13 лучших авторов, которые сегодня пишут для детей по-русски

ПолкаКультура

Детское чтение: что читать сегодня

Лиза Биргер

Ещё недавно в критической полемике звучало: «У нас нет детской литературы». После перестроечного взлёта в русской литературе для детей действительно наступил спад, и лишь в последние лет десять, после знакомства читателей с яркими зарубежными авторами, появилось новое поколение не уступающих им отечественных — отчасти это стало возможно благодаря развитию книжной индустрии, отчасти потому, что сама ситуация отчаянно требовала, чтобы пришли писатели, понимающие проблемы современных детей и подростков и умеющие говорить на их языке. Литературный критик Лиза Биргер по просьбе «Полки» составила свой список 13 лучших авторов, которые сегодня пишут для детей по-русски.

В начале 2000-х главными русскими детскими писателями могли считаться Ульф Старк (Ульф Готтфрид Старк (1944–2017) — шведский писатель. Автор книг «Чудаки и зануды», «Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?», «Пусть танцуют белые медведи». Дебютировал в 1964 году с книгой для взрослых, но после 1984 года занимался только детской литературой. В 1981 году книга «Петер и красная птица. Петер и поросята» была выпущена на русском в издательстве «Детская литература». Лауреат множества премий, удостоен особого диплома международной премии имени Ганса Христиана Андерсена.) и Свен Нурдквист (Свен Нурдквист (р. 1946) — шведский детский писатель и иллюстратор. Изучал архитектуру. В 1983 году принял участие в конкурсе иллюстрации издательства «Опал» с дебютной книгой — сказкой «Агатон Эман и алфавит». Во всём мире Свен Нурдквист известен как автор серии книг о Петсоне и его котёнке Финдусе. По истории этих героев были сняты мультфильмы, создана компьютерная игра. В 2003 году Нурдквист получил литературную премию Астрид Линдгрен.)⁠. Именно зарубежные авторы, выходившие в новообразованных детских издательствах, показали, как можно просто и без снисхождения говорить с ребёнком о жизни, смерти и вообще обсуждать какие-то сложные темы. Эффект от встречи с Даниэлем Пеннаком, Марией Парр (Мария Парр (р. 1981) — норвежская детская писательница. Окончила отделение норвежской литературы в Университете Бергена. В 2005 году дебютировала с книгой «Вафельное сердце», после которой критики называли писательницу «новой Астрид Линдгрен». В 2010 году приехала в Россию на книжную ярмарку Non/fiction с презентацией книги «Тоня Глиммердал» (2009). Парр пишет книги на новонорвежском языке, на русском выходит в переводах Ольги Дробот.) или Перниллой Стальфельт (Пернилла Стальфельт (р. 1962) — шведская детская писательница и иллюстратор. Работает советником по культуре в Музее современного искусства Стокгольма. В 1999 году книга «Одного поля ягоды» стала учебным пособием по толерантности для начальных школ. В том же году вышла «Книга о смерти», благодаря которой Стальфельт получила репутацию писательницы, умеющей объяснять детям сложные понятия. В продолжение «Книги о смерти» вышла серия детских книг о любви, насилии, страшилках и какашках.) был, конечно, поразительный — а уже за готового читателя, не теряя времени, взялись и русские авторы. В 2015 году писательница и журналистка Юлия Яковлева заявила на круглом столе на Colta.ru, что у нас нет детской литературы, вызвав небольшую бурю в литературных рядах. Пять лет спустя уже ясно, что литература у нас появилась, и самая разнообразная: множество детских издательств, авторов, литературных журналов (самый интересный на сегодняшний день — «Переплёт», не столько журнал, сколько форум и сообщество единомышленников). 

Впрочем, хотя новая детская литература многим обязана импортному опыту нулевых, на неё по-прежнему гораздо больше влияет литература советская. Так, тема эскапизма и сложных отношений с реальностью унаследована у Владислава Крапивина, который неизменно противопоставлял честный и чистый детский мир не такому идеальному миру взрослому. Голос Крапивина, его уважение к внутреннему миру ребёнка, слышен во всей подростковой прозе. Продолжатели есть и у Юрия Коваля — ту же отстранённую интонацию почти сказового описания и ту же искреннюю доверительность сохраняют Мария Ботева и Станислав Востоков. Ещё одна вечная русская тема детской литературы — это поиски свободы: здесь прежде всего вспоминается весёлый абсурдизм прочитанных только в 1980-х обэриутов, подхваченный журналом «Трамвай». 

Новая детская проза (и отчасти поэзия) во многом выросла из «Трамвая», который начал выходить в 1989 году, ориентировался на западные образцы и позволял себе немало свободы и в иллюстрациях, вёрстке и в историях. Для создателей журнала, Тима Собакина и Олега Кургузова, главным героем стал ребёнок-нонконформист: «Пусть будут перепутанные «должен», «надо», «хорошо», «плохо», «нельзя» и т. п. — настоящая литература перемешивает, переворачивает их, смеётся над ними, чтобы дать возможность самим учиться переживать непосредственный опыт на огромном поле воображения, кстати, умение разучиваться не менее важно, чем умение учиться», — заявляли создатели «Трамвая» в манифесте, опубликованном в журнале «Пионер» в 1990 году, в пику привычному морализаторству советской детской литературы.

Наследники «Трамвая» появились уже в конце 1990-х: это Артур Гиваргизов, Сергей Седов, Михаил Есеновский и многие другие. В конце нулевых в издательстве «Эгмонт» начала выходить серия «Пёстрый квадрат», где рассказы этих авторов были проиллюстрированы рисунками молодых русских художников. От «Пёстрого квадрата» можно отсчитывать новый век русской литературы, а взлёт детского книгоиздания подарил новую известность мэтрам, начинавшим ещё в советские годы (среди них Тим Собакин, Вадим Левин, Михаил Яснов, Сергей Махотин, Марина Бородицкая, Сергей Георгиев, Виктор Лунин, Валерий Воскобойников). 

Тогда же, в нулевые, заговорили о проблемах, раньше не поднимавшихся в детской литературе: психолог Екатерина Мурашова в повести «Класс коррекции» сделала героями детей с физическими и интеллектуальными особенностями развития. Марина Аромштам в повести «Когда отдыхают ангелы» объявила войну старым идеализированным представлениям о том, какими должны быть учителя. Дина Сабитова в повести «Три твоих имени» описала неудачный опыт девочки из детдома в нескольких приёмных семьях. Всё это были книги о несовершенстве — не детского, но взрослого мира.

Отсюда и популярность нон-фикшена для детей: с детьми охотно занимаются, их «прокачивают» для взрослой жизни, им объясняют устройство мира — не только физическое, но и политическое (см., например, книгу Алексея Олейникова о мигрантах «Скажи мне «Здравствуй!») и социальное (подростковая проза от Юлии Кузнецовой до Дарьи Вильке). Не менее заметны красочные книги Александры Литвиной и Анны Десницкой («История старой квартиры», «Транссиб») или энциклопедии, подготовленные большой группой редакторов «Лабиринта».

Ещё в 2008 году было бы сложно назвать десяток хороших современных писателей. В 2020-м ограничиться даже двадцатью означает несправедливо сузить пространство, которое примечательно именно своим разнообразием. Этот список субъективен, как и любой другой. Но нам кажется важным не выстроить новую литературную иерархию, а признать важность и исключительность некоторых современных авторов. 

Артур Гиваргизов

Артур Гиваргизов — наследник русской абсурдистской традиции. Его предшественники — не только Хармс, но и Олег Григорьев и авторы «Трамвая» во главе с Тимом Собакиным, переложившие обэриутский абсурд на язык комичных сценок из жизни современного ребёнка. В рассказах Артура Гиваргизова главным героем очень часто становится школьник («Записки выдающегося двоечника», «Контрольный диктант и древнегреческая трагедия»), тем более что сам он по первой профессии учитель музыкальной школы. Его школьные чудаки всегда готовы перевернуть с ног на голову мир скучных взрослых — занудных учителей с чугунным глобусом в сумочке и вечно волнующихся по пустякам родителей. Его смех — это бунт против застывших иерархий и форм. И даже взрослые, например короли или пираты («Непослушный пират», «В честь короля»), бывают готовы поиграть в детство и увидеть мир по-новому. В сущности, каждая гиваргизовская ситуация — анекдот, моментальный поиск свежего взгляда. В поэзии он тоже стремится к диалогу, сценке, моментальному снимку: «Мне кажется, моя кошка / Мне кого-то напоминает. / Особенно, когда лает / И клювом стучит в окошко…»

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Что говорят о нас отношения с деньгами Что говорят о нас отношения с деньгами

По тому, как человек относится к деньгам, можно определить его образ мышления

Psychologies
Как записать видео с экрана смартфона: Android и iOS Как записать видео с экрана смартфона: Android и iOS

Хотите записать прохождение мобильной игры или вебинар на экране телефона?

CHIP
Почему телефон быстро разряжается и как это исправить: 5 советов Почему телефон быстро разряжается и как это исправить: 5 советов

Разбираемся, что делать, если телефон быстро разряжается

CHIP
7 привычек, которые делают тебя непривлекательным в глазах женщин 7 привычек, которые делают тебя непривлекательным в глазах женщин

Привычки, которых нужно избегать, чтобы быть привлекательным для женщин

Maxim
Вселенную лихорадит: температура космоса выросла в несколько раз и чем это может грозить Вселенную лихорадит: температура космоса выросла в несколько раз и чем это может грозить

За восемь миллиардов лет температура вещества во Вселенной выросла втрое

Forbes
Модель ESCIMO указала на пройденную точку невозврата в потеплении климата Модель ESCIMO указала на пройденную точку невозврата в потеплении климата

Полное прекращение выбросов парниковых газов не остановит потепление

N+1
Парное интервью: Сюзанна и Мальбэк — о пути художника, репутационных рисках и призвании Парное интервью: Сюзанна и Мальбэк — о пути художника, репутационных рисках и призвании

Сюзанна и Мальбэк рассказывают о музыке, творчестве и пути художника

Esquire
Не от хорошей жизни: вся правда о компульсивном переедании Не от хорошей жизни: вся правда о компульсивном переедании

Компульсивное переедание связано с тревожностью и депрессией

Psychologies
Как пользоваться Slack, чтобы он не раздражал Как пользоваться Slack, чтобы он не раздражал

Эксперт — о том, как выжать из Slack максимум и не потерять продуктивность

Reminder
Полутьма египетская Полутьма египетская

«Паранормальные явления» — очень симпатичный арабском хоррор-сериал Netflix

Weekend
Тебя обманули: 7 признаков некачественного окрашивания – объясняет колорист Тебя обманули: 7 признаков некачественного окрашивания – объясняет колорист

Как определить, что колорист сделал свою работу некачественно: 7 главных ошибок

Cosmopolitan
7 продуктов, из-за которых твоя кожа выглядит хуже: не ешь это! 7 продуктов, из-за которых твоя кожа выглядит хуже: не ешь это!

Эти продукты лучше вообще никому не есть

Cosmopolitan
Старое лучше нового: 5 причин выбрать бабушкино платье Старое лучше нового: 5 причин выбрать бабушкино платье

Объясняем, почему винтажная одежда оказывается лучше новой и зачем ее покупать

Cosmopolitan
«Каменная стена» нового президента: что нужно знать о первой леди США Джилл Байден «Каменная стена» нового президента: что нужно знать о первой леди США Джилл Байден

Джилл Байден давняя сторонница общественных реформ и активизма

Forbes
Как написать книгу и раскрутить ее: полезное руководство начинающего писателя Как написать книгу и раскрутить ее: полезное руководство начинающего писателя

Писательство — дело благородное, но требующее больших усилий.

Playboy
Как беречь почки зимой: даосская система «пяти элементов» Как беречь почки зимой: даосская система «пяти элементов»

Зима — особенное время заботы о своём организме

Psychologies
«Хвалят, а на душе гадко»: почему так бывает? «Хвалят, а на душе гадко»: почему так бывает?

Порой бывает сложно искренне радоваться, когда тебя хвалят

Psychologies

История Елены Мухиной, звезды советской спортивной гимнастики

Cosmopolitan
Долгожданное признание чёрных дыр Долгожданное признание чёрных дыр

Нобелевскую премию по физике присудили за обнаружение сверхмассивного объекта

Наука и жизнь
В калифорнийской пещере нашли доказательства приема индейцами галлюциногенов В калифорнийской пещере нашли доказательства приема индейцами галлюциногенов

Ученые наши свидетельства приема индейцами чумаши галлюциногенов

National Geographic
Композитор Дмитрий Евграфов — о работе с Граймс и творческих границах Композитор Дмитрий Евграфов — о работе с Граймс и творческих границах

Интервью с композитором Дмитрием Евграфовым, сооснователем приложения Endel

РБК
Роман с киллером и бесконечные измены: 6 громких скандалов в королевской семье Роман с киллером и бесконечные измены: 6 громких скандалов в королевской семье

Вспомним скандалы, которые нанесли королевской семье серьезный урон

Cosmopolitan
Влияет ли престижный диплом на успех в карьере Влияет ли престижный диплом на успех в карьере

Наличие диплома признанного международного университета — залог успеха в карьере

СНОБ
Почему взрослым непросто учиться: плюсы и минусы образовательных подходов Почему взрослым непросто учиться: плюсы и минусы образовательных подходов

Зачастую нам мешает учиться неподходящий метод обучения

Psychologies
Дружба с ведущими кутюрье и французские фасоны в СССР: что Майя Плисецкая сделала для моды Дружба с ведущими кутюрье и французские фасоны в СССР: что Майя Плисецкая сделала для моды

Рассказываем, что связывает Майю Плисецкую с мировой модой

Esquire
6650 км рек на Дальнем Востоке оказались загрязнены золотодобытчиками 6650 км рек на Дальнем Востоке оказались загрязнены золотодобытчиками

Результаты экологического исследования, проведенного в шести российских регионах

National Geographic
Не шоколадом единым: какая еда делает нас счастливыми Не шоколадом единым: какая еда делает нас счастливыми

Как еда помогает нам улучшить настроение

Psychologies
Как пережить дистанционку: топ-5 ошибок, которые совершают все родители Как пережить дистанционку: топ-5 ошибок, которые совершают все родители

Специалист рассказывает, как мотивировать ребенка учиться

Cosmopolitan
Пришло время поговорить и о мужских проблемах. Что такое «новая мужественность» и что с ней происходит в России? Пришло время поговорить и о мужских проблемах. Что такое «новая мужественность» и что с ней происходит в России?

Создательницы фестиваля Moscow MaleFest — о месте мужчин в изменяющемся мире

Esquire
Именной фонд Именной фонд

Как Таруса запустила по России вторую волну переименований улиц и площадей

Огонёк
Открыть в приложении