С Михаилом побеседовал журналист Антон Желнов.

Esquire

12 апостолов

Михаил Зыгарь

Журналист, 36 лет

У Михаила Зыгаря время как будто движется в обратную сторону, а ключевые события жизни развиваются нелинейно: он был военным корреспондентом «Коммерсанта», затем главным редактором на независимом канале «Дождь», на пике телекарьеры выпустил бестселлер «Вся кремлевская рать» об истории России при Путине, а теперь восстанавливает события начала XX века в своем проекте «1917», где воспоминания знаменитых современников русской революции оживают в формате соцсети. С Михаилом побеседовал журналист Антон Желнов.

При написании книги сложно не скатиться в крайности, сохранить трезвость и сторонний взгляд, ведь ты имеешь дело уже не с журналистикой, а с литературой – у драматургии свои законы. Как тебе удалось сохранить это равновесие в книге «Вся кремлевская рать»?

Мне кажется, это не сложно, если у тебя нет личного отношения к героям. Это не пустые слова. Я повторял их и всем своим ньюсмейкерам, с которыми общался: я представляю себе все происходящее так, как если бы это уже случилось сто лет назад. Как если бы я писал не про людей, которых знаю, а про тех, которые… В общем, это была своеобразная репетиция…

Проекта «1917»?

Да. То есть я абсолютно так же относился к героям книги, как к личностям историческим. У меня ведь нет ничего личного ни к Керенскому, ни к Милюкову, ни к императрице Александре, ни к Николаю Второму. Многое из того, что они сделали, сейчас может казаться ошибкой. Но мне хочется понять, что мотивировало каждого. У меня нет никакого предубеждения. Я не начинаю работу, заранее зная ответ. Одно дело – ты понимаешь, что

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

МИД мэн МИД мэн

Министр в России больше чем поэт. Сергей Лавров в очерке Сергея Минаева

Esquire
Мне бы в небо Мне бы в небо

Труды, дни и голубые мечты арт-директора Louis Vuitton Николя Жескье­ра.

Tatler
Наши высочества Наши высочества

Интервью с высокими и талантливыми актрисами сериала «Дылды»

Maxim
Заявить ему о своих требованиях Заявить ему о своих требованиях

Мы работаем лучше, если чувствуем душевное равновесие

Psychologies
Фаррелл Уильямс Фаррелл Уильямс

«Иногда самое трудное – это превращать молчание в слова»

Esquire
Иван И. Твердовский Иван И. Твердовский

Критики пишут, что Твердовский снимает чернуху. Для него самого это фильмы об ангелах во плоти.

Esquire
Сергей Карякин Сергей Карякин

До появления Сергея Карякина почти десять лет никто не вспоминал о шахматах – разве что как о досуге для пенсионеров.

Esquire
Татьяна Друбич Татьяна Друбич

Татьяна Друбич об актерской профессии и работе в фонде «Вера»

Glamour
Как рукой сняло Как рукой сняло

Иван Глушков — о научном подходе к похмелью.

GQ
Героиня собственной жизни Героиня собственной жизни

Каждую смерть 2016 года оплакивали по-своему. Леонарда Коэна — скорбно и торжественно, под стать его глубокомысленным балладам. Вместе с Дэвидом Боуи — на волне ностальгии по 1980-м — провожали целую эпоху. А вот известие, что Кэрри Фишер попала в реанимацию, встретили едва ли не паникой.

Мир Фантастики
Александр Паль Александр Паль

Хотя отношение к картине «Горько!» сложилось неоднозначное, с нее начался успех актера.

Esquire
Ford Fiesta Ford Fiesta

Седьмое поколение бестселлера Ford «расщепляется» на четыре версии.

Quattroruote
Елена Борщева Елена Борщева

Интервью. Елена Борщева: «В семейных отношениях главное – интеллектуальная страсть!»

Лиза
Саша Филипенко Саша Филипенко

Жизнь Саши Филипенко разделена надвое: в одной он писатель, в другой – комик по имени Роман Романович.

Esquire
FEDOR Первый FEDOR Первый

Робот FEDOR должен стать основателем целой династии антропоморфных роботов

Популярная механика
Возможность острова Возможность острова

Лучший способ узнать Додеканесский архипелаг — обойти на яхте все его заливы и марины.

GEO
Краса­ви­ца и чудо Краса­ви­ца и чудо

Котлеты, пылесосы и все, что скрыто за стенами вашингтонского дома хоккеиста Александра Овечкина и его молодой жены Анастасии, некогда дебютировавшей на балу «Татлера».

Tatler
Не надо меня трогать Не надо меня трогать

“Что с тобой не так? - спросил человек, который хотел на мне жениться

Cosmopolitan
“Мне только спросить!” “Мне только спросить!”

Эксперты отвечают на самые необычные вопросы о сексе

Cosmopolitan
Максим Диденко Максим Диденко

За последний год Максим Диденко стал едва ли не самым востребованным театральным режиссером.

Esquire
Полоса препятствий Полоса препятствий

Как норвежская компания научила географа строить веревочные парки в России.

Forbes
Обитатели болот Обитатели болот

Топкие американские субтропики — это настоящий сказочный мир. Тем важнее их сохранить.

GEO
Nissan X-Trail Nissan X-Trail

Кроссовер продолжает оставаться одним из самых подходящих автомобилей для дальних поездок и легкого бездорожья.

Quattroruote
Человек, который умел проходить сквозь двери Человек, который умел проходить сквозь двери

Леонид Каганов рассказывает, как изменилась его жизнь после вживления микрочипа

Maxim
Женский вопрос Женский вопрос

Алексей Яблоков объясняет, как отвечать на главный женский вопрос.

GQ
100 самых стильных - 2017. Россия 100 самых стильных - 2017. Россия

Вглядитесь в сотню избранных и заставьте их потесниться в следующем году.

GQ
Идеальная тарелка Идеальная тарелка

Геннадий Иозефавичус — о раздражающей привычке фотографировать еду.

GQ
Аглая Шиловская: Люблю смотреть кино, и жанр не имеет значения Аглая Шиловская: Люблю смотреть кино, и жанр не имеет значения

Выучить английский в совершенстве и просыпаться от пения птиц – актриса мечтает о том же, о чем и многие из нас.

Лиза
Новое пуританство: что нас смущает? Новое пуританство: что нас смущает?

Мы стали целомудреннее или устали от экспансии обнаженного тела?

Psychologies
Без пилота Без пилота

О том, как автомобиль будет обходиться без водителя

Популярная механика
Открыть в приложении