Джо Байден может подтолкнуть Россию к еще более тесному союзу с Китаем

ЭкспертОбщество

Россия и Запад: в прагматичной неопределенности

Джо Байден не будет решать системные проблемы миропорядка и может только подтолкнуть Россию к еще более тесному союзу с Китаем

Петр Скоробогатый

Выборов американского президента, не секрет, очень ждали в Москве. Вряд ли у кого-то в России остаются сомнения в конфронтационном курсе США. Хотя у части элит сохраняются иллюзии, что отношения с Западом все еще можно выстроить на неких новых основаниях. Специально для этих кругов новый хозяин Белого дома в своей программной речи персонализировал претензии к нашей стране: именно Владимир Путин и его окружение подрывают единство Запада и не хотят нормализации отношений. Но в целом сотрудничество возможно, заявил Джо Байден, оставляя пространство для раскола российского истеблишмента.

Государственники, в свою очередь, ждали определенности с внешней политикой Белого дома, чтобы понять стратегию балансирования на проблемах и противоречиях Запада и условия для внутренней политической и технологической модернизации. Громкие решения 2020 года — смена правительства, новая Конституция и обнуление президентских сроков — работали на опережение, но следовали в той же логике ожиданий трансформации глобального порядка. Мир продолжит сыпаться, Россия продолжит искать адекватный уровень крепости, чтобы остановить внешние угрозы, но не замкнуться в себе и не перекрутить гайки.

Именно в этот ближайший период истории особенно актуальным станет мировоззренческий вопрос о месте России на карте мира. В какой степени стоит продолжать равняться на Европу как на последнюю часть вменяемого Запада, с которым остаются все еще прочные экономические связи? На сколько градусов развернуться на Восток, чтобы сохранить суверенность, но добиться адекватной замены западному технологическому партнерству? Или найти свой «третий путь», например внутри деградирующего постсоветского пространства? Эти решения уже невозможно откладывать на будущее. Особенно если учесть, что Россия до сих пор живет без сформулированной национальной идеи, но при этом является одним из немногих государств, последовательно укрепляющим свою военно-стратегическую стабильность.

Если коротко подвести итог, Байден вовсе не тот президент, который способен и будет решать системные проблемы мира. Есть большие сомнения, что политики такого масштаба вообще остались на Западе. Лозунг американского президента «Вернем Америку» — исчерпывающий: Байден постарается восстановить «дотрамповские» Штаты, хорошо понятные и предсказуемые для западных партнеров. Парадокс в том, что это невозможно: изменились не подходы США, изменились мир и акторы глобальной политики, но в ближайшие годы все будут делать вид, что живут по старым правилам. При этом КНР продолжит накачивать мускулы, Европа — пытаться вылезти из зависимости и политической бессубъектности, мировая экономика — отсрочивать долговой и технологический кризис.

Часть российских экспертных кругов, обращенных вовне, говорят о предсказуемости и прагматизме новой американской политики, выигрышной на фоне импульсивного периода предыдущей администрации. Если Дональд Трамп торговался с союзниками и врагами с позиции давления и ситуативного хаоса, то Байден будет использовать многосторонние связывающие соглашения по лекалам старой доброй дипломатии. Другие специалисты предупреждают о большом количестве кризисных факторов и непрофессионализме американской команды, что в совокупности способно легко обрушить хрупкий мировой баланс, привести к экономическому кризису или большой войне.

Мы легко нарисуем пространство определенности, возникшее при смене президента США, но с тревогой отменим растущее количество неизвестных, определяющих и ход российской политики.

Пространство определенности

Фактор первый — кадровая стабильность. В Вашингтон вернулось спокойствие. Байден сформировал команду, и эти фигуры, как и их деятельность, больше не будут подвергаться бесконечным нападкам основной массы американских СМИ. В Конгрессе большинство у демократов, а часть республиканцев деморализованы антитрампистской кампанией и штурмом Конгресса. Умиротворены и карьерные бюрократы, и конъюнктурные политики.

Это позволит Белому дому погрузиться во внутриполитические и экономико-социальные проблемы страны. Внешняя политика отодвинется на второй план, а Россия перестанет использоваться для межпартийных разборок и давления на президента. Санкционные пакеты перестанут возникать в хаотичном порядке, возможно даже станут мягче, но будут более системными. И — что важно — снова станут предметом внешнеполитических сделок. Байден привел в свою команду людей старой закалки с опытом взаимодействия с Москвой по сирийскому, ливийскому и украинскому кейсам. Это прекрасное подспорье в возможных переговорах, хотя о «перезагрузке» времен Барака Обамы говорить не приходится.

Курс Байдена позволит сделать более предсказуемыми отношения России и с Европой. Провозглашенное укрепление трансатлантического партнерства и общего фундамента безопасности в рамках НАТО снимет нервозность европейской бюрократии и опасения остаться один на один с «агрессивной Россией». В начале года казалось, что Европа настроена даже более конфронтационно по отношению к Москве, чем заокеанский партнер. Но это лишь инерция, свойственная Брюсселю. После неудачного визита в Москву главы внешнеполитического ведомства Евросоюза Жозепа Борреля на фоне акций протеста у ЕС просто не осталось выбора, но введенные санкции против российских силовиков оказались в целом незначительными. При этом проект «Северного потока-2» продолжает черепашьими темпами двигаться к завершению — и европейские экономические элиты твердо намерены его достроить, невзирая на любое давление.

Вообще, «политика санкций против России уже второй год подряд характеризуется стабилизацией. Значимой эскалации санкций пока не происходит. По крайней мере, текущие санкционные события значимо не влияют на макроэкономическую ситуацию в России и сами по себе не приводят к заметным колебаниям рынка. Данные говорят, что российские компании и их зарубежные партнеры научились достаточно аккуратно работать с санкционным риском», утверждает программный директор РСМД и клуба «Валдай» Иван Тимофеев в соответствующем докладе РСМД, где проанализирован весь массив санкций за последние годы.

Говорить об исчерпании санкционного давления на Россию, наверное, пока преждевременно. Но текущих и предполагаемых кризисов явно недостаточно, чтобы западные партнеры решились перейти к более агрессивным ограничениям — секторальным или макроэкономическим. Европа слишком много потеряла за предыдущие санкционные годы, чтобы решиться на новые рестрикции.

Третий фактор — Китай. В Мюнхенской речи Байдена, посвященной внешнеполитическому курсу Белого дома, КНР была отведена роль основного соперника на основе «долгосрочной стратегической конкуренции». Борьба пойдет по нескольким направлениям — здесь и сохранение торговых и технологических ограничений, и формирование военных союзов вокруг КНР. Однако никаких наскоков в стиле Трампа. По сути, Байден признает за Пекином статус третьей мировой силы наравне с США и Европой.

Россия же остается краткосрочной угрозой и не признается самостоятельным «полюсом». Однако дальнейший конфликт с Западом толкает ее к углубленному союзу с КНР и разрушает нарисованный Байденом баланс сил. Угроза для Штатов знакомая, но, похоже, игра с Пекином «вдолгую», объявленная новым американским президентом, ведет к пересмотру стратегии бесконечного давления на Москву. В Вашингтоне будут искать компенсаторные механизмы, чтобы не допустить российско-китайского альянса.

В целом же стоит ожидать от Байдена раскрытия новых пространств для переговоров с Россией. Кое-что мы уже видели — это перезаключенный договор СНВ-3. «Мы не готовы возвращаться к холодной войне», — говорит американский президент, и тема ядерного сдерживания и нераспространения ОМУ в этом контексте одна из ключевых. Другие любимые темы Байдена — экология и изменение климата, а также здравоохранение и глобальная инфекционная безопасность. Здесь нам тоже есть о чем поговорить.

Показательно, что из лексикона президента США совсем выпало слово «терроризм» — его заменит «кибербезопасность». Кому, как не «российским хакерам», решать этот вопрос. Однако перспективным видится российско-американский диалог и по Ближнему Востоку, Сирии, Афганистану, Ираку, Палестине.

Визит в Москву главы внешнеполитического ведомства Евросоюза Жозепа Борреля выдался неудачным. Глава МИД РФ Сергей Лавров заметил, что Россия может пойти на полный разрыв отношений с Европейским союзом, если Брюссель станет инициатором

Пространство неопределенного

Вся вышеописанная «определенность» могла бы успокоить, если бы контекст мировых событий и парадигма развития цивилизации застыли на отметке 2020 года. Однако мы, скорее, вынуждены ожидать нарастания кризисных тенденций и появления многочисленных «черных лебедей», каждый из которых требует не только адекватной реакции управленцев, но и консолидированного подхода всех государств к разрешению проблем.

Коронакризис же наглядно показал, что либеральный мировой порядок окончательно прекратил свое существование. Даже внутри наднациональных союзов теперь каждый сам за себя. Государства обращены внутрь и не готовы помогать ни соседу, ни другу, ни объединяться против врагов — будь то терроризм, вирус или «угроза демократии». Теперь любая локальная проблема способна по принципу домино стать региональной, а затем и мировой.

В этом контексте давайте посмотрим на новую команду Белого дома под иным углом и представим, как она будет реагировать на непредсказуемые вызовы. Во-первых, значительная часть американских управленцев собрана не по профессиональным принципам, а по демократическим канонам новой этики в рамках внутрипартийных разменов — их отбирали по гендеру, цвету кожи, сексуальной ориентации и даже по левацким убеждениям. Эта молодая поросль вашингтонской бюрократии движима иррациональными убеждениями, идеологизирована, не помнит холодной войны и не боится войны ядерной. Они прошли через горнило возгонки «русской угрозы» демократическим ценностям Штатов и в целом не понимают смысла переговоров с автократичной Москвой.

Другая — опытная — часть команды Байдена, успела наделать серьезных ошибок во времена предыдущих демократических администраций или поддержать ошибки своих патронов. Здесь есть фигуранты финансового кризиса 2008-го, провальных военных кампаний на Ближнем Востоке, сторонники Кимерики, поддержавшие китайский взлет в расчете на союз с КНР. Сам Джо Байден замарал руки в коррупционном скандале в Украине. Кроме того, если Трамп последовательно отказывался от многочисленных политических и военных советников, традиционно окучивающих интеллектуальную поляну Белого дома, то новые чиновники их последовательно возвращают в приближенные think tanks.

И это также специалисты времен Обамы, который любил демократизировать страны цветными революциями и военными интервенциями, за что и удостоился Нобелевской премии мира. В этом контексте принято приводить в пример Викторию Нуланд, которая в бытность послом в Украине «подкармливала печеньками» революционеров на Майдане. Сейчас она работает в должности заместителя госсекретаря.

Но даже в большей степени стоит опасаться военных, проводников «мягкой силы» и политтехнологов, которых собирают вокруг себя советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан и сам госсекретарь Тони Блинкен, архитектор антироссийских санкций и последовательный сторонник конфронтации с Россией. Здесь сосредоточены специалисты, работавшие на постсоветском пространстве и в Сирии. Сторонники гибридных кампаний, локальной силовой интервенции и подрыва внутриполитической стабильности по законам цветных революций. Американские эксперты прочат чрезвычайную активность внешнеполитических усилий Вашингтона в Сирии и Ираке (прежде всего против Ирана, но с учетом фактора российского военного присутствия), на украинском фронте и в Средней Азии. Дестабилизация среднеазиатского региона особенно перспективна, ведь она бьет сразу по трем соперникам — России, Ирану и Китаю. С другой стороны, сюда можно выпустить избыток террористического пара с Ближнего Востока, который всерьез докучает американским военным, например в Афганистане.

Все эти люди в новой администрации Байдена не признают ошибок и не боятся совершать новые. Они довольно прагматичны в своих стратегиях, но ровно потому, что не умеют мыслить глобально и на перспективу. Показательно, что даже идеологический фактор, присущий команде Белого дома, используется цинично и рационально. Необходимость дружбы партнеров с Америкой даже вопреки торговым ограничениям, которые никто после Трампа и не думает снимать, объясняется общей цивилизационной платформой с позиции демократии и новой этики. А обязательство отгородиться от Китая, России или Ирана и включить против них режим санкций, бьющий только по европейцам, выносится из соображений культурной и политической разности, неприемлемого для развитого мира уровня толерантности, либерализма и свобод.

Европа легко клюнула на эту удочку. Боррель во время пребывания в Москве и после среди коллег только и твердил, что о нарушении демократических норм, да и новые санкции введены по политической линии. В то время как Соединенные Штаты отмалчивались за океаном и будто бы не заметили ареста Навального. В активе диалога США — Россия сейчас по-прежнему лишь успешное перезаключение ДСНВ-3. И даже будто бы лояльность к достраиваемому «Северному потоку-2». А Европа начинает этот период истории с новой крупной ссоры с Москвой на довольно слабых основаниях.

Заявление главы МИДа РФ Сергея Лаврова, что Россия может пойти на полный разрыв отношений с Европейским союзом, если Брюссель станет инициатором, прозвучало для многих слишком резко. Но это простой прагматичный подход (который вообще в последнее время свойственен нашей внешней политике) к партнеру, который несамостоятелен в проводимых решениях. Как и в Штатах, наблюдается кадровая деградация политиков и в Брюсселе, и на национальном уровне ЕС. Конечно, наш диалог понятен и открыт, но предметно разговаривать о геополитике не с кем и не о чем, а после обмана еврочиновников, дававших гарантии Виктору Януковичу, нет и былого доверия. Европа не в состоянии отстоять свои позиции ни в Украине, ни в Северной Африке, ни на Ближнем Востоке, ни с Ираном или Сирией. Тогда ради чего жертвовать своими интересами?

При этом на европейском фронте есть свое пространство неопределенности. Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в США Анатолий Антонов недавно заметил: «Вокруг России идет уплотнение военного присутствия». Ранее об этом же заявил министр обороны Сергей Шойгу. В прошлом году окончательно принят натовский план по развертыванию дополнительной военной инфраструктуры в Польше, Литве, Эстонии и Латвии. Здесь будут проводить больше учений и увеличат кадровый контингент. По сути, ничего нового — просто усиление военного присутствия на границах с Россией противником, который присылает команды из-за океана. Перспектива роста военной напряженности неясна: с учетом нестабильной Белоруссии и радикализации и деградации Украины рано или поздно игры мускулами вполне могут трансформироваться в полноценные войсковые операции.

Что делать с Россией

Ровно такое же пространство неопределенности, на самом деле, наблюдается западными мыслителями и политиками в отношении России. До сих пор там доминирует точка зрения о слабой, дремучей, неразвитой стране, которую только диктаторская воля на штыках военных удерживает от нового распада. Это странно сочетается с задачей остановить трансферт передовых технологий в Россию и экспансию российской продукции за рубеж, а также с потенциалом кибератак и медийных кампаний, а главное, с ростом военного потенциала государства — возможно, списывают на остатки советского наследия. С другой стороны, Россия не «ломается» примерно столько же, сколько не наступает системный дефолт западной системы. Напротив, отстаивает суверенитет, не желает распродавать активы, не прогибается под санкциями, проводит заграничные военные кампании, да еще учит весь мир, как спастись от неравенства и дефектов капитализма. Что же делать с такой Россией?

В начале года в «Блумберге» появилась статья американского политического эксперта и консультанта Дэвида Кина. Этот консерватор работал с рядом президентов старой волны — Рональдом Рейганом и старшим Джорджем Бушем, а также с Митом Ромни и Бобом Доулом. Дэвид Кин излагает свое видение отношений с Россией. По его мнению, «при Путине сблизиться будет сложно, но он не будет оставаться у власти вечно. США должны сегодня готовиться к тому дню, когда российские власти поймут, что национальные интересы России требуют другой внешней политики». И вот тогда нужно приложить все усилия, чтобы сблизить позиции Москвы и Брюсселя и поспособствовать образованию нового российско-европейского союза. Таким образом можно оторвать Россию от Китая и затем разобраться с Пекином один на один.

Идея не нова. Тридцать лет назад, после развала Союза, только глупость и недальновидность западных политиков помешала хотя бы незначительной интеграции России и Европы. Ряд экспертов считают те события крупнейшей геополитической ошибкой Запада. И что вновь повторить этот трюк не выйдет: Европа стала существенно слабее и потеряла в первую очередь культурную идентичность, столь ценимую русскими многие века. Россия, в свою очередь, окрепла настолько, чтобы не сдавать свои интересы в обмен на мифическое место за столом с «цивилизованными народами».

Но в статье Кина примечательны не пассажи многолетней давности, а современная адаптация, которая все чаще находит поддержку в интеллектуальных слоях Вашингтона. «Нам важно налаживать связи с новым поколением российских политиков, которые со временем будут определять новый курс своей страны, — пишет Кин. — Разговоры о “смене режима” в России контрпродуктивны. Новую внешнюю политику в отношении России будут формировать новые лидеры из числа представителей существующего истеблишмента, которые признают необходимость перемен. Это в конечном счете приведет к снятию санкций с России в рамках всесторонних переговоров с США и Европой».

Интересно, что примерно в той же тональности раскрывают свои планы российские несистемные оппозиционеры. В частности, Леонид Волков, соратник Алексея Навального, давно признается: задача не столько в том, чтобы уничтожить власть в лице Владимира Путина через уличный бунт, сколько в том, чтобы создать токсичные условия для российской элиты и заставить ее осуществить дворцовый переворот. Отсюда призывы оппозиционеров к вводу персональных санкций против крупных предпринимателей и людей из окружения президента. Не хотите конфликта с Западом, желаете сохранить заграничное имущество и безопасность своих родственников, живущих за пределами страны, — извольте пойти на мировую.

И эта приманка для российской элиты не только уже развешена, но и будет все чаще демонстрироваться при Джозефе Байдене. Который прекрасно помнит свою политическую молодость, пришедшуюся на конец советской эпохи, и весьма успешную стратегию «двух дорог», с помощью которой американская администрация «купила» верхушку номенклатуры Союза. С одной стороны, американцы поддавливали торговыми ограничениями и нефтяными махинациями, с другой — обещали уникальные возможности новой стране в рамках российско-европейского партнерства.

«На чем можно купить нашу элиту на раз, на щелчок? Это обещание вернуться к ситуации до 2007 года, к ситуации до Мюнхенской речи. Вернуться к тому, чтобы пообещать и политической элите, и олигархам контроль над Евразией. Почему они этого не делают? По двум причинам, — рассказывает политолог, профессор ВШЭ Дмитрий Евстафьев. — Во-первых, это все еще возможно. Я имею в виду, возврат нами контроля над Евразией возможен, это реально. На сегодняшний день политические элиты и социальные системы постсоветских евразийских государств разложились до крайней стадии! Особенно, кстати, видно по Казахстану, просто вот отчетливо, что взять их можно и поставить под контроль без каких-либо серьезных последствий и даже затрат. И второй момент — восстановление контроля, прежде всего экономического, над Евразией, реально Россию усилит, создаст серьезные конкурентные преимущества в борьбе за статус как минимум макрорегиона, относительно самодостаточного.

А вот подвешенный на много лет проект партнерства с Европой, непонятно на какой основе, нас будет ослаблять, потому что он есть средство выдавливания из нас уступок по гораздо более важным делам».

«Я надеюсь, что через пять—шесть— восемь лет, когда мы достигнем нового баланса, у нас появится возможность для нового сближения с частью Европы на основе нашей, поддержанной Пекином, концепции Большой Евразии. Вот это будет идеальное положение, и мы будем к нему стремиться. Часть Европы станет окончательно западной окраиной или, наоборот, крайней западной частью Большой Евразии, на которой будут немножко другие игроки. Но представить себе российско-европейский союз против кого-то или даже просто как третью несущую мировую силу больше нельзя. Это историческая возможность была упущена в конце девяностых», — считает Сергей Караганов, декан факультета мировой политики и экономики НИУ ВШЭ, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (интервью с ним читайте на стр. 18).

Получается, у России сильно сокращается пространство для геополитического выбора, и разворот с Запада на Восток кажется предопределенным. Однако шагать через необустроенную Сибирь к Тихому океану может оказаться дольше и сложнее, чем вернуть Европе консервативные ценности, а европейским политикам — самоуважение. А скорее всего, выбор этот и вовсе ложный, хватило бы внутренних сил на обе дистанции.

Фото: CJ GUNTHER/EPA; пресс-служба МИД РФ/ТАСС

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Почем газ для народа? Почем газ для народа?

Для нескольких миллионов семей газификация их жилищ — годами лелеемая мечта

Эксперт
«Неподражаемый песенный каталог»: как стриминг помог Universal Music Group вырасти в шесть раз за восемь лет «Неподражаемый песенный каталог»: как стриминг помог Universal Music Group вырасти в шесть раз за восемь лет

Как Universal Music Group удалось выйти на биржу

VC.RU
Великое нашествие Великое нашествие

Вторжение монголов обратило русских государей в деспотов ордынского типа

Дилетант
«Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов «Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов

Евросоюз за введение стандарта USB-C, Applе – против

TJ
Хомяки против кукловодов Хомяки против кукловодов

Инвесторы думали, что устроили революцию, но помогли заработать своим врагам

Эксперт
Не мелочи жизни Не мелочи жизни

Анекдот про «мама сказала: деньги в бидоне» — прошлый век

Vogue
«Мой отец был первым в России лидером западного типа» «Мой отец был первым в России лидером западного типа»

В США скончался Сергей Хрущев

Огонёк
Чистая правда Чистая правда

А как работает и что вообще из себя представляет детокс-косметика?

Лиза
Природа изменений Природа изменений

Как глобальное потепление отражается на нашей жизни и образе мыслей

РБК
История вопроса: рекрутская повинность История вопроса: рекрутская повинность

Когда появилась рекрутская повинность и выражение «забрить в солдаты»

Культура.РФ
Умное и еще умнее. Кому на самом деле нужно электронное голосование Умное и еще умнее. Кому на самом деле нужно электронное голосование

Технический прогресс вдруг оказался против прогресса общественного

СНОБ
«Мне нечего скрывать» «Мне нечего скрывать»

Елизавета Моряк — о кино, цыганских корнях и любви к эротическим триллерам

OK!
Пропил этил Пропил этил

История встречи, любви и расставания мужчины и стакана

Men’s Health
Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами

За что Герли Браун критикуют феминистки и за что стоит сказать ей «спасибо»

Forbes
«Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть «Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть

«Разжимая кулаки» — история о девушке в беспросветном осетинском городке

GQ
Как быть с завистью? Как быть с завистью?

Превращаем зависть в мотивацию

Reminder
Фантастические организации, которые управляют развитием цивилизации Фантастические организации, которые управляют развитием цивилизации

Фантастические книги о могущественных организациях

Популярная механика
Палочка-выручалочка калибра 88 мм. История самой грозной немецкой пушки Палочка-выручалочка калибра 88 мм. История самой грозной немецкой пушки

Эта пушка лопала танки как воздушные шарики

Maxim
«Вертинский»: сначала на платформе и только через полгода в эфире «Вертинский»: сначала на платформе и только через полгода в эфире

Биография Вертинского — это попытка осмыслить события двадцатого века

Эксперт
Машина желаний Машина желаний

Фантастический рассказ о том, что бы было, если бы существовала машина желаний

Вокруг света
Мама — это в душе! Мама — это в душе!

Мама 34 детей — о своем обычном дне, альпаках и своих мечтах

ПУСК
Старые, но интересные: 6 онлайн-игр, которые потянут слабые ПК Старые, но интересные: 6 онлайн-игр, которые потянут слабые ПК

Онлайн-игры, не требующие сильного железа

CHIP
Экзопланеты предложили искать в квантовом пределе Экзопланеты предложили искать в квантовом пределе

Физики применили квантовую теорию информации для наблюдения экзопланет

N+1
Ледниковый период: 7 проблем со здоровьем, из-за которых ты всё время мерзнешь Ледниковый период: 7 проблем со здоровьем, из-за которых ты всё время мерзнешь

Что делать, если ты все время мерзнешь, и нужно ли идти с этой проблемой к врачу

Cosmopolitan
Смотрите-ка, звезда! Смотрите-ка, звезда!

Певица Лиза Монеточка о своих преподавателях и учебе в школе

Домашний Очаг
Робин Уильямс Робин Уильямс

Робину Уильямсу могло исполниться 70 лет

Playboy
Crew Dragon c первым в истории гражданским экипажем вернулся на Землю после орбитальной миссии Crew Dragon c первым в истории гражданским экипажем вернулся на Землю после орбитальной миссии

Капсула с космическими туристами приводнилась у берегов Флориды

National Geographic
Сколько приносит глэмпинг под Москвой и как он устроен: пример «Под небом» — его строили с MVP и сразу делали «как надо» Сколько приносит глэмпинг под Москвой и как он устроен: пример «Под небом» — его строили с MVP и сразу делали «как надо»

Что такое глэмпинг и сколько денег он приносит?

VC.RU
Она вам не Маля: как балерина Матильда Кшесинская изменила судьбу всей России Она вам не Маля: как балерина Матильда Кшесинская изменила судьбу всей России

Кто такая Матильда Кшесинская?

Cosmopolitan
Страдающие от инбридинга какапо избежали ускоренного накопления вредных мутаций Страдающие от инбридинга какапо избежали ускоренного накопления вредных мутаций

Как птицам какопо помог очищающий отбор

N+1
Открыть в приложении