Можно ли создать ситуацию экономического роста, увеличивая потребление энергии?

ЭкспертОбщество

Энергетическая политэкономия

Можно ли создать ситуацию экономического роста, увеличивая потребление энергии? И не является ли нынешний экономический кризис кризисом затянувшегося дефицита энергии?

Игорь Алабужин

Политическая экономия переживает экзистенциальный кризис. Это стало ясно давно. Настолько давно, что некоторые отчаявшиеся представители классических экономических школ начали выдавливать из себя соответствующие признания: «Ждем нового Фридмана или Кейнса» (французский экономист Ален Минк), «старый инструментарий не работает» (президент Сбербанка Герман Греф), «неолиберализм умер» (американский экономист Джозеф Стиглиц) и т. д.

Те, кто руководит мировой экономикой, еще никогда не переживали опыт «количественного смягчения». И если сначала еще раздавались голоса, что вскоре эти программы будут свернуты и произведенная из воздуха ликвидность будет извлечена с рынков, то теперь понятно, что свернуты они не будут. Никогда не читали эти руководители в своих учебниках экономики и главу «Отрицательные ставки». А жить и работать многим приходится именно при них.

Одним словом, мировая экономика находится в руках людей, которые не понимают, что происходит. Это не внушает особого оптимизма. Но и выхода нет. Новую теорию или новую версию старых теорий никто не подготовил. Еще недавно «новая денежная теория» вызвала бы только смех. Но сегодня полное безрыбье и ее активно обсуждают; не исключено, что вскоре от отчаяния даже начнут применять на практике.

Однако научный подход должен состоять не в том, чтобы мы бросились в объятия новой теории. Мы должны для начала определить, что же не так с нашими старыми добрыми кейнсианством, либерализмом и марксизмом.

Забытый Шарль Дюпен

Французский эксперт в области энергетики Жан-Марк Жанковиси предлагает вернуться в 1827 год. Тогда французский экономист, инженер и математик барон Шарль Дюпен выпустил книгу «Производительные и торговые силы Франции». Большой знаток Великобритании, он сравнил французскую и британскую экономику. Но не только по стоимости товаров, которые они производят, а и по объему работы, которую могут производить их экономические агенты. То есть Дюпен толковал выражение «производительные силы» в прямом, физическом значении.

В итоге у него получилось, что число «живых участников» — мужчин, женщин (которых Дюпен учитывал как половину мужчины) и лошадей (одна лошадь равна семи мужчинам) в промышленности и торговле Франции и Англии примерно одинаково — 6,3 млн и 7,2 млн соответственно. Но если учесть работу, которую выполняют «неодушевленные» ветряные и водяные мельницы, корабли и паровые машины, то преимущество Англии несомненно — 28,1 млн «мужских» сил против 11,5 млн у французов.

Такого превосходства англичане добились в основном за счет преимущества в мощности британского флота и паровых машин. Проведя аналогичные расчеты и для сельского хозяйства обеих стран, барон Дюпен пришел к важнейшему выводу: «Эти расчеты доказывают, что производство сельскохозяйственной продукции пропорционально производительным силам, примененным в сельском хозяйстве, а совокупность промышленных сил аналогично пропорционально совокупности произведенной продукции и стоимости, созданной в торговле».

Пойди политическая экономия путем барона Дюпена, от взгляда экономистов не ускользнуло бы, что производительные силы общества резко возрастают в основном из-за использования все более и более мощных машин, то есть фактически конверторов все большего количества энергии, которая заключена в природе. Но судьба распорядилась иначе. И Жан-Марк Жанковиси видит в этом пагубное влияние другого своего соотечественника — Жана-Батиста Сэя. В своем «Полном курсе политической экономии» (1828) Сэй писал: «Природные ресурсы неисчерпаемы, так как не будь этого, мы не получали бы их бесплатно. Поскольку их нельзя ни умножить, ни исчерпать, они не составляют объект экономических наук».

Между тем, если немного утрировать, то в энергоносителях нам интересны исключительно электроны, вернее их способность перейти с одной энергетической орбиты на другую с выделением энергии, а в остальных произведенных товарах — атомы целиком и то, как они организованы в молекулах и кристаллических решетках.

Но в 20-х годах XIX века Жан-Батист Сэй и другие отцы-основатели политической экономии не были знакомы с моделью атома Нильса Бора и не видели никакой разницы между поленом, предназначенным для сгорания в печи, и поленом как заготовкой для деревянной куклы. В результате Шарль Дюпен основательно забыт, а Жан-Батист Сэй стал классиком политической экономии, одним из основателей либерализма, выделив всего три фактора производства — земля, труд и капитал. Собственно, и позже никто из представителей классических экономических школ не уделял особого внимания ни природным ресурсам в их натуральном выражении, ни, тем более, энергии.

"Лучшая макроэкономическая модель - это прямая!" (Ж.-М. Жанковиси) (График 1)

Однако Жан-Марк Жанковиси обнаружил то же самое, что и барон Дюпен: количество первичной энергии, затраченное мировой экономикой, строго пропорционально «совокупности произведенной продукции и стоимости, созданной в торговле» (см. график 1). Сейчас это называется валовой внутренний продукт (ВВП).

Экзоскелет

Тут можно сделать небольшое отступление и вспомнить, что же такое энергия. Энергия — это, в самом общем виде, мера изменения состояния Вселенной. Что бы вы ни делали, вам придется потратить энергию. И изменится мир вокруг вас пропорционально затраченной энергии.

Поэтому для Жанковиси подлинная история экономики человечества — это история роста мощности конверторов энергии. Сначала в распоряжении человека был только он сам. А возможности его как конвертора химической энергии пищи в самую нужную — механическую — смехотворны.

Мощность, которую человек способен развивать с помощью ног, — примерно сто ватт (как у электрической лампочки). Совершив двести раз в год горную прогулку и подняв с собой на высоту два километра свой вес и груз в десять килограммов, человек совершит работу в сто киловатт-часов. Еще меньше мощность наших рук — десять ватт. За рабочий день землекоп поднимает шесть кубометров земли на один метр, выполняя тем самым работу в жалкие 0,05 киловатт-часа. За двести рабочих дней количество выполненной работы составит десять киловатт-часов. Точно такую же механическую работу может совершить двигатель внутреннего сгорания, конвертируя энергию всего трех литров бензина. Таким образом, трактор мощностью шестьдесят киловатт заменяет шестьсот пар ног, экскаватор мощностью сто киловатт — десять тысяч пар рук, грузовик с мотором мощностью четыреста киловатт — это замена четырех тысяч пар ног, а чтобы заменить прокатный стан мощностью сто мегаватт, нужно собрать десять миллионов людей с молотками.

Вообще, страна тем мощнее экономически, чем она мощнее физически. Чем больше машин вы сумели задействовать для выполнения своих задач, тем выше ваша способность изменять мир в желательном для вас направлении. И это сообщество машин является не чем иным, как экзоскелетом человечества.

Энергетическая история экономики

Настоящая экономическая история человечества, по Жанковиси, выглядит следующим образом.

На протяжении тысячелетий график «мирового ВВП» представлял собой прямую линию, почти параллельную оси абсцисс. ВВП, конечно, рос, но в рамках медленного увеличения населения Земли и, соответственно, роста мощности, которую были способны развить люди вместе со своими домашними животными. И позже, даже вместе с мощностью домашних животных и парусных кораблей, человечество не смогло развиваться сколько-нибудь динамично.

"Никакой связи между ценой и объемом нет" (Ж.-М. Жанковиси) (График 2)

Но человек совершил эпохальное открытие, которое изменило ход человеческой истории. И это было не открытие трудовой теории стоимости. Инженеры создали механизмы, которые способны работать с другими энергоносителями. Сначала с углем, потом с нефтью, потом с газом. Человек освоил электрическую энергию и для ее получения научился строить огромные гидростанции и АЭС. Человеческие машины используют энергию приливов, ветра, солнца. Все эти виды энергии не вытесняли друг друга, а добавлялись в общую энергетическую копилку (см. график 2).

Экспоненциальный рост количества конвертируемой энергии (и только он) позволил создать то материальное изобилие, которое мы видим. И не только материальное. Потому что социальная история мира тоже зависит от его энергетической истории.

До середины XIX века две трети населения европейских стран занималось сельским хозяйством. И пропорция эта была не случайной. Количество энергии (химической), которое сельские жители были в состоянии добыть (вырастить), могло обеспечить их самих и горожан, если число последних не превышало половины крестьянского населения. Любое другое соотношение немедленно привело бы к голоду. Но появление и распространение машин повысило производительность труда на селе. И вызвало отток освободившихся рабочих рук в города, где происходила промышленная революция. Возможность конвертировать в механическую энергию химическую энергию угля позволила создать огромное количество машин, и мощность, находящаяся в распоряжении человечества, начала увеличиваться по экспоненте. Энергии было так много, что даже при том, что мощность машин постоянно росла, она отставала от роста объема доступной энергии. Что вызывало постоянную потребность в новой рабочей силе в промышленности, то есть потребность во все новых и новых операторах машин. Этот процесс ускорился после создания машин, которые могли задействовать энергию нефти и электричества. И превышение роста объема доступной энергии над суммарной энергоемкостью машин продолжалось до конца 1970-х. Потом рост потребления энергии продолжился, но его темпы уже стали уступать темпам роста мощности машин. В результате и на заводах образовался избыток рабочей силы. Часть этой рабочей силы нашла себе применение в секторе услуг.

Рост могущества человека проявился не только в производстве материальных благ и в урбанизации. И резко выросшая продолжительность жизни, и самые разные демократические права и свободы — это прямые следствия способности человека ставить себе на службу все большие объемы энергии. Свобода, равенство и братство реально могут существовать, лишь пока машины выполняют за нас тяжелую работу.

ВВП

Поэтому корреляция потребленной человечеством энергии и объема созданных им материальных и нематериальных благ не удивительна. Энергия и есть мера такого объема.

Другое дело, что классическая экономика отводит энергоносителям второстепенную роль, строго соответствующую их незначительной доле в структуре ВВП. Доля затрат на энергоносители не превышает в ней восьми процентов. А значит, и их влияние на создание общественного богатства соответствующее.

У сторонников экономической классики всегда наготове сильный аргумент: «Первичен спрос на энергоносители. Сколько нужно энергии экономике, столько она ее и потребляет». Отсюда, мол, и такая высокая корреляция. У Жанковиси есть принципиальное возражение против такого подхода. Затраты на продовольствие составляют в ВВП развитых стран не более двух процентов. Но исчезновение этих двух процентов приведет к тому, что остальные 98% исчезнут полностью и практически мгновенно. Значит, и в рассуждениях об энергоносителях в структуре ВВП есть логический сбой. Однако экономисты глухи к таким аргументам.

Французский экономист Гаэль Жиро, разделяющий подходы Жанковиси, в 2014 году попытался перевести его аргументы на понятный экономистам язык. Проанализировав данные по пятидесяти странам за последние сорок лет, Жиро пришел к выводу: «Первичная энергия — главный фактор роста ВВП. Эта зависимость колеблется в районе 0,6–0,7. Это значит, что при прочих равных условиях увеличение (уменьшение) потребления первичной энергии на душу населения на десять процентов ведет к росту (падению) ВВП на душу населения на шесть-семь процентов. Если ограничить исследование только странами ОЭСР, то этот коэффициент несколько ниже, но все равно не меньше 0,6. В противоположность энергии мы нашли, что долгосрочная зависимость ВВП от накопления капитала ниже 0,2. Что приводит к выводу: капитал, по крайней мере в последние десятилетия, играл меньшую роль (в росте ВВП), чем энергия».

"Развивается тот, кто умеет использовать энергию" (Ж.-М. Жанковиси) (График 3)

Однако, по классическим представлениям, если доля затрат на энергоносители не превышает 8% в структуре ВВП и потребление энергии изменится на 10%, то это приведет к изменению ВВП только на 0,8%. Таким образом, взгляд на энергоносители с точки зрения их стоимости в долларах и с точки зрения их энергетической ценности в джоулях отличается почти на порядок. Это огромный разброс.

У Жанковиси есть еще и графическое представление первичности потребления энергии. Если взять трехлетние средние темпы роста потребления нефти и роста ВВП на душу населения, то видно, что в последние десятилетия темпы роста роста потребления нефти меняются раньше, чем темпы роста ВВП. И это, по мнению Жанковиси, не случайно.

После нефтяных кризисов 1970-х годов начались два важных процесса. Во-первых, начинают заметно сокращаться темпы роста количества доступной человечеству энергии, прежде всего темпы роста добычи нефти. Во-вторых, подорожавшая нефть перестает использоваться для получения тепла и электроэнергии, ее потребление концентрируется в сфере транспорта. Это объясняется физическими свойствами нефти. То есть в глобализирующемся мире с его сверхдлинными производственными цепочками нефть становится лимитирующим фактором производства ВВП. Вы не можете создавать ВВП без транспортировки его элементов по разным городам, странам и континентам. И малейшее изменение в объеме доступной нефти сказывается, с небольшой задержкой, и на показателе ВВП.

Корреляции

Некорректное отражение значения энергоносителей в балансах приводит к тому, что многие корреляции, которые как бы подразумеваются сами собой и широко используются в экономических рассуждениях, далеко не столь очевидны.

"Изобилие энергии? Какое изобилие?" (Ж.-М. Жанковиси) (График 4)

Корреляция между ценами на нефть и темпами экономического роста очень слабая. Низкая корреляция наблюдается и между экономическим ростом и темпами роста цен на нефть. Любые темпы роста экономики встречались при любой динамике нефтяных цен (см. график 4).

Более того, если отвлечься от идеологии и применить научный подход к проблеме, то придется признать, что схема «нефти на рынке мало — ее цена растет» (или наоборот) работает только на краткосрочных интервалах. В долгосрочном плане все совсем не так. График зависимости цен на нефть от объема ее добычи на первый взгляд вообще хаотичен. При внимательном рассмотрении можно подумать, что на таком графике выделяются несколько периодов.

Период до 70-х годов XX века — это стабильность цен на нефть при растущей добыче. Далее период с 1973-го по середину 1980-х годов, когда стоимость нефти «бессмысленно» скачет туда-сюда при практически неизменном потреблении. Затем вновь период стабильности нефтяных цен на фоне увеличения объемов добычи и потребления, до начала XXI века. И наконец, период, в котором мы живем (а возможно, он только что завершился) — снова резкие изменения цен на нефть, но уже на растущих объемах.

Единственный более и менее разумный вывод, который мы можем сделать из любых «нефтяных» графиков, — мир навсегда попрощался со стабильными ценами на нефть, а значит, и на энергию вообще. Начинается период всплесков с непонятной пока частотой и амплитудой.

«Теория» Жанковиси

Взгляды, излагаемые Жан-Марком Жанковиси, неполны. Да и не претендуют пока на то, чтобы называться теорией. Однако вопросы, которые он задает своими графиками и таблицами, настолько подрывают основы, что пошли вопросы, не становится ли Жанковиси «доминирующим интеллектуалом Франции» и «не принимает ли себя за нового Маркса».

Жанковиси не отказывается от капитала как от фактора производства, но капитал в его построениях имеет вспомогательный характер. Роль капитала — организационная: свести в одном месте и в одно время работника, сырьевой ресурс, машину и энергию для машины. Если в вопросе «Что первично: рост ВВП или рост потребления энергии?» первенство отдать росту ВВП, то нужно признать, что этот рост берется ниоткуда.

При этом различные классические теории сосуществуют. И каждая может предъявить истории успеха их применения на практике. И разумеется, не любит упоминать истории провалов. Хотя естественное состояние любой из этих теорий — подгонка теоретической модели под фактическое положение вещей и попытки объяснить реальность задним числом.

Но все это одновременное существование классических экономических теорий (и даже притянутые за уши объяснения экономического роста со своей точки зрения) возможны только в условиях роста потребления энергии все большим числом все более мощных машин. Как только рост потребления энергии замедляется, замедляется и экономический рост.

Неолиберальная теория не виновата в глобальном снижении темпов роста. Период конца 1970-х — начала 1980-х годов ознаменовался резким снижением темпов роста объемов энергии, находящейся в распоряжении человечества. Соответственно, снижаются и темпы роста экономики. Это процесс продолжался до начала XXI века.

В период с 2004 по 2007 год основные экономики стран ОЭСР проходят пик потребления различного вида энергии. А снижение потребления на душу населения происходит еще на год-два раньше. И именно снижение энергопотребления является непосредственной причиной схлопывания пузыря фиктивных активов, который сформировался к этому времени. Провал по потреблению энергии в 2010-х годах привел к кризису классических экономических школ.

Сейчас страны ОЭСР почти восстановили докризисный уровень потребления энергии в абсолютных величинах. Но не надо забывать, что тут у них самая разная история. Южная Корея, например, легко пережила кризис 2008 года — рост ее энергопотребления и не замедлялся. США в прошлом году превысили докризисные значения. Евросоюз от минимумов 2013–2014 годов оттолкнулся, но уровень потребления первичной энергии все еще на пять процентов меньше, чем до кризиса (см. график 5).

Не менее важный фактор — потребление энергии на душу населения. Тут и в США, и в Европе дела обстоят не блестяще — уровень потребления энергии на душу населения процентов на десять ниже, чем до кризиса.

Жанковиси не вдается в подробности социальных последствий такого явления. Хотя математика и здравый смысл подсказывают: если пресловутый «один процент» (или просто верхний дециль по доходам) не сокращает свое энергопотребление в абсолютном выражении, но даже увеличивает его, то уменьшение потребления энергии на душу населения должно приводить к гораздо более резкому его сокращению наиболее бедными слоями населения. И это может быть явлением, которое в классических теориях отражается как углубление неравенства в виде резкого роста доходов привилегированных классов.

Тем не менее Жанковиси уже давно утверждает, что энергетические проблемы являются питательной средой для роста популизма на Западе, прежде всего в Европе и конкретно во Франции. И брекзит, и избрание «популиста» Дональда Трампа — проявление именно этого процесса. Давно предупреждал Жанковиси и о том, что для Франции это добром не кончится.

Перспективы

Сейчас мировая экономика переживает период небольшого оживления. Рост добычи сланцевой нефти в США с середины 2016 года влил в нее очередную порцию живительной энергии, что отразилось на темпах роста мирового ВВП. Но на американскую нефть сейчас приходится 90% прироста нефтедобычи в мире, и в ближайшие годы ситуация вряд ли изменится. Добыча «традиционной» нефти в мире падает с 2008 года. А если учитывать нефть с глубоководного шельфа и нефтеносные пески Канады, то добыча стагнирует.

Прогнозы устойчивости этого американского роста самые разные. Кто-то утверждает, что добыча американской сланцевой нефти пройдет свой пик в начале 2020-х, кто-то видит рост до 2040 года. Но если правы пессимисты и уже через несколько лет объем добычи нефти в мире начнет снижаться, то никакие магические силы, никакие «количественные смягчения» и никакие отрицательные ставки не удержат экономику от вползания в рецессию.

Недостатка денег в ближайшее время на Земле не ожидается. Чем острее будут ограничения физические, тем скорее роль денег будет трансформироваться во вспомогательную. А значит, бесконечно заявлять, что экономика оживет после нового «пакета стимулирования», в том числе с помощью различных типов «количественного смягчения», будет невозможно. Считать панацеей снижение процентных ставок тоже бессмысленно. В большинстве стран Запада ставки для корпоративных заемщиков практически нулевые, компании активно занимают деньги, нулевые ставки действуют уже и при кредитовании физических лиц — и никакого толку.

Жанковиси больше интересуют энергетическое прошлое и будущее развитых стран, особенно европейских. И тут оптимизма у него немного: Европа — континент хронически энергодефицитный.

Но нам любопытно посмотреть его глазами на нашу собственную историю. И тут мы не найдем, по крайней мере с первого взгляда, противоречащих его теории фактов. Бурный экономический рост послевоенных десятилетий в СССР «совпал» с потоком энергии от западносибирской нефти. (Точно так же, как и европейское «славное тридцатилетие» было обеспечено потоком только что открытых сверхгигантских нефтяных месторождений на Ближнем Востоке.) И закончился этот рост в конце 1970-х, когда объем добычи нефти начал стагнировать, но при этом экспортные поставки нефти и нефтепродуктов из СССР продолжали расти.

Беспрецедентное по длительности и масштабам падение ВВП России, наверное, и не могло быть иным. Егор Гайдар в своей книге «Падение империи» назвал увеличение поставок энергоресурсов за рубеж и снижение их внутреннего потребления в 1990-е годы «мерами валютно-финансовой стабилизации». Если по твоей теории приоритет имеет финансово-валютная стабильность и для ее достижения ты не останавливаешься перед снижением потребления энергии, то в материальном мире иначе и не может быть. Количество совершенной тобой работы не может не снижаться. Кстати, тогда же в России фиксировались и другие признаки энергетического регресса, но уже в социальной сфере: снижение продолжительности жизни и увеличение числа сельских жителей.

Промежуточные выводы

Пока стоит остановиться на следующем. Энергия играет особую роль в экономике и не может учитываться так же, как предметы и услуги, на создание которых она расходуется. Мы имеем дело с принципиально разными вещами. Рассматривать их вместе настолько же абсурдно, как складывать количество людей со стоимостью продуктов питания — энергоносителя, который лимитирует это самое количество.

Отсюда и недооценка энергоносителей в балансах. Отсюда и «странное и непредсказуемое» поведение цен на нефть — главный энергоноситель сейчас. Поэтому нельзя применять одинаковые подходы к планам строительства судоходного канала и инфраструктуры газовых месторождений. Нельзя по одним и тем же лекалам создавать бизнес-планы строительства автозавода и атомной станции нового поколения.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Приз за тело: как устроены фитнес-марафоны и почему они подходят не всем Приз за тело: как устроены фитнес-марафоны и почему они подходят не всем

Можно ли доверять инстаграм-аккаунтам фитнес-марафонов?

РБК
Как пенис меняется с годами: 5 метаморфоз, с которыми ты можешь столкнуться Как пенис меняется с годами: 5 метаморфоз, с которыми ты можешь столкнуться

Какие-то изменения полового члена можно избежать, а какие-то неминуемы

Playboy
«Умное» всё, беспилотники «Яндекса» и телевизоры, опережающие время: какие гаджеты изменят нашу жизнь в 2020-м «Умное» всё, беспилотники «Яндекса» и телевизоры, опережающие время: какие гаджеты изменят нашу жизнь в 2020-м

Пять перспективных тенденций наступившего года — в нашей подборке

Forbes
Как нельзя носить золото: самые частые ошибки девушек с ювелирными украшениями Как нельзя носить золото: самые частые ошибки девушек с ювелирными украшениями

Как нельзя носить золото — как металл, так и оттенок

Cosmopolitan
Орловы Орловы

Орловы в короткий срок они смогли возвыситься и добиться влияния при дворе

Дилетант
Негативные мысли о себе: техника разворота на 180 градусов Негативные мысли о себе: техника разворота на 180 градусов

Как быстро и эффективно оспорить собственные представления о себе?

Psychologies
Повесть о сыновьях молчаливых дней. Как начиналась магнитофонная летопись русского рока Повесть о сыновьях молчаливых дней. Как начиналась магнитофонная летопись русского рока

Почему стоит прочитать книгу «100 магнитоальбомов советского рока»

СНОБ
Лимит в €200: чем обернется снижение пошлины на интернет-покупки Лимит в €200: чем обернется снижение пошлины на интернет-покупки

Рассказываем, как теперь совершать покупки и что будет дальше

РБК
Жирафы Жирафы

Грациозных гигантов все сильнее притесняют в Африке

National Geographic
Полярная трасса разогрелась в кабинетах Полярная трасса разогрелась в кабинетах

Схватка ведомств за первенство в проекте развития Арктики завершена

Эксперт
8 неожиданных фактов о голубях 8 неожиданных фактов о голубях

Ты привык считать голубей тупыми, а они хотят захватить власть во всем мире

Maxim
Фура в небе: самый большой самолет в мире Фура в небе: самый большой самолет в мире

Постройка крупных пассажирских авиалайнеров сегодня задачка не из легких

Популярная механика
Тарантул из космоса. Посмотрите на одну из последних фотографий, сделанных «Спитцером»! Тарантул из космоса. Посмотрите на одну из последних фотографий, сделанных «Спитцером»!

Туманность тарантул долгое время была под наблюдением ученых

National Geographic
Камни, которые растут Камни, которые растут

Цветные камни могут составить конкуренцию бриллиантам в инвестиционном поле

Robb Report
Поход за пряностью Поход за пряностью

По девственным лесам Юго-Восточной Азии в поисках драгоценного кардамона

National Geographic
Марафон желаний Марафон желаний

Музыкант и актриса Даша Чаруша стала режиссером

Собака.ru
«Paul is dead»: как возникла легенда о смерти Пола Маккартни «Paul is dead»: как возникла легенда о смерти Пола Маккартни

Откуда пошло выражение «Paul is dead» и как возник миф о смерти Пола Маккартни

РБК
Что такое апсайкл Что такое апсайкл

Манифест экомодерниста Покраса Лампаса и пять локальных апсайкл-проектов

Собака.ru
Общая картина Общая картина

Иногда коллекционирование показывает ту же окупаемость, что и голубые фишки

Robb Report
Страх благополучия: почему у меня мало денег? Страх благополучия: почему у меня мало денег?

Почему мы сами бессознательно запрещаем себе финансовое благополучие?

Psychologies
Пернатый спецназ: как альбатросы помогают ловить браконьеров Пернатый спецназ: как альбатросы помогают ловить браконьеров

Птицы оказались идеальными воздушными «шпионами»

National Geographic
Как мы читаем: литературные критики — о собственных методиках и ритуалах Как мы читаем: литературные критики — о собственных методиках и ритуалах

Чем чтение «для себя» отличается от профессионального?

РБК
Спать хочется Спать хочется

Ночью ты спишь положенные 7–8 часов, но днем все равно сонная, в чем причина?

Лиза
«Система контроля над СНВ — это труп, который невозможно оживить» «Система контроля над СНВ — это труп, который невозможно оживить»

Москва должна быть заинтересована в максимизации роли ядерного оружия

Эксперт
Боже, храни королеву! Как Елизавета Вторая победит внука-подкаблучника и его политкорректную Меган Боже, храни королеву! Как Елизавета Вторая победит внука-подкаблучника и его политкорректную Меган

Скандал с принцем Гарри и его женой поставил британскую монархию перед кризисом

СНОБ
Как перестать икать? Лучшие приемы (просить себя напугать не придется) Как перестать икать? Лучшие приемы (просить себя напугать не придется)

Давай поговорим о том, как избавиться от икоты

Playboy
Сергей Минаев — об итогах десятилетия Сергей Минаев — об итогах десятилетия

Сергей Минавев — каким исследователи из будущего увидят наши 2010-е

Esquire
Что делает Германия для развития гендерного равноправия в обществе и бизнесе Что делает Германия для развития гендерного равноправия в обществе и бизнесе

Почему закон о женских квотах не идеален для развития карьеры в Германии

Forbes
Морское существо, похожее на кусок жвачки: это что такое? Морское существо, похожее на кусок жвачки: это что такое?

Мировой океан населен самыми удивительными обитателями

National Geographic
#пронауку: как мозг принимает решения без нашего участия #пронауку: как мозг принимает решения без нашего участия

Мозг — сложнейшая система, которая до сих пор полностью не изучена

РБК
Открыть в приложении