ART

Большое портфолио художников, представляющих летнюю программу Музея «Гараж»

ElleКультура

ART

Текст: Vera Popova, Diana Kovrigina

На Хейдене: рубашка из денима, Wwwmofficial; брюки из денима, 032c Apparel

Хейден Фаулер

Художник из новозеландского города Те-Авамуту. Создал виртуальную реальность и поселился в ней с настоящим волком.

ELLE Ваша работа Together Again, которая будет представлена в летней программе Музея «Гараж», «Грядущий мир: экология как новая политика. 2030–2100» кажется логическим продолжением перформанса Йозефа Бойса I Like America and America Likes Me. Расскажите о пересечениях и об отличиях?

Это сравнение уже не раз возникало в дискурсе о моем перформансе. Бойс жил с койотом в одной комнате. Я делю клетку с волком. Очки виртуальной реальности погружают меня в идиллический, романтизированный русский ландшафт. Движения реального волка считывают помещенные на животное датчики и как бы «подселяют» его ко мне. Зрители видят все то же, что и я в своих очках, — жизнь в дикой природе с бегающим рядом волком. Но я бы сказал, что моя работа отражает все изменения в социальной, политической и экологической мировой ситуации за последние 45 лет, то есть ровно с того момента, как отшумел перформанс Бойса. Мой проект — это поэтический ответ на экологический кризис. Расщепление реальностей говорит об отрыве людей и животных от природы, а значит — и о невозможности обрести свободу. И тот момент, что ландшафт появляется только в VR-очках, — отсылка к любому технологическому процессу в природе, вплоть до воспроизведения ее на Марсе, но, увы, уже не на Земле.

Вы помните тот момент, когда поняли, что планета в опасности?

Я осознавал это с раннего детства. Я родился в Новой Зеландии, экосистема которой отчасти разрушена колонизаторами, острова лишились 85 % лесов, в результате чего вымерли многие эндемичные виды растений и животных. Родина стала для меня обителью их призраков, собранием легенд о том, что было «до». Сегодня мы все живем в эру смерти. Но в наших силах проснуться завтра в эре жизни — и построить ее поможет как раз человеческая скорбь по утерянной природе.

Чингиз Айдаров

Художник-перформансист из Бишкека. Совершил «Набег» на Красную площадь, сфотографировался с Лениным и Романом Абрамовичем.

На Чингизе: пуловер из хлопка, Etro; брюки из хлопка, Pal Zileri

ELLE Над чем вы сейчас работаете в Мастерской?

Это наш совместный проект с художником Сергеем Рожиным «Пук в вечность». Сергей собрал из мольберта лук-трансформер, и из него мы стреляем «в вечность» белой краской.

Это метафора искусства? Ваше заявление?

Скорее манифест. Хотя мой собственный манифест у меня в голове. И мастерская у меня там же, в голове. Еще на родине, в Киргизии, мне негде было хранить свои работы. И в Москве я жил в так называемых резиновых квартирах, где, кроме меня, еще мигрантов человек 30. Но мне требовался творческий выход, я же, как маленький заводик, не могу не работать. Поэтому я решил направить свою энергию на перформансы. Проект «Набег» родился еще в Бишкеке. Смысл его в том, что мы собираемся в каком-нибудь месте и делаем искусство, кто во что горазд, кто-то рисует, кто-то пляшет. Я же решил попробовать себя в иной ипостаси: работать со своим телом, использовать его как инструмент. В 2017-м я приехал в Москву и сразу же решил отметиться «Набегом» на Красной площади. Назначил день — 10 сентября. Приезжаю на место — а там десять автобусов ОМОНа и тысячи людей: День города, оказывается! Я сначала струхнул, думал отменить, но все же решился — в итоге все прошло хорошо, даже не замели.

А в чем именно состоял ваш перформанс?

Технически это выглядело так: я читал намаз, прогнулся, выпрямился и оглянулся по сторонам. Фотографировался с Лениным, ну знаете, кто его изображает. На фото я подкрадываюсь к нему, хватаю и поднимаю в воздух. Есть еще снимок, где я со своим соотечественником в коронах «Москва — 870 лет». Он подметал на празднике, когда все веселились. И, знаете, в этом тоже есть ирония.

В своем искусстве вы говорите о проблемах мигрантов?

Я не активист, а художник. Если бы я хотел что-то изменить, то пошел бы работать в правозащитный фонд. У меня немного другие задачи. Я ведь сам работаю грузчиком. И моя ситуация — полный сюрреализм. Сейчас я сижу с вами — все красиво, приходят кураторы, художники, Роман Абрамович. А завтра — выйду на работу в свою компанию «Петрович», и там — грязь, пыль, пот и разговоры соответствующие.

На работе знают, что вы художник?

Руководство уже знает — я показал им фотографию, где я с Абрамовичем, и они охренели. Родителям тоже ее отправил, чтобы они показывали родственникам, как их сын поднимается в Москве.

Роман Мокров

Фотограф и медиахудожник из Электроуглей. Снимает провинциальные будни и коллекционирует сектантские буклеты.

На Романе: пуловер из шерсти и кашемира, джинсы, кеды из замши, все — Louis Vuitton

ELLE Над чем вы сейчас работаете?

Готовлю выставку «Ничего особенного», которая будет посвящена одиночеству и унынию как национальной идее. Мне кажется, что мы лучше всех в мире умеем унывать — и вся русская классика построена именно на этом. У меня, как в пьесе, все происходит в одном месте: есть несколько основных героев, которые живут в каком-то небольшом городке, испытывая на себе влияние окружающей среды. Я постоянно записываю какие-нибудь цитаты, которые потом становятся названиями моих работ. Так вот, мне очень понравилось, как Федор Тютчев в письме жене сообщал: «Да, какая подлость быть приговоренным к такому климату. Порой спрашиваешь себя, за какое преступление ты сюда сослан?» Когда такое вокруг, сложно не унывать. Приходится немного приукрашивать действительность.

Есть ли какие-то табу в вашей съемке?

Когда-то я фотографировал на кладбище, и мы с друзьями взяли с помойки пластиковый венок как реквизит. А мои снимки обычно быстро расходятся по интернету — появляются в каких-то пабликах, становятся мемами. И когда эти сакральные фото стали публиковать, пошла такая волна негатива, их просто уничтожили! Наверное, потому что в нашем обществе все, что связано со смертью, — это жесточайшее табу. Лучше так: цветочки положил, конфетки принес — и все. А смерти нет, и думать о ней нечего.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Hot-not Hot-not

Едят ли балерины сладости, как отдыхают от сцены и каким средствам доверяют

Elle, июль'19
Гвинея-Бисау: Сильный пол Гвинея-Бисау: Сильный пол

По традиции именно девушка делает предложение руки и сердца и строит жениху дом

Вокруг света, август'19
Какие напольные весы точнее: аналоговые или электронные? Какие напольные весы точнее: аналоговые или электронные?

Они всегда говорят правду: маленькие дети, пьяные взрослые и напольные весы!

Maxim, июнь'19
Всем шампанского Всем шампанского

Флора Фишбах выросла в Шампани, чтобы нравиться всему миру

Vogue, июль'19
Прозрачная «вторичка» Прозрачная «вторичка»

Депутаты хотят запретить манипуляции с историей подержанных автомобилей

АвтоМир, июнь'19
Сообщения вместо живого общения Сообщения вместо живого общения

Пять особенностей виртуального общения, которые нам сильно вредят

Лиза, июнь'19
Санкционная политика Санкционная политика

Санкции за оставление места ДТП ужесточили. Как их избежать?

АвтоМир, июнь'19
Куда поехать учиться серфингу этим летом Куда поехать учиться серфингу этим летом

Неочевидные направления с мягкими волнами и самыми терпеливыми инструкторами

Vogue, июнь'19
Влади Влади

Лидер главной рэп-группы страны перешел с рифм на прозу

Maxim, июль'19
Захотелось рискнуть Захотелось рискнуть

Небывалый поток частных инвесторов хлынул на рынок

Эксперт, июнь'19
Голова в облаках Голова в облаках

Лучше гор могут быть только… небоскребы

Вокруг света, июль'19
Наука и просвещение не готовы к открытиям Наука и просвещение не готовы к открытиям

Эксперты составили для Счетной палаты рейтинг прозрачности российских ведомств

РБК, июнь'19
Природа в доме Природа в доме

Растения заменяют арт-объекты в гостиных и приглашают на приём в оранжереи

Robb Report, июнь'19
Эль Фаннинг Эль Фаннинг

Интервью с самой амбициозной молодой американской актрисой Эль Фаннинг

Elle, июль'19
Машина для любви, а не для войны: история легендарного «хиппи-буса» от VW Машина для любви, а не для войны: история легендарного «хиппи-буса» от VW

Как бюргеры сделали американцев бродягами, беспаспортными и безработными

Maxim, июнь'19
Как искусственный интеллект и виртуальная реальность меняют кино Как искусственный интеллект и виртуальная реальность меняют кино

Роботы уже пишут сценарии, подбирают актеров и предсказывают успех в прокате

Vogue, июнь'19
Свет в твоем окне Свет в твоем окне

Близкие Алсу открыли «СтарХиту» неизвестные факты о певице

StarHit, июнь'19
Покажи мне любовь Покажи мне любовь

Как секс попал на большой экран

Glamour, июль'19
Президенты перешли на расширенный формат Президенты перешли на расширенный формат

О чем договорились в Осаке Владимир Путин и Дональд Трамп

РБК, июнь'19
Дневники Софии Дневники Софии

Модный консультант София Санчес де Бетак об участии в Met Gala

Vogue, июль'19
Простор для простоты Простор для простоты

Джорджо Армани о том, что представляет собой отточенный и элегантный стиль

Robb Report, июнь'19
Показатель показухи Показатель показухи

Действительно ли хорошо учат в школах, занимающих верхние строчки в рейтингах?

Огонёк, июнь'19
Славкины заботы Славкины заботы

Как живут мелкие воробьиные птицы — славки

Наука и жизнь, апрель'19
«Красивый, плохой, злой»: почему женщины влюбляются в маньяков «Красивый, плохой, злой»: почему женщины влюбляются в маньяков

Возможно ли не замечать, что рядом с тобой монстр?

Psychologies, июнь'19
8 модных брендов из Петербурга, на которые стоит обратить внимание 8 модных брендов из Петербурга, на которые стоит обратить внимание

Вещи, которые стоит покупать у петербургских дизайнеров

РБК, июнь'19
Машину заказывали? Машину заказывали?

Светлана Виноградова о том, как 25 лет подряд ходить на работу как на праздник

Cosmopolitan, июль'19
Я не такая! Я не такая!

Разбираемся, за что девочки не любят девочек и как с этим бороться

Cosmopolitan, июль'19
«Мы умеем лечить около 300 заболеваний» «Мы умеем лечить около 300 заболеваний»

Каково состояние нашей медицинской генетики и будут ли «редактировать» младенцев

Огонёк, июль'19
Музыка нас связала Музыка нас связала

Патрик Реймон из Atelier Oï рассказал, почему он выбрал карьеру дизайнера

AD, июль'19
Пересменка поколений: какими были первые 30 лет «Кинотавра» Пересменка поколений: какими были первые 30 лет «Кинотавра»

9–16 июня в Сочи проходит 30-й Открытый российский кинофестиваль «Кинотавр»

РБК, июнь'19