Слушая XX век

kiozk originalsСобытия

Дальше – шум

Слушая XX век

Автор: Алекс Росс – музыкальный критик журнала The New Yorker с 20-летним стажем, один из ведущих специалистов по музыке ХХ века, обладатель престижных наград – в том числе, стипендий Гуггенхайма и Мак-Артура. Его первая книга «Дальше – шум. Слушая XX век» (2011) собрала множество положительных отзывов и была номинирована на получение Пулитцеровской премии.

0:00 /
2820.466

Алекс Росс приглашает нас отправиться в музыкальное путешествие по XX веку, начиная от революционных по тем временам произведений Рихарда Штрауса и Игоря Стравинского и заканчивая минималистскими композициями Джона Кейджа и Филипа Гласса. Росс вспоминает историю развития классической музыки, подмечая в ней революционные изменения, явившиеся, в свою очередь, результатом бурных событий, выпавших на долю XX века.

Для кого эта книга?

Что вы знаете о музыке XX века? – Скорее всего, вам знакомы стили современной музыки – поп, рок, джаз – и появились они именно в прошлом столетии. Но откуда? Не из классической же музыки? Можете удивиться, но это действительно так! И Radiohead, возможно, намного ближе к Рахманинову, чем вы думаете!

Эта книга понравится всем, кто интересуется связью искусств и культур мира, а также, конечно, настоящим меломанам. Даже если вы понятия не имеете о том, что такое до-диез и си-бемоль, музыкальный критик Алекс Росс понятным для любого человека языком расскажет вам историю развития музыкальных жанров и философии музыки в XX веке. Как на композиторов повлияли мировые войны? Почему нельзя было продолжать сочинять академические произведения? Может ли тишина быть музыкой? И чем поп-песня отличается от симфонии? – Начинаем наше путешествие по музыкальной вселенной!

Взгляните на историю ХХ века по-новому – сквозь призму развития современной классической музыки

Может ли музыка существовать сама по себе, вне контекста своего времени? – Этот вопрос до сих пор мучает музыковедов и критиков и поневоле приходит в голову, когда мы слушаем, например, произведения Ричарда Вагнера – немецкого композитора, скончавшегося в 1883 году. Великий композитор был ярым юдофобом, антисемитские выступления Вагнера вызывали протесты и при его жизни, а Адольф Гитлер провозгласил его музыкальные произведения «вершиной музыки как искусства».

Но ведь, с другой стороны, никуда не денешься и от того факта, что музыкальные критики того времени считали Вагнера гением, а его композиции был невероятно популярны среди обычных слушателей. Как композитор он был столь велик, что, казалось, большая часть музыки начала ХХ века существовала в его тени. Из этой книги вы узнаете, как музыка эволюционировала от роскошных опер Вагнера до минималистских произведений Стива Райха – и как в этой музыке отразились события, происходившие в жизни композиторов тех времен. Радикализация политики тогда привела к кровопролитным мировым войнам – и все эти перемены не могли не оставить свой след в музыке той эпохи. Музыка примиряла людей с прошлым и дарила надежду на будущее. 

Из этого обзора вы узнаете:

  • как случившийся в Вене скандал привел к рождению атональной музыки;
  • как балет Стравинского преобразил парижскую музыкальную сцену;
  • и как послевоенная немецкая музыкальная школа повлияла на появление поп-музыки.

Современная классическая музыка выходит, наконец, из тени великого Вагнера – в виде смелых произведений Рихарда Штрауса

В начале ХХ века любители музыки по всей Европе были по-прежнему очарованы музыкой Вагнера. Великий композитор скончался в 1883 году, но оставил после себя столь роскошные и грандиозные оперы, что даже в конце XIX века слушатели по-прежнему продолжали наслаждаться ими, считая их непревзойденной вершиной композиторского искусства.

Когда в немецком городе Байройт в 1876 году состоялась премьера вагнеровского цикла «Кольцо нибелунга» из четырех эпических опер, на ней присутствовали королевские особы и лица из высшего света из множества уголков Европы, включая таких композиторов как Петр Чайковский и Ференц Лист. Та премьера стала столь значительным событием, что американская ежедневная газета The New Your Times посвятила ей не один выпуск. Выражаясь современным языком, произведения Вагнера были «хитами» и «бестселлерами» того времени.

Следующее поколение композиторов, достигших пика своей славы в начале нового века, выросло под значительным влиянием Вагнера. В их число входят такие гиганты австро-германской музыки как Густав Малер и Рихард Штраус.

Штраус был ведущей фигурой, сыгравшей главную роль в формировании той музыки, которая пришла на смену вагнеровским грандиозным и напыщенным произведениям. Симфоническая поэма «Так говорил Заратустра», написанная Рихардом Штраусом в 1896 году, практически провозгласила начало следующей эры – в новой музыке, восходящей и переливающейся, стали использоваться натуральные (обертоновые) звукоряды – ряды звуков, состоящих из основного тона и его гармонических обертонов. Трубы играют ноты до, соль, а затем верхнее до; интервалы между нотами пропорциональны естественному соотношению частот, и потому звучат приятно для уха. Если вы видели культовый научно-фантастический фильм Стэнли Кубрика «Космическая одиссея 2001 года», то наверняка узнаете эти «восходящие» ноты во время первой сцены. В фильме их эффектно использовали для того, чтобы возвестить о приходе новой для человечества эры. 

16 мая 1906 года в австрийском городе Грац была исполнена новая музыкальная драма Штрауса «Саломея», провозгласившая новое направление в музыке. Оба произведения («Так говорил Заратустра» и «Саломея») равным образом захватывают внимание слушателя с самого начала, но в опере «Саломея» выбор нот и их чередование используется для совершенно другой цели. С первых же секунд слушатель погружается в до-диез мажор, быстро сменяющийся на соль-мажор – это совершенно другая тональность, порождающая немедленный диссонанс. Более того, это быстрое переключение включает в себя тритон – музыкальный интервал величиной в три целых тона, который музыковеды называют «дьявольской музыкой».

Человеческому уху тритон не нравится, поскольку является сильным диссонансом: в нем противопоставляются две совершенно разные гармонические сферы. Щедрое использование Штраусом в «Саломее» таких диссонансов (музыкальных приемов, идущих вразрез с традиционной гармонией), шокировало публику. Одни, при этом, восхищались новинкой, а других любителей музыки такое новшество отвращало.

Шестая симфония Малера и «Саломея» Штрауса: обе революционны, но каждая по-своему

На представлении «Саломеи» в Граце присутствовали многие знаменитости – в том числе, Пуччини и Малер. Но среди публики был также и начинающий композитор Арнольд Шенберг со своими четырьмя верными учениками, включая Альбана Берга. Шенберг и Берг впоследствии станут видными и влиятельными фигурами в том направлении, которое позже назовут Новой венской школой классической музыки.

В начале 1906 года Малер и Штраус были довольно близкими друзьями. Малер был очарован «Саломеей» Штрауса – и, спустя всего 11 дней, 27 мая в немецком городе Эссен состоялась премьера его собственной главной работы – Симфонии № 6 ля минор. В Шестой симфонии Малер попытался отойти от многих стереотипов. 

В первой части звучит традиционная соната, но в ней содержатся две соперничающие музыкальные темы, которые, в конце концов, сливаются в одно целое. Финальная четвертая часть усиливает идею противостояния двух разных тем: слушатели погружаются в каскады волн из бравых фанфар, соперничающих со зловещими звуками, напоминающими военные марши.

Мелодические волны на протяжении финала трижды достигают трагических кульминаций; помимо полного tutti, с литаврами и большим барабаном, Малер привлекает для них и тройные удары молота – как три удара судьбы. Но настоящий шок ожидал слушателей в самом конце, когда на них обрушился крайне громкий звук в ля-миноре, напоминающий падение некой металлической конструкции.

Говорят, что после последней репетиции Штраус в штуку сказал Малеру, что из-за его произведения у мэра Эссена, якобы, случился сердечный приступ. Неизвестно, как отреагировал Малер на эту шутку, но мы знаем, как сильно он обиделся, когда Штраус сказал об окончательной части его симфонии: «Уменьшение числа инструментов пошло бы ей на пользу». Это случилось в мае 1906 года, после чего в дружбе между двумя композиторами стали появляться «трещины».

Малер и Штраус завидовали друг другу: Штраус считал, что Малер пользуется незаслуженно большой популярностью, а Малер выходил из себя, когда другие композиторы в его присутствии называли Штрауса «впечатляющей творческой личностью». В то время считалось, что музыка, пользующаяся популярностью у обывателей, вряд ли выдержит тест временем и войдет в анналы музыкальной истории. Но, как доказала опера Штрауса «Саломея», музыкальное произведение может быть не только успешным «хитом» среди обычных слушателей, но и предметом оживленных споров в уличных кафе среди молодых профессиональных композиторов.

Как сказал Альбан Берг об опере «Саломея», «никогда еще авангардизм в искусстве не приносил таких кассовых сборов». Но диссонансные звуки в «Саломее» вскоре померкнут по сравнению с тем, что уготовил публике учитель Берга – Арнольд Шенберг.

Арнольд Шенберг – радикальный, противоречивый и влиятельный голос Венской школы

В начале 1990-х годов в Вене творческие люди считали своей обязанностью показывать, что не все, что скрывалось за золотым (или позолоченным) грандиозным фасадом города, было прекрасным. Многие люди искусства и интеллектуалы критиковали буржуазные ценности – но для композитора и радикала Арнольда Шенберга революционный стиль был чем-то большим – частью его личности.

Шенберг вырос в еврейской общине города Прешпорок (сейчас он это Братислава, Словакия), где он практически самостоятельно научился играть на фортепьяно. В 1901 году Шенберг переехал в Берлин, а затем на следующий год – в Вену. К 1904 году он собрал вокруг себя группу учеников, среди которых были композиторы Антон Веберн и Альбан Берг. 

Шенберг возглавил музыкальное движение, взявшее на вооружение атональность – принцип звуковысотной организации, выражающийся в отказе композитора от логики гармонической тональности. В атональной музыке Шенберга диссонансы, которые отличали такие произведения как «Саломея», получили дальнейшее развитие в виде еще большего отхода от традиционной тональности и мелодии. При этом ранние работы Шенберга не были атональны. Его произведение «Преображенная ночь», созданное в 1899 году в ре-мажоре, и его большую кантату «Песни Гурре» вполне можно назвать «вагнерианскими». В этих работах содержатся лишь намеки на будущие диссонансы.

Сдвиг в диссонанс и атональность совпал с личными проблемами в жизни Шенберга. Летом 1908 года жена композитора Матильда оставила его, влюбившись в художника Рихарда Герстля. Несколько месяцев спустя, когда она вернулась к мужу и детям, Герстль покончил жизнь самоубийством. Это время совпало для Шенберга с пересмотром его музыкальной эстетики и кардинальным изменением стиля. Шенберг, с самого начала бывший в восхищении от музыки Штрауса, к тому моменту уже добавлял некоторые диссонансы в свои работы, которые, во всех других отношениях, были вполне тональными (например, во Второй струнный квартет). В них композитор будто бы стоит на распутье: в произведениях преобладает неприятный уху диссонанс (в том числе, упомянутый ранее тритон), а надежда на построение привычного аккорда, похоже, становится совсем призрачной. Эти изменения в музыке Шенберга, на фоне неприятностей в его личной жизни, привели к тому, что он стал использовать все больше атональных элементов в своих ранних работах, что было продемонстрировано в программе выступления 31 марта 1913 года в Венской опере. Шенберг давал новый концерт и, помимо своей Камерной симфонии № 1, написанной в новом стиле экспрессионизма, решил исполнить и произведения товарищей по новому направлению: Альбана Берга, Антона Веберна и Александера фон Цемлинского. 

Стоит отметить, что в то время протеже Шенберга экспериментировали со звуковым хаосом даже больше своего учителя. Так что во время исполнения музыки Веберна реакция зала была неожиданно острой: начались свист, крики, хлопанья дверями, в оркестр полетели программки, на балконе случилась потасовка между сторонниками и противниками новой музыки, закончившаяся кулачным боем и судебным разбирательством. Концерт был сорван.

Один из композиторов, находившийся в то время среди слушателей, назвал часть музыкальной программы (причем это была самая гармоничная ее часть!) «звуками мордобоя». Скандал тут же был подхвачен газетами, которые печатали целые полосы о произошедшем. Но, похож, Шенберга такая реакция не смущала, и отступать он был не намерен.

Стравинский обретает славу благодаря своим произведениям «Жар-птица» и «Весна священная» 

Пока газеты насмехались над атональностью, в среде австрийских сочинителей созревал «культ Шенберга». В Париже тем временем тоже собирался круг почитателей – но вокруг композитора совсем другого направления.

Игорь Стравинский родился в России в аристократической семье польско-русского происхождения. Ребенком его отправляли на лето в город Устилуг на польско-украинской границе. По всей видимости, Стравинского с самого детства окружала народная музыка, оказавшая на него большое влияние. Причем это была вовсе не та ритмичная, ориентированная на пляски и танцы музыка, что повлияла на Белу Бартока в Венгрии, на Мориса Равеля – во Франции и на Леоша Яначека – в Чехии.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Краткая история времени Краткая история времени

От Большого взрыва до черных дыр

kiozk originals
Абрау-Дюрсо: путешествие со вкусом игристого Абрау-Дюрсо: путешествие со вкусом игристого

Путешествие в столицу российского шампанского – Абрау-Дюрсо!

Домашний Очаг
Диктатура счастья Диктатура счастья

Дания из года в год занимает верхние строчки рейтинга самых счастливых в мире

Вокруг света
Нет офиса, нет проблем: как «единорог» с украинскими корнями учит мир работать на удаленке Нет офиса, нет проблем: как «единорог» с украинскими корнями учит мир работать на удаленке

GitLab стал одним из самых дорогих стартапов в мире, не открыв ни одного офиса

Forbes
Мозг, исцеляющий себя Мозг, исцеляющий себя

Реальные истории людей, которые победили болезни и преобразили свой мозг

kiozk originals
7 загадочных артефактов, созданных человечеством 7 загадочных артефактов, созданных человечеством

Как были созданы эти предметы? Кем? И главное — зачем?

Maxim
Вам и не снилось Вам и не снилось

В канун Нового года и Рождества хочется верить в чудеса — и они происходят

Cosmopolitan
Физики объяснили появление параллельных бороздок на известняковых склонах Физики объяснили появление параллельных бороздок на известняковых склонах

Физики установили, как образуются желобковые карры

N+1
Технология блокчейн Технология блокчейн

То, что движет финансовой революцией сегодня

kiozk originals
«Копирование — это не кража, а трансформация»: Уиллем Дефо — о своем провальном старте и новом фильме «Сибирь» «Копирование — это не кража, а трансформация»: Уиллем Дефо — о своем провальном старте и новом фильме «Сибирь»

Уиллем Дефо о том, почему увольнение может быть радостным событием

Forbes
Вечерний алкоголь и частые перекусы: 4 безболезненных способа избавиться от вредных привычек Вечерний алкоголь и частые перекусы: 4 безболезненных способа избавиться от вредных привычек

Пора взяться за себя!

Playboy
Напустил туман Напустил туман

Георгианский особняк в Лондоне и традиционный английский интерьер

AD
4 причины конфликтов в отношениях 4 причины конфликтов в отношениях

Умение решать конфликты — залог крепких отношений

Psychologies
10 культовых фильмов, которые должен посмотреть каждый 10 культовых фильмов, которые должен посмотреть каждый

Погружаемся в современную киноклассику

Esquire
Здоровья и счастья Здоровья и счастья

Сильверио Мариан — итальянец, который живёт и работает в России и для России

SALON-Interior
Как выглядеть в стиле Коко Шанель: культовые вещи модельера, актуальные сегодня Как выглядеть в стиле Коко Шанель: культовые вещи модельера, актуальные сегодня

Коко Шанель - женщина, которая оказала культовое влияние на моду XX века

Cosmopolitan
Байкальские нерпы оказались любителями планктона Байкальские нерпы оказались любителями планктона

Ранее считалось, что основную долю в их рационе составляет рыба

N+1
20 ошибок при самостоятельном окрашивании волос, которых легко избежать 20 ошибок при самостоятельном окрашивании волос, которых легко избежать

Что греха таить: все мы периодически красим (и портим) волосы дома

Cosmopolitan
В Назарете обнаружен дом, в котором мог провести свое детство Иисус В Назарете обнаружен дом, в котором мог провести свое детство Иисус

Археолог Кен Дарк сообщил, что обнаружил дом, в котором прошло детство Иисуса

Популярная механика
Как записать видео с экрана смартфона: Android и iOS Как записать видео с экрана смартфона: Android и iOS

Хотите записать прохождение мобильной игры или вебинар на экране телефона?

CHIP
Обнаружены пауки, которые связывают самок перед спариванием Обнаружены пауки, которые связывают самок перед спариванием

Вкусы этих пауков весьма специфичны

National Geographic
«Это не каннибализм, это просто поедание себя»: ученые и дизайнеры создали стейк, выращенный из клеток человека «Это не каннибализм, это просто поедание себя»: ученые и дизайнеры создали стейк, выращенный из клеток человека

Стейк-уроборос создается из просроченной плазмы крови, собранных из полости рта

Esquire
Как безумный Майк Хьюз отправился за славой и погиб Как безумный Майк Хьюз отправился за славой и погиб

Пустыня Мохаве что-то шептала в темноте, пока Безумный Майк готовился к полету

Популярная механика
Актер 2020 года: Юра Борисов Актер 2020 года: Юра Борисов

Победные дубли Юры Борисова открыли ему путь в лигу киночемпионов

GQ
8 ложных убеждений, которые мешают вашему психическому здоровью 8 ложных убеждений, которые мешают вашему психическому здоровью

Думая об этом, можно навредить самому себе

Psychologies
Систему предсказания цвета глаз и волос по ДНК уточнили Систему предсказания цвета глаз и волос по ДНК уточнили

Генетики создали панель SNP маркеров для помощи криминалистам и палеогенетикам

Наука и жизнь
Аборт и закон: могут ли нам запретить решать, когда быть матерью? Аборт и закон: могут ли нам запретить решать, когда быть матерью?

Как один закон может повлиять на судьбы многих женщин

Cosmopolitan
MAXIM чуть протрезвел и рецензирует фильм «Еще по одной» с Мадсом Миккельсеном MAXIM чуть протрезвел и рецензирует фильм «Еще по одной» с Мадсом Миккельсеном

В европейских городах тоже водятся пьяные физруки!

Maxim
Композитор Дмитрий Евграфов — о работе с Граймс и творческих границах Композитор Дмитрий Евграфов — о работе с Граймс и творческих границах

Интервью с композитором Дмитрием Евграфовым, сооснователем приложения Endel

РБК
Великое ухо Великое ухо

Чем славен радиотелескоп Аресибо

N+1
Открыть в приложении