Мировой опыт и рецепты для России в книгах коллектива авторов Якова Миркина

ЭкспертСобытия

Как добиться сверхбыстрого роста для России

Мировой опыт и рецепты для России в книгах коллектива авторов, возглавляемого известным экономистом Яковом Миркиным.

Александр Механик

Дискуссии о том, почему одни страны развиваются быстро, а другим это не удается, и что надо сделать, чтобы Россия развивалась быстрее, чем это удается в настоящее время, ведутся с момента начала экономических реформ в нашей стране в 1992 году. Реформ, которые, несмотря на все обещания реформаторов, так и не обеспечили долговременного экономического роста. И это на фоне взрывного роста Китая, который из отсталой окраины мира буквально за несколько десятилетий стал второй его экономикой и явно приближается к тому, чтобы стать первой, осваивая при этом самые высокотехнологичные отрасли экономики.

Ключевой ответ на ключевой вопрос

Коллектив авторов Института мировой экономики и международных отношений, возглавляемый известным экономистом Яковом Миркиным, в своих двух книгах взялся скрупулезно обобщить опыт стран, переживавших периоды модернизации и сверхбыстрого развития за период после окончания Второй мировой войны до 1990-х годов.

Поскольку речь идет о модернизации, авторы считают необходимым дать определение, что они под ней понимают: «Модернизация экономики — ее переход (прорыв) в следующую волну Шумпетера (в новый технологический уклад, по российской терминологии)». То есть модернизация — это не просто быстрый количественный рост, а рост, качественно изменяющий экономику страны и жизнь в ней.

Под прицел авторов в первой книге попали Япония, Южная Корея, Сингапур, Китай, Малайзия, во второй — Германия, Италия, Испания, Израиль. Это самые известные из стран, которые в разные периоды второй половины ХХ века демонстрировали ускоренную модернизацию и сверхбыстрый рост. Такое распределение стран между книгами не случайно. В первой, как видно, исследован опыт азиатских «тигров», но, как заметили авторы в предисловии ко второй книге: «На эту [первую] книгу нам ответили: в России не “азиатская модель”, в ней все другое». И они взялись показать уже на примере европейских стран, что выведенные ими закономерности носят общий характер.

Как пишут сами авторы, задача этих книг — показать, что такие закономерности действительно существуют, есть модели и образцы, которым можно следовать. Причем все исследование подробно иллюстрировано примерами решений, принимавшихся правительствами перечисленных стран для достижения целей ускоренного развития.

Ключевой вопрос, на который авторы пытаются ответить: можно ли эти общие закономерности применить в России? Причем основное внимание авторы уделяют не столько экономической политике в целом и не политическим и социальным реформам, сколько «таинственной», как они пишут, области профессиональных финансов. Фактически обе книги отвечают на вопрос, «как должна быть настроена финансовая система развивающейся экономики, чтобы она смогла перейти в режим догоняющей модернизации, сверхбыстрого экономического роста, который может продолжаться одно-два десятилетия…».

Государство, проводящее политику ускоренного роста, авторы именуют «государством развития», определяя его как «государство, ориентированное на развитие с максимальной концентрацией ресурсов и административных рычагов, применяемых к бизнесу, на цели быстрого роста (developmental state)».

Базовый метод для «экономического чуда», по мнению авторов, — «форсаж: а) административный; б) финансовый. Но без перехода границ рыночности. Соединяя форсаж с прорыночными стимулами для бизнеса расти и модернизироваться».

Книги содержит, как утверждают авторы, своего рода ноу-хау: как настроить финансовую систему на поддержку, стимулирование экономического чуда в стране», то есть на то, что они называют финансовым форсажем. Отдельное внимание в обеих книгах уделено тому, как администрируется «экономическое чудо», так называемому административному форсажу.

Административный форсаж

Под ним авторы понимают политику, включающую в себя дирижизм, базирующийся на программировании/планировании; наличие администрации развития; создание точек сверхбыстрого роста — регионы, отрасли, проекты; использование нетарифных барьеров на пути и экспорта, и импорта.

Свой вывод о роли административного форсажа они иллюстрируют примерами из практики стран быстрого развития, отмечая, что в рамках экономического дирижизма в этих странах широко использовалось разнообразные формы программирования/планирования. Индикативные и прямые планы были характерны для Японии, Кореи, Китая, Малайзии, Сингапура, Испании. Концепция «планируемой рыночной экономики» использовалась в Японии, «плановой товарной экономики» — в Китае. Промышленная политика практиковалась в Японии, Корее, Китае. Наконец, повсеместно создавались администрации развития с особыми полномочиями, ответственные за рост. Остается только заметить, что в России — стране, изобретшей плановую экономику, реформаторы о планировании забыли напрочь. А промышленная политика долгие годы вообще отвергалась. В последнее время заметен определенный перелом в отношении и к планированию, и к промышленной политике, но упущенного не вернешь.

Кроме того, как отмечают авторы, на начальных стадиях модернизации, в чуждую экономическую среду, отсталую и «замедленную», делались вкрапления точек сверхбыстрого роста: специальных («свободных», «открытых», «экспортных», «инвестиционных» и т. п.) экономических зон, как, например, в Корее, Китае, Малайзии.

Все эти страны активно практиковали торговый протекционизм (таможенные тарифы, особенно нетарифные барьеры), любые проявления которого до сих пор остаются мишенью либеральной критики. Хотя еще в XIX веке великий, не побоимся этого слова, немецкий экономист Фридрих Лист доказал, что догоняющие экономики нуждаются в протекционизме. И его в этом поддержали и экономисты, и государственные деятели, как немецкие, так и наши соотечественники Витте и Менделеев. Отметим, что в этом вопросе наметился перелом, нынешнее правительство предпринимает некоторые шаги, не всегда решительные, в защиту внутреннего рынка, по крайней мере в некоторых направлениях.

Финансовый форсаж

Экономическое чудо требует, по мнению авторов, чтобы и финансовая система находилась на форсаже, в режиме специальной настройки, стимулирующей сверхбыстрый рост, который включает в себя:

a) финансовый дирижизм;

b) финансовое развитие (финансиализация, преодоление накопленных деформаций в финансах);

c) центральный банк развития;

d) «репрессированную» финансовую систему*, переходящую со временем в «либеральную»;

e) финансовую политику стимулирования экономического роста.

В свою очередь, «финансовую систему периода экономического чуда отличают:

— быстрая “финансиализация”, финансовое развитие экономики;

— настройка ключевых параметров, механизмов, инструментов на стимулирование роста и модернизации.

В частности, это проявляется в следующем:

— кратный рост монетизации [который привел эти экономики к кратному увеличению финансовой глубины, то есть уровня насыщения деньгами и финансовыми инструментами];

— экстремальное увеличение нормы накопления;

— кратное увеличение насыщенности экономики долговыми активами;

— нормализация процента;

— подавление инфляции;

— заниженный валютный курс;

— низкая налоговая нагрузка и глубокое сокращение потребления государства».

*«Репрессированная» финансовая система — это система с расширенным в сравнении с развитой экономикой применением административных потолков, лимитов, распределений, коридоров, директивно устанавливаемых регулятором для финансовых переменных.

Мы даем такие обширные цитаты, поскольку они демонстрируют отличие этой финансовой политики быстрого роста от политики монетарных властей России от начала реформ до недавнего времени.

Отметим два наиболее заметных отличия. Во-первых, всегда поражавшая автора этих строк политика завышенного курса рубля, проводившаяся в течение многих лет российскими монетарными властями и приведшая к краху многих отраслей российской промышленности. Причем удивительным образом возобновляемая после каждого кризиса, в ходе которого курс падал и промышленность оживала. Что особенно было заметно в кризис 19971998 годов. И это на фоне постоянных усилий Китая по поддержанию сильно заниженного курса юаня, с чем развитые страны долгое время мирились, а потом безуспешно воевали.

Автору этих строк запомнились два разговора, которые у него состоялись еще в 1994 году с председателем колхоза из Адыгеи и директором Второго часового завода в Москве. Председатель колхоза никак не мог понять, почему его сливочное масло оказывается дороже новозеландского при той логистике, которая необходима для доставки масло из Новой Зеландии, и при том, что зарплаты в Новой Зеландии на порядок выше, чем в Адыгее. А дело было просто в катастрофическом завышении курса рубля. А директор завода все понимал про курс рубля, в результате которого его часы, раньше расходившиеся по миру миллионами штук, неожиданно стали недоступными по цене и в мире, и в самой России, и спрашивал меня, неужели в правительстве не понимают, что они губят промышленность. А я не знал, что ответить ни одному, ни другому. Так же как не знал, как объяснить буквально ненависть реформаторов к промышленной политике, о которой мечтал тот же директор завода.

Вторым принципиальным отличием политики российских финансово-экономических властей было сознательное поддержание слабости долговых активов российской экономики. Что было следствием ненормально высокого уровня процентной ставки, делавшей невозможным использование кредита российской промышленностью. Это придало российской финансовой системе характер средневекового ростовщичества. А промышленности, обходившейся без кредитов, — характер средневекового ремесленничества. А ведь капитализм отличается от предшествующих экономических укладов именно дешевым кредитом.

Российские монетарные власти фактически всегда ставили перед собой в качестве главной и единственной цели в области финансов подавление инфляции. Результат — патологически низкий уровень монетизации экономики. Похоже, не задумываясь над тем, что без одновременной политики роста, составляющие которой указаны выше, подавление инфляции приводит либо к еще большему упадку экономики, либо, по крайней мере, не дает ей возможности для быстрого роста.

Конечно, у России были свои особенности, не позволявшие ей, например, провести быстрое и существенное снижение налогов и сокращение государственных расходов, потому что эти меры могли привести к глубокому социальному кризису и соответствующим политическим последствиям. Но заниженный курс рубля и другие, обозначенные авторами меры, использование для целей развития существенных нефтегазовых доходов могли защитить внутренний рынок, стимулировать экспорт и смягчить возникающие проблемы.

Выводы для России

Авторы признают, что повторить в полной мере опыт других стран в России невозможно. В том числе потому, что многое уже, что называется, проехали. Нужна своя особая стратегия, которую они называют рациональным либерализмом, учитывающая этот опыт.

Позволим себе подробно процитировать предложения авторов для России.

«В России, — отмечают авторы, — невозможно “репрессировать” финансовую систему в тех формах, которые использовались в беднейших азиатских экономиках на начальных этапах, когда запускался сверхбыстрый рост.

Тем не менее нам придется обращаться к элементам репрессированной финансовой системы. Потому что в нерыночной финансовой среде, существующей в России, рынок не может сам справиться с многолетними деформациями в финансовых переменных (сверхвысокий процент, завышенный валютный курс, высокая немонетарная инфляция, низкая монетизация, низкая насыщенность кредитами и т. п.)».

Но это возможно, «только если Банк России обернется центральным банком развития, искусно сочетающим финансовый дирижизм, направленный на урегулирование деформаций в макрофинансах и на создание финансовых условий для “экономического чуда”, с развитием российского финансового сектора как действительно рыночной среды». К сожалению, не похоже, что Центробанк России и сейчас готов взять на себя эти функции.

Это должна быть «политика большей доступности кредита, снижения процента, умеренно слабого рубля по отношению к доллару и евро, сильных налоговых стимулов за рост и модернизацию, сжатия налогового бремени, урезания регулятивных издержек, подавления немонетарной инфляции, сильного антимонопольного регулирования, максимума льгот для среднего и малого бизнеса, в пользу роста активов среднего класса. Максимум поощрения прямых иностранных инвестиций, несущих современные технологии и менеджмент». Правда, последнее пожелание в нынешних геополитических обстоятельствах трудно реализуемо.

Как писал с надеждой несколько лет назад автор этих строк, «в ближайшие годы России предстоит создать реально работающую финансово-кредитную систему мирового уровня, обеспечивающую промышленность доступными кредитами, воссоздать базовые отрасли промышленности, создать новые отрасли экономики XXI века. Это должна быть эпоха великого подъема и развития. В противном случае нас ждет увядание, загнивание и распад. Эпоха распада тоже может быть по-своему великой. Но это будет величие другого рода». Однако годы идут, а финансово-экономическая политика правительства и Центробанка России если и меняется, то весьма непоследовательно. И судя по последним решениям ЦБ вновь поднять процентные ставки, она вышла на очередной круг замедления экономического роста.

Финансовые стратегии модернизации экономики: мировая практика / под ред. Я. М. Миркина. — М.: Магистр, 2015. — 496 с. Тираж 1000 экз.
Механизмы стимулирования сверхбыстрого роста: мировая практика / под ред. проф. Я. М. Миркина. — М.: Магистр, 2018. — 480 c. Тираж 300 экз.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Скользкая дорога Скользкая дорога

Новый рассказ Стивена Кинга

Esquire
Паста и Баста Паста и Баста

Василий Вакуленко и его жена в 40 лет решили, что пора, и в их жизнь пришел ЗОЖ

Tatler
Как повлиял на мировую моду Андре Леон Телли Как повлиял на мировую моду Андре Леон Телли

Скончался один из самых колоритных персонажей в фешн-индустрии Андре Леон Телли

СНОБ
Преображение гуманизма. Эпизод 2. Вернуть гуманизм Преображение гуманизма. Эпизод 2. Вернуть гуманизм

Где и как обществу искать выход из кризиса?

Эксперт
Не мальчик, но муж: 10 лучших ролей Эндрю Гарфилда Не мальчик, но муж: 10 лучших ролей Эндрю Гарфилда

Эндрю Гарфилд давно и старательно трудится на передовой кино

Esquire
В новом исследовании подсчитано количество чёрных дыр во Вселенной. И как же их много... В новом исследовании подсчитано количество чёрных дыр во Вселенной. И как же их много...

Можем ли мы точно подсчитать, сколько черных дыр во Вселенной?

Популярная механика
Важная книга: «Лето» Аллы Горбуновой Важная книга: «Лето» Аллы Горбуновой

«Лето» Аллы Горбуновой — дневниковая проза о карантинных месяцах 2020 года

Полка
Верная примета Верная примета

Стоит ли верить и слепо следовать приметам? Давай разберемся

Лиза
Переход в облако только начинается, а прогнозы о будущем метавселенных могут не сбыться: тренды до 2030 года Переход в облако только начинается, а прогнозы о будущем метавселенных могут не сбыться: тренды до 2030 года

Даже становясь лучше, новые технологии не смогут заменить старые и привычные

VC.RU
Кто здесь самый умный? Кто здесь самый умный?

Что такое умный дом, каким он бывает и как с ним жить?

AD
Продуктовые карточки, талоны, чеки: история платежных суррогатов СССР Продуктовые карточки, талоны, чеки: история платежных суррогатов СССР

Талоны, купоны, карточки — эти бумажки или дополняли деньги, или заменяли их

Maxim
Система ABS: что это такое и как работает? Система ABS: что это такое и как работает?

Что такое ABS, из чего он состоит, как работает антиблокировочная система?

РБК
Кризис приватности: за нами следят? Кризис приватности: за нами следят?

В жизни становится все меньше приватного и все больше публичного

Psychologies
Мечта шахтера Мечта шахтера

Эрни Форд не знал, что шахтерская песенка «Шестнадцать тонн» прославит его

Вокруг света
Биография Илона Маска. Жизнь самого известного человека 21 века Биография Илона Маска. Жизнь самого известного человека 21 века

Илон Маск — человек или инопланетянин?

Цифровой океан
С легким паром, или как правильно париться в бане: 10 полезных советов С легким паром, или как правильно париться в бане: 10 полезных советов

Что может быть лучше настоящей русской баньки с ароматным веником?

Playboy
Digital Horizon назвала 7 новых векторов развития финтех-рынка Digital Horizon назвала 7 новых векторов развития финтех-рынка

Как люди будут платить в метавселенных и что придет на смену big data?

Inc.
Наводнения и перенаселение: почему столицу Индонезии перенесут на другой остров Наводнения и перенаселение: почему столицу Индонезии перенесут на другой остров

Джакарта рискует уйти под воду через несколько десятков лет

TJ
Главное – говори! Главное – говори!

Чулпан Хаматова празднует 15-летие фонда «Подари жизнь»

Harper's Bazaar
Curiosity обнаружил необычную смесь химических элементов на Марсе Curiosity обнаружил необычную смесь химических элементов на Марсе

Эта смесь может указывать на существование инопланетной жизни на Марсе

National Geographic
Как включить подсветку клавиатуры на ноутбуке? Как включить подсветку клавиатуры на ноутбуке?

Есть ли на вашем ноутбуке подсветка и как её включить?

CHIP
Игра фактур Игра фактур

Современный, функциональный интерьер с яркими акцентами

SALON-Interior
О спорт, ты сон О спорт, ты сон

Поднять себя в 6 утра на тренировку или поспать подольше?

Men’s Health
Что Олимпийские игры значат для российских чемпионов Что Олимпийские игры значат для российских чемпионов

Российские чемпионы — об Олимпийских играх в Токио

GQ
«Событие»: фильм об аборте, который потряс Венецианский кинофестиваль «Событие»: фильм об аборте, который потряс Венецианский кинофестиваль

«Событие» — чем бытовая драма удивила зрителей и прессу?

Forbes
Химеры профессора Демихова: история самого странного ученого СССР Химеры профессора Демихова: история самого странного ученого СССР

Зарубежные хирурги называли его гением, советские коллеги — шарлатаном

Cosmopolitan
Время для любви Время для любви

Мне казалось, что с появлением малыша я поменяюсь кардинально. Именно внутренне

Домашний Очаг
Групповой звонок Групповой звонок

Наталья Османн — почему не стоит избегать групповых практик

Elle
Полупроводниковые кубиты вступили в квантовую гонку Полупроводниковые кубиты вступили в квантовую гонку

Ученые смогли показать возможности квантовых процессоров на полупроводниках

N+1
12 вопросов о Деде Морозе 12 вопросов о Деде Морозе

На самом деле Дед Мороз — злое славянское божество? Кто придумал Снегурочку?

Arzamas
Открыть в приложении