Глава из новой книги Михаила Зыгаря о русской революции 1917 года

EsquireИстория

Империя должна умереть

Михаил Зыгарь

Журналист, создатель проекта «1917. Свободная история», бывший главный редактор телеканала «Дождь» и автор бестселлера «Вся кремлевская рать» Михаил Зыгарь зафиксировал основные этапы русской революции сто лет спустя. Esquire публикует главу, посвященную Александру Керенскому, из его нового документального триллера «Империя должна умереть».

Утро новой жизни

В 8 часов утра 27 февраля члена Государственной думы Александра Керенского будит жена. Звонил его товарищ, депутат Некрасов, просил передать срочные новости: в Волынском полку восстание, Думу распускают, Керенского срочно ждут в Таврическом дворце. Керенский бросается к телефону узнавать подробности, потом в Думу, которая находится в пяти минутах от его дома.

Солдаты в казармах Волынского полка встали намного раньше Керенского. Построение было назначено на 7 утра, но они собрались в 6. Унтерофицер Кирпичников предложил не слушаться офицеров и больше не стрелять в демонстрантов в городе, а когда придут офицеры – закричать «Ура!» и разоружить их. Солдаты охотно согласились.

Офицеры действительно заходят в казарму в 7 утра. На приветствие: «Здорово, братцы!» солдаты отвечают: «Ура!» и «Уходи, пока цел!» – и начинают греметь прикладами о землю. Офицер Лашкевич пытается крикнуть «Смирно!», чтобы зачитать приказ командующего столичным военным округом Хабалова и телеграмму императора. Его никто не слушает. Он выбегает – и тут же получает пулю в спину.

Волынский полк, теперь уже под командованием Кирпичникова, идет к казармам Преображенского и Литовского полков, и они присоединяются к восставшим. Потом в толпу солдат вливаются рабочие орудийного завода – и все вместе идут захватывать и поджигать административные здания. Примерно в этот момент и просыпается Александр Керенский.

Пока он идет в Думу, солдаты и рабочие захватывают Арсенал и поджигают окружной суд. О случившемся быстро узнают командиры соседних полков. Московский полк, все еще лояльный правительству, выводят на Литейный мост, чтобы остановить мятеж. Перестрелка заканчивается очень быстро: Московский полк убивает своих офицеров и тоже присоединяется к восставшим.

Огромная толпа собирается на Невском, кое- где случаются потасовки между полицейскими и митингующими. Французский посол Морис Палеолог смотрит на происходящее из окна и не верит своим глазам: «Мост, обычно такой оживленный, пуст. Но почти тотчас же на том конце, что на правом берегу Невы, показывается беспорядочная толпа с красными знаменами, с другой стороны спешит полк солдат. Так и кажется, что сейчас произойдет столкновение. В действительности же обе массы сливаются в одну. Солдаты братаются с повстанцами».

Конец думы

Когда Керенский заходит в зал заседаний, его окружают коллеги – они считают, что самый «левый» депутат, конечно, информирован лучше всех, и пытаются узнать у него подробности происходящего. Керенский говорит, что началась революция и долг депутатов как представителей народа «приветствовать восставших и вместе с ними решать общие задачи».

Депутаты сначала в панике, но «возбуждение столь велико, что вскоре от тревоги не остается и следа», – вспоминает Керенский. Все ждут, какой ответный удар нанесет власть, ведь всю неделю до этого по городу ходят слухи, что Протопопов собирается нарочно спровоцировать беспорядки, чтобы потом жестко подавить их и заключить сепаратный мир с Германией. Никакой логики в этом конспирологическом слухе нет, кроме того что ненавистного Протопопова народ подозревает во всем сразу.

В 11 часов председатель Михаил Родзянко зачитывает указ императора: Дума распущена до апреля. Что делать дальше? Левые депутаты во главе с Керенским и Чхеидзе уговаривают коллег не подчиняться указу императора, продолжить заседание и взять на себя верховную власть, раз в столице революция.

Но никто не уверен на сто процентов, что это именно она. С минуты на минуту ждут правительственных пулеметов – все уверены, что Протопопов вот-вот подавит восстание. Родзянко и Милюков предлагают не расходиться, депутаты переходят из большого зала заседаний в небольшое полукруглое помещение, где еще два часа продолжается неофициальное заседание.

Депутаты не решаются ослушаться приказа императора и придумывают компромисс под названием Временный комитет Государственной думы. Что это, какие у него функции и полномочия – непонятно даже им самим. В него входят все видные думцы: Родзянко, Милюков, Керенский, Чхеидзе, Шульгин, Некрасов и представители всех партий кроме правых. Правые в этот день в Таврический дворец не пришли – и про них забыли.

В двух шагах от Думы с балкона своей квартиры Зинаида Гиппиус наблюдает за происходящим: «Все прилегающие к нам улицы запружены солдатами, очевидно, присоединившимися к движению», – записывает она в дневнике.

В ставке все спокойно

Перед тем как перейти в другой зал, председатель Родзянко, который вовсе не собирается становиться революционером, отправляет очередную паническую телеграмму царю, в которой точно описывает происходящее: распустив Думу, император сам устранил последний оплот порядка, полки взбунтовались и, примкнув к толпе народа, направляются к министерству внутренних дел и Думе. «Начинается гражданская война», – пишет он.

Главная цель Родзянко – убедить царя отменить указ о роспуске Думы и назначить новое правительство: «Государь, не медлите. Если движение перебросится в армию, восторжествует немец, и крушение России, а с ней и династии, неминуемо… Час, решающий судьбу вашу и Родины, настал».

Родзянко посылает телеграмму втайне от коллег – многие депутаты, например Керенский, считают, что уже и так поздно. Николай на телеграммы Родзянко реагирует, как обычно, пренебрежительно и говорит начальнику штаба Алексееву: «Опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему даже отвечать не буду».

Император бесстрастен. Вдобавок в час дня военный министр Михаил Беляев докладывает ему, что волнения «твердо и энергично» подавляются и вот-вот в столице воцарится порядок.

К этому моменту солдаты-повстанцы переходят на Выборгскую сторону и захватывают известную тюрьму «Кресты», к ним присоединяются новые полки.

Солдаты у ворот

В час дня, когда неофициальное заседание Думы еще продолжается, Таврический дворец окружают войска. Керенский бросается к окну. «Из окна я увидел солдат, – вспоминает он, – окруженные горожанами, они выстроились вдоль противоположной стороны улицы. Было очевидно, что они чувствовали себя стесненно в непривычной обстановке и выглядели растерянными, лишившись руководства офицеров». Керенский и Чхеидзе выбегают к солдатам, приветствуют их и просят зайти внутрь, разоружить охрану и взять Думу под свою защиту – на случай, если придут верные правительству войска Протопопова. Вместе они входят в караульное помещение, но оказывается, что разоружать некого, охрана в ужасе разбежалась.

Вернувшись в здание, Керенский обнаруживает толпу зевак, убежденных, что революция свершилась. Заметив депутата, они начинают забрасывать его вопросами. Что будет со старыми царскими чиновниками? Как их накажут? Керенский говорит, что главное – не допускать кровопролития, что самых опасных арестуют, но толпа «не должна брать в свои руки осуществление закона». Поздно вечером 27-го Комитет действительно попробует взять контроль над городом, рассылая своих комиссаров по министерствам.

Народ продолжает прибывать. В 3 часа в Думе царит возбуждение, граничащее с истерией: никто не понимает, что происходит, но все обсуждают бесконечные слухи. Телефоны разрываются, новоприбывшие рассказывают ужасные истории о том, что творится на улицах. В 4 часа к Керенскому подходит человек и просит найти в Таврическом дворце помещение для только что созданного исполкома Совета рабочих депутатов.

Такой орган существовал в Петербурге в 1905 году и был символом революционных событий; создание нового совета с таким же названием – символический жест. Родзянко выделяет ему зал № 13. Исполком Совета рабочих депутатов формируют социалисты, преимущественно меньшевики. Председателем становится популярный депутат Госдумы Чхеидзе, а его заместителем – Керенский.

С этого момента в Таврическом дворце соседствуют и борются со старым режимом сразу два органа – Совет и Комитет, – не замечая, что режим рассыпался без особых усилий извне.

Правительство в осаде

В момент, когда войска входят в Думу, члены правительства собираются дома у премьер-министра князя Голицына. Накануне вечером они единогласно выступали за роспуск Думы и максимально жесткие меры против демонстрантов, предлагая «безотлагательно установить диктатуру» авторитетного генерала. Со вчерашнего дня их настроение радикально переменилось: каждый из них с трудом добрался до дома премьера и увидел реальную обстановку в городе. Теперь министры говорят, что необходимо в первую очередь отправить в отставку Протопопова. Премьер возражает, что у них нет на это формального права, но глава МВД сам может «заболеть и уйти». Протопопов уходит, по словам Голицына, сконфуженный, со словами: «Мне теперь остается только застрелиться». Никто из министров с ним не прощается.

Все они волнуются за собственную безопасность, поэтому премьер Голицын предлагает немедленно переместиться из его квартиры в Мариинский дворец, где лучше охрана и меньше вероятность того, что ворвется разъяренная толпа. К 3 часам пополудни они уже там, однако безопасным это место уже не кажется – министры в ужасе смотрят в окно. Они сами отсылают императору телеграмму, в которой просят немедленно отправить их всех в отставку и назначить новое правительство народного доверия во главе с популярным в обществе человеком. Держаться за свои кресла с риском для жизни никто не хочет.

Французский посол Морис Палеолог заходит к главе МИД Покровскому и рассказывает ему, что город полыхает. «Я напоминаю, что в 1789 году, в 1830 году, в 1848 году три французские династии были свергнуты, потому что слишком поздно поняли смысл и силу направленного против них движения, – говорит посол. – Неужели же нет никого, кто мог бы открыть императору глаза на это положение?» «Император слеп!» – отвечает министр иностранных дел.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Фредерик Бегбедер Фредерик Бегбедер

Правила жизни автора «99 франков» Фредерика Бегбедера

Esquire
Пирог с антоновкой и миндальным тестом Пирог с антоновкой и миндальным тестом

Когда я сообщаю гостям, что мой пирог без капли муки, его вожделеют все

Weekend
Каково это – быть мужчиной в команде по синхронному плаванию Каково это – быть мужчиной в команде по синхронному плаванию

Каково быть единственным мужчиной в бассейне с женщинами

Esquire
«Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг «Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг

Шанель Хэйес (Chanelle Hayes) поделилась откровениями о проблемах с лишним весом

Cosmopolitan
Такаси Мураками Такаси Мураками

Правила жизни художника Такаси Мураками

Esquire
Новый русский Гарвард. Как создать успешное профессиональное сообщество из тех, кто только учится Новый русский Гарвард. Как создать успешное профессиональное сообщество из тех, кто только учится

Зачем нужны и как создаются новые объединения учащихся в России

СНОБ
Лана Дель Рей: женщина, которая жаждет покоя Лана Дель Рей: женщина, которая жаждет покоя

Лана Дель Рей не любит рассказывать прессе, что работала в социальной службе

Esquire
«В магазин должны идти не за пивом, а к тебе»: предприниматель открывает пивные магазины для других «В магазин должны идти не за пивом, а к тебе»: предприниматель открывает пивные магазины для других

Аракелян начал с торговли в ларьках в 90-е, а сейчас открывает пивные магазины

VC.RU
Клуб авангардистов Клуб авангардистов

Композитор Илья Демуцкий готовит новую театральную бомбу

GQ
Маэстро механики Маэстро механики

Самоучка-часовщик, который идет наперекор правилам и создает драконов и фей

Вокруг света
С корабля на баттл С корабля на баттл

Феномен рэп-баттлов

Esquire
Вы и убили-с: случай Кристи Вы и убили-с: случай Кристи

Галина Ельшевская рассказывает о классических детективных романах

Полка
Секрет — в брокколи Секрет — в брокколи

Ани Тейлор-Джой о триллере «Прошлой ночью в Сохо»

OK!
Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет? Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет?

Журналист Сююмбике Давлет-Кильдеева — о громком молчании

РБК
7 самых необычных и таинственных мест на планете 7 самых необычных и таинственных мест на планете

Эти уголки планеты заставят вас удивиться

Playboy
Светлана Миронюк — Forbes: «Из медиа уходит влияние, как воздух из воздушного шарика» Светлана Миронюк — Forbes: «Из медиа уходит влияние, как воздух из воздушного шарика»

Есть ли у журналистики будущее? Настанет ли гендерное равенство в бизнесе?

Forbes
Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет

Исследователи провели радиоуглеродный анализ находок, сделанных на Селенге

N+1
Я чувствовала себя как в клетке Я чувствовала себя как в клетке

История о том, как воля к победе творит чудеса

ПУСК
Кислотность Кислотность

Что мы знаем о кислотности желудочного сока?

Maxim
Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря

Две дюжины кораблей поднялись со дна океана после подземных толчков

National Geographic
Открыто соединение, способное «включаться» под действием лазера Открыто соединение, способное «включаться» под действием лазера

Созданный фосфонат позволит точнее и безопаснее воздействовать на организм

Популярная механика
Мужчина выгнал сына из дома. Когда тот разбогател, отец потребовал денег Мужчина выгнал сына из дома. Когда тот разбогател, отец потребовал денег

Воспитательные методы отцов граничат с жестокостью — в этом убедился наш герой

Psychologies
«Дорогой дневник...» Как записи влияют на здоровье, настроение и память? «Дорогой дневник...» Как записи влияют на здоровье, настроение и память?

Оптимизм, внимательность, улучшение иммунитета и другие эффекты

Reminder
«Муж всем говорит, что у нас будет сын, хотя я беременна девочкой» «Муж всем говорит, что у нас будет сын, хотя я беременна девочкой»

Стоит ли расчитывать на рождение ребенка «правильного» пола?

Psychologies
Используйте эти 5 способов, чтобы оценивать продуктивность сотрудников на удаленке Используйте эти 5 способов, чтобы оценивать продуктивность сотрудников на удаленке

5 способов повысить продуктивность и вовлеченность сотрудников на удаленке

Inc.
6 культовых фильмов про творческих пьяниц 6 культовых фильмов про творческих пьяниц

Фильмы про творческих людей, которые только и делают, что пьют и философствуют

GQ
Человек-оркестр Человек-оркестр

Монозадачность – это не врожденное качество, а тонкое искусство

Лиза
8 способов стильно завязать платок 8 способов стильно завязать платок

Платок может гораздо больше, чем просто красоваться на шее!

Лиза
Убить прокрастинатора: 5 книг о привычках, которые изменят вашу жизнь Убить прокрастинатора: 5 книг о привычках, которые изменят вашу жизнь

Книги, которые помогут добиться желаемого благодаря полезным привычкам

Популярная механика
Одна вокруг света: преграды на пути в Колумбию и жизнь на яхте Одна вокруг света: преграды на пути в Колумбию и жизнь на яхте

142-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко

Forbes
Открыть в приложении