Что не так с современной русской прозой?

ПолкаКультура

«Феминистский задор у нас на первом месте»

Лев Оборин

Евгения Некрасова

В последние годы в России открылось несколько заметных школ и курсов творческого письма, но Школа литературных практик при Шанинке — одна из самых непривычных для нашего литературного ландшафта. Здесь ищут способы преодолеть отсталость в литературе и переформатировать неповоротливый литпроцесс, а ещё работают над коллективными антологиями о важных общественных трендах и политических событиях. «Полка» поговорила с соорганизаторками школы — писательницей Евгенией Некрасовой и поэтессой Оксаной Васякиной — о том, что не так с современной русской прозой, почему молодым авторам трудно быть услышанными и как отразить в литературном каноне замолчанные женские голоса.

Оксана Васякина

Насколько я понимаю, у проекта долгая история. Расскажите, как он возник и развивался?

Оксана Васякина: Мне кажется, что становление для этого проекта вечное состояние. Мы каждый раз придумываем новые программы, перепридумываем формы и способы. Сначала мы планировали двухгодовую магистратуру на базе ММУ (Московский международный университет. Первый негосударственный университет в истории современной России, основан в 1991 году как совместный советско-американский образовательный проект.): под академической «шапкой» делать лабораторный формат, в котором люди, занимающиеся литературой, взаимодействовали бы с медиахудожниками, или с художниками звука, или с архитекторами. Чтобы это была сложная лаборатория, в которой все друг с другом разговаривают. Потом мы ушли под крышу «Шанинки» (Московская высшая школа социальных и экономических наук. Российско-британский частный университет, основанный социологом, профессором Манчестерского университета Теодором Шаниным в 1995 году.), где, собственно, сейчас и находимся. К весне мы готовим годовую программу для «Шанинки», уже более серьёзную и объёмную. При этом люди, которые пришли к нам ещё в ММУ, до сих пор с нами остаются, переходят со ступени на ступень. Это всё наши студенты: мы стараемся создавать новое большое комьюнити, у нас есть телеграм-чат, в котором все общаются друг с другом, делятся проектами и интересными публикациями.

А сначала мне просто написала Женя Некрасова, сказала, что хочет делать писательскую школу. Я думаю, это связано с тем, что Женя познакомилась с современной поэзией и поняла, что она на голову выше и намного разнообразнее, чем современная проза. Более смелая.

Евгения Некрасова: Мне со стороны кажется, что в поэзии всё хорошо с точки зрения по крайней мере языка. Поэзия в авангарде, она может работать с окружающим нас миром. Мейнстримная проза, которая до последнего времени существовала, — она даже не из девяностых к нам приходит по языку, а, я не знаю, из семидесятых. Меня это очень сильно всегда удивляло, я никогда не понимала, почему это происходит. И мы, в частности, пытаемся с этим как-то справиться.

О. В.: Мне неинтересно делать школу, где мы будем, условно говоря, учить писать сценарий. Мне хочется, чтобы в ней была поэзия, критика, чтобы был комплексный подход. Это, конечно, чем-то похоже на Литературный институт: там тоже все учатся вместе и только по мастерским расходятся. Но прикол в том, что у нас все посещают одни и те же мастерские вне зависимости от того, чем они занимаются. Как раз на границе направлений и жанров нам и хотелось бы работать. Я учу прозаиков читать стихи, а прозаики учат меня чему-то тоже: в итоге получилось так, что, пока я преподавала в школе историю современной поэзии, написала роман (смеётся). На своих занятиях я даю маленькие задания: например, если мы читаем стихи Полины Барсковой, то я приношу из «Прожито» какой-нибудь дневник и мы с ним работаем как с материалом для поэтического текста. Это даёт нам возможность попробовать разные инструменты, а с другой стороны, на примере Барсковой попробовать её метод. Также у нас есть личный тьюторинг — особенно это касается прозы. Люди обращаются к нам за пределами лекционного и семинарского времени, и мы даём комментарии, редактируем. Важная часть нашей работы — проектная. Я смотрю на себя и на своих коллег и понимаю, что, когда мы пишем текст, мы всё равно думаем о том, что с ним будет дальше. Нам приходится мыслить проективно, даже когда мы занимаемся письмом. Поэтому у нас есть мастерская, в которой студенты и студентки придумывают проекты про те темы, которые их и нас волнуют.

Антологию «Страсти по Конституции», например?

О. В.: Да, проект «Страсти по Конституции» начинался как раз в начале прошлого года, когда мы запустили нашу школу при «Шанинке». Шла как раз волна, связанная с поправками к Конституции, и мы решили подойти к Конституции как к чему-то, что нас касается напрямую. Это текст, который на нас влияет и, меняясь, меняет нашу жизнь тоже. В антологию вошли тексты, которые были вдохновлены конституционными статьями — многие студенты признавались, что впервые прочитали Конституцию. Тогда, если честно, я тоже в неё заглянула в первый раз после окончания школы.

Антология «Страсти по Конституции». Электронное издание Bookmate

Как многие вообще в прошлом году.

О. В.: Да, это вообще не самый популярный текст, хотя везде продаётся. Статьи, которые больше всего волновали, становились триггерами для письма. Например, студенты переосмысляли ту злосчастную статью о том, что брак может быть только между мужчиной и женщиной. Про свободу передвижения, про отношения с детьми, про национальную память: например, есть прекрасная поэма Дианы Янбарисовой, которая написала о сложном прошлом своей семьи, о колонизации татар и о том, как она, собственно, стала той, кем она сегодня является.

Сейчас мы сделали антологию про возвращение домой. Многие в тот момент, когда начался коронавирус, стали возвращаться домой, встретились с той реальностью, от которой бежали в Москву. С другой стороны, домой мы возвращаемся по разным причинам: например, кого-то хоронить или кого-то женить. Возвращаясь домой, мы попадаем в быт и время своих родителей, семей. Наша антология — в первую очередь об этом зазоре. А сейчас мы готовим антологию о семье: там множество текстов об отношениях с бабушками. Бабушки и мамы вырастили несколько поколений постсоветских и советских людей. Как раз они — носительницы этого [культурного] кода. Сейчас мы ищем площадку для публикации.

Кто у вас преподаёт?

О. В.: Женя Некрасова отвечает за прозу, я отвечаю за поэзию. С Женей Некрасовой преподаёт филолог Алеся Атрощенко, они вместе ведут пары. Писательница и филолог, идеальный тандем. Татьяна Новосёлова отвечает за проектирование, а Женя Вежлян преподаёт критику и собственно литературный процесс: у нас есть такая дисциплина, мы пытаемся понять, почему мы сегодня живём в такой литературе, а не в другой. Также Полина Барскова в качестве приглашённой преподавательницы вела курс литературы и травмы, в частности, фиксировалась на теме блокады. Мадина Тлостанова рассказывала о постколониальной литературе. Мы с Галей Рымбу ведём феминистское письмо. Был сторителлинг с Анной Наринской, например, лабораторию кинотекстов ведёт Мария Игнатенко. Нам кажется, что современные писатели и писательницы должны вообще во всё сунуть свой нос.

Это принципиально женский состав?

О. В.: У нас вёл Алексей Поляринов, писатель и переводчик. И Илья Кукулин вёл у нас историю и теорию советской литературы. Но мы стараемся делать максимально видимыми женские имена и женские практики. Феминистский задор у нас на первом месте, скажем так.

Е. Н.: Ещё важно, что всё, что мы делаем в школе, мы делаем в первый раз. Это новые процессы — и для нас, и для русскоязычной современной литературы и образования. Наша программа очень подвижна, она всё время меняется, потому что находится на этапе формирования. И мне это нравится, я бы хотела, чтобы так продолжалось ещё долго. Мы часто приглашаем новых преподавателей, предлагаем им разработать для школы специальные программы. Так, например, Оля Брейнингер прочла у нас крутой курс по литературной антропологии, которую создала специально для наших студентов. С каждым новым набором мы занимаемся новыми темами, осваиваем незнакомые территории, пробуем разные оптики. Поэтому у нас скорее лаборатория, а не школа.

Из вашего манифеста: «Современная русская литература застряла в безвременье, она пытается выбраться из ловушки собственного прошлого и редко замечает настоящее, а когда замечает, то не может толком разглядеть его и подобрать язык для его описания». Это такой типичный полемический «вброс» в духе Белинского, который в первой своей статье утверждает, что у нас нет литературы. А можно поподробнее, с именами и текстами: о чём идёт речь? И кто такой плохой, ренегатский, тащит литературу на дно?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Успеть за 15 секунд Успеть за 15 секунд

Людям надоело притворяться – в TikTok они остаются собой

Популярная механика
В разграбленном позднескифском некрополе нашли 63 каменных надгробия В разграбленном позднескифском некрополе нашли 63 каменных надгробия

Археологи обнаружили в Крыму позднескифский могильник римского времени

N+1
Правила здорового сна: уберите от кровати гаджеты и яблоки Правила здорового сна: уберите от кровати гаджеты и яблоки

Удается ли вам спать достаточное количество часов?

Psychologies
Ужасный волк оказался не волком Ужасный волк оказался не волком

Предки этих хищников разошлись с предками волков 5,7 миллиона лет назад

N+1
20 вещей, которые каждый мужчина должен научиться делать до 30 лет 20 вещей, которые каждый мужчина должен научиться делать до 30 лет

Эти вещи просто необходимо сделать до того, как тебе исполнилось 30 лет

Maxim
Итан Хоук развелся, Билл Клинтон потерял дочь, а Харуки Мураками разговаривает с обезьянами Итан Хоук развелся, Билл Клинтон потерял дочь, а Харуки Мураками разговаривает с обезьянами

Список самых ожидаемых книг 2021 года: Итан Хоук, Стивен Кинг и другие

GQ
Строитель единой Руси? Строитель единой Руси?

Деспотическая вертикаль Батыя на века осталась в управлении Московского царства

Дилетант
«Родители бы разозлились»: миллениалы в Китае сбегают из городов в сёла, устав от выгорания на работе и в вузах «Родители бы разозлились»: миллениалы в Китае сбегают из городов в сёла, устав от выгорания на работе и в вузах

Коммуны «без иерархий», где молодые фрилансеры и дизайнеры занимаются ремеслом

VC.RU
На инвестиционной игле: как стартапы подсаживаются на венчурные деньги и почему это плохо На инвестиционной игле: как стартапы подсаживаются на венчурные деньги и почему это плохо

Почему многие проекты из претендентов в «единороги» превращаются в банкротов

Forbes
Андрей Губин, Чарли Шин и другие секс-символы прошлого, чьи карьеры разрушились Андрей Губин, Чарли Шин и другие секс-символы прошлого, чьи карьеры разрушились

Молодые и красивые знаменитости, карьеры которых разрушены

Cosmopolitan
Подвиг ретушера. Самые интересные фальсификации фотографий в истории Подвиг ретушера. Самые интересные фальсификации фотографий в истории

Лучшие фотофальсификации последних 150 лет — полюбуйся

Maxim
7 отличных сериалов 2020 года, которые вы пропустили 7 отличных сериалов 2020 года, которые вы пропустили

Об этих сериалах мало писали и говорили, но они, тем не менее, достойны внимания

Esquire
Время террора и чистого авторитаризма. Размышления о третьей декаде правления Владимира Путина Время террора и чистого авторитаризма. Размышления о третьей декаде правления Владимира Путина

Владислав Иноземцев анализирует текущий политический режим

СНОБ
Карлсон научит тебя НЛП Карлсон научит тебя НЛП

Краткий курс НЛП от привидения с мотором

Maxim
Шахматы и мозг: игра делает нас умнее? Шахматы и мозг: игра делает нас умнее?

Как шахматы влияют на интеллект?

Reminder
Как выбрать подходящую карту памяти для видео в 4К? Как выбрать подходящую карту памяти для видео в 4К?

Видео в высоком разрешении предъявляет особые требования к карте памяти

CHIP
Дворцовые тайны. Кому достанутся хоромы в Геленджике после Путина Дворцовые тайны. Кому достанутся хоромы в Геленджике после Путина

Если строишь такой дворец, надо задуматься над тем, кто там будет жить

СНОБ
Рената Литвинова. «Богиня» российского кино: лучшие роли актрисы Рената Литвинова. «Богиня» российского кино: лучшие роли актрисы

Главные роли самой голливудской блондинки российского кино Ренаты Литвиновой

Cosmopolitan
Новый хамелеон с Мадагаскара оказался самой маленькой рептилией Новый хамелеон с Мадагаскара оказался самой маленькой рептилией

Ученые открыли на Мадагаскаре новый вид крошечных хамелеонов-брукезий

N+1
4 вегетарианских рецепта со свеклой, идеально подходящих для зимнего перекуса 4 вегетарианских рецепта со свеклой, идеально подходящих для зимнего перекуса

Из свеклы можно приготовить не только винегрет

Playboy
Визит к хорошему астрологу делит жизнь на до и после: интервью с Инной Любимовой Визит к хорошему астрологу делит жизнь на до и после: интервью с Инной Любимовой

Вместе с экспертам разбираемся в том, чем астролог отличается от психолога

Cosmopolitan
Восток — дело тонкое Восток — дело тонкое

Об особенностях менталитета и привычках восточных женщин

Лиза

Книга Джорджа Оруэлла «1984» выходит в новом переводе Леонида Бершидского

Esquire
Как экстрасенсы раскрывали преступления и раскрывали ли вообще Как экстрасенсы раскрывали преступления и раскрывали ли вообще

Раскрывали ли экстрасенсы хотя бы раз реальное преступление?

Популярная механика
Мстительница эпохи #MeToo: какой получилась черная комедия Мстительница эпохи #MeToo: какой получилась черная комедия

«Девушка, подающая надежды» — радикальный микс триллера и черной комедии

Esquire
В прошлом году Земля вращалась быстрее, чем когда-либо за последние 60 лет В прошлом году Земля вращалась быстрее, чем когда-либо за последние 60 лет

2020-й оказался чуть короче обычного года

National Geographic
В Москве приступили к испытанию летающих такси В Москве приступили к испытанию летающих такси

На территории Лужников приступили к испытаниям дронов-такси Hover

Популярная механика
4 фразы, которые сигнализируют о неблагополучии в отношениях 4 фразы, которые сигнализируют о неблагополучии в отношениях

Психолог: эти высказывания свидетельствуют о токсичности вашего партнера

Psychologies
5 кровожадных вампиров, которые действительно существуют 5 кровожадных вампиров, которые действительно существуют

Существа, сосущие кровь (но не комары), встречаются сплошь и рядом

Maxim
«В месяц уходит пять пар перчаток, потому что крабы кусаются»: чем занимается и сколько зарабатывает моряк-краболов «В месяц уходит пять пар перчаток, потому что крабы кусаются»: чем занимается и сколько зарабатывает моряк-краболов

Моряк-краболов — о своей работе, доходе и планах на жизнь

VC.RU
Открыть в приложении