Когда человек пытается переступить порог, свобода заканчивается

ЭкспертОбщество

Зачем люди заходят в тренды

Марина Ахмедова

Как-то раз, листая ленту соцсети, я наткнулась на фотографию такую прекрасную, что мне захотелось задержать на ней палец. На ней была изображена дверь, распахнутая в дивный мир полей, накрытых полосами лиловых, кобальтовых, бордовых цветов, а дальше, за ними, в далекой дымке стояла гора. Фото выложила бьюти-блогер, и это вызвало мое безграничное удивление: она всегда размещала только фото самой себя в не очень одетом виде и собирала под ними множество лайков и комплиментов. Фото она подписала так: «Я приехала в гостиницу ночью, сразу рухнула спать. А утром встала, распахнула дверь и застыла на пороге. Дверь открылась в другой мир, в котором я и хотела бы жить. Но я уже знаю, что это фото не соберет много лайков». Действительно, под фото была жалкая горсть из шестисот лайков, а обычно фотографии этого блогера стремительно обрастали несколькими тысячами. «Однако… — многозначительно произнесла я, заведя внутренний диалог с блогером, — оказывается, ты не так пуста и поверхностна, какой казалась».

По прошествии часа любопытство заставило меня заглянуть в аккаунт блогера снова, хотелось знать, насколько ее аудитория способна ценить невообразимые настоящие миры. К еще большему своему удивлению, фотографии я не обнаружила. Блогер удалила ее. Видимо, она страдала из-за малого количества лайков.

Сегодня нам кажется, что мы можем свободно высказываться, говоря то, что думаем. Ну, за исключением призывов к свержению власти, чему-нибудь незаконному и экстремистскому. И если вам, к примеру, хочется быть феминисткой, вы можете открыто рассказывать даже не о гендерном равенстве, которое никакому сомнению не подлежит, а открыто говорить о своей неприязни к такой распространенной категории граждан, как мужчины. А если вам хочется быть оппозиционером, вы можете прийти на страницу к патриоту и открыто заявить ему, что он кремлебот, победобес, глупый оболваненный человек и должен покаяться. Раньше люди так друг другу не говорили, но теперь другие времена. Достаем телефон из кармана и высказываемся. А если вы, например, писатель, то можете написать книжку, скажем исторический роман, но пусть в нем обязательно будут сталинские репрессии. Раньше об этом нельзя было говорить, а теперь можно. И даже нужно, если автор хочет, чтобы им заинтересовались зарубежные издатели. Если он, допустим, похвалит сталинский режим, то зарубежные издательства ни за что им не заинтересуются. Но главное, в своей стране России автору ни за то ни за другое ничего не будет. Кроме, разве что, того, что «приличные люди» из того или иного круга сочтут более невозможным здороваться с ним за руку. Может так статься, что они никогда с конкретно этим человеком за руку и не здоровались: пересечений в пространстве не было, — но свобода слова позволяет заявить, что теперь уж этих рукопожатий точно не будет.

Все это свобода, которую современный человек создает вокруг себя. Он обустраивает свой уголок свободы со всей любовью и тщательностью, вешает в нем на стены нужные картинки — как правило, это кружочки с какими-нибудь лозунгами и требованиями, в которые люди заключают свои аватарки. Он приглашает в свой уголок друзей, которые, как клеймом, помечены такими же кружочками или значками. Он сидит в этом углу и чувствует себя внутренне свободным, свое существование — осмысленным. Его социальный статус — «больше не одинок». Человек чувствует себя достойным, и с каждым днем, с каждым новым высказыванием это чувство достоинства только растет. И ему для взращивания этого чувства не надо нырять в холодные реки и спасать тонущих детей, не нужно заходить в пекло горящих домов, не нужно приносить себя каждый день в жертву на своей неблагодарной работе и через это обретать достоинство. Достаточно просто высказываться свободно и ставить лайки под высказываниями таких же свободных людей, сидеть в своем уголке и смотреть на мир через распахнутую дверь. Так, наверное, можно почувствовать себя даже счастливым. Можно было бы, когда б не тоненький внутренний голосок, который занудно звучит в человеке и как будто подталкивает его выйти из своего уголка за дверь.

Когда человек пытается переступить порог, свобода заканчивается. Вдруг оказывается, что, если ты феминистка и решила заявить, что вон тот представитель мужского пола не так уж и плох, несмотря на свое гендерное происхождение, или даже просто прийти на общее партсобрание феминисток с большим розовом бантом на макушке, таким образом позволив объективизировать свою женскую сущность, или ты не осудила резко домашнего насильника, потому что сочла, что доводы женской стороны голословны, то сразу портреты друзей начинают слетать со стены, как во время землетрясения. Или если ты оппозиционер и почему-то решил похвалить власть за строительство нового моста через речку, то вдруг и сразу из твоего уголка начинают выходить друзья с перекошенными от гнева лицами, и по всему их виду можно догадаться: им очень хочется затянуть этот кружок с лозунгом на твоей предательской шее, да так, чтобы потуже. И ты в своем уголке остаешься один, а твой социальный статус — «снова одинок». Или если ты патриот и вдруг решил высказаться в поддержку представителя оппозиции, потому что тебе его жаль, то друзья, прежде чем покинуть твой уголок навсегда, закидают тебя, как камнями, твоими же увесистыми патриотичными высказываниями. И вот ты сидишь в своем уголке на полу, вокруг никого больше нет, жизнь потеряла смысл, достоинство вытекло в открытую дверь и растворилось где-то там за горизонтом. А твой внутренний голосок — твой занудствующий внутренний голосок — тихо заявляет тебе, что ты, в общем-то, сильно обольщался по поводу своей свободы. Свободным ты не был никогда. И ты думаешь, что вот теперь можно и к психологу пойти, и поговорить с ним за большие деньги о том, как ты одинок, а мир несправедлив по отношению к тебе. Можно ходить к психологу каждую неделю или даже два раза в неделю. Хотя гораздо практичней и экономичней было бы просто поговорить со своим тоненьким голоском. Ведь он и есть голос свободы, которым мы — люди — наделены от рождения.

Люди вообще часто бывают одиноки и с трудом отыскивают в жизни смысл. Им хочется, чтобы их любили, любовались ими, а не пригвождали комментариями к позорному столбу. Людям хочется, чтобы мир их видел, ценил, понимал всю сложность их устройства. Людям страшно стареть и уходить из жизни незамеченными. Людям вообще свойственно страшиться. Еще людям хочется громко заявлять о себе, вставать на пороге открытой двери и оттуда кричать: «Эй, мир, посмотри на меня, я здесь, я есть!» И для этого люди мучительно ищут в себе то, что они могли бы сказать или дать миру. Но поиск этот сложный, он требует ответственности и самопожертвования. Он требует выхода за границы комфорта, а не каждому хочется за них выходить. И тогда люди решают пойти легким путем: ищут во внешнем мире тренд, к которому могли бы присоединиться. Тренд уже сам течет и звенит, как полноводный ручей, по розовым, кобальтовым, багровым полям. Нужно просто в него влиться и оттуда черпать лайки, ловить там друзей, помеченных клеймом. Плыть по общему тренду (за права женщин, за права чернокожих, за экологичное потребление) гораздо легче, чем идти наощупь, отыскивая свою тропинку. Тем более что по тропинке нужно идти своими ногами, она не звенит, не шумит, и на ней тебя не ждут лайки и скорое признание. Только где-нибудь в конце пути признание может нагрянуть. Но идти до конца трудно, неинтересно, всего хочется сразу и побыстрей. Поэтому люди добровольно заходят в тренд и очень быстро начинают говорить то, чего от них требует выбранный тренд, даже думать начинают так, как принято в тренде. Штраф за выход — одиночество и порицание со стороны бывших единомышленников.

Что же в этом плохого, если человек был одинок, а благодаря тренду получил друзей? Не чувствовал личного достоинства, а теперь чувствует? Искал и не мог найти смысла жизни, а теперь нашел? Ничего плохого, кроме того, что человек постепенно перестает быть человеком. Приучив себя поддерживать только нужные высказывания, говорить только то, что в выбранном тренде, человек теряет свободу, а значит, теряет самого себя, и в конце концов от этого собственного «Я», пусть одинокого, пусть мечущегося и сомневающегося, остается лишь отдаленный занудствующий голосок, который, впрочем, современный человек пытается окончательно задавить на сеансах у психолога.

Теперь, когда мне в ленте попадаются картинки той бьюти-блогера, я смотрю на них с легким чувством сожаления. «Она всего лишь удалила картинку, а не свою способность восхищаться сложной природой», — скажете вы. Нет, вместе с картинкой она удалила свое право говорить и показывать то, что ей кажется настоящим, захлопнула дверь в это настоящее для своих подписчиков. Кстати, она, конечно, ходит к психологу. Психолог за деньги сражается с ее тоненьким голоском, в то время как все мы кажемся себе невообразимо свободными. Но если бы вдруг все хайпы и тренды одновременно замолчали, мы в наступившей тишине смогли бы услышать набирающий силу хор наших внутренних голосков, которые нам сообщают: героем сегодняшнего дня совершенно точно можно считать того, кто говорит то, что думает, и тут совсем не важно, кто он: оппозиционер, центрист, феминистка или патриот.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Банкротство: спасаем компанию или кредиторов? Банкротство: спасаем компанию или кредиторов?

Почему в России банкротство почти всегда заканчивается ликвидацией компаний?

Эксперт
Ледниковый период: 7 проблем со здоровьем, из-за которых ты всё время мерзнешь Ледниковый период: 7 проблем со здоровьем, из-за которых ты всё время мерзнешь

Что делать, если ты все время мерзнешь, и нужно ли идти с этой проблемой к врачу

Cosmopolitan
Молодым ученым в России комфортнее Молодым ученым в России комфортнее

Евгений Хайдуков — о том, как сейчас работается молодым ученым в стране

Эксперт
Запустить в производство Запустить в производство

Самые интересные объекты для промышленного туризма в стране

National Geographic Traveler
Дресс-код доступа Дресс-код доступа

Как теперь понять, по какой «одежке» встречают в приличном обществе

Forbes
Смотрите-ка, звезда! Смотрите-ка, звезда!

Певица Лиза Монеточка о своих преподавателях и учебе в школе

Домашний Очаг
С тележкой — за деньгами в Лондон С тележкой — за деньгами в Лондон

Розничная сеть Fix Price выходит на Лондонскую фондовую биржу

Эксперт
Какие мужчины и почему интересуются сексуальным прошлым своих партнерш Какие мужчины и почему интересуются сексуальным прошлым своих партнерш

Стоит ли рассказывать мужчине о прошлых отношениях?

Psychologies
Уравнение со всеми известными Уравнение со всеми известными

Москва хотела показать Хабаровску его место, но не тут-то было

Огонёк
Как быть с завистью? Как быть с завистью?

Превращаем зависть в мотивацию

Reminder
Есть ли дружба между евреями и арабами Есть ли дружба между евреями и арабами

Что изменили «Соглашения Авраама» в раскладах на Ближнем Востоке?

Эксперт
Старые, но интересные: 6 онлайн-игр, которые потянут слабые ПК Старые, но интересные: 6 онлайн-игр, которые потянут слабые ПК

Онлайн-игры, не требующие сильного железа

CHIP
Мама — это в душе! Мама — это в душе!

Мама 34 детей — о своем обычном дне, альпаках и своих мечтах

ПУСК
Не мелочи жизни Не мелочи жизни

Анекдот про «мама сказала: деньги в бидоне» — прошлый век

Vogue
Калина красная: как и зачем есть горькие ягоды Калина красная: как и зачем есть горькие ягоды

Какими полезными свойствами обладает калина и почему ее стоит попробовать

РБК
Робин Уильямс Робин Уильямс

Робину Уильямсу могло исполниться 70 лет

Playboy
«Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть «Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть

«Разжимая кулаки» — история о девушке в беспросветном осетинском городке

GQ
Машина желаний Машина желаний

Фантастический рассказ о том, что бы было, если бы существовала машина желаний

Вокруг света
Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами

За что Герли Браун критикуют феминистки и за что стоит сказать ей «спасибо»

Forbes
«Вертинский»: сначала на платформе и только через полгода в эфире «Вертинский»: сначала на платформе и только через полгода в эфире

Биография Вертинского — это попытка осмыслить события двадцатого века

Эксперт
Ток-шоу Ток-шоу

Для чего нужна микротоковая терапия, какие проблемы она решает?

Grazia
История вопроса: рекрутская повинность История вопроса: рекрутская повинность

Когда появилась рекрутская повинность и выражение «забрить в солдаты»

Культура.РФ
Пропил этил Пропил этил

История встречи, любви и расставания мужчины и стакана

Men’s Health
Носатый полоз Носатый полоз

Зачем змее такой нос?

Weekend
Страна детства Страна детства

Детская комната – особый мир, где изменяются пространство и время

Лиза
Экзопланеты предложили искать в квантовом пределе Экзопланеты предложили искать в квантовом пределе

Физики применили квантовую теорию информации для наблюдения экзопланет

N+1
Потеря беременности: почему об этом нужно говорить Потеря беременности: почему об этом нужно говорить

Чтобы пережить горе потери беременности, нужно говорить о своих переживаниях

Psychologies
Грибы по-баскски Грибы по-баскски

Грибы по-баскски

Weekend
Темное дело Темное дело

Британский дизайнер Нил Барретт решил, что яркие краски дома не нужны

AD
Активируемые воспалением стволовые клетки облегчили состояние мышей с ревматоидным артритом Активируемые воспалением стволовые клетки облегчили состояние мышей с ревматоидным артритом

Стволовые клетки оказались эффективнее стандартной терапии от артрита

N+1
Открыть в приложении