Антикризисная политика не может ограничиваться противодействием спаду, она должна заниматься ростом.

Forbes

Мнение / Макроэкономика

Механизм торможения

Антикризисная политика не может ограничиваться противодействием спаду, она должна заниматься ростом.

Владимир Мау
Ректор Российской академии народного хозяйства
и государственной службы при Президенте РФ
forbes.ru/mau

Сначала глобального кризиса, то есть примерно с 2008 года, наблюдается замедление темпов экономического роста, и если поначалу это замедление представлялось временным явлением, которое будет преодолено в обозримом будущем, то по прошествии почти десятилетия стало ясно, что ситуация гораздо более сложная. Экономисты заговорили о грядущей длительной стагнации (secular stagnation), политики начали адаптироваться к новым реалиям, результатом стал резкий и бурный рост популизма.

У торможения много причин и объяснений. Анализ этих причин уже находится в центре внимания экономистов. И, несомненно, современный рост станет одной из основных тем будущих экономических, политологических и политэкономических дискуссий.

Одна из причин замедления глобального роста — замедление Китая и Индии, естественное по мере достижения ими определенного уровня экономической зрелости и приближения к более стабильному состоянию развитых стран. Торможение могло бы быть компенсировано появлением новых возможностей для ускоренного трансфера технологий в другие страны и регионы мира, например в Африку, однако этот вопрос носит пока скорее политический и институциональный, чем экономический характер.

Отчасти торможение может объясняться циклическими факторами — низкой инвестиционной активностью, что выражается в характерном для большинства развитых стран превышении сбережений над накоплениями. Это связано с высоким уровнем неопределенности, естественным в период технологического обновления и ожидаемых структурных реформ.

Однако проблема, похоже, не сводится к замедлению глобальной динамики или к особенностям современного делового цикла. Опыт Японии последних 25 лет показывает, что безотносительно к мировой конъюнктуре экономика развитой страны может стагнировать на протяжении продолжительного периода, при этом обеспечивая высокий (или даже медленно растущий) уровень благосостояния и не сталкиваясь с острыми социальными проблемами.

Поначалу казалось, что это специфически японский феномен, однако сейчас уже достаточно очевидно, что мы столкнулись с новым феноменом, который требует изучения и выработки адекватной политики. В аналогичной ситуации уже пять лет находится Евросоюз. С риском долгосрочной стагнации сталкивается и современная Россия, для которой «достижение дна» (что активно обсуждалось на протяжении 2015–2016 годов) не означает возврата к устойчивому росту.

В традиционной модели экономического развития, проходящего через спады и подъемы, основной вопрос кризиса сводится к тому, на каком уровне остановится спад, после чего должен начаться экономический рост. Ход событий после 2008 года отчетливо демонстрирует: остановка спада может вести к стагнации или анемичным темпам роста, то есть восстановление роста не происходит автоматически. Тем самым меняется суть антикризисной политики: она не может больше ограничиваться противодействием спаду, но должна предлагать меры по обеспечению приемлемых темпов роста (или по повышению потенциального роста). В этом состоит главный вызов нынешнего глобального кризиса и суть того, что в последние годы принято называть «новой экономической реальностью». Можно говорить об интеллектуальном вызове, аналогичном кейнсианской революции. Только тогда речь шла о необходимости включения некоторых автоматических антикризисных регуляторов (для смягчения последствий кризисов), а теперь встает вопрос о необходимости формирования специальной политики обеспечения роста.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Вирусные партнерства Вирусные партнерства

В 2020 году, несмотря на пандемию, количество франшиз в России выросло на 7%

Forbes
Серебряная свадьба Серебряная свадьба

Фотосессия трио Serebro проходила задорно и игриво

Maxim
Криптобудущее Криптобудущее

Жизненный цикл цивилизаций и наступающая эпоха свободы

Популярная механика
Краси­во жить не запретишь Краси­во жить не запретишь

Путешествие в Иран не так страшно, как его малюют.

Tatler
Прозрачные намеки Иори Томиты Прозрачные намеки Иори Томиты

Японский художник превращает ненужную рыбакам рыбу в произведения искусства

Популярная механика
Церемония оступления Церемония оступления

Самые курьезные церемонии инаугурации президентов разных эпох и стран

Esquire
Атака Павлова Атака Павлова

Почему основатель сети магазинов Zenden шьет обувь в Крыму и Сирии.

РБК
Гид по защите личных данных Гид по защите личных данных

Как обезопасить свою персональную информацию от злоумышленников.

CHIP
Гуру Фигуры Гуру Фигуры

Заслуженный мастер спорта по бодифитнесу Юлия Ушакова

Maxim
100 самых стильных - 2017. Россия 100 самых стильных - 2017. Россия

Вглядитесь в сотню избранных и заставьте их потесниться в следующем году.

GQ
Дело реставратора Дело реставратора

Американский фэшн-магнат из Ленинграда Леон Макс показывает свою трехсотлетнюю английскую дачу.

Tatler
15 мыслей Изабель Юппер 15 мыслей Изабель Юппер

Французская актриса получила «Золотой глобус» и оскаровскую номинацию за роль в фильме «Она».

GQ
“Причина социальной тревоги – страх быть отвергнутым” “Причина социальной тревоги – страх быть отвергнутым”

Стеснительность иногда превращается в расстройство, которое мешает нам жить

Psychologies
Батарейки на колесиках 2017 Батарейки на колесиках 2017

Даже автосалоны Детройта и Лас-Вегаса сдались под натиском электромобилей

Maxim
Сердце, разбитое страстью Сердце, разбитое страстью

Роми Шнайдер и Ален Делон.

Лиза
Джуд Лоу Джуд Лоу

Джуд Лоу – большой поклонник кино, завзятый театрал и спортивный фанат

Esquire
Артем Кухаренко Артем Кухаренко

Компания Артема Кухаренко победила Google на чемпионате по распознаванию лиц

Esquire
Любимчик миллиардера Любимчик миллиардера

Стипендиат Питера Тиля Джеймс Прауд создает гаджет для сна, конкурируя с Google и Apple.

Forbes
Системный оракул Системный оракул

Создатели стартапа из Дубны собираются предсказывать преступления.

РБК
Жизнь и роли Патрика Стюарта Жизнь и роли Патрика Стюарта

Бывают актёры одной роли, а Патрик Стюарт — актёр двух ролей, в каждой из которых неподражаем.

Мир Фантастики
После прочтения сжечь После прочтения сжечь

Неужели жить «здесь и сейчас» оказывается куда разумнее, чем инвестировать в туманное будущее?

Elle
“Личное пространство необходимо каждому из нас” “Личное пространство необходимо каждому из нас”

Чего мы ждем от пары, от семьи, от жизни в обществе?

Psychologies
“C трех лет я знала, чего хочу, остальное было неважно” “C трех лет я знала, чего хочу, остальное было неважно”

История счастливой любви длиной в жизнь

Psychologies
Прорабы империи Прорабы империи

Кто застраивал Русь и Россию до революций 1917 года.

Forbes
Включить уведомления Включить уведомления

Почему текущую политическую повестку следует узнавать из Telegram

Esquire
Hyundai Tucson против Mazda CX-5 Hyundai Tucson против Mazda CX-5

Японский кроссовер на четыре года старше своего корейского оппонента, но оба выглядят свежо, современно и востребованы на рынке. Стало быть, разница в возрасте совсем не помеха их очному поединку.

АвтоМир
Nissan X-Trail Nissan X-Trail

Кроссовер продолжает оставаться одним из самых подходящих автомобилей для дальних поездок и легкого бездорожья.

Quattroruote
Ирина Алексеенко Ирина Алексеенко

Ирина Алексеенко работает над созданием препарата для лечения рака

Esquire
Без царя в голове Без царя в голове

Что не принято говорить вслух о следующем короле Таиланда.

GQ
Александр Паль Александр Паль

Александра Паля до сих пор вспоминают как лысого гопника из «Горько!»

Esquire
Открыть в приложении