Интервью с самым востребованным сценаристом отечественного кино

ЭкспертРепортаж

Олег Маловичко: «Насилие — манифестация зла, которое присутствует в нашей жизни постоянно»

Самый востребованный сценарист отечественного кино — о только что вышедшем сериале «Хрустальный» по написанному им сценарию, о насилии в жизни и в кино и о самом сильном профессиональном мотиве

Вячеслав Суриков

Олег Маловичко — автор сценариев к сериалам «Метод», «Троцкий», «Шерлок в России» и ко многим другим. Среди его сценариев к полнометражным фильмам — «Союз Спасения» в соавторстве с Никитой Высоцким, «Спутник», «Вторжение». Его новейшая работа — сценарий вышедшего на стриминговом сервисе Kion сериала «Хрустальный»: о следователе, ставшем в детстве жертвой насилия. В его основу частично легла личная история Олега Маловичко (он рассказал о ней три года назад на страницах Esquire). «Эксперт» поговорил с ним о природе насилия и о причинах, по которым оно вторгается в жизнь человека.

Сценарист
и продюсер
Олег Маловичко

— Насилие и в художественном произведении, и в реальной жизни возникает как звено случайной цепи, когда человека захватывает водоворот событий, или обязательно есть внутренняя причина того, что он в него попал?

— Если уйти от глобальности и отвечать на этот вопрос на примере героя сериала «Хрустальный», то, мне кажется, он в значительной степени инфицирован насилием. Насилие разлито в нашем мире. Насилие — манифестация зла, которое присутствует в жизни всегда. И постоянно ставит перед нами вопрос морального выбора. Потому что любой моральный выбор так или иначе связан с тем, к чему мы склоняемся: к насилию или к смирению. Герой истории был инфицирован насилием в то время, когда только складывался как личность, когда его психика еще была пластичной. И этот заряд нес с собой всю жизнь. И когда мы говорим, что наши симпатии на стороне жертв насилия, всё, конечно, так, но это общее место.

В нашей истории я все-таки хотел уйти от противопоставления жертвы насильнику и стремился, скорее, побыть с жертвой и разобраться в том, что с ней происходит. В частности, меня волнует вопрос, как насилие сказывается на характере жертвы. И я не склонен здесь быть все время на стороне жертвы, поскольку она, восприняв насилие, во многом становится его адептом. Наш герой, будучи инфицирован насилием, в обыденной жизни применяет его и по отношению к себе. Он разрушает себя. Разрушает свой брак. Ломает любые отношения, потому что боится быть любимым, боится кому-либо доверять. Насилие — вокруг нас. Просто некоторые слышат его лучше и чувствуют его сильнее. В частности, герой сериала «Хрустальный».

Исполнитель главной роли в сериале «Хрустальный» Антон Васильев

— Как жить с тем, что вокруг тебя постоянно происходит насилие? Можно ли отгородиться от него каким-то защитным экраном? Можно ли как-то ему противостоять? Нужно ли проводить на эту тему уроки в школе?

— Мы с вами не теряем времени. Это вопрос, над которым человечество бьется последние пять тысяч лет. У меня нет ответа. Его нет ни у кого. Я могу судить об этом только со своей колокольни. Когда вы строите вокруг себя некий розовый кокон, это тоже своего рода насилие, поскольку вы выключаете себя из жизни, где могли бы насилию противостоять. Своего рода дезертирство. Мы должны, как ни банально это звучит, начинать с себя и не допускать собственного насилия по отношению к другому человеку. И насилие это не обязательно физическое. Оно может быть эмоциональным, психологическим. Мы можем применять насилие даже не понимая, когда обесцениваем мнение близкого человека, называем девушку за рулем в соседней машине блондинкой или говорим ребенку, что из него не выйдет ничего хорошего. Каждый раз это один из пятисот оттенков насилия. Поэтому нам надо пытаться развивать в себе смирение и отказываться от насилия в обыденной жизни, какой бы песчинкой оно ни выглядело. Но чем больше станет таких песчинок, тем выше вероятность изменить картину в целом.

Нет волшебного решения проблемы. И да, конечно, в школе надо об этом говорить. Да, нужно проводить занятия для педагогов. Да, необходимо заниматься с родителями. Но это борьба, конца у которой не может быть. Эта борьба родилась вместе с человеком. И вместе с ним умрет. Зло непобедимо: если оно исчезнет, то исчезнет и добро — как его оппонент. Поэтому все, что мы можем, — выстраивать мир вокруг себя в силу способностей, воспитания, мировоззрения. Это все, что мы можем сделать, каждый на своем месте, в своей семье, на своей работе.

— Фильмы о маньяках по вашим сценариям воспринимались как экстраординарные случаи до тех пор, пока вы не написали колонку для Esquire: из нее стало ясно, что такая история может произойти с человеком, которого мы воспринимаем как одного из нас. И тогда возник вопрос: подобного рода истории — это экстраординарные случаи или обыденность?

— Я бы не разделял экстраординарность и обыденность, поскольку смысл искусства в целом (искусства не с большой буквы, а искусства начиная с площадных вертепов) в том, чтобы через экстраординарное рассказывать об обыденном, потому что трудно найти истории обыденнее, чем мифы, сказки, Евангелие. В «Хрустальном» мы немного перешли эту грань. Из первых двух серий складывается ощущение, что это экстраординарная история. Но здесь, скорее, специфика подхода к материалу: когда пытаешься создать что-то очень похожее на жизнь, как правило, выходит пародия. Мы шли в экстраординарность, даже в гиньоль в какой-то степени. Каждый персонаж так или иначе изломан насилием. Он или сдавшийся, или жертва, или агрессор, или жертва и агрессор в одном лице. И за счет этого мы парадоксальным образом добились ощущения близости к зрителю. И смотреть это зачастую дискомфортно не потому, что мы увлекаемся графической жестокостью, а из-за того, что ситуация кажется настолько узнаваемой, что исчезает грань между экраном и человеком. Она выходит из зоны экстраординарности, о которой вы говорите, и вдруг входит в тебя самого. И ты понимаешь: да, это может быть, это рядом.

Что касается первой части вашего вопроса: я, опубликовав эту статью, придал ей статус экстраординарности. Многие из нас хоронят свою боль, свои секреты, поскольку так проще жить. И я случившееся со мной когда-то не рассматривал как нечто экстраординарное. Да, это случилось. Забыли, проехали, живем дальше. В какой-то степени через придание этой истории экстраординарности я не только разобрался, как мне кажется, с частью собственных проблем, но и толкнул других людей на нечто подобное: после той статьи в течение двух-трех месяцев многие люди, не экстраординарные, а обычные, из тех, кто ходит рядом с нами, писали мне и делились со мной похожими случаями, произошедшими с ними.

И эти истории были гораздо страшнее моей. Мне кажется, зачастую мы хороним их в своей памяти. И нужен толчок, чтобы мы вспомнили. Чтобы это помогло нам через годы понять себя. Надеюсь, сериал «Хрустальный» — это одна из интенций, с которыми он создавался, — и станет толчком, который заставит нас задуматься о том, через что мы прошли, через что проходят наши дети. И как нам изменить свое поведение, чтобы ничего подобного не произошло с кем-то из наших детей или с кем-то из детей вообще.

— Могут ли фильмы и сериалы программировать на насилие?

— Не думаю, что кино или телевидение в целом кого-то программирует хоть на что-то. И я абсолютно убежден: серийный убийца Холмс устроил бы шутинг в кинотеатре вне зависимости от «Темного рыцаря» (Джеймс Холмс — преступник, устроивший массовый расстрел в американском городе Орора на премьере фильма «Темный рыцарь. Возрождение легенды». — «Эксперт»). «Темный рыцарь» дал ему некую оболочку, самоизвинение. Мы же не обвиняем христианство в крестовых походах. Мне кажется, искусство не может быть даже триггером, не то что программой, которая заставит коголибо совершить насилие.

Задача кино, скорее, привлечь внимание к насущной проблеме. Избегание этой темы никоим образом не сказывается на наличии или отсутствии серийных убийств. Потому что такие люди, как Джумагалиев, Чикатило, Спесивцев, появились в стране, которая говорила, что серийных убийц нет, поскольку такое явление не свойственно социализму. Оно свойственно, скорее, загнивающему Западу. Мне кажется, мы обязаны привлекать внимание к этой проблеме. Корни насилия лежат намного глубже. Они закладываются тогда, когда человек еще не способен проанализировать сложный, взрослый фильм.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Как в воду глядеть Как в воду глядеть

10 техник работы с будущим от известного трендвотчера

РБК
Орнитологи-любители помогли оценить численность 9700 видов птиц Орнитологи-любители помогли оценить численность 9700 видов птиц

На планете сейчас обитает около 50 миллиардов диких птиц

N+1
Свои в доску Свои в доску

Как от производства игрушек докатиться до создания спортивного оборудования

Эксперт
Вы свободны! Вы свободны!

От чего зависит независимость российских фрилансеров и их будущее

РБК
Как деликатно намекнуть девушке на секс: 8 идей, помогающих избежать неловкости Как деликатно намекнуть девушке на секс: 8 идей, помогающих избежать неловкости

Как экологично завести разговор об интиме с потенциальной партнершей?

Playboy
Силой мысли, или что обещает нам Илон Маск Силой мысли, или что обещает нам Илон Маск

Чего же Маск хотел в сфере нейроинтерфейсов, что сделал и что сможет сделать

Популярная механика
Ученые напугали синантропных пауков муравьиным запахом Ученые напугали синантропных пауков муравьиным запахом

Вещества, выделяемые муравьями, могут стать основой для антипаучьих репеллентов

N+1
В Изернии найдена мраморная голова императора Августа В Изернии найдена мраморная голова императора Августа

Уникальная находка может открыть неизвестные страницы в римской истории города

N+1
Голову одной жены Франциска I заменили на голову другой в часослове XV века Голову одной жены Франциска I заменили на голову другой в часослове XV века

Подмену в средневековой миниатюре обнаружили на инфракрасной фотографии

N+1
Обмани меня: что такое ложь и зачем она нашему мозгу Обмани меня: что такое ложь и зачем она нашему мозгу

Мы не можем отказаться от лжи – она заложена в нас самой природой

Популярная механика
Детка, ты просто Cosmo Детка, ты просто Cosmo

Певица Mary Gu – о том, как прогуливала музыкальную школу и получала отказы

Cosmopolitan
«Вызывают привыкание» и еще семь мифов о вибраторах «Вызывают привыкание» и еще семь мифов о вибраторах

Не вредны ли вибраторы?

Cosmopolitan
Анна Матвеева: Весна, Света! Анна Матвеева: Весна, Света!

Рассказ «Весна, Света!» из новой книги Анны Матвеевой

СНОБ
На Земле найдены изотопы веществ, которые не должны существовать На Земле найдены изотопы веществ, которые не должны существовать

Обнаружение тяжелых элементов в земной коре поднимает интересные вопросы

Популярная механика
«Нужно стремиться к радикальным прорывам, иначе как достичь результата?» «Нужно стремиться к радикальным прорывам, иначе как достичь результата?»

Высказывания известных предпринимателей о ведении инновационного бизнеса

РБК
«Сумерки» 13 лет спустя: как сегодня выглядят главные актеры саги «Сумерки» 13 лет спустя: как сегодня выглядят главные актеры саги

Как изменились главные актеры самой романтичной вампирской саги

Cosmopolitan
Искусственный сульфидный кластер подготовил молекулу азота к восстановлению Искусственный сульфидный кластер подготовил молекулу азота к восстановлению

Ученые нашли способ ослабить связь между атомами азота

N+1
Арт-резня Арт-резня

Михаил Трофименков о «Новом порядке» как имитации политического кино

Weekend
Снова в тренде? Дафф и еще 7 звезд, которые родили в ванной (плюс мнение врача) Снова в тренде? Дафф и еще 7 звезд, которые родили в ванной (плюс мнение врача)

Почему женщины рожают дома и кто из селебрити предпочел естественные роды?

Cosmopolitan
Преображения поп-звезд: как выглядят солистки группы «Пропаганда» Преображения поп-звезд: как выглядят солистки группы «Пропаганда»

Как изменилась жизнь Виктории Ворониной и других певиц «Пропаганды»

Cosmopolitan
Таяние мерзлоты помешает достижению целей Парижского соглашения Таяние мерзлоты помешает достижению целей Парижского соглашения

Достижение целей Парижского соглашения по климату практически невозможно

N+1
Китайские антропологи выдали зуб оленя за человеческие останки Китайские антропологи выдали зуб оленя за человеческие останки

Ученые обнаружили серьезную ошибку в опубликованном в PNAS исследовании

N+1
Узбагойся: 5 книг о стрессе и тревоге с отличной научной базой Узбагойся: 5 книг о стрессе и тревоге с отличной научной базой

Книги, авторы которых серьезно подошли к изучению стресса

Популярная механика
Вдыхайте реже, выдыхайте полностью: как дышать, чтобы жить лучше Вдыхайте реже, выдыхайте полностью: как дышать, чтобы жить лучше

Самое интересное из бестселлера Breath Джеймса Нестора

Reminder
Князь, губернаторы, воевода и секретарь Князь, губернаторы, воевода и секретарь

Самые известные первые лица Нижнего Новгорода

Дилетант
Залика Рид-Бента: Жареный плантан Залика Рид-Бента: Жареный плантан

Отрывок из сборника рассказов «Жареный плантан» Залики Рид-Бенты

СНОБ
Пластырь с антибиотиком в микроиглах справился со стафилококковой инфекцией в коже свиньи Пластырь с антибиотиком в микроиглах справился со стафилококковой инфекцией в коже свиньи

Пластырь с микроиглами, содержащими антибиотик, помог устранить стафилококк

N+1
Оптогенетика помогла частично восстановить зрение мужчине после 40 лет слепоты Оптогенетика помогла частично восстановить зрение мужчине после 40 лет слепоты

Ученые разрабатывают терапию для лечения пигментного ретинита

N+1
Deepfake, виртуальные декорации и другие технологии для кино: друзья, враги или спасители Deepfake, виртуальные декорации и другие технологии для кино: друзья, враги или спасители

Как и для чего нужно использовать технологии в кино?

Популярная механика
Елена Савчук: «Я шеф, который любит стоять на кухне!» Елена Савчук: «Я шеф, который любит стоять на кухне!»

Елена Савчук — шеф-повар нового поколения

Bones
Открыть в приложении