Евгения Риц: Кольцо Вейса

Новый текст поэта и прозаика Евгении Риц

СНОБКультура

Евгения Риц: Кольцо Вейса

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем новый текст поэта, прозаика, соредактора проекта «Полутона» Евгении Риц, балансирующий между стихом и прозой

dc8f29a40f79e7db7b01104554f5e471d295a46192608a86b64fcffdd45e676e.jpg
Фото: Pawel Szvmanski/Unsplash

Дом топнет в последних мартовских снегах. Обложен ватой, как посылка. Она выходила во двор и говорила: «Белое безмолвие». Говорила каждый раз. Но никто ее не слышал. На белоснежных крыльях аистиная почта несла ее и дом к тугим предыюньским грядкам.

***

Она видит полость в земле. Пещера не большая, а маленькая, но она еще не знает — это ее первая, кажется большой. Это храм, у него — нее — купол; храмица. Вокруг дышат астматики. Потом, раз на четвертый, будут только туристы, а астматик — уже она, и понимает, что это не помогает. Говорят: в прошлом году мы ездили в Крым, а в позапрошлом — в Португалию. Ага, а в этом в Турцию вернулись. Вот и вся история родной землички в земле чужой. (В Крым больше не хотят, а на Португалию денег не хватает.) А пока она стоит ошеломленная — надморский холм свалился на голову круглым купольным шаломом.

Отгадка: Пещера Дамлаташ, Турция, 2007–2017.

***

На нашей стороне никого нет.

***

Времена Московского времени.

***

Слышу мои очки.

***

Буйда говорит: не жаль красавиц, жаль красоту.

Рассказать о маньяке, который убивает красивых женщин, чтобы освободить красоту. Жалит их легким перышком, не оставляя ни лиц, ни следов. Красота, свободная от лица, от формы, от форм, литых или, напротив, эльфийно тягучих — бедренная косточка ооооо, смолкою ляжка скатывается к голяшке — парит невидимым воздýхом, ложится на моря и горы, спасает мир. Мужчин он тоже убивает.

***

Белогруда-капустница, Белогруда-молочница из тех круглоносеньких плодощеких южнославянских святых с редкими гусеничьими, улитьими отметками оспинок, а скорее — незаживших еще юношеских акне, что пришли из своих муравьих Моравий, перченых Болгарий в собственном сладком соку, да так и остались работящими кверхузадыми девками на местных, снежной желчью вяловатой земли подтекающих, огородах.

Оттого и повелось: будет снег на Белогруду-апрельщицу — капустное будет лето, чалить и чалить вам воду, задачливые дачницы, по семь центнеров не с гектара собирать, а с родных шести соток, при Брежневе еще даденых. И куда потом девать этакое богачество? На рынке капуста и то по пятнадцать рублей кэгэ, стоило ли и затеваться. Одна радость — титьки растут.

Белогруда-веснушка — советчица и подружка, ей молятся и на выкидыш, выкликают, кубарем катясь с лестницы, гикают, прыгая со шкафа, жарко шепчут в дымных парах совмещенного санузла.

Если же на Белогруду дождь — молочное будет лето, хлюпко-кисельные берега. У Белогруды мягкие соленые руки, и коровы тянутся к ней выменем и губами.

Прежде ей ставили свечки доярки-стахановки и ушлые городские молочницы, и тетя Маша наша ставила и даже водой не разбавляла, потому что, если разбавлять молоко водой, Белогруда высушит твою грудь до седьмого колена. Но на Снежной больше не держат коров, разве что на Щелковском где остались.

***

Дательная машинка говорит «да».

***

Они носят броню под кожей. Легкая, алюминиевая, как и они сами, она гнется, но не ломается, как и они сами, алюминиевые до альвеол.

В припудренном несеребре оленьего, замшело замшевого покрова равно скользят они по воздуху и по воде, почему и принимают их за тех, чешуйчато щекотливых, хотя по чести надо бы не «Русал», а «Русальв». Что будет с ними теперь, когда котировки упали?

***

Апрелемарт обратным ходом выворачивающего такси анемично, водянисто слизью вскипает на кончике носа. Где не растаяло, черен и следовит. Это не Лиза ли протекла, просочилась, не просыпаясь, меж четвертой четвертью и третьей? Весенние каникулы. Нам говорили, что каникулы — это звезда.

***

С хрусткими локотками, лапкими лопатками, то ли старик, то ли ребенок, то ли спилбергово кустарное существо прямиком из семидесятых, то ли с горящего куста смоляная ягода, мандрагорова корня плод.

Это мандрагора не сгорала, горя, вот и кричала на разные голоса.

Не кощунствуй. Расскажи лучше, что у того лапкого и липкого, смоляного чучелка в нетерновом кусту, и глаза — липкие смоляные омуты, круть-верть черномасленные ворóнки, как в подсолнечных бочках советского сельпо, самовитого городского универсама, или вообще воронки. Каркают и везут, утягивают в себя весь мир, каркают и везут его, мир то бишь, перемешанный в голову и в голове. И мы давно уже там, когда тебе страшно, ты уже там, когда внутри тебя черный свет, тыужетам — и это твое внутри и его внутри перемешались, вот ты и черен и липок до краев, до липковых черенков, а он не стал от того немного белее, потому что и прежде бел ты не был. Ты был ал и рыж, Рейнечке-Мотл с картавой судорогой гортани, и тянул его, и жег, и смолил, и он плавился из твоих рук, и вы были весы и качели, черный дым и красный огонь. А теперь ты полыхаешь и качаешься там, и все качается, не кончаясь в смоляной его голове, и ты качаешься, и припеваешь, как старый тоскливый еврей, или почему как, и вы не знаете, кто из вас — чья тоска.

***

Парни жарили русалку.

***

Понимает земляную долгую дистанцию вод.

***

Земляной.

***

Земляной, он же дедушко могильный — это понятно кто. Не домовой, но домовинный. Истинный хозяин. Ждет тебя, пощелкивает костяными лапками изнутри, так что от щелчков искры летят. Эти искры и есть душа, оживляющий до поры им-пульс. А ты что думал? О нем пел Уитмен.

Отгадка: кладбище «Красная Этна».

***

Стоит на остановке и смотрит на дорогу. Машины — марионетки. Она глазами тянет их на себя, потом некоторые запускает за себя, некоторые — себе в голову.

***

Трупинный — тропинный — торопинный. (Жизнь быстро проходит в обратную сторону.)

***

Так и оставить в квадратных скобках.

***

— Понимаешь, душа моя, когда говорят, что ветхий Адам — человек без кожи, не имеют в виду, что он был шизофреником. Это о том, что он был из глины, и она если и запеклась на райском солнце глазурью, то отнюдь не податливой и не мягкой, это тебе не кулич и не пирожное песочная полоска, а так и блестела свежим веджвудским чайником, или, что проще, элфэзэшным в жильчатых потеках синевы. Но, вернее всего, и запекаться было нечему.

Адам же веткий, напротив, так и вышел в коре, в природных буроватых доспехах, матовых и корявых, не рыцарь, но вассал-пехотинец, с первого дня готовый к самозащите.

Минус первый Адам. Дурная школьная математика, фокусы советской ЭВМ в руках шалуна-первоклассника — минус на плюс дает минус, и веткий Адам, сгорая, ветхого не греет, так что ветошь того остается волглой, парит, не просыхая, и пахнет все хуже и хуже. Но и себя он, как видишь, не защитил, не спасла его новая, с зеленой иголочки, кожа, — сырые дрова шипят и плюются в тусклых изломах пещеры. — В следующий раз напомни рассказать тебе про голема в аптеке.

***

Мягкие хлопья тяжелого машинного дыхания покрывают весеннюю Снежную. Раньше машины здесь не ходили, а теперь им намазано не медом, но асфальтом, и они свернули с неприподъемно-свинцовых шоссе на пути легкие и сухие, ладонные, подоконные, потно-мазутными каплями потекли по линиям жизни.

***

В институте никогда не давала новую книгу или кассету, пока сама не. Целочку. Так и говорила. А ей так хотелось мою целочку, мои письма, мои стихи. Мою жизнь. Потом зажила без меня, покрылась корочкой, стала отдельной веткой Евой, отдельной от.

***

Приходит как-то голем в аптеку.

***

Кто идет в гору, и потный воздух скатывается с него горой? Там, наверное, будет легко — не будет вязкого кислорода, тяжелыми каплями-линзами лежащего на каждой клетке. Марля и кисея вместо целлофана и плюшевых, с оленями, покрывал. Выше горы воздух редок и неплотен, как легко разгребать, не то, что здесь, в тучных лесопарках панелей.

Самойло Дятел поднимается в гору имени себя.

Возведет леса оранжевого прозрачного пламени, столь сытного и веселого, что много воздуха-то на прокорм и не надо. Позже заложит все тусклыми прокаленными кирпичами.

Отгадка: Нижегородский Кремль.

***

Слушает пробелы в аудиокниге — щели, в которые входят другие слова.

***

Ломится вперед, разрывая паутину из глаз. Сети, канаты трещат, натягиваясь. Сама себе и муха, и паук, и волевая бабка о невидимых крылах сквозь видимую только ей сетку. Натягиваются, но не рвутся. Они — черная безнадега, прозрачные ячеи меж ними — надежда, столь же нереальная. Завидую тем, кто не понимает, о чем идет речь или черь. И нет, это не тоска, не депрессия, вообще не душевный недуг, а самый что ни на есть физический. Погуглите деструкцию стекловидного тела. На самом деле сетку вижу не я. Я вижу не сетку.

***

Скрипят шелковые ворóта вóрота. Колодезное стекло, как галчонок, посматривает туда и сюда. Птицы поселились в глазу птицы, жаркий соленый миндаль — в (скорлупом) глазу миндаля.

Далекие буквы, став ближе и ближе, расплылись и сжались, потеряли очертания и смысл, остались если не повестью, то вестью, весью, вселенским народцем, висячей колонией у нее в глазу. Упругие скалолазы, белки белка, видные лишь изнутри.

***

Здесь вернуться к сюжету о люде стенном и подмышечным, смелым и юрким насельникам второй нашей части. Не они ли они? Космонавты — нет, астронавты — отогнавшие закись и слезу, отогнувшие общими усилиями край века.

***

У меня ить болезнь Китахары была. Настоящая.

***

Кто видел в детстве гномов, через сорок лет увидит черные точки, кольца, под беспощадным лазером всплывающие пузырями перевернутой линзы. Ну-ну, не прибедняйся и не накличь, одно кольцо и было.

Теперь скажем, что те злобные карлики, ухватывающие тебя за не ходящие еще, но хулигански просунутые сквозь бескровные кроватные прутья, пальцы, проделали свой сорокалетний тур по белой пустыне времени под водительством самого носатого из них, красноколпачного мужика с гнутыми гвоздями ножек под гротескным молотом подбородка. Ввинтились, повыдавив из себя коллективного раба, в глазной Ханаан, впились в его стеклянисто-водяные глубины, качать им — не перекачать.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Американский перевал Дятлова: пятеро парней, потерянных в снегах Американский перевал Дятлова: пятеро парней, потерянных в снегах

В 1978 году пятеро парней пропали в городе Чико по пути с баскетбольного матча

Cosmopolitan
5 странных бомб: деревянная, прыгающая и другие 5 странных бомб: деревянная, прыгающая и другие

Иногда на войне бывает не только страшно, но и странно

Maxim
Радужные монархи: представители королевских семей, которые предпочитали мужчин Радужные монархи: представители королевских семей, которые предпочитали мужчин

Далеко не все короли считали свою ориентацию чем-то, что нужно прятать

Cosmopolitan
Корректируем питание и тренировки: типы телосложения человека Корректируем питание и тренировки: типы телосложения человека

Чтобы похудение было эффективным, нужно определить особенности телосложения

Cosmopolitan
Chery Tiggo 4. Вишенка, торт и немного дёгтя Chery Tiggo 4. Вишенка, торт и немного дёгтя

Надо сказать, Tiggo 4 очень красив в статике

4x4 Club
Художник, придумавший человечков, которых ты видишь на всех знаках и указателях Художник, придумавший человечков, которых ты видишь на всех знаках и указателях

Впервые фирменные пиктограммы Отто Эйчера появились на Олимпиаде в Мюнхене

Maxim
Дмитрий Маликов: «Я пока не вызываю рвотного рефлекса у молодежи» Дмитрий Маликов: «Я пока не вызываю рвотного рефлекса у молодежи»

Почему возраст в случае с Дмитрием Маликовым — чистая условность

РБК
Вечно молодой Вечно молодой

Дмитрий Харатьян, как, впрочем, и его герои, совсем не стареет

Лиза
Внутренняя красота Внутренняя красота

Совершенно простой дом в Майами с обширной коллекцией арт-объектов

AD
Марк Варшавер. Человек на своем месте Марк Варшавер. Человек на своем месте

Я стал директором театра, и сорок лет мы работали душа в душу

Караван историй
Апокалипсис, которого не было: чем проблема 2000 года оказалась полезна для цивилизации Апокалипсис, которого не было: чем проблема 2000 года оказалась полезна для цивилизации

Истерия из-за компьютерного кризиса 2000 года и ее положительные последствия

Forbes
Спасибо, что продержались. Какое наследие оставило правительство Дмитрия Медведева Спасибо, что продержались. Какое наследие оставило правительство Дмитрия Медведева

Какое наследие оставил медведевский кабинет своим преемникам в Белом доме?

Forbes
«Чтобы остаться на месте, нужно бежать быстрее» «Чтобы остаться на месте, нужно бежать быстрее»

Компания «Нордтекс» намерена и дальше инвестировать в производственные мощности

Эксперт
Porsche Macan Turbo. Быстро, очень быстро, гораздо быстрее Porsche Macan Turbo. Быстро, очень быстро, гораздо быстрее

Ровно за 4 секунды новый Porsche Macan Turbo набрал первые 100 км/ч

4x4 Club
Облачные перспективы Облачные перспективы

Япония сообщила о старте программы по развитию мобильной связи шестого поколения

Огонёк
Тайны замка Во Тайны замка Во

Приютские девочки уже расселись, каждая на своё место

Наука и жизнь
Они позорят свой район! Они позорят свой район!

Архитектурная доска позора

Maxim
«Мне все равно»: что такое эмоциональная бесчувственность «Мне все равно»: что такое эмоциональная бесчувственность

У каждого свой порог психологической выносливости, и никто не может предсказать

Psychologies
Автомобилисты нашли способ не платить штрафы. ГИБДД разводит руками Автомобилисты нашли способ не платить штрафы. ГИБДД разводит руками

В ГИБДД выписывают штрафы, которые не могут взыскать

РБК
Умные, но не часы: как выбрать фитнес-браслет Умные, но не часы: как выбрать фитнес-браслет

Хорошим выбором могут стать фитнес-браслеты, дополняющие смартфон

Популярная механика
Как просить подарки и не быть меркантильной — рассказывает психолог Как просить подарки и не быть меркантильной — рассказывает психолог

Впереди гендерные праздники и мы рискуем пополнить наши запасы плюшевых медведей

Cosmopolitan
Шеллак: что это такое и как наносить шеллак Шеллак: что это такое и как наносить шеллак

Рассказываем о том, что такое шеллак и какой маникюр с ним можно сделать

Cosmopolitan
Физикам впервые удалось надолго запереть свет в нанорезонаторе Физикам впервые удалось надолго запереть свет в нанорезонаторе

Физики смогли поймать электромагнитную волну в резонатор крошечного размера

Популярная механика
Маневры на поле конституции. В чем смысл спешно принимаемых поправок к основному закону страны Маневры на поле конституции. В чем смысл спешно принимаемых поправок к основному закону страны

Президентские поправки к конституции РФ уже в первом чтении приняла Дума

Forbes
Члены королевских семей, которые добровольно отказывались от статуса Члены королевских семей, которые добровольно отказывались от статуса

Кто из представителей монархии складывал с себя полномочия

Cosmopolitan
Не смешно: скрытая боль «улыбчивой» депрессии Не смешно: скрытая боль «улыбчивой» депрессии

За маской веселости могут скрываться печаль, боль, страх и тревога

Psychologies
Квартира с функцией галереи, 50 м² Квартира с функцией галереи, 50 м²

Квартира для домашней галереи

AD
В Эдем возьмут не всех: почему многие предсказания светлого будущего грешат социальным неравенством В Эдем возьмут не всех: почему многие предсказания светлого будущего грешат социальным неравенством

Размышления о будущем не всегда были свойственны людям

РБК
Как человечество себя из себя выводило Как человечество себя из себя выводило

Про науку евгенику, людей улучшающую, и про то, почему эту евгенику запретили

Maxim
Реальное и цифровое: как создать в кино мир, которого уже нет Реальное и цифровое: как создать в кино мир, которого уже нет

Какие технологии позволяют перенести зрителя на 200 лет в прошлое

GQ
Открыть в приложении