Президент «Сколково» рассказал о своей ценностной эволюции

ForbesБизнес

«Я работаю в месте, которое создает смыслы и ценности»: Андрей Шаронов о свободе и новых элитах

Президент Московской школы управления «Сколково» рассказал Forbes о своей ценностной эволюции, финансовом положении школы, перспективах ее развития и слушателях

Николай Усков

4-rian_3009434.hr_.ru_.jpg__1537824232__28198.jpg
Фото Рамиля Ситдикова / РИА Новости / Андрей Шаронов

В сентябре одна из ведущих частных бизнес-школ России и СНГ Московская школа управления «Сколково» отмечает свой 12-й день рождения. В 2006 году группа бизнесменов во главе с Рубеном Варданяном собрала $120 млн и предоставила будущей школе земельный участок площадью 26 га. В том же году школа запустила первые корпоративные программы, а через два года началось обучение по программе Еxecutive МВА. К 2018 году в «Сколково» прошли обучение 1630 слушателей дипломных программ и 14 800 участников корпоративных программ. Президент школы управления Андрей Шаронов рассказал редакционному директору Forbes Николаю Ускову о растущем интересе к бизнес-образованию, отличиях российского подхода от западных моделей, а также почему студенты уходят из школы с вопросом «Что делать с собой и страной?»

Расскажите, как школа себя чувствует сейчас?

Перед интервью я вспомнил статью Forbes от 2012 года «Почему миллиардеры не смогли раскрутить бизнес-школу Сколково», согласитесь, с достаточно претенциозным и критичным названием. Это было не самое простое время для школы — главным критическим моментом был долг, школа очень много платила, еще больше ей начисляли, падал набор на программу MBA, в какой-то момент мы даже набор на нее приостановили на год, чтобы полностью переформатировать.

Было довольно много проблем, сейчас ситуация, на мой взгляд, довольно сильно изменилась. Мы стали финансово устойчивой компанией, реструктурировали долг, который обслуживаем по графику, выручка выросла в два раза по сравнению с 2013 годом. Теперь мы операционно прибыльная школа. И это показывает, что в основе модели школы лежала правильная идеологическая и финансовая модель, а временные трудности в начале — норма.

А сколько тогда инвестировали?

Чуть больше $250 млн. Школа как проект началась в 2005 году, на подъеме экономики страны. Владимир Путин высказался в поддержку идеи создания такой школы. Вместо простого здания, распластанного по земле, они решили сделать что-то выдающееся еще и в архитектурном плане. В 2005 году это никого не пугало, но в 2008 году случился кризис, получить кредит в крупном китайском банке под три процента годовых в валюте не получилось, пришлось занимать в кризис под 12% в валюте. Этот кредит раздевал школу со страшной силой. Школа гасила его частично, но абсолютная цифра росла.

Потом нам удалось реструктурировать долг в рубли через ВЭБ, мы зафиксировали рублевый процент и его обслуживаем. Мы шутим, что являемся единственной в мире бизнес-школой с ипотекой.

Как удалось выйти в прибыль?

Увеличилось количество программ, увеличился набор — по сравнению с 2012 годом количество выпускников дипломных программ выросло почти в пять раз. Тогда это было 450 человек, сейчас это уже 2200. На нас стал работать успех этих выпускников, их востребованность, пришли классные профессора.

Также наши доходы выросли почти в два раза, мы получили средства, которые можем обратно инвестировать в школу на развитие. Ну и, наконец, резко снизилась долговая нагрузка за счет реструктуризации. Для частной школы, которая должна зарабатывать себе на жизнь, это колоссальный прорыв.

Что заставляет людей идти к вам учиться?

Во-первых, все-таки постепенно в России растет интерес к бизнес-образованию. Школа начинала на очень слабом рынке, очень мало людей претендовало на обучение в хороших бизнес-школах. Сейчас их количество растет, как и растет внимание корпораций к образованию.

Во-вторых, сейчас практически 100% людей, приходящих в бизнес-школу на программы, имеют представление о них от выпускников. В самом начале это было, конечно, тяжело: у школы не было аккредитации, репутации, не было выпускников, которые бы сказали: «Да, ребята, мы прошли вот такую программу, вот плюсы, вот минусы». Сейчас у нас выпускники в семнадцати странах. И мы настаиваем на том, чтобы человек перед поступлением к нам поговорил обязательно с выпускниками, чтобы сформировать предварительное впечатление.

К слову сказать, я сейчас сам впервые учусь в своей бизнес-школе на программе Executive Coaching. Это восемь модулей в течение года, мы учимся три дня в месяц. За соседней партой сидит Наталья Синдеева. Вот у меня сейчас первый день модуля, я учусь сегодня, завтра и послезавтра. За три дня ты проживаешь маленькую жизнь. Я учусь восемь-девять часов в день, плюс ты перед этим читаешь и делаешь домашнее задание. В воскресенье вечером ты становишься другим человеком, и это не проходит.

Насколько программы доступны для ваших студентов?

Не скрываю — мы дорогая школа, но стараемся расширять программу грантов. Уже много лет действует программа грантов для МВА. Для любой школы это флагманская программа, на ней учатся в основном люди возраста 29-30 лет. Сначала гранты давали учредители, к этому процессу подключились российские компании и предприниматели. И то, что рынок стал давать гранты людям, которые не идут к ним работать, — это тоже признак определенного взросления. Наши грантодатели — это Давид Якобашвили, Роман Абрамович, «М.Видео», «Новатэк», International Paper и много кто еще.

А что движет этими грантодателями?

Они хотят роста общего уровня качества управленческих знаний и компетенций в стране. Это мировая практика, в Америке крупные компании охотно дают деньги, без всяких контрактов с получателем, чтобы привлекать более талантливых студентов, которые не могут позволить себе оплатить обучение.

Если в среднем в группе МВА учатся пятьдесят человек, то из них до двадцати получают гранты, которые покрывают от 30% до 50 % от стоимости. И вот в этом году мы впервые сделали два гранта, полностью покрывающих стоимость образования. За пару летних месяцев получили две с половиной тысячи заявок. В среднем конкурс на программу МВА больше трех человек на место — это существенный фактор для бизнес-образования.

Если говорить о выпускниках, то это какой возраст, бизнес?

Программы MBA — это примерно 29 лет, программы Executive MBA — средний возраст 39 лет. Есть программы более короткие, для начинающих и уже опытных предпринимателей. Есть набор открытых программ, которые нужны для прокачки определенных управленческих мускулов.

В год мы набираем три группы Executive MBA, это примерно 35-40 человек в каждой группе и две группы MBA — это примерно 45-50 человек. Несколько наборов на программы «Практикум» и «Стартап Академия» — это примерно еще 250 человек. Получается, за год мы выпускаем около 500 человек. И это не считая слушателей корпоративных программ, студентов открытых программ и выпускников «Школы ректоров», несколько сотен слушателей программы по моногородам.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Победа киностудий: как «Оскар-2021» развенчал мифы о борьбе Голливуда и стримингов Победа киностудий: как «Оскар-2021» развенчал мифы о борьбе Голливуда и стримингов

Влияние стриминговых платформ на Голливуд и результаты премии — очередной миф

Forbes
Шесть комплексов собственника: как вещи владеют нами Шесть комплексов собственника: как вещи владеют нами

Шесть комплексов собственника: как вещи владеют нами

Psychologies
Авто в один клик: как проходит цифровизация «ВТБ Лизинга» Авто в один клик: как проходит цифровизация «ВТБ Лизинга»

Как цифровизация трансформирует рынок автолизинга?

Forbes
Travel-лайфхаки от Маши Миногаровой Travel-лайфхаки от Маши Миногаровой

Как оставаться красивой и счастливой во время перелетов

Cosmopolitan
Соль фа. Что такое фашизм и почему он не нужен ни в каком виде Соль фа. Что такое фашизм и почему он не нужен ни в каком виде

Что представляет собой фашизм с философской и идеологической точки зрения

Maxim
Зомбирующий гриб оказался куда опаснее, чем считали ученые: абсолютный паразит Зомбирующий гриб оказался куда опаснее, чем считали ученые: абсолютный паразит

Грибок, превращающий муравьев в послушных зомби, преподнес ученым ряд сюрпризов

Популярная механика
Веселые старты. Как начать свой бизнес в декрете Веселые старты. Как начать свой бизнес в декрете

Декрет — идеальное время для начала «новой жизни» и запуска собственного дела

Forbes
Как менялся стиль Хью Гранта Как менялся стиль Хью Гранта

Как менялся стиль Хью Гранта на протяжении почти 30 лет

GQ
На заборе написано На заборе написано

Покрас Лампас расписывает буквами что угодно, от кроссовок до музеев

Vogue
Новый BMW X4 – уникальный стиль и спортивный характер Новый BMW X4 – уникальный стиль и спортивный характер

Новый BMW X4 открывает еще одну главу в истории успеха баварского бренда

National Geographic
No Man’s Sky Next No Man’s Sky Next

No Man’s Sky Next. Из разочарования года в лучшие представители жанра

Игромания
Русский травник Русский травник

Предприниматель, сколотивший состояние на промышленной конопле в Голландии

Forbes
Детские шалости Детские шалости

Ведущие шоу «Розыгрыш» рассказали о проделках, которые они устраивали друзьям

StarHit
Все альбомы Queen — от худшего к лучшему Все альбомы Queen — от худшего к лучшему

MAXIM вспоминает все необъятное наследие Queen

Maxim
Стой, стрелять буду! Стой, стрелять буду!

Как влияет на детей увлеченность играми в войну

Лиза
Режиссеры Евгений Цымбал и Александр Смолянский представят в Москве свой фильм об Оскаре Рабине Режиссеры Евгений Цымбал и Александр Смолянский представят в Москве свой фильм об Оскаре Рабине

Фильм «Оскар» — рассказ о человеке в истории, о любви и человеческом достоинстве

Esquire
Крейсер «Кенигсберг» в африканских водах: Паровой партизан Крейсер «Кенигсберг» в африканских водах: Паровой партизан

Эпопея немецкого рейдера «Кенигсберг» времен Первой мировой

Популярная механика
Уругвай: дорога к счастью Уругвай: дорога к счастью

Чтобы понять Уругвай, сюда надо приехать хотя бы на пару недель

Psychologies
Почем Альпы летом? Почем Альпы летом?

Что делать в горах Италии, пока нет снега

Русский репортер
Стыд — самая бесполезная эмоция? Стыд — самая бесполезная эмоция?

Может ли чувство стыда быть полезным для нашего личностного развития?

Psychologies
На одном дыхании На одном дыхании

С Элеонор Кавалли, арт–директором бренда Visionnaire, мы встретились в Милане

SALON-Interior
Женская повестка. Почему в России не принимают идеи феминизма Женская повестка. Почему в России не принимают идеи феминизма

Международные компании выделяют миллионы на программы поддержки женщин

Forbes
Эффект бабочки Эффект бабочки

С подачи Грисвольда Лорилларда появилось то, что мы нынче зовём black tie

Robb Report
7 фактов об алмазах 7 фактов об алмазах

Все знают, что крупный алмаз стоит больших денег, а мы знаем кое-что еще

Популярная механика
Пора уже прекратить верить в миф, будто у женщин синхронизируются месячные Пора уже прекратить верить в миф, будто у женщин синхронизируются месячные

Объясняем, откуда растут ноги у странной легенды про женские месячные

Maxim
Юность, семья и время Юность, семья и время

Мамору Хосода и его аниме

Мир Фантастики
Тайна фиолетового апельсина раскрыта Тайна фиолетового апельсина раскрыта

Мякоть разрезанного апельсина стала ярко-фиолетовой

National Geographic
Пять полезных сладостей Пять полезных сладостей

Какие полезные вкусности стоит включить в привычный рацион

Psychologies
Лучшие мужские образы на 70-й церемонии «Эмми» Лучшие мужские образы на 70-й церемонии «Эмми»

Фактурные смокинги, шалевые воротники и отлично одетые дети

GQ
Демократия идет с востока Демократия идет с востока

Единственно верное решение власти отменить грязные выборы в Приморье

Эксперт
Открыть в приложении