Лучшие фильмы про секс

Esquire18+

10 лучших фильмов про секс в истории кино

От подростковой драмы о лесбийской любви до сексуального влечения к набедренным повязкам, показанного без прикрас.

10«Дикая Орхидея» (1989 год)

Знакомьтесь, Джеймс Уилер (Микки Рурк). Он — миллионер, любит вертолеты, автомобили, мотоциклы, поглощать компании, а также иметь абсолютный контроль над женщинами. В детстве он стал жертвой насилия, поэтому не переносит прикосновений посторонних людей и во многих других аспектах служит прототипом главного героя серии романов “Пятьдесят оттенков серого” — Кристиана Грея. Он даже говорит в манере, так полюбившейся автору серии Э. Л. Джеймс: сбивчиво, вызывая дискомфорт у собеседника, наполняя свою речь аллюзиями на сексуальную терминологию.

Своим место в этом списке фильм обязан тем, что сценарист и режиссер “Дикой Орхидеи” Залман Кинг воплотил в ленте дистиллированную голливудскую эротику, какой она была в восьмидесятых. До «Орхидеи» эталоном жанра были фильмы вроде “Девять с половиной недель” (в нем Кинг также выступал со-сценаристом и продюсером, а Рурк тоже сыграл главную мужскую роль) и “Роковое влечение” (1987 год). На первый взгляд, кажется, что эти фильмы — знамя сексуального раскрепощения, но на самом деле, они говорили о консервативных страхах перед сексуальностью. Но “Черная орхидея” их переплюнула. Прежде всего, тем, что в интерпретации авторов фильма Латинская Америка показана чуть ли не Содомом (Уилер прилетел в Буэнос-Айрес, чтобы купить отель), в котором местные жители без отдыха предаются разврату, а водителям рекомендуется не открывать окна, иначе в салон может залететь чья-то сперма. Однозначная победа.

Разумеется, больше всего фильм запоминается сценой секса крупным планом (Уилер и Эмили в позе лотоса, съемка преимущественно сверху). Гонорар актеров составит 100 млн долларов, а сама сцена разожгла дебаты, невиданные с выхода фильма “А теперь не смотри” (1973 год), и заставила зрителей гадать, было ли что-то между Рурком и Отис на самом деле или нет. В 2011 году, Отис наконец ответила на столь трепещущий вопрос: “Вы вообще когда-нибудь видели, как снимают постельные сцены? Вы можете представить, сколько людей в этот момент находятся на съемочной площадке? Это было ужасно!”.

9«Жизнь Адель» (2013 год)

В артхаусном кино любят показывать секс — мы понимаем, это своеобразный конек этого жанра. Начиная с голых шведок в 1953 году (“Лето с Моникой”), заканчивая использованием сливочного масла в качестве лубриканта в 1972 году (“Последнее танго в Париже”) и гневным сексом на пляже в 1986 году (Тридцать семь и два по утрам»). В общем-то, ничто так громко не кричит “арт-хаус”, как умело поставленная и с чувством сыгранная постельная сцена. Но все это было до “Жизни Адель”.

Фильм, выигравший Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля с точки зрения сексуальных сцен затмил все работы, существовавшие до этого. Зверское изнасилование Моники Беллуччи в фильме “Необратимость” (2002 год)? Безэмоциональный перепихон в классике японского кино “Империя чувств” (1976 год)? Все это меркнет в сравнении с “Жизнью Адель”. К тому же здесь приходится говорить о сцене однополого секса, по сравнению с которой сцены “девочка-девочка” фильмов “Связь” и “Малхолланд драйв” (2001) выглядят сомнительно и дешево, а сцена “мальчик-мальчик” в “Горбатой горе” (2005) — просто несерьезно.

Вместо этого нам показали двух молодых и относительно неискушенных на тот момент актрис, Леа Сейду и Адель Экзаркопулос, которые искусно изображают всю головокружительную силу и непредсказуемость зарождающихся страстных отношений на фоне угрюмого городка на севере Франции. Ничего не значащие обмены взглядами, пикники на природе, легкие поцелуи в один момент разбиваются вдребезги о сцену секса, в которой режиссер Кешиш и исполнительницы главных ролей показали такое, от чего действительно отвисает челюсть, а планка постельных сцен в смысле правдоподобности исполнения улетает куда-то в стратосферу. Сами же актрисы своей игрой довели значение слова “симуляция” до максимально возможного предела.

На протяжении семи долгих, заставляющих затаить дыхание и покрываться испариной минут мы видим всю беззастенчивую гамму эротических ласк. Эту сцену многие критикуют, в том числе сами актрисы: Сейду сказала, что сниматься в этой сцене было “отвратительно” и что она ни за что больше не будет работать с Кешишем (режиссером). Тем не менее, как только в 2013 году фильм начал стремительно собирать награды всех кинофестивалей, актрисы быстро сменили гнев на милость и уже говорили, что были “весьма довольны” этой сценой. И все же попробуйте посмотреть на нее, абстрагируясь от хайпа. Сработано жестко. Сцена смелая, но в то же время безвкусно снятая. Возможно, все эти бесчисленные показы сосков в кадре, голые зады, взятые крупным планом, и стимуляция половых органов были выдуманы для того, чтобы доказать, что, в сущности, все постельные сцены, несмотря на их высокое предназначение, новаторское изображение и реалистичное исполнение, всегда выглядят несколько грубо.

8«Тарзан» (1981 год)

“Никогда раньше не касалась мужчины” — говорит Бо Дерек в роли Джейн, наклоняясь над лежащим без сознания Тарзаном (Майлз О’Киффи) в сцене их первой встречи. Ей предшествовало сорокапятиминутное одиночное плавание, борьба со змеей и демонстрация груди актрисы, в которой не было особой необходимости (режиссером фильма был муж Бо, Джон Дерек). Тарзан лежит на песке в своей неизменной набедренной повязке —и, внезапно, в нелепой повязке на голову. Нисколько не смутившись такого облачения, Джейн принимается ощупывать потерявшего сознание мужчину. “Здорово, — говорит она, медленно, но верно спускаясь к паху. — Очень здорово!”

Тарзан, решает двигать сюжет в другое русло, что дарит зрителю целую серию странных сцен, преимущественно построенных вокруг показа груди актрисы и достигающих своего пика в замысловатой “тропической деревне” (съемки проходили в Шри-Ланке). На самом деле, этот фильм гениален, поскольку он смог весьма удачно превратить двадцатилетнюю коллекцию сексплуатационных фильмов Расса Мейера (см. “Быстрее, кошечка! Убей, убей!” 1965 года) и эротических фильмов так называемой категории "Nudie Cutie" в мейнстримные киноленты, спонсируемые киностудиями и приносящие большие сборы.

Однако за выходом фильма последовало судебное разбирательство, начатое наследниками Эдгара Райса Берроуза, автора романа “Тарзан”, требования киностудии вырезать все сцены с обнаженкой, а также попавшие в таблоиды выкрики режиссера Дерека: “Цензура!”

При бюджете в 6 млн долларов фильм собрал 37 млн долларов (что сейчас бы стало эквивалентом “Темного рыцаря”, собравшего 1 млрд долларов).

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Открыть в приложении