50 лучших детских книг, написанных на русском языке. Часть 2: 25-1

ПолкаКультура

Детское чтение: 50 лучших книг

Аркадий Гайдар. Тимур и его команда. Детгиз, 1955 год

25Аркадий Гайдар. Тимур и его команда (1940)

В подмосковном дачном посёлке мальчишки затевают странную игру: собираются на чердаке старого сарая, передают сигналы по верёвочным проводам, распределяют задания. Взрослые смотрят на это с подозрением — а тем временем в посёлке как бы сами собой начинают твориться добрые дела.

В повести о дачной «команде» 13-летнего Тимура Гараева Аркадий Гайдар пытается соединить подростковую романтику — многодневные игры и сражения вдали от взрослых глаз — и коллективную работу для общественного блага: Тимур с компанией не просто секретничают, а помогают семьям ушедших на фронт красноармейцев (дело происходит в преддверии Второй мировой) и сражаются с шайкой Мишки Квакина, обирающей соседские огороды. Сегодня очевидно, что дидактичности в книге всё-таки больше, чем романтики, — но это совпадает с задачами эпохи: в воздухе пахнет войной, тимуровская дружина явно не просто помогает семьям красноармейцев, но готовится к тому, чтобы занять их место в военном строю. Гайдар успевает написать ещё два киносценария — продолжения «Тимура», где дачной беззаботности становится всё меньше, а военно-полевой дисциплины всё больше. С началом войны события книги переходят в жизнь: где-то стихийно, а где-то при поддержке властей дети собираются в тимуровские дружины, чтобы помогать семьям бойцов, ушедших на фронт — а затем и погибших или же вернувшихся домой ветеранов. — Ю. С.

24Евгений Шварц. Дракон (1942–1944)

Евгений Шварц. Дракон. Издательство «Советский писатель», 1962 год

безропотно отдают ему своих дочерей, соревнуясь в подлости и доносительстве. Убив Дракона и освободив прекрасную девушку Эльзу, странствующий рыцарь Ланселот понимает, что этого недостаточно — на месте прежнего тирана горожане с готовностью приветствуют нового: «В каждом из них придётся убить дракона».

В эскапистских и романтических декорациях, подготовленных в советской литературе сказками Олеши и Грина, Шварц создал мрачную и прозорливую аллегорию — цитаты из «Дракона» разошлись на пословицы, которыми и сегодня часто описывают «банальность зла» в тоталитарном обществе: «Всех <так> учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?» Формально сказка-памфлет была направлена против немецкого нацизма (в жилах Дракона текла «кровь мёртвых гуннов»), но аналогия со сталинским СССР была слишком прозрачной. Пьеса, запрещённая после первого прогона, увидела свет только в оттепельные годы. Любопытно, что и вторая попытка поставить «Дракона» на сцене не удалась — уже при Хрущёве, слишком напоминавшем шварцевского бургомистра. Свой фильм «Убить дракона» (1988) Марк Захаров сделал окончательно беспросветным, сильно изменив тексту Шварца (хотя и добавив ему новой популярности). Пьесу же и сегодня можно читать как изящную детскую сказку. — В. Б.

23Григорий Остер. Вредные советы (1995)

Григорий Остер. Вредные советы. Издательство «Росмэн», 1994 год

Григория Остера можно назвать детским поэтом-постмодернистом: наследуя традиции вольной детской поэзии, Чуковского и Заходера, он окончательно расправляется с дидактикой, пародируя и переворачивая с ног на голову типовые нравоучения детской литературы. Разумеется, у этого есть ироническое обоснование: «Недавно учёные с удивлением открыли, что на свете бывают непослушные дети, которые всё делают наоборот. <...> Учёные придумали, что таким детям нужно давать не полезные, а вредные советы. Они всё сделают наоборот, и получится как раз правильно». На самом деле «Вредные советы» позволяют любым детям мысленно преступить границы дозволенного и издеваются над советскими штампами:

Если вы ещё не твёрдо
В жизни выбрали дорогу
И не знаете, с чего бы
Трудовой свой путь начать,
Бейте лампочки в подъездах —
Люди скажут вам спасибо:
Вы поможете народу
Электричество беречь.

Советская критика к Остеру относилась настороженно, справедливо считывая в его стихах политическую сатиру и очевидный протест против официальной культуры. Сам Остер, воспитанный в «Стране Советов, где все и всегда давали друг другу советы», говорил, что выжил в детской литературе только благодаря тому, что дети и внуки идеологического начальства обожали его мультфильмы, — например, популярнейших «Котёнка по имени Гав», «38 попугаев» и «Баба-яга против». — Е. П.

22Борис Заходер. Стихотворения (1947–1995)

Борис Заходер. Стихи. 1940–50-е годы

Поколение Бориса Заходера — люди, прошедшие или пережившие войну, — как бы подхватило ту игру, правила которой придумали тридцатью годами раньше Чуковский, Маршак и Хармс: лингвистические трюки, абсурдные ситуации, жонглирование ритмами, делающее стихотворения похожими на считалочки или скороговорки. Хармсовский «Иван Топорышкин» последовательно меняет местами слова внутри одного предложения — точно так же Заходер строит довольно большое стихотворение на замене буквы в двух похожих словах («Кит и Кот»).

В стихотворениях Заходера обитают весёлые животные и беззаботные школьники, и все они как будто участвуют в непрекращающейся игре. Слова, которые сопровождают эту игру, не нужно учить специально — они сами запоминаются наизусть. Вообще, уже несколько поколений встречаются со строчками Заходера очень рано — и запоминают их чрезвычайно прочно, не всегда понимая уже, что у этих строк есть автор:

ЧЕРЕПАХА всех смешит,
Потому что не спешит.
Но куда
Спешить тому,
Кто всегда в своём дому?

В стихотворениях Заходера слышны отголоски английской абсурдистской поэзии — и сам он создал несколько эталонных русских версий (степень их вольности заставляла называть их не переводами, но пересказами) классических детских книг: когда мы читаем или слышим кричалки и сопелки Винни-Пуха, это тоже Заходер. — Ю. С.

21Александра Бруштейн. Дорога уходит в даль… (1956–1961)

Александра Бруштейн. Дорога уходит в даль… Издательство «Детгиз», 1956 год

Автобиографическая трилогия Александры Бруштейн «Дорога уходит в даль...» была написана в конце 1950-х. Эта книга принадлежит к литературе оттепели и вскоре после издания стала знаковой в интеллигентской среде, разошлась на цитаты и стала своего рода культурным кодом для людей, чьё взросление пришлось на 1960–80-е годы.

«Дорога уходит в даль...» — это история семьи Яновских, в центре которой стоит отец Саши, еврейский врач-подвижник, интеллигент, разделяющий революционные идеи и прививающий их дочери. Он не спит ночей — лечит бедняков и не берёт с них денег, за что его осуждает собственная кухарка. Папа Саши выступает в роли морального авторитета в вопросах о несправедливости окружающего мира, которую остро чувствует девочка Саша. Её взросление в дореволюционном городе Вильно (где сосуществуют русские, поляки, евреи, литовцы, белорусы) проходит на фоне исторических событий: смерть Александра III и воцарение Николая II, Мултанское дело (Судебный процесс над группой крестьян-удмуртов из села Старый Мултан, обвинённых в человеческом жертвоприношении. В 1894 году семерых человек осудили на каторгу, однако дело получило широкий общественный резонанс (в последнем процессе участвовал правозащитник Владимир Короленко, заключение в защиту написал адвокат Анатолий Кони), и после третьего пересмотра в 1896 году все обвиняемые были оправданы. По финальной версии следствия, убийство было совершено русскими крестьянами из соседней деревни Чулья, которые обманом хотели заполучить землю удмуртов.), революционные кружки, студенческие беспорядки, демонстрации рабочих, казаки с нагайками... Хотя идеологически трилогия вполне вписывается в советский мейнстрим оттепельного времени, Бруштейн поднимает темы, в детской литературе почти не обсуждавшиеся: это дело Дрейфуса (Судебный процесс над французским офицером Альфредом Дрейфусом, евреем по национальности. В 1894 году Дрейфуса обвинили в шпионаже в пользу Германии и, несмотря на отсутствие серьёзных доказательств, осудили на пожизненную каторгу. Приговор вызвал яростные общественные дебаты, разделив Францию и всю Европу на сторонников и противников Дрейфуса. Эмиль Золя опубликовал открытое письмо французскому президенту под заголовком «Я обвиняю!», в котором утверждал, что офицер пострадал из-за антисемитизма. В 1906 году Дрейфуса признали невиновным.) и антисемитизм, голод («недород») рубежа веков.

По-настоящему понять трилогию Бруштейн можно лишь зная, что осталось за её пределами и лишь раз прорывается в текст: «Папа мой, папа!.. Через пятьдесят лет после этого вечера… тебя, 85-летнего старика, расстреляли фашисты, занявшие наш город. <...> Мне некуда прийти сказать тебе, что я живу честно, никого не обижаю, что я тружусь, и хорошие люди меня уважают... Я говорю тебе это — здесь». Бруштейн заканчивает свою трилогию в том же 85-летнем возрасте — и её детство сближается здесь с её старостью, старость её отца — с его молодостью. — О. В.

20Григорий Белых, Л. Пантелеев. Республика ШКИД (1926)

Григорий Белых и Л. Пантелеев. Республика ШКИД. Государственное издательство, 1927 год

В 1920-е годы перед советской властью стояла задача вылепить нового, советского человека — и самым благодарным материалом для этого были дети. «Республика ШКИД» Григория Белых и Л. Пантелеева (псевдоним Алексея Еремеева) — автобиографический роман о детстве в петроградской школе-коммуне имени Достоевского, где педагог Виктор Сорока-Росинский, в романе переименованный в Виктора Николаевича Сорокина (сокращённо Викниксора), выковывает из беспризорников и малолетних преступников будущих строителей социализма. Для разрешения конфликтов между бывшими уголовниками он предлагает древнегреческие методы вроде остракизма, их разрушительную энергию старается перенаправить в продуктивное русло.

Это и роман воспитания, и хулиганская приключенческая история, герои которой с одинаковым энтузиазмом бьют стёкла, волочатся за девочками, выпускают стенгазету, переводят стихи Гейне и изучают политическую грамоту — и каждую минуту готовы устроить «бузу», великое сражение с «халдеями» — педагогами, посягнувшими на их права. В детском мире находит отражение мир взрослых, включая классовую борьбу: школьный ростовщик Слаёнов, ссужая голодающим ученикам хлебные пайки под проценты, держит в рабстве всю школу, пока детская «республика» не устраивает настоящую революцию.

Макаренко называл «Республику ШКИД» добросовестно нарисованной картиной педагогической неудачи, но соавторы книги придерживались другого мнения: они написали свои беллетризированные мемуары всего спустя три года после окончания школы, позволившей им и другим ученикам найти своё место в жизни. Редакторами первого издания стали Шварц и Маршак, книга снискала огромный успех и горячий интерес Максима Горького. В 1935 году Белых был репрессирован, «Республика ШКИД» не переиздавалась до 1960-х, когда была к тому же экранизирована. — В. Б.

19Антоний Погорельский. Чёрная курица (1829)

Антоний Погорельский. Чёрная курица, или Подземные жители. Детгиз, 1945 год

Одну из первых русских литературных сказок для детей малоизвестный тогда беллетрист Погорельский создал в 1829 году для своего племянника — будущего поэта Алексея Константиновича Толстого. «Чёрная курица» — сказка в традиции европейских волшебных повестей, которыми зачитывается главный герой: не используя мотивы русского фольклора, Погорельский написал историю обычного мальчика Алёши, который сталкивается с волшебством прямо в школе — в пансионе «в С.-Петербурге на Васильевском острову, в Первой линии». Чёрная курица, спасённая от кухарки, оказывается министром подземного царства и в благодарность дарит Алёше магический артефакт — конопляное зёрнышко, которое позволяет мальчику всегда знать урок, ничего не уча. Это потакание лени, разумеется, не приносит Алёше радости: поначалу умный и прилежный мальчик стыдится незаслуженных похвал, но со временем всё больше задирает нос, характер его портится от безделья, а в конце следует разоблачение. Дидактический пафос в духе «праздность — мать всех пороков», который до Погорельского детям было положено принимать в чистом виде, в «Чёрной курице» компенсируется для читателя увлекательным описанием подземного царства: Погорельский первым из русских писателей создал своего рода фэнтези, тем самым обнаружив ключ к успеху у детской аудитории. Вероятно, причина была в том, что он обращался не к абстрактному, а к реальному и знакомому ребёнку, которого он хотел развлечь и хорошо понимал. — В. Б.

18Андрей Некрасов. Приключения капитана Врунгеля (1937)

Андрей Некрасов. Приключения капитана Врунгеля. Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1939 год

Бывший моряк Андрей Некрасов (занимался тресковым промыслом в Баренцевом море и китобойным в Тихом океане, мыл золото на Амуре, бурил нефть на Сахалине) накануне Второй мировой придумал русского барона Мюнхгаузена, наделив его узнаваемыми чертами враля-морехода, бесконечно травящего байки о своих похождениях. Христофор Бонифатьевич Врунгель — благообразный преподаватель мореходного училища — пускается в воспоминания о кругосветном путешествии на яхте «Беда» (первоначально названной «Победа», но потерявшей на старте две первые буквы). Компанию ему составляют незадачливые старший помощник Лом и матрос Фукс — и на их фоне Врунгелю удаётся проявить чудеса храбрости, находчивости и геройства: экипаж «Беды» строит баню, используя тепло вулкана, лечит кашалота аспирином, пересекает американскую границу на оленьих упряжках (обнаруживая, что под шкурами оленей скрываются коровы) и, отбившись от яхты, добирается из Антарктики до Гавайских островов на досках. Современные энтузиасты подсчитали, что Врунгель, если верить его словам, должен свободно изъясняться на семи языках, а путь на досках до Гонолулу занял бы 10 тысяч километров в открытом океане — но фамилия капитана объясняет все возможные географические нестыковки и оправдывает самые невероятные байки. Новый взлёт популярности настиг «Врунгеля» в конце 1970-х, когда вышел остроумный мультсериал — экранизация режиссёра Давида Черкасского (с придуманной режиссёром сюжетной линией итальянских гангстеров и похищения статуи Венеры). — Ю. С.

17Юрий Коваль. Недопёсок (1974)

Юрий Коваль. Недопёсок. Издательство «Детская литература», 1975 год

«Недопёсок» — история про побег со зверофермы молодого песца, который хочет добраться до Северного полюса. Напечатать повесть было непросто — чуткие редактора один за другим находили в ней разнообразные «намёки» (вероятно, на лагерную прозу): «Ранним утром второго ноября со зверофермы «Мшага» бежал недопёсок Наполеон Третий. Он бежал не один, а с товарищем — голубым песцом за номером сто шестнадцать». Поиск свободы — это освобождение от регламента: сюжет повести расцвечивается, как всегда у Коваля, дополнительными подробностями, ответвлениями, завихрениями, любовно выписанными деталями («Славно спал в эту ночь Фрол Ноздрачёв, и снился ему тёплый магазин, ящик с макаронами. Грозно, азартно, по-охотницки храпел Ноздрачёв, так храпел, будто выговаривал фамилию знаменитого немецкого философа: «Фейеррр-бах! Фейеррр-бах!»). На своём пути Наполеон Третий теряет товарища, у которого так и останется номер вместо имени, встречает добрых и жестоких людей (добрые — в основном дети), а ещё добрых и жестоких собак, из которых Коваль моделирует целый особый социум. Повесть завершается возвращением на звероферму — вроде бы на хороших, почти что победительных условиях, — но Коваль, разумеется, добавляет последний и решающий штрих: «Добавить больше нечего, кроме того, что ровно через месяц недопёсок снова сбежал. На этот раз он нигде не задерживался и наверняка добрался до Северного полюса». Повесть получила самые лучшие отзывы при жизни Коваля и восхитила Арсения Тарковского, Андрея Битова, Беллу Ахмадулину (которая даже одно время разговаривала «голосом Недопёска»). В 2018 году «Недопёсок» был переиздан в серии «Руслит» — с филологическими комментариями Олега Лекманова, Романа Лейбова и Ильи Бернштейна.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Упущенные возможности: почему отсутствие инвестиционного риска стало новым главным риском Упущенные возможности: почему отсутствие инвестиционного риска стало новым главным риском

В финансовом мире происходит тотальная смена парадигмы рисков

Forbes
Защита окружающей еды Защита окружающей еды

Самые аппетитные пункты в меню страны — и места, где их нужно пробовать

GQ
Пространство по моим правилам Пространство по моим правилам

Как окружающая обстановка влияет на наше состояние

Psychologies
Белка опьянела, наевшись перебродивших груш: видео Белка опьянела, наевшись перебродивших груш: видео

История белки, которая случайно поела перебродивших груш

National Geographic
Дебютный роман Салли Руни «Разговоры с друзьями» впервые выходит на русском языке. Публикуем его фрагмент Дебютный роман Салли Руни «Разговоры с друзьями» впервые выходит на русском языке. Публикуем его фрагмент

Отрывок из романа Салли Руни, в котором выражены чувства поколения Z

Esquire
«Луна. История будущего» «Луна. История будущего»

Отрывок из книги Оливера Мортона об естественном спутнике Земли

N+1
Чем занимаются специалисты института Pantone и зачем они выбирают главный цвет года Чем занимаются специалисты института Pantone и зачем они выбирают главный цвет года

Институту Pantone принадлежат все цвета и оттенки, которые вы когда-либо видели

GQ
Как студент Физтеха попал в инвестфонд и получил право распоряжаться миллиардами рублей Как студент Физтеха попал в инвестфонд и получил право распоряжаться миллиардами рублей

История успеха управляющего партнера «ТилТех Капитала» Андрея Кобякова

Forbes
Кислород и водород на Марсе предложили получать из рассола Кислород и водород на Марсе предложили получать из рассола

Кислород и водород на Марсе хотят получать из марсианских озер

N+1
История ярмарок в России История ярмарок в России

Как менялись развлечения — от забав скоморохов с медведями до концертов Шаляпина

Культура.РФ
Как оценить стоимость стартапа. Ультимативное руководство для фаундера Как оценить стоимость стартапа. Ультимативное руководство для фаундера

Мир венчурных инвестиций особенно загадочен в части оценки стоимости стартапов

Inc.
Даже лучший алгоритм может навредить человеку Даже лучший алгоритм может навредить человеку

Олег Бяхов — об этичных трендах и общении с искусственным интеллектом

РБК
Платные трассы, «Платон» и самокаты. Чем запомнился Минтранс Дитриха Платные трассы, «Платон» и самокаты. Чем запомнился Минтранс Дитриха

Отмена +20 км/ч, ПДД для самокатов и другие нововведения Евгения Дитриха

РБК
Режиссер 2020 года: Эдуард Оганесян Режиссер 2020 года: Эдуард Оганесян

Эдуард Оганесян до и после «Чик»

GQ
Дети за новогодним столом Дети за новогодним столом

Как максимально безопасно для детей провести Новый год праздник за общим столом

Здоровье
Старина DJ Groove: ничего положительного из локдауна я не вынес Старина DJ Groove: ничего положительного из локдауна я не вынес

Playboy задал 25 коротких вопросов легендарному Груву

Playboy
10 успешных зарубежных художников, которые живут в наше время 10 успешных зарубежных художников, которые живут в наше время

Современные западные художники, которые ценятся на рынке искусства

GQ
Индивидуально подобранная стимуляция помогла улучшить речь после инсульта Индивидуально подобранная стимуляция помогла улучшить речь после инсульта

Ученые опробовали транскраниальную микрополяризацию на пациентах с афазией

N+1
Пушкин перечитает всех Пушкин перечитает всех

Как массовое сознание стремится приспособить под свои вкусы наследие прошлого

Elle
Пляшем от печки Пляшем от печки

Мансарда в районе Старого Арбата с дизайнерской голландкой посередине

AD
«Мама, папа и собака»: питомец как член семьи «Мама, папа и собака»: питомец как член семьи

Какую роль питомцы играют в вашем доме?

Psychologies
Нейроны расширенной миндалины заставили мышей поволноваться Нейроны расширенной миндалины заставили мышей поволноваться

Связь нейронов расширенной миндалины и процесса эмоционального возбуждения

N+1
Как писать и как не писать сообщения тому, с кем хочешь встречаться Как писать и как не писать сообщения тому, с кем хочешь встречаться

Универсальные советы по переписке, которые гарантируют успешное начало отношений

Maxim
Курсы для беременных: как выбрать школу для будущих мам? Курсы для беременных: как выбрать школу для будущих мам?

Врачи-гинекологи рекомендуют будущим мамам посещать курсы для беременных

9 месяцев
Как первые советские авиа-рекордсменки 10 дней выживали в тайге Как первые советские авиа-рекордсменки 10 дней выживали в тайге

Драматическая история полета целиком женского экипажа на самолете «Родина»

Maxim
Человечество Человечество

Обнадеживающая история

kiozk originals
Глицин сформировался в условиях темного межзвездного облака Глицин сформировался в условиях темного межзвездного облака

Это говорит о более широкой распространенности данной аминокислоты во вселенной

N+1
Анкета: Алиса Брострем Анкета: Алиса Брострем

13‑летняя Алиса Брострем — модель, блогер с более 100К подписчиков

Glamour
Правила женственного образа: как не переборщить и выглядеть стильно Правила женственного образа: как не переборщить и выглядеть стильно

Анастасия Алексеенко рассматривает образы Джессики Симпсон и Розалин Санчес

Cosmopolitan
Древнейший хамелеон из бирманского янтаря оказался амфибией Древнейший хамелеон из бирманского янтаря оказался амфибией

Эти древние амфибии могли стрелять языком в добычу

N+1
Открыть в приложении