Рассказ Азамата Габуева

EsquireКультура

Девица за стеклом

Рассказ

Азамат Габуев

Дзера рассказала эту дикую историю. Про волосатого ребенка из Кабарды. Мол, он родился на прошлой неделе или чуть раньше, в Нарткале или где-то там, сказал по-осетински «Молитесь за осетинский народ» и помер. И такие большие глаза у нее были, когда она это говорила. А у меня, когда я ее слушала, глаза сами собой прищурились. Наверное, я выглядела очень высокомерно, хотя совсем не хотела этого.

Все тут же принялись эту историю обсуждать. Оказалось, многие ее слышали. Вика сказала, что родители ребенка осетины – озрекские дигорцы. А Регина, которая слева от меня сидит, – что настоящий отец вообще не человек, а далимон (демон. – Esquire). Дзера скривилась: мол, фу, как это можно переспать с далимоном. Она, как с будущим мужем это делать, с трудом представляет, так у него хотя бы ослиных копыт не будет. Про будущего мужа она сто процентов из-за Германа вставила. Не будь рядом парня, промолчала бы. Регина ей тут на полном серьезе давай объяснять, что далимоны умеют гипнотизировать. Не сильно, но чтобы соблазнить внушаемую женщину – достаточно. Маргарита – старшая в коллективе, которой сорок и которая одна растит сына, – вообще сказала, что раз далимон соблазнил осетинку, это к большой беде для нашего народа, а может быть, и для соседних. Хуже только, если руймон родится. Мне бабушка в детстве рассказывала сказки про руймона. Это такое чудище, которого олениха рожает и тут же убегает, чтобы он ее молока не выпил. Типа если он выпьет, то вырастет такой большой, что съест Землю. Я лет до девяти верила.

Хорошо хоть Герман не повелся на эти страшилки:

– Вы бы еще избушку на курьих ножках вспомнили.

Я его поддержала:

– Да-да.

Вика ответила, что избушка на курьих ножках – сказка, а далимоны вредили осетинам веками – про это даже по НТВ передачу сделали, – и смеяться тут непатриотично. Потом она обняла себя за плечи, сказала, что у нее мурашки, и завернулась в шаль.

Еще из-за этого сообщения от Сармата я вся дергалась. Оно начиналось так: «Что за номера ты…» Дальше нужно было открывать приложение, а я уже два дня как забила на Сармата и не хотела, чтобы он понял, что я читаю его сообщения и как-то из-за них переживаю.

Я открыла вотсап. Осторожно, чтобы вдруг не зайти в чат с Сарматом. Выбрала чат с Ланой и написала: «Блин, он сейчас прислал сообщение, в начале «Что за номера ты...» Не знаю, что делать».

Мы с Ланой раньше вместе в регистрационной палате в отделе приема работали. Потом отдел закрыли, и приемщики, которых в другие отделы не перевели, ушли в разные места. Лана ушла в комитет по градостроительству, а я – сюда, в многофункциональный центр. В нашем филиале я одна с опытом регистрационной. Остальных просто родители запихнули, чтобы без дела не сидели. Не всех, конечно. Регина, например, в миграционной работала. Сразу заметно. Попробует хоть один заявитель на нее надавить – тут же поставит на место. Всякие цæй ма (ну пожалуйста. – Esquire) у нее не прокатывают: пошлину оплатить никому не поможет и после смены ни секунды не задержится. А еще в любое время сделает себе кофе и будет пить на глазах у заявителя, пока его документы на столе лежат. Только такие железные леди и могли вынести эти дикие очереди в миграционной. Но, думаю, лучше иметь дело с Региной, чем с Дзерой, которая рядом с ней сидит, во втором окне. Никогда не знаешь, что она прячет за своими черными глазищами. Эти ее заколки в форме бабочек – капец. Ей двадцать один или около того. Совсем соплячка. Ведет себя прям как по инструкции какой-то. В Instagram у нее фотки еды, которую она готовит. Все так нарочито небрежно, типа только из печки. Если это пироги, то в углу стола по-любому щепотка муки. Ну где бывает, чтобы мука так аккуратно рассыпалась? Недавно выложила фотку своего лица крупным планом (а она ничего внешне) и подписала: «Пусть у меня нет пухлых губ, но зато красивые скулы. Нельзя же быть совершенной». И, конечно, ей пишут комменты про то, какая она прекрасная и восхитительная. Иногда мне кажется, что на самом деле она огромная ящерица в костюме человека и однажды покажет нам всем свой раздвоенный язык.

Восемь часов. Мы надели коричневые форменные жилеты, убрали кружки и расселись по окнам. Вика даже скинула шаль с плеч на талию. Наверно, мурашки прошли. Охранники запустили заявителей.

Ко мне подошли две женщины с куплей-продажей квартиры. Стандартный пакет: договор, передаточный акт, квитанция, согласие супруга. Отвязалась за пять минут. Потом был мужик с наследством – и проверять нечего. Взяла свидетельство, выдала заявление. Телефон булькнул. Сообщение от Ланы: «Ничего страшного, если он увидит. Так даже лучше – пусть понимает, что ты нарочно молчишь. Давай, посмотри, что там. Напишешь мне». Подошел Сергей из Сбербанка. Погашение записи об ипотеке. Дело совсем простое. Я открыла сообщение Сармата:

«Что за номера ты выписываешь? Типа обиделась? Приди в себя давай! Вечером увидимся!»

Я познакомилась с Сарматом полгода назад по работе. Это еще регистрационная была. Он пришел документы сдавать. Попал даже не ко мне, а к соседнему приемщику. Но меня сразу заметил и, пока ему все оформляли, поглядывал в мою сторону. Я, конечно, нулем. Сколько их бывает, таких глазельщиков, каждый день? Я бы вообще про него не вспомнила, если бы вечером он не написал мне в Facebook. Вежливо так: «Здравствуйте, Майя. Я сегодня был у вас в регистрационной. Наверное, вы меня не заметили, а я не мог оторвать от вас глаз. Можно позвать вас на свидание?» Обычное дело вообще-то. Девушки на приеме, как правило, молодые, симпатичные, незамужние. Сидим за стеклом, как на витрине. Еще имена на табличках написаны. Вот некоторые заявители и находят нас в социальных сетях. До Сармата мне уже раз шесть так писали. Правда, все либо тупые какие-то, либо страшные, либо вообще женатые, про которых сразу понятно, чего они хотят. Я посмотрела страницу Сармата. Фамилия ни о чем не говорит. Фотка только одна – он стоит у пропасти где-то в Цее или Дзинаге. Ну, подтянутый такой, видно, спортом занимается. Что с лицом, не очень понятно: небритый и щурится от солнца, да и фотка маленькая. Больше про него ничего – ни про возраст, ни про учебу или работу. Я не хотела сперва отвечать, но вдруг сообразила: список друзей у него тоже пустой. Значит, он зарегистрировался из-за меня. Это, конечно, небольшое дело, но все равно приятно. Значит, он не из тех парней, которые постоянно сидят в соцсетях и пишут всем красивым девушкам подряд. Я ответила: «Вы правы, я вас не запомнила. Встречаться неизвестно с кем тоже не собираюсь». Тут же появилась надпись: «Сармат пишет вам сообщение». Минуты две мигала. Сто процентов, он писал, а потом стирал. Я вся заинтриговалась. Наконец ответ: «Значит, увидимся у вас на работе». И все! Я думала, что-нибудь еще напишет, но он вышел из сети. Я швырнула телефон в кучу подушек. Хотелось написать, что он может приходить ко мне на работу сколько хочет, но это ему не поможет.

На следующий день я на работу вырядилась. С дресс-кодом у нас было не строго. Я надела зеленое платье без рукавов и с драпированной юбкой, длинные золотые подвески с изумрудами и кольцо из того же комплекта, а на руку еще золотистый браслет. Комплиментов нахватала, еще пока до своего окошка шла. И от парней, и от девчонок.

Первым делом посмотрела в базе, какую сделку Сармат оформлял. Договор долевого строительства на трехкомнатную квартиру на «Сухом Русле». Очень хорошо. Потом паспортные данные: двадцать девять лет – то есть на два года старше меня. В браке не состоит. Ну, тут паспорт ничего не значит. У нас ведь половина в ЗАГСе не регистрируются. Свадьбу сыграли – значит женаты. Некоторых вообще крадут. Вот что точно не для меня. Я хочу, чтобы к моим родителям, как положено, минотавры пришли. То есть минæвæрттæ (сваты. – Esquire). Короче, надо было на всякий случай проверить, что он точно не женат. Во Владикавказе это не трудно – всегда есть общие знакомые. Я через день выяснила – все в порядке.

И вот сидела я такая нарядная в своем окошке. Заявители млели. Казик из «Адамон-Банка» вообще уходить не хотел и нарочно медленно подписывал документы. Это хорошо, но к обеду я задергалась. Поглядывала в зал и в Facebook и злилась на себя за это. Даже нагрубила кому-то на ровном месте, а Сармат так и не пришел. И не придерешься к нему. Он же не сказал, когда придет. Может быть, в день выдачи. Но все равно было обидно. Я сказала себе: да идет он пляшет. Кто он такой, чтобы я из-за него собиралась на работу, как на выпускной?

Сказала так, а сама, когда он на следующий день явился, пожалела, что оделась в джинсы и блузку. Могла бы хоть украшение какое-нибудь нацепить кроме своей тонюсенькой цепочки. Знала же, что парень интересуется и может в любой момент зайти.

Заявителей у меня не было, поэтому он прямо к окну подошел.

– Добрый день, – глаза у него зеленые. На фото не видно было. Я подумала: дети с рыжими волосами и зелеными глазами будут красивые. Лезет же такое в голову!

– Добрый день, – я ответила ему тоном, которым обычно разговариваю с заявителями, и никто не понял, в чем дело. Он сказал:

– Я Сармат.

А я:

– Хорошо, – и переложила несколько папок. Он немного растерялся.

– Вот и познакомились.

Я сказала:

– Да.

А он:

– Очень приятно.

Я свернула и развернула окна в компьютере и напечатала что-то типа: «аошушцусрщф». Сармат спросил, как я добираюсь домой. Я ответила:

– Когда как.

– А можно вас сегодня подвезти?

– Спасибо, меня сегодня брат забирает.

– А нельзя ему позвонить и сказать, чтобы не приезжал?

Тут я ему:

– Молодой человек, вы, кажется, плохо расслышали.

Он даже брови приподнял – думал, наверное, со мной легко – потом улыбнулся, попрощался и вышел.

Он за турникет, а я к окну, в смысле не к окну приема, а к обычному окну, из которого на улицу смотрят. А у окна как раз Лана сидела. Она спросила, когда увидела, как я из-за жалюзи на парковку смотрю:

– Что там у тебя?

Сармат вышел из здания и сел в БМВ. Не супернавороченную и не последней модели, но приличную. Я ответила:

– Да так. Человек один.

– Это который сейчас от тебя отошел?

– Он самый.

– А он ничего.

Я рассказала Лане про вчера, и про Facebook, и вообще. Мы решили, что если я ему нравлюсь, то он так просто не сдастся. Он потом две недели каждый вечер к работе приезжал – подвезти предлагал. Я не садилась. Уезжала то с Аланом – моим братом, то с кем-нибудь из наших девочек, кто за рулем. Но в Facebook мы переписывались, и я что-то про него узнала. Он стоматолог. Старший брат из трех. Раньше серьезно кикбоксингом занимался и даже что-то выиграл. Ему нравится этот английский режиссер, который на Мадонне женат был. И его БМВ была автомат, но он переделал ее под механику. Мол, автомат – это для девчонок.

В первый раз я села к нему с Ланой. Неделю он нас обеих возил. Потом Лана технично соскочила, и мы катались вдвоем. Сама не поняла, как начались настоящие свидания. Мы ездили в центр, ходили в кафе, кино. Иногда оставляли машину на набережной и просто гуляли. Ну и целовались, когда темнело. Даже на выходных, если я к родителям в село не уезжала, виделись. Но не слишком часто. Нельзя, чтобы он думал, будто я живу только им. Еще мне нравилось, что он не контролирует меня. Ну, то есть без всех этих загонов, кода парни просят фотку прислать, что ты дома, а не где-то гуляешь. Наверное, я тоже поводов не давала. Сейчас думаю, зря. Ревнует – больше ценит. Может быть, и не было бы теперь этой истории.

История вот какая. На прошлой неделе мы договорились пойти в Осетинский театр на «Антигону». Это в субботу должно было быть, а в пятницу оказалось, что Сармат и билеты не купил, и вообще поменял свои планы. Он вдруг вспомнил, что у какого-то его друга день рождения, а тот позвал его отмечать за город. Это он мне по телефону сказал. Я не знала, как себя вести. Да, я расстроилась, что мы не пойдем на спектакль в эту субботу, но ладно, пойдем в следующую. Так ему и сказала.

Лана почти накричала на меня за это. Мол, Сармат очень некрасиво себя повел, проявил крайнее ко мне неуважение и безответственность, и теперь, если у меня осталась капля достоинства, я должна всерьез обидеться.

После этого я плохо спала. Утром была вся уставшая. Шея затекла, голова кружилась, под глазами синяки. Алан еще спросил, что со мной, и дал градусник – проверить, что я не заболела. И когда я с мамой по телефону болтала, наверное, голос убитый был, потому что она раз семь спросила, как я себя чувствую. Потом я залезла в ванну, и стало легче. Хотела позвонить Сармату и высказать обиду. Придумала предлог: типа спрошу, как называется группа, которую он недавно в машине включал.

Гудок, второй, третий.

– Привет. Можешь говорить?

В трубке были галдеж и музыка. Сармат сказал:

– Ну, да.

– Я хочу знать, понимаешь ли ты, что обидел меня?

– Сейчас, минутку, – шум стал тише. – Что говоришь?

– Я хочу знать, понимаешь ли ты, что обидел меня?

А про предлог-то забыла!

– В смысле чем?

– В смысле тем, что я настроилась на театр, отказалась от каких-то своих планов…

Он перебил:

– Послушай, Рыжик, я же тебе сказал, что тут день рождения.

– И что? Если ты уже пообещал что-то мне, то нельзя так запросто менять решение. А этого парня, если он такой близкий друг, мог бы потом лично поздравить. И вообще, почему он заранее не сказал тебе, что будет отмечать?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Отвеченные молитвы Отвеченные молитвы

Незавершенный роман (отрывок) Трумена Капоте

Esquire
Срываюсь на ребенке Срываюсь на ребенке

Что делать, если не можешь сдержать агрессию по отношению к ребенку?

Лиза
День учителя День учителя

Алексей Учитель о фото с Натальей Поклонской и о страхе встретить Милонова

Esquire
Соседи, будем дружить! Соседи, будем дружить!

Как ужиться с соседями на даче

Лиза
Fait Accompli Fait Accompli

Экспериментальный рассказ Джонатана Литтелла

Esquire
Направления цигуна: медитировать или разбивать кирпичи? Направления цигуна: медитировать или разбивать кирпичи?

Когда я говорю, что преподаю гимнастику цигун, реакция бывает разной: от утверждений «Говорят, это полезно» до вопросов «А умеешь ли ты рукой раскалывать кирпичи?». Что такое настоящий цигун, зачем он нужен и можно ли считать себя хорошим практиком, если кирпичи колоть не хочется? Объясняет специалист по китайской медицине Анна Владимирова.

Psychologies
Сколько цветов вы видите на картинке? Сколько цветов вы видите на картинке?

«Полосы Маха» — цветовая иллюзия

National Geographic
Передай другому Передай другому

Нужны ли нам для счастья другие люди - объясняет Инна Хамитова

Psychologies
Такаси Мураками Такаси Мураками

Правила жизни художника Такаси Мураками

Esquire
Голоса в голове Голоса в голове

Как аудиокниги завоевали популярность

Мир Фантастики
Таймз Таймз

Эссе Эдуарда Лимонова

Esquire
От благодарного генофонда От благодарного генофонда

Ежегодный обзор лауреатов Дарвиновской премии

Maxim
Skoda Octavia – Mazda3 Skoda Octavia – Mazda3

Выбирая автомобиль среднего класса, стоит присмотреться к обеим моделям

АвтоМир
Полный бак Полный бак

Сервис Benzuber планирует составить конкуренцию «Газпромнефти» и «Лукойлу»

Forbes
Renault Koleos Renault Koleos

Новый флагманский кроссовер французского бренда

Quattroruote
Страна сплошных двойных Страна сплошных двойных

Российская власть полна противоречий

Maxim
Большая актриса Большая актриса

Николь Кидман: «Как хорошо, что молодость позади!»

Добрые советы
Нефтяной монстр Нефтяной монстр

В канадском карьере Миллениум обнаружили превосходно сохранившегося динозавра

National Geographic
Взглянуть на мир иначе: 9 необычных сенсорных упражнений Взглянуть на мир иначе: 9 необычных сенсорных упражнений

Почему нам нравится ходить на массаж или в спа, кататься на опасных аттракционах или пробовать экзотические блюда? Новые ощущения наполняют жизнь красками и помогают разнообразить повседневность. Спа-терапевт Галия Ортега предлагает 9 необычных сенсорных упражнений, чтобы испытать новые ощущения.

Psychologies
Философы, или Великая оргия Философы, или Великая оргия

Пьеса Валерия Печейкина

Esquire
Тело говорит: надо меньше на себя брать Тело говорит: надо меньше на себя брать

Шея и голова могут болеть оттого, что вы взвалили на себя много ответственности

Psychologies
Висконти: Послесловие к мифу Висконти: Послесловие к мифу

«Смерть в Венеции» не дождалась своего выхода на экран при жизни Лукино Висконти

СНОБ
Новые законы робототехники Новые законы робототехники

Должны ли роботы получить правовой статус электронных лиц?

Популярная механика
Едим вместе Едим вместе

Собраться за одним столом – действие конкретное, но и глубоко символичное

Psychologies
Август и сентябрь Август и сентябрь

Рассказ Евгения Водолазкина

Esquire
Михаил Козырев Михаил Козырев

Надо же, такой молодой, а уже пятьдесят!

Maxim
Елизавета Арзамасова Елизавета Арзамасова

Актриса, которую мы любим не только за «Папиных дочек»

Домашний Очаг
Везти себя прилично Везти себя прилично

В чем мужчине следует ехать в отпуск

GQ
На лабутенах пить На лабутенах пить

Интервью с солистом «Группировки Ленинград» Сергеем Шнуровым

Forbes
Между нами любовь Между нами любовь

Тутта Ларсен – о роли мужчины в современной семье и отношениях с детьми

Домашний Очаг
Открыть в приложении