Некоторые любимые на постсоветском пространстве авторы мало известны на родине

MaximКультура

Унесенные кириллицей: 5 писателей, которые в России популярнее, чем у себя на родине

Некоторые всенародно любимые на постсоветском пространстве авторы мало известны у себя на родине. Это потому, что мы все-таки совершенно уникальная и не похожая ни на кого нация, идущая своим путем, или данному феномену есть разумное объяснение?

Текст: Данила Маслов

600x415_1_0b32bcfedddc6aac14f523ada2a07a4d@1200x830_0xac120005_7856043451529406207.jpg

Кстати, с Гором Видалом, если не ошибаюсь, произошла такая история. Он был в Москве. Москвичи стали расспрашивать гостя о Воннегуте. Восхищались его романами. Гор Видал заметил:
— Романы Курта страшно проигрывают в оригинале...

Сергей Довлатов. Соло на ундервуде.

 

Пусть считается, что на вкус и цвет товарищей нет, но, если вместо отдельных товарищей мы будем рассматривать целые нации и народы, то с удовлетворением отметим, что в мире царит удивительное единодушие – по крайней мере, в области литературы. Шекспир, он и в Африке Шекспир. Толстым одинаково зачитываются и в деревне Гадюкино, и в Нью-Йорке, и в горном селении Камиити — сидят там, попивают саке под сакурой и ведут Наташу Ростову на ее первый бал, тщательно отбрыкиваясь от попыток воображения нацепить на девушку кимоно и гэта.

Конечно, у всех культур есть свои предпочтения, но списки ста самых-самых авторов во всех странах примерно одинаковы. И уж если писатель сыскал щедрую славу у себя на родине, то постепенно его переведут на все языки и будут учиться ценить всей планетой хором. В то время как аутсайдеров никто не ждет на чужбине, увы.

Но весь предыдущий абзац можно вычеркнуть, если говорить о читателях русскоязычных. Именно у нас нередко происходили торжественные открытия тех зарубежных авторов, которых у себя дома никто не знал. Даже постоянные клиенты, которым они регулярно доставляли пиццу.

Как малопопулярные писатели становились кумирами советской молодежи? Тому есть три главные причины.

1. В Советском Союзе, который очень долго не присоединялся к Бернской конвенции о защите авторских прав, вообще не платили авторам за книги, изданные до 1977 года, и платили жалкие копейки за изданные позже (и то не всем и не всегда). Но уж если наши государственные печатные мощности брались печатать книгу, то тиражи были запредельные. Сотни тысяч и миллионы экземпляров расходились по стране, и оголодавшие по информации извне и вообще не избалованные книжными разносолами советские читатели жадно их заглатывали. Что сразу делало автора всенародно известным. Хотя обычно никак и не влияло на его финансовое благополучие.

2. Если автор был «прогрессивным», сочувствовал социалистам и не говорил плохого про СССР (писал тексты, которые не вступали в тяжелое противоречие с советской идеологией), то шансов издаться в Союзе у него было во много раз больше, чем у знаменитого литератора с чуждыми нам идеями. Для таких прогрессивных творцов мы даже поступались кое-какими принципами нашей цензуры. Какой-нибудь Васко Пратолини печатался почти без купюр невзирая на откровенные сцены; оперы по нему ставили, наплевав на всю его порнографию. А все потому, что итальянец Васко писал об ужасах капитализма и говорил хорошие слова про коммунизм. Хороших прогрессивных писателей было мало, в результате нередко публиковали и откровенно слабых, неизвестных авторов. Поэтому на полках советских магазинов встречались такие сокровища арабской, бразильской, китайской и нигерийской мысли, о которых весь остальной мир, к своему счастью, ни сном ни духом не ведал.

3. В СССР существовала фантастическая школа перевода. Это был один из островков внутренней эмиграции для талантливых людей, которые сами не имели шанса у нас издаваться и реализовывались, переводя (а иногда и фактически создавая) иностранную литературу. Переводы брали у кого угодно, даже преследуемые властями диссиденты типа Иосифа Бродского имели шанс на публикацию чужих стихов и текстов. И, конечно, они вносили в эти переводы весь невостребованный творческий жар. Кроме того, советское издательское дело никуда не спешило: прибыли и обороты тут выполняли чисто декоративную функцию. Тексты полировали и вылизывали долгие годы, редакторы и переводчики вели бой за каждую запятую. Никто в мире больше не мог позволить себе подобной неспешной кропотливости. Вот так Курт Воннегут и проигрывал в оригинале. Переведенные таким образом книжки, даже самые средненькие, нередко становились шедеврами и пользовались заслуженным признанием у советских граждан.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

10 неожиданных кинобаек 10 неожиданных кинобаек

В истории кино всякое случалось

Maxim, ноябрь'18
Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton

Рассказываем и показываем, как художник-провокатор повлиял на моду

Vogue, октябрь'18
Бум сельдереевого сока: почему блогеры подсели на этот напиток Бум сельдереевого сока: почему блогеры подсели на этот напиток

Два стакана этого напитка в день могут «спасти жизнь»

Лиза, ноябрь'18
Соединение установлено Соединение установлено

Скажи «нет» одиночеству в Сети

Cosmopolitan, июль'18
Идеальный брак. Как отметить годовщину свадьбы по Зодиаку? Идеальный брак. Как отметить годовщину свадьбы по Зодиаку?

правильно ли ты строишь отношения в соответствии со знаком Зодиака своей семьи

Лиза, июнь'18
Даан Розегаарде: архитектор интерактивных пространств Даан Розегаарде: архитектор интерактивных пространств

Для художника Даана Розегаарде сияющая дорога стала визитной карточкой

Популярная механика, июнь'18
Елена Зелинская:О вреде и пользе. Должно ли министерство культуры поддерживать «вредные книги» Елена Зелинская:О вреде и пользе. Должно ли министерство культуры поддерживать «вредные книги»

Как государство должно работать с не нравящимися ему произведениями

СНОБ, июнь'18
Ford Explorer: дело выгодное Ford Explorer: дело выгодное

Пятое поколение Explorer изменило традициям модели

АвтоМир, июнь'18
8 бьюти-ошибок, которые испортят твой образ на выпускном 8 бьюти-ошибок, которые испортят твой образ на выпускном

Выпускной вечер - одно из самых знаменательных событий в жизни

Cosmopolitan, июнь'18
«Я отдал дочь в ясли и чувствую, как будто бросил ее» «Я отдал дочь в ясли и чувствую, как будто бросил ее»

Роль отца в наши дни меняется на глазах

Psychologies, июнь'18
5 приложений, где ты можешь склеить экзотических болельщиц, пока они в России 5 приложений, где ты можешь склеить экзотических болельщиц, пока они в России

Российские города уже заполнены десятками тысяч болельщиц со всей планеты

Men’s Health, июнь'18
Батист Луазо: «Главная миссия – создать то, что переживет тебя» Батист Луазо: «Главная миссия – создать то, что переживет тебя»

Мастер погреба Rémy Martin приехал в Россию по случаю презентации нового купажа

GQ, июнь'18
Осторожно, двери открываются Осторожно, двери открываются

Виктория Исаева выяснила, кто и почему выбирает брак с правом на измену

Cosmopolitan, июль'18
Фестиваль Moscow Classic посетили 16 тысяч зрителей Фестиваль Moscow Classic посетили 16 тысяч зрителей

Более 16 тысяч человек пришли на открытие Фестиваля истории и автоспорта

Men’s Health, июнь'18
Спасение утопающих. Как пережить пенсионную реформу и остаться с деньгами Спасение утопающих. Как пережить пенсионную реформу и остаться с деньгами

У нас есть все, чтобы побороть основные риски реформы и прожить долгую жизнь

Forbes, июнь'18
Ты его отец! Ты его отец!

Для установления отцовства часто приходится обращаться в суд

Лиза, июнь'18
Бухта Алгоа, ЮАР Бухта Алгоа, ЮАР

Национальный парк защищает места гнездования более чем дюжины видов морских птиц

National Geographic, июль'18
Хореограф Хореограф

Борис Эйфман в ожидании появления хореографического гения

Эксперт, июнь'18
4 самых многообещающих актера «Кинотавра» 2018 4 самых многообещающих актера «Кинотавра» 2018

С 2 по 10 июня в Сочи пройдет 29-й Открытый российский кинофестиваль «Кинотавр»

GQ, июнь'18
Монеточка: «Для многих я просто шутеечка, мемчик» Монеточка: «Для многих я просто шутеечка, мемчик»

Разговор с Монеточкой о Гоше Рубчинском, принципе кармы и популярности

Esquire, июнь'18
Что у бога под одеждой, или NASA Juno: что мы знаем о Юпитере Что у бога под одеждой, или NASA Juno: что мы знаем о Юпитере

На орбите у планеты Юпитера работает автоматическая станция NASA Juno

Популярная механика, июнь'18
«Учеба в столице стала очень дорогой» «Учеба в столице стала очень дорогой»

ЕГЭ сданы, наступило время приемной кампании в вузы

Огонёк, июнь'18
Полтора часа, чтобы вернуться к себе Полтора часа, чтобы вернуться к себе

Первый в мире иммерсивный театр-ресторан «Зеркало Карлоса Сантоса»

Psychologies, июнь'18
Щупальца прогресса: как бесконтрольное потребление ведет нас к кризису Щупальца прогресса: как бесконтрольное потребление ведет нас к кризису

Бесконтрольное потребление ведет нас к кризису

Esquire, июнь'18
Гении и филантропы Гении и филантропы

Учёные и изобретатели в мире MARVEL

Мир Фантастики, июль'18
Твое тело мутирует каждый день: как и почему это происходит Твое тело мутирует каждый день: как и почему это происходит

Генетики уверяют – наши ДНК содержат множество ошибок

Men’s Health, июнь'18
Видеоигры Видеоигры

Nintendo Labo: нелепица или революция?

Мир Фантастики, июль'18
Вспомнить всех Вспомнить всех

Как растиражированный образ неизвестного солдата вернулся домой

Огонёк, июнь'18
Война миров 1.0: как делали самое мощное обновление WoT Война миров 1.0: как делали самое мощное обновление WoT

World of Tanks получила самое глобальное обновление за всю историю

Популярная механика, июнь'18
МакSим. «Мечтаю услышать от любимого: «Хочу от тебя еще ребенка» МакSим. «Мечтаю услышать от любимого: «Хочу от тебя еще ребенка»

Накануне 35-летия МакSим призналась «СтарХиту», чего стыдится до сих пор

StarHit, июнь'18