезды и олигархи. С семьей Аллы Пугачевой он сталкивался не раз: защищал ее бывшего мужа Филиппа Киркорова и бывшего зятя, участника списка Forbes Руслана Байсарова 

Одесский акцент

Добровинскому приписывают несколько гражданств и фамилий, а биография 65-летнего адвоката напоминает авантюрный роман. Сам он рассказывает, что у него всего два подданства — российское и израильское, но было три вида на жительство — во Франции, США и Люксембурге. Отец Добровинского, крупный советский чиновник, рано ушел из жизни, и некоторое время будущий адвокат носил фамилию отчима Андрея Айвазьянца. По достижении совершеннолетия Добровинский вернул себе фамилию отца, а информацию о том, что он был и Кусиковым (фамилия его деда) называет «придумкой».

Наперекор воле матери, которая видела сына гинекологом, Добровинский поступил во ВГИК. Выходец из состоятельной семьи коллекционеров зарабатывал консультациями по антиквариату и ни в чем себе не отказывал: жил в квартире на улице Горького (кто не помнит, так называлась Тверская), ездил на «Жигулях» и закупался в валютных магазинах «Березка». Когда на четвертом курсе замаячила перспектива армии, Добровинский вслед за матерью ретировался во Францию.

Там он продолжил спекулировать антиквариатом, а затем уехал в Нью-Йорк. Первое время Добровинский таксовал, а потом устроился на работу к адвокату одесского происхождения Соломону Шварцу. Тот подсказал ему получить MBA, выбор пал на парижский INSEAD, и Добровинский покинул Штаты. Окончив обучение в 1984 году, новоявленный юрист поработал в Люксембурге и Париже, пока в 1987 году не очутился в Женеве. В швейцарскую Inter Maritime Group его пригласил ее владелец, миллиардер одесского происхождения Брюс Раппапорт, с которым Добровинский был «шапочно знаком».

По словам Добровинского, Раппапорт «сделал состояние на кризисах» за счет умения «выстроить хороший и четкий договор, который потом можно легко отстоять в суде». По сведениям New York Times, Раппапорт был близок к тогдашнему премьеру Израиля Шимону Пересу, владел НПЗ в Бельгии и на Антигуа, нефтетанкерным флотом и занимался поставками нефти в Индонезию, Габон и Таиланд.

Раппапорт интересовался и Советским Союзом, и там ему нужен был свой человек. И в 1988 году Добровинский вылетел в Москву. Основными проектами стали грузовой порт в Санкт-Петербурге и контракт на экспорт почти 100% судов, построенных в стране, под обязательство инвестировать $1 млрд в переоснащение верфей. В то время Добровинский познакомился с главой комитета по внешним связям петербургской мэрии Владимиром Путиным. «Никаких отношений, кроме уважения. Не знаю, как он ко мне, но я-то его уважаю очень», — говорит адвокат.

Помимо Питера, Раппапорт интересовался Одесским портом и нефтедобычей в Нижневартовске. Миллиардер встречался с Михаилом Горбачевым и мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком. И даже занимал пост посла Антигуа и Барбуда в России.

Связи с Россией аукнулись Раппапорту в 2000-м. Он оказался в центре скандала вокруг Bank of New York, через этот банк якобы отмыли $7 млрд, которые приписывали «русской мафии». Одним из интересантов, по сведениям американской прессы, был Семен Могилевич, его называли лидером солнцевской группировки. Внимание следствия привлек и Inter Maritime Bank Раппапорта, писали Wall Street Journal и New York Times. Раппапорт и Могилевич отрицали причастность к схеме. «Был большой скандал, который по тем или иным причинам замялся», — вспоминает Добровинский. Сам он не имел отношения к банку Раппапорта. Российские проекты миллиардера в основном остались на бумаге, признает Добровинский. Впрочем, их реализация не входила в его обязанности: «Моя задача была только одна: найти проект, связать его со структурой Раппапорта и — до свидания». В 1992 году он занялся собственным делом.

Братья по оружию

Осень 1997 года выдалась в Ханты-Мансийске на редкость дождливой. Чтобы добраться до местного арбитража, участникам заседания по корпоративному конфликту в Тюменской нефтяной компании (ТНК) пришлось преодолевать реки грязи. Гнетущую атмосферу развеял неожиданный гость: пиджак и брюки с иголочки (разного цвета), жилетка, бабочка. «Ему не хватало шляпы канотье. Он был точно одесский адвокат из 1920-х годов!» — вспоминает один из присутствовавших. По его словам, появление Добровинского произвело настоящий фурор.

Образ «западного адвоката» Добровинский перенял у французских коллег и с тех пор не изменяет ему. На том суде адвокат представлял интересы Михаила Некрича, акционера «Нижневартовскнефтегаза» (ННГ), добывающей «дочки» ТНК. Он вступил в схватку с акционерами ТНК — «Альфа-Групп» Михаила Фридмана и партнеров и «Реновой» Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника. Союзниками Некрича были легендарные братья Михаил и Лев Черные. В середине 1990-х они развязали «алюминиевую войну» за металлургические заводы по всей стране и, по информации, обнародованной во время судебных слушаний в Лондоне, были связаны с измайловской ОПГ.

В 1993 году Михаил Черный лично заявился к Добровинскому в офис, который находился в съемной квартире на Тверском бульваре (принадлежала игравшему тогда в НХЛ хоккеисту Вячеславу Фетисову). Черный поинтересовался у Добровинского, знает ли он, что такое толлинг (переработка давальческого сырья с последующей реализацией), и, получив утвердительный ответ, пригласил его в Красноярск, где был крупнейший в стране алюминиевый завод. «Там я познакомился «со всеми», — вспоминает Добровинский. Среди его новых знакомых были как бандиты, так и будущие олигархи. В числе последних Олег Дерипаска, Владимир Лисин, Искандер Махмудов, с которыми сотрудничали Черные.

Добровинский, по его словам, участвовал в юридическом сопровождении раздела бизнеса между Черными и их партнерами братьями Рубенами, помогал им в «войнах» за металлургические заводы, курировал скупку болгарских активов в интересах Михаила Черного. «Я мотался как савраска без узды: от Парижа до Софии, Москва, Лондон, НьюЙорк», — вспоминает адвокат. По его словам, он же предложил Михаилу Черному купить ННГ сразу после приватизации ее «материнской» компании, ТНК, «Альфой» и «Реновой». «Моя идея была очень простой: купить нижний этаж. Таким образом, покупка верха, Тюменской нефтяной компании, обрывалась», — поясняет он. ННГ была стержнем ТНК, рассказывает бывший сотрудник нефтяной компании, там были сконцентрированы основные нефтедобывающие активы.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Математическая погрешность Математическая погрешность

Стоит ли всегда округлять 4,97 до 5?

Forbes
Краткая история аспирина: что это такое и как он появился Краткая история аспирина: что это такое и как он появился

Алексей Водовозов рассказывает, как изобрели самое популярное лекарство XX века

Популярная механика
Платить лицом Платить лицом

Кто и зачем решил собирать цифровые слепки личности россиян?

Forbes
Театр времен обнуления: почему Кирилл Серебренников получил условный срок Театр времен обнуления: почему Кирилл Серебренников получил условный срок

Чем на самом деле стал обвинительный приговор по делу «Седьмой студии»

Forbes
Первые по праву Первые по праву

Как юридическая фирма ЕПАМ стала самой крупной фирмой в России

Forbes
«Хроники Люциферазы. Три корабля»: отрывок из книги Натальи О'Шей «Хроники Люциферазы. Три корабля»: отрывок из книги Натальи О'Шей

Роман Натальи О'Шей о космосе, неизведанной планете, любви и преданности

Cosmopolitan
Банка больше нет Банка больше нет

Сбербанк сменил имя, разошелся с «Яндексом» и не смог сойтись с Ozon

Forbes
Что любил есть Максим Горький? Что любил есть Максим Горький?

Максим Горький был вегетарианцем

Культура.РФ
Трагическое наследство Трагическое наследство

Как Катерина Босов оказалась втянутой в борьбу за активы мужа

Forbes
Бродить по кладбищам и искать предков по всему миру — это реальная работа. Интервью с журналисткой-генеалогом Бродить по кладбищам и искать предков по всему миру — это реальная работа. Интервью с журналисткой-генеалогом

Как и зачем восстанавливают истории семей

TJ
Рейтинг брендов Рейтинг брендов

Новые марки, которые стали заметны на рынке за год

Forbes
Американская космическая мечта Американская космическая мечта

Илон Маск вернул веру американцев в собственные космические запуски

Эксперт
Немая сцена Немая сцена

Почему иной раз руководителю не стоит говорить, даже если очень хочется

Forbes
«Детские» русские традиции «Детские» русские традиции

Как можно было «застричь язык» ребенку и кому дарить подарок на первый зубик?

Культура.РФ
Порт, контейнер и гандбол Порт, контейнер и гандбол

Сергей Шишкарев выращивает национального транспортного чемпиона

Forbes
Лима, Перу Лима, Перу

Перу заслуженно сравнивают с Крымом

Maxim
Неизбежный крах Неизбежный крах

Почему автопром не переживет массового распространения электромобилей

Forbes
«Люди на Луне. Главные ответы» «Люди на Луне. Главные ответы»

Был ли достаточно развит технический уровень в 1960-е годы для полета на Луну

N+1
Медная река Медная река

Как работает брутальный бизнес Игоря Алтушкина

Forbes
Главные направления лета-2020: Арзамас Главные направления лета-2020: Арзамас

Про Арзамас слышали все, но бывали в нем немногие

National Geographic
Обаятельный боец Обаятельный боец

Как Даниил Медведев стал звездой мирового тенниса и героем рекламных кампаний

Forbes
Океанические миры: их маленькое, но важное отличие от Земли Океанические миры: их маленькое, но важное отличие от Земли

Ученые продолжают искать жизнь на экзопланетах, полностью покрытых океаном

Популярная механика
Кризис управления Кризис управления

Государство не может потратить триллионы рублей, но продолжает отъем денег

Forbes
Land Cruiser по-китайски. Тест-драйв GAC GS8 Land Cruiser по-китайски. Тест-драйв GAC GS8

Что у внедорожника из Поднебесной с харизмой и проходимостью

РБК
Недопустимый TON Недопустимый TON

Криптовалютный проект Павла Дурова был высоко оценен инвесторами

Forbes
Обнюхано. Мин нет: как работают собаки-саперы Обнюхано. Мин нет: как работают собаки-саперы

Четвероногим саперам безработица не грозит

Популярная механика
«И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни» «И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни»

Владимир Потанин рассказал о своих жизненных ценностях и мотивации

Forbes
6 западных примет и суеверий, которые ставят россиян в тупик 6 западных примет и суеверий, которые ставят россиян в тупик

Во что верят в англоязычных странах

National Geographic
Солидарность и доверие Солидарность и доверие

Пришло время всем стать союзниками — государствам, регионам и гражданам

Forbes
Что происходит с человеком при переохлаждении Что происходит с человеком при переохлаждении

Холод убивает не сразу

Популярная механика
Открыть в приложении