Домашнее насилие: как его распознать и защитить себя?

CosmopolitanОбщество

«Снова молчала, пока избивал...»

В Конституции Российской Федерации 137 статей, в Уголовном кодексе – 491. В России действуют более 7000 законов, но ни один не защищает жертв домашнего насилия. 7 февраля 2017 года побои, нанесенные близкими лицами впервые, перевели из категории уголовного преступления в разряд административных правонарушений.

Подготовили: Ксения Аносова, Мария Парфишина, Мария Жирнякова

27 июля 2018 года в Москве было обнаружено тело мужчины с множественными колото-резаными ранами. На следующий день сестер Крестину, Ангелину и Марию Хачатурян, которым на тот момент было 19, 18 и 17 лет, задержали по подозрению в убийстве их отца Михаила. Девушки сразу признали вину, и 29 июля им было предъявлено обвинение в убийстве без отягчающих обстоятельств. В ходе расследования стало известно, что Михаил Хачатурян много лет систематически избивал, насиловал, угрожал оружием и морально издевался над дочерьми, что заставило их решиться на преступление. 14 июня 2019 года следствие предъявило сестрам Хачатурян обвинение в окончательной редакции: «Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору», наказание за которое предполагает от 8 до 20 лет лишения свободы.

Пытаясь разобраться в этой истории, Cosmo связался с участниками и свидетелями произошедшего. Самим сестрам Хачатурян следственные органы запретили общаться с прессой. Мы поговорили с матерью и подругами девушек после оглашения окончательного обвинения.

Читай полную версию материала

Аурелия Дундук, мать сестер Хачатурян

«Он всегда кричал и злился. Даже когда мы только познакомились. Я думала: многие повышают голос – что такого! Но с каждым годом становилось только хуже. Когда девочки были маленькие, он даже не смотрел на них. Только когда они подросли, обратил внимание, в основном орал и колотил.

То, что он к ним приставал, я узнала во время следствия. Но догадки и раньше были. К Ангелине он всегда по-особенному относился: закрывался с ней в комнате и «беседовал», если уезжал куда-то, брал ее с собой. Она плакала: «Я не хочу с ним ехать!» Но я ее уговаривала, думала, он подобреет, если мы будем делать то, что он требует. Ангелине тогда было 14. Однажды я попыталась поговорить с ним на эту тему, но он назвал меня чокнутой, испорченной, раз у меня в голове грязные мысли.

У нас в доме всегда было оружие. Чуть что, он сразу за него хватался. Пистолет валялся в прихожей на тумбочке. Когда дети были маленькие, я постоянно твердила, что надо его спрятать, но Михаил отвечал, что это мои проблемы, а оружие должно находиться под рукой. Он всего боялся: что его найдут, выследят, многим дорогу перешел. В подъезд не заходил, пока мы не сообщали, что чужих нет.

Возможности убежать не было. Мы знали, что он найдет нас и убьет. У него были связи в КГБ. Сколько заявлений в милицию я на него написала, и все они оказывались у него! В конце 90-х он избил меня так, что пришлось лечь в больницу. Но это его еще сильнее разозлило. Он перестал пускать на порог мою маму, думал, что она хочет подать на него в суд.

В школе ничего не знали, но, видимо, что-то их настораживало: педагоги постоянно звонили. Одна учительница как-то пришла к нам домой, а муж набросился на нее с пистолетом и сказал, чтобы не совала сюда носа. Больше к нам никто не приходил.

Однажды он приставил дуло к моему лицу и сказал: «Выметайся, или я вас перестреляю». Мы с девочками решили, что мне лучше подчиниться. Они побоялись уйти со мной, сказали: «Мама, иди, иначе нам всем конец!» Тогда муж заявил мне: «Ты никогда их не увидишь, я сделаю всё, чтобы тебя лишили родительских прав». Если бы дочери попытались бежать следом, их нашли бы мертвыми в овраге. Он их не простил бы.

Всё, что я пережила: побои, унижения, травлю, – было ради детей. За себя я не боялась, главное, чтобы девочки не пострадали. Я надеялась, что, когда они вырастут, мы уедем и будем жить отдельно. Думала, что без меня им станет легче... Я не плохая мать. Если была бы плохой, дети меня ненавидели бы, а они меня любят, знают: я сделала всё, чтобы их спасти.

Единственный мой совет: бегите от таких зверей. Они никогда не меняются!»

Лена Скрылева, подруга Крестины Хачатурян

«Михаил всегда казался мне устрашающим. Он всё контролировал, в разговоре с ним нельзя было сказать лишнего слова. Обсуждались только темы, которые он сам поднимал.

С девочками общался в целом нормально, но строго: мужчина главный, принеси, унеси. При мне он их не бил. Но в школу они часто приходили подавленные: молчали, отсыпались на задних партах – он не давал им спать и морил голодом. Они прятали следы побоев и делали вид, что у них обычная семья. Когда отец бил по лицу, пропускали занятия, но фотки с кровоподтеками отправляли подругам.

Про насилие сестры рассказывали, что отец звал их к себе по одной. Говорил, что у него простата и надо размять «для здоровья». Девочки в соседней комнате знали, что происходит, создавали шум: хлопали дверьми, бегали в туалет, показывая, что всё слышат. Однажды Крестина пыталась покончить с собой из-за того, что он к ней приставал. Наглоталась транквилизаторов, которые стащила у отца, но ее откачали.

Я несколько раз предлагала куда-нибудь обратиться, но у них начиналась дикая паника. Их трясло, они рыдали: «Будет хуже, он нас убьет!» Говорили, что отец неуравновешен, что его положат в психушку, а он с помощью связей всё равно до них доберется. Они мечтали убежать, ждали совершеннолетия Марии и копили деньги. Но в тот день что-то пошло не так. Терпение лопнуло. Выбора у них, пожалуй, не было, ведь отец искалечил их жизни!»

Настя Кузнецова, подруга Марии Хачатурян

«Мария сама мне призналась, что отец их бьет, не выпускает из квартиры, насилует.

Она была единственной, кого он не домогался. Но вечно просил полежать рядом голой, в душ с ней ходил «просто посидеть». Мы учили ее давать отпор, говорили: «Пусть лучше изобьет, чем изнасилует!»

Отец не разрешал им выходить на улицу. Однажды Мария не успела вовремя вернуться домой, и он ее отвез в лес и там оставил. Обещал убить, но через несколько часов всё-таки вернулся.

На публике он строил из себя благодетеля: деньги давал, праздники устраивал. Но стоило с ним пообщаться, становилось ясно, что у него не все дома. Он менял интонацию: то тихо говорил, то кричал, потом шептал.

Как-то я танцевала с Марией и Ангелиной у них дома, а когда ушла, он избил их, назвав лесбиянками. Они писали нам: «Снова молчали, пока избивал», «Заставил стоять 12 часов». Мы каждый раз предлагали им что-то сделать, но сестры были уверены, что они в ловушке.

Самое страшное животное – кошка, загнанная в угол. У всех мелькали мысли об убийстве. Даже у меня. Но мы не теряли надежды. Однако в какой-то момент сил надеяться уже не осталось. Он заморил их голодом, поставил на колени и пообещал изнасиловать по очереди.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Мани-мания Мани-мания

Работаешь от рассвета до заката, а на новые сапоги из кожи питона не накопила?

Cosmopolitan
Приют для бизнесмена. Лучшие вторые паспорта для состоятельных россиян Приют для бизнесмена. Лучшие вторые паспорта для состоятельных россиян

Лучшие страны для жизни состоятельных россиян

Forbes
Нам незачем больше встречаться Нам незачем больше встречаться

Андрей Малахов перечитывает сообщения от Аллы Константиновны Вербер

Tatler
«Даже неудобно вас о таком просить»: полная расшифровка беседы Трампа и Зеленского «Даже неудобно вас о таком просить»: полная расшифровка беседы Трампа и Зеленского

Содержание телефонного разговора Дональда Трампа и Владимира Зеленского

Forbes
Да, это нормально Да, это нормально

Мы спросили у крутых секс-блогеров и коучей, какие вопросы им задают чаще всего

Cosmopolitan
Искусство на рынке, в библиотеке, в торговом центре, в институте: как проект фонда V-A-C «Московские Соло. Кунстхалле музыки» захватывает Москву Искусство на рынке, в библиотеке, в торговом центре, в институте: как проект фонда V-A-C «Московские Соло. Кунстхалле музыки» захватывает Москву

С конца весны фонд V-A-C организовал несколько перформансов и мероприятий

Esquire
Календарь переверну Календарь переверну

Традиционный большой гороскоп на год: узнай, что ждет тебя в 2020-м!

Cosmopolitan
Как козлы и ослы приходят в политику Как козлы и ослы приходят в политику

Рассказываем о разнообразных животных, занимавших политические посты

Популярная механика
Кто я? Кто я?

Кто ты такой? Вопрос, который мы задаем себе в течение жизни

Psychologies
9 лайфхаков с пищевой пленкой, которые пригодятся каждому 9 лайфхаков с пищевой пленкой, которые пригодятся каждому

А вы знали, что с пищевой пленкой можно сделать еще и это?

Популярная механика
Ксения Собчак: «Делать чью-то жизнь лучше – мой свободный выбор» Ксения Собчак: «Делать чью-то жизнь лучше – мой свободный выбор»

Александр Цыпкин задал Ксении Собчак провокационные вопросы

Cosmopolitan
«Любое пространство сегодня превращается в базу данных»: профессор урбанистки о том, как Google берет города под свой контроль «Любое пространство сегодня превращается в базу данных»: профессор урбанистки о том, как Google берет города под свой контроль

Скотт Маккуайр о перспективах власти Google и Facebook и новом типе города

Forbes
День ангела День ангела

Наоми Скотт о новом поколении «Ангелов Чарли»

Cosmopolitan
Петрушки разных широт Петрушки разных широт

Как Петрушка принимал иностранных гостей

Огонёк
Aнджелина Джоли: «Я всегда делаю то, во что верю» Aнджелина Джоли: «Я всегда делаю то, во что верю»

Анджелина Джоли о детях, обостренном чувстве справедливости и крыльях за спиной

Cosmopolitan
Справиться с травлей Справиться с травлей

В российских реалиях все еще силен стереотип, что выживание закаляет характер

Домашний Очаг
Сказка – ложь Сказка – ложь

Нелли Якимова комментирует самые распространенные «правила» в сексе и отношениях

Cosmopolitan
Новая гастрономическая реальность: бургеры с искусственным мясом Новая гастрономическая реальность: бургеры с искусственным мясом

Несколько сетей общепита предлагают блюда с мясом на растительной основе

National Geographic
Мне только спросить Мне только спросить

Настоящие пожиратели твоего времени – коллеги

Cosmopolitan
Как Supreme изменили моду, культуру и мир Как Supreme изменили моду, культуру и мир

От скейтшопа для местных до главного бренда в мире за 25 лет

GQ
Вне игры Вне игры

Тата Карапетян, героиня самого громкого светского расставания сезона

Tatler
Хакеров взяли за лабораторную работу Хакеров взяли за лабораторную работу

Пятый год находящийся в СИЗО хакер обратился с заявлением к главе СКР

РБК
План Б План Б

История о том, как любимый актер наконец возвращается в большое-большое кино

Glamour
Кошки не менее привязаны к хозяевам, чем собаки Кошки не менее привязаны к хозяевам, чем собаки

Ученые доказали это с помощью поведенческого эксперимента

National Geographic
Фантастические женщины, и где они обитают Фантастические женщины, и где они обитают

Существует ли вообще этот сказочный персонаж – Настоящая Женщина?

Cosmopolitan
Провинциальная Россия и запретная рыба Провинциальная Россия и запретная рыба

Глава из книги «Московские истории»

Наука и жизнь
«Найти того, кто заблудился, легче, чем того, кто захочет искать» «Найти того, кто заблудился, легче, чем того, кто захочет искать»

Cosmo встретился с пятью героинями, чья жизнь связана с поиском пропавших людей

Cosmopolitan
Ольга Кабо: «Дома меня называют «госпожа прокурорша» Ольга Кабо: «Дома меня называют «госпожа прокурорша»

Актриса Ольга Кабо об умении молчать и воспитании сына

StarHit
Жители самого бедного города Франции нашли выход из нищеты. Они занялись проектами с нулевыми отходами Жители самого бедного города Франции нашли выход из нищеты. Они занялись проектами с нулевыми отходами

Как улучшить экологию на примере одной французской семьи

National Geographic
Дождь и ветер нипочем: 15 звездных укладок, которые идеальны для осени Дождь и ветер нипочем: 15 звездных укладок, которые идеальны для осени

Примерь на себя несколько по-настоящему трендовых звездных укладок

Cosmopolitan
Открыть в приложении