Незавершенный роман (отрывок) Трумена Капоте

EsquireКультура

Отвеченные молитвы

Незавершенный роман (отрывок)

Трумен Капоте. Перевод Снежаны Горяминской

«Я, может, и белая ворона, зато когти у меня золотые». Пи Би Джонс

На неделе моя праведная работодательница, мисс Виктория Селф, семь раз за три дня выслала меня на свидания, хоть я и пытался просимулировать недуги от бронхита до гонореи. А сейчас она взялась меня уболтать на съемки в порнофильме («Пи Би, дорогой, послушайте. Это продукция высокого класса. Со сценарием. Я вам пару сотен в день могу выбить»). Но я не хочу во все это ввязываться, не сейчас.

По-любому, вчера вечером кровь моя так играла, я себе места не находил, спать не мог; было невыносимо, не лежалось мне без сна в моей камере божественной общаги для юношества, не хотелось слушать полуночное бздение и спровоцированные ночными кошмарами стенания моих братьев во Христе.

Поэтому я решил пройтись до Вест 42-й улицы, она недалеко отсюда, и присмотреть подходящий фильмец в одной из тамошних пропахших аммиаком киношек. Выдвинулся я во втором часу, и траектория прогулки вела меня вдоль девяти кварталов Восьмой авеню. Проститутки, черные, пуэрториканцы, немного белых, воистину все страты общества уличного сброда – роскошные сутенеры-латиноамериканцы (на одном была шляпа из белой норки и бриллиантовый браслет), героиновые торчки в дверных проемах, мужики-шалавы, самые ушлые из них – цыгане, пуэрториканцы да беспризорное деревенское быдло от силы четырнадцати-пятнадцати лет от роду («Мистер! Десять долларов! Возьмите меня домой! Можно на всю ночь!») – кружили по тротуарам, как стервятники над скотобойней. Потом вдруг редкая полицейская машина с безразличными на борту, видавшими и не такие виды, – на глазах уже мозоли.

Я прошел Отгрузочную Зону, бар С&М на 40-й и Восьмой, а там на тротуаре шобла ржущих, улюлюкающих шакалов в косухах и кожаных шлемах сгужевалась вокруг молодого человека в таком же, как у них, наряде, он был без сознания, свешивался с тротуара, и все его друзья, коллеги, палачи, как их к чертям ни назовите, мочились на него, заливая с головы до пят. Никто не замечал; то есть замечали, но лишь настолько, чтоб чуть замедлить шаг; люди продолжали идти – все, кроме стайки негодующих проституток, черных, белых, по меньшей мере половина из которых была трансвеститами, вот те неуемно орали на мочившихся («Прекратите! А ну прекратите! Педовки! Грязные педовки!») и колотили их своими сумочками – пока пацаны в кожанках, заржав еще громче, не направили свои шланги на них, и «девочки», в их штанах в облипку и сюрреалистических париках (черничных, клубничных, ванильных и африканского золота), не пустились вниз по улице на пердячем пару, истошно и не без удовольствия визжа: «Пидарасы! Гомики! Грязные подлые педовки!»

Они притормозили на углу улицы, дабы переорать оратора, или это был проповедник, который, подобно экзорцисту, изгоняющему демонов, энергично обличал инертную аудиторию моряков, потаскух, наркобарыг и попрошаек, а также крестьянских парнишек из числа белой рвани, свежеприбывших на автовокзал Портового управления.

– Да! Да! – восклицал проповедник, бликующие огоньки стойки с хот-догами зеленили его молодое, упругое, голодное, истерическое лицо. – Дьявол беснуется внутри вас, – надрывался он дерущим, как колючая проволока, оклахомским голосом. – Дьявол угнездился там, жиреет, питаясь вашим злом. Позвольте Господнему свету извести его голодом. Пусть свет Господний вознесет вас на небо.

– Да неужели? – возопила одна из проституток. – Поди, тебя-то приподнять Боженьке слабо – надорвется. Говна многовато.

Рот проповедника перекосило досадой умалишенного.

– Отребье! Мразь!

Какой-то голос ему ответил: «Заткнись. Не обзывай их».

– Что? – произнес проповедник, вновь перейдя на крик.

– Я не лучше их. А вы не лучше меня. Мы все – один и тот же человек.

И вдруг я понял, что голос принадлежит мне, и подумал: «Вотэтономер, Боже, старик, прощаемся с крышей, у тебя мозг из ушей потек».

Я стремительно вошел в первый попавшийся кинотеатр, забыв и думать о том, чтоб ознакомиться с афишей. В лобби купил шоколадный батончик и попкорн с маслом: я не ел с завтрака. Затем нашел место на балконе, что было ошибкой, ибо именно на балконах этих круглосуточных торговых центров шьются-вьются меж рядами тени неустанных секс-соискателей – сошедшие с дистанции шлюхи, женщины на шестом, а то и седьмом десятке, жаждущие вам отсосать за доллар («Пятьдесят центов?»), и мужчины, предлагающие те же услуги бесплатно, и другие мужчины, подчас весьма консервативного вида, специализирующиеся на домогательствах к многочисленной дремлющей пьяни.

Тут я увидел на экране Монтгомери Клифта и Элизабет Тейлор. «Американская трагедия», фильм, который я смотрел минимум дважды, и не по причине его величия. Впрочем, он был весьма неплох, особенно финальная сцена, которая разворачивалась в данный момент: Клифт и Тейлор стоят одни, разделенные тюремной решеткой, в камере смертников, лишь несколько часов отделяют Клифта от казни. Клифт, уже поэтический призрак в серых одеждах смертника, и Тейлор, девятнадцатилетняя, чарующая, возвышенно-свежая, как лилия после дождя. Печальная. Печальная настолько, что могла бы выжать слезы у Калигулы. Я подавился пригоршней попкорна.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Такаси Мураками Такаси Мураками

Правила жизни художника Такаси Мураками

Esquire
Девочка созрела Девочка созрела

Девятнадцатилетняя Эль Фэннинг стремительно хорошеет

Vogue
Девица за стеклом Девица за стеклом

Рассказ Азамата Габуева

Esquire
Разбудить воображение: 11 книг на лето-2017 Разбудить воображение: 11 книг на лето-2017

Psychologies выбрал книги, которые помогут отвлечься, расслабиться и пережить новые эмоции. В списке сюжеты на любой вкус: голодная юность, сложная дружба, изощренный садизм или нежная любовь. Если выбрать роман в дорогу, художественный мир может совпасть с реальным. А прочтете эти книги дома – совершите путешествия в воображении.

Psychologies
День учителя День учителя

Алексей Учитель о фото с Натальей Поклонской и о страхе встретить Милонова

Esquire
Из «ударника» в космос Из «ударника» в космос

Шалва Бреус откровенно рассказал «Снобу» о жизни, искусстве и политике

СНОБ
Литературный призрак Литературный призрак

Рассказ Чака Паланика

Esquire
Голоса в голове Голоса в голове

Как аудиокниги завоевали популярность

Мир Фантастики
В поле В поле

Рассказ Владимира Сорокина

Esquire
Срываюсь на ребенке Срываюсь на ребенке

Что делать, если не можешь сдержать агрессию по отношению к ребенку?

Лиза
Август и сентябрь Август и сентябрь

Рассказ Евгения Водолазкина

Esquire
Заслан­ный казачок Заслан­ный казачок

Александр Ревва — о своих дочках, спорте и перевоплощениях

Glamour
Ливио Каза Ливио Каза

Рассказ Паоло Соррентино

Esquire
Большая актриса Большая актриса

Николь Кидман: «Как хорошо, что молодость позади!»

Добрые советы
Я – Янковский Я – Янковский

Ивану Янковскому уже пророчат место главного артиста страны

Esquire
Самый развратный сапожок Самый развратный сапожок

Калигула стал первым императором, чью славу составили безумства и преступления

Дилетант
Собор парижской реставрации Собор парижской реставрации

Споры о судьбе Нотр-Дама продолжаются

Огонёк
Налоги с роботов? Налоги с роботов?

Цифровая революция становится самым мощным оружием для ликвидации рабочих мест

CHIP
Да, я тихоня! Да, я тихоня!

Почему ребенок так не любит общаться?

Лиза
Восставшие из-под каблука Восставшие из-под каблука

К нашим прибыло под крепление – батальон MRM (Движение за права мужчин)

Maxim
Вокруг «Тёмной башни» Вокруг «Тёмной башни»

Параллельный квест Кинга и Толкина

Мир Фантастики
Skoda Octavia – Mazda3 Skoda Octavia – Mazda3

Выбирая автомобиль среднего класса, стоит присмотреться к обеим моделям

АвтоМир
Боевая поэзия Боевая поэзия

Как устроен и на чем зарабатывает российский баттл-рэп

РБК
Алексей Баталов. Обаятельный и интеллигентный Алексей Баталов. Обаятельный и интеллигентный

Прекрасный артист и человек Алексей Владимирович Баталов

Лиза
Рос ли дуб у Лукоморья? Рос ли дуб у Лукоморья?

Что это за место и где оно находилось?

Дилетант
Сво­бод­ная жен­щи­на Востока Сво­бод­ная жен­щи­на Востока

Жена правителя Дубая принцесса Хайя в коротких платьях и без намека на смирение

Tatler
Электросерия Электросерия

Первые эпизоды электрического наступления

Quattroruote
В главных ролях В главных ролях

Аманда и Бруклин Судано, дочери королевы диско Донны Саммер

Vogue
Бес в ребро внутримышечно! Как наполнить себя тестостероном до краев! Бес в ребро внутримышечно! Как наполнить себя тестостероном до краев!

Как сохранить и продлить не только саму жизнь, но и ее качество

Maxim
Что вам сказать про наш Восток Что вам сказать про наш Восток

Как устроена неформальная жизнь дальневосточных регионов

Русский репортер
Открыть в приложении