Дух Средневековья вернулся в университеты: чем это угрожает свободе академии

ЭкспертНаука

Вперед к Средним векам, или Что случилось с академическими свободами

Как дух Средневековья вновь вернулся в университеты и чем это угрожает академическим свободам.

Тихон Сысоев

Курс теологии в Сорбонне (Библиотека Труа, XV век)

Мы привыкли смотреть на академические свободы сквозь оптику романтического идеализма — оборачиваясь назад, к «золотой эпохе» XIX века. Ведь саму идею университета Вильгельм фон Гумбольдт создал, основываясь именно на фундаменте этих трех свобод — свободы учить, учиться и исследовать. Берлинский университет, организованный знаменитым прусским министром в начале XIX века на этих принципах, стал эталоном, который затем импортировали все передовые страны, создавая у себя новые национальные центры просвещения и научного знания.

Так начиналась эпоха мощнейшего научного рывка, которая сегодня, похоже, подошла к концу. Отсюда и тот ностальгический идеализм, с которым мы смотрим на академические свободы. В современном университете за бесконечной бюрократизацией, оптимизацией и относительной бедностью ученых эти свободы разделять не так уж и просто.

Парадокс, но, несмотря на ту огромную роль, которую сыграли университет и закрепленные на его территории специфические свободы за минувшие два столетия, сегодня его статус, возможности, общественный вес неумолимо девальвируются. А сам университет как институт, по сути, оказался отброшен в «догумбольдтовскую» эпоху. В этом смысле показательно, что, согласно недавнему опросу Superjob, только в России за последние десять лет доля родителей, которые хотят, чтобы их дети после окончания школы поступали в вузы, упала в два раза.

Причин такого снижения интереса две, и обе они характеризуют наше время: сокращение количества бюджетных мест и выбор в пользу более прикладной образовательной траектории. В сущности, прекрасная иллюстрация тому большому тренду, который демонстрирует окончательное расставание западной цивилизации с одним из главных институтов, обеспечивших ее воспроизводимость.

Знание все чаще воспринимается сегодня строго прагматически, а университет утрачивает остатки своей автономии под ударами бюрократического контроля и нового общественного запроса на полезность. Но вместе с этим падает и былой уровень доверия к университету — что со стороны общества, что со стороны государства.

О конце академических свобод все чаще с тревогой начинает говорить само академическое сообщество. Как пишет известный британский историк идей Стефан Коллини в своей книге «Зачем нужны университеты?», «никогда раньше они [университеты] не были настолько многочисленны и важны, и в то же время никогда раньше они не страдали от настолько удручающей нехватки доверия и утраты идентичности. Они получают больше государственных денег, чем когда-либо прежде, но им еще никогда не приходилось тратить столько сил на защиту своего общественного статуса».

«Это образуется в голове»

Политизация знания, или его идеологическая коррекция, — явление в России (пока) не массовое, однако с точки зрения права свободы исследовать оно становится наиболее болезненным для всего научного сообщества, которому приходится, перестраховываясь, корректировать свои исследования под «общественного допустимое».

«Знание не столько деградирует только лишь до набора компетенции и умении, сколько его природа трансформируется в нечто, сходное с капиталом и информационным товаром, за которое сегодня разворачивается политическая борьба», — замечает, например, исследовательница Нина Пеньяфлор. Приведем лишь несколько громких кейсов.

Скажем, так называемая квир-теория (критическая социологическая теория о природе гендера) если и преподается в России, то только под камуфляжем: например, под названием «Социология семьи». Одновременно обращение в рамках исследований к ЛГБТ-организациям, а уж тем более публичные комментарии по этой теме могут стоить места в университете. Похожее случилось и в 2015 году, когда дискуссионному клубу НИУ ВШЭ не дали провести дебаты «Гомосексуализм — неотъемлемая часть российской культуры».

Другой пример — из исторической области. В 2016 году Министерство образования и науки отказалось соглашаться с решением присудить докторскую степень историку Кириллу Александрову за диссертацию «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 годов».

По словам самого историка, текст исследования был посвящен «истории создания, развития и ликвидации офицерских кадров войск КОНР, насчитывавших примерно четыре-пять тысяч человек, включая 35 генералов». Сама защита продлилась почти восемь часов, а по ее итогу 17 ученых проголосовали за присуждение ученой степени и только один против. Тем не менее степень не была присуждена, потому что работа, по мнению министерства, «не открывает перспектив исследования в теоретической области».

Схожим образом закончился другой проект исследователя русского коллаборационизма Екатерины Деревянко. Она занимались анализом Локотского самоуправления — так называлось организация коллаборационистов в годы Великой Отечественной войны в Псковской области.

Большая часть работы была посвящена анализу их экономической и культурной жизни, и в ней, к слову, Деревянко упоминала и о своем личном отношении к коллаборационистам как к предателям. Тем не менее против нее началась кампания, департамент культуры потребовал от исследовательницы переписать статью, а затем добился того, чтобы она уволилась из Брянского госархива по собственному желанию.

«Конечно, запретов прямых нет. Это образуется в голове, что какие-то могут быть последствия. Они говорят: “Вот это, конечно, интересно, но это не будем исследовать”. Или говорят: “Вот это ни в коем случае… Или давайте так переформулируем, чтобы это не было понятно”», — признается директор одного института.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Байден заставляет Израиль нервничать Байден заставляет Израиль нервничать

Как новая американская администрация пересмотрит взаимоотношения с Израилем

Эксперт
Неуязвимый Набоков: почему автор «Лолиты» все еще актуален Неуязвимый Набоков: почему автор «Лолиты» все еще актуален

Почему Владимир Набоков снова оказался в центре внимания

РБК
Молодым ученым в России комфортнее Молодым ученым в России комфортнее

Евгений Хайдуков — о том, как сейчас работается молодым ученым в стране

Эксперт
Насиловал и истязал 4 года: сегодня скопинский маньяк выходит на свободу Насиловал и истязал 4 года: сегодня скопинский маньяк выходит на свободу

На свободу выходит Виктор Мохов, известный как скопинский маньяк

Cosmopolitan
Новый сентиментализм, или За что абьюзили Константина Богомолова Новый сентиментализм, или За что абьюзили Константина Богомолова

Чему нас учит «новая этика» по мнению Константина Богомолова

Эксперт
«Проблемы с эмпатией». Возможна ли российская оппозиция без Навального «Проблемы с эмпатией». Возможна ли российская оппозиция без Навального

Получится ли у оставшихся лидеров ФБК* справится с ролью публичных политиков

СНОБ
Духовные скрепы Октавиана Духовные скрепы Октавиана

Октавиан Август строил храмы, но сам не мог служить образцом строгой морали

Дилетант
Под солнцем Тосканы Под солнцем Тосканы

Кто из россиян строит бизнес в Италии

Forbes
Депутат из Интернета Депутат из Интернета

Как заработать миллион подписчиков на депутатской деятельности

Эксперт
Новая книга Гузель Яхиной — это действительно плагиат? Комментарий юриста Новая книга Гузель Яхиной — это действительно плагиат? Комментарий юриста

Юрист Лев Семкин рассказал, нарушает ли книга Гузели Яхиной авторское право

СНОБ
«‎Задачи политизировать премию не было». Члены экспертного совета премии «Белый слон‎»‎ о ссоре с Союзом кинематографистов и фильмах Навального как новой документалистике «‎Задачи политизировать премию не было». Члены экспертного совета премии «Белый слон‎»‎ о ссоре с Союзом кинематографистов и фильмах Навального как новой документалистике

Почему в России возник раскол в кинематографе из-за фильмов Алексея Навального?

СНОБ
Сотворение мира Сотворение мира

Сколько на свете людей, столько и способов быть счастливыми

Cosmopolitan
Российские химики создали новый тип аккумулятора, который заряжается в 10 раз быстрее литий-ионного Российские химики создали новый тип аккумулятора, который заряжается в 10 раз быстрее литий-ионного

Ученые создали более безопасные и быстро заряжающиеся аккумуляторы

Популярная механика
Красный директор: почему экономическая модель Лукашенко перестает работать Красный директор: почему экономическая модель Лукашенко перестает работать

Белорусской экономике мешает сам Александр Лукашенко

Forbes
Почему мы потакаем другим и как это прекратить Почему мы потакаем другим и как это прекратить

Иногда чрезмерная забота вредит и нашим близким, и нам самим

Psychologies
Кролики раскопали артефакты бронзового и каменного веков Кролики раскопали артефакты бронзового и каменного веков

Свежий взгляд на древнее прошлое отдаленного валлийского острова

National Geographic
Директор New Star Camp Игорь Игнатьев — о сноупарках и Нине Кравиц Директор New Star Camp Игорь Игнатьев — о сноупарках и Нине Кравиц

Интервью с Игорем Игнатьевым, создателем агентства маркетинга We Are in Sports

РБК
Интуитивное питание: сможешь ли ты есть что и сколько хочешь и худеть? Интуитивное питание: сможешь ли ты есть что и сколько хочешь и худеть?

Интуитивное питание, появившись, привлекло к себе внимание и наделало шума

Cosmopolitan
Банки недосчитались каждого четвертого казенного рубля Банки недосчитались каждого четвертого казенного рубля

Объем бюджетной помощи государственным кредитным организациям в 2020 году

РБК
Космос, наш Космос, наш

Каким был Юрий Гагарин и из чего складывался стиль самого известного космонавта

GQ
8 примет нулевых, по которым мы скучаем в 2021-м 8 примет нулевых, по которым мы скучаем в 2021-м

Осторожно! Статья может надолго погрузить в пучину воспоминаний

Maxim
К черту девушек с обложки! Пять героинь сериалов, в которых ты узнаешь себя К черту девушек с обложки! Пять героинь сериалов, в которых ты узнаешь себя

Мы вообще не обязаны всегда быть успешными, красивыми и правильными

Cosmopolitan
«В переписке нас легко игнорировать»: как писать клиенту, чтобы он захотел купить «В переписке нас легко игнорировать»: как писать клиенту, чтобы он захотел купить

В какие моменты и как именно лучше писать сообщения потенциальным клиентам

Forbes
Почему ребенку скучно в школе и что с этим делать Почему ребенку скучно в школе и что с этим делать

Как заинтересовать ребенка учебой?

Psychologies
Подавать чай боссу и быть хорошей женой: почему в Японии все так плохо с феминизмом Подавать чай боссу и быть хорошей женой: почему в Японии все так плохо с феминизмом

Почему в одной из самых развитых стран мира такие проблемы с равенством?

Forbes
Оксана Васякина: Рана. Отрывок из романа Оксана Васякина: Рана. Отрывок из романа

Первая глава из дебютного романа Оксаны Васякиной «Рана»

СНОБ
Закрытый космос Закрытый космос

Виталий Егоров — о том, нужно ли человечеству покорять Вселенную

Robb Report
Дом для Барби Дом для Барби

Блогер Ксения Шестакова и её увлечение «хардкорным декором»

Elle
Эмоциональные качели: как обрести спокойствие Эмоциональные качели: как обрести спокойствие

Все мы испытываем эмоции, и это абсолютно нормально

Лиза
Как люди в древности определяли точное время и когда в России появился первый часовой механизм? Как люди в древности определяли точное время и когда в России появился первый часовой механизм?

Считается, что первые механические часы на Руси появились в 1404 году

Культура.РФ
Открыть в приложении