Кремниевая долина устала от всеобщей уберизации и свободного секса

TatlerРепортаж

Прости нас, Юра

Купертино, один из городов Кремниевой долины.

В своем недавнем фильме-хите Юрий Дудь показал нам Кремниевую долину раем. Успешные мужчины, как боги, творят там наше с вами настоящее и будущее. По просьбе «Татлера» наш человек в Сан-Франциско Рита Попова всмотрелась в оборотную сторону самого передового места на планете. Эта долина устала от всеобщей уберизации, боится бездомных, увлечена психотропами и занимается свободным сексом.

В первую неделю после переезда в Сан-Франциско я почувствовала, как под ногами дрожит цементный пол нашего нового офиса. «Землетрясение», — буднично сказал инженер Артем, однако никто не сдвинулся с места. Куда больший ажиотаж у коллег вызвало сообщение в слаке — кто-то принес булочки из модной пекарни Vive la Tarte. Вечером я рассматривала карту потенциального ущерба, который нанесет следующее большое землетрясение — а оно, скорее всего, случится в ближайшие тридцать лет, — и с неудовольствием обнаружила, что наш офис, как и моя крохотная комната, уйдут под землю. Еще через месяц я проснулась от того, что моя комната раскачивалась во все стороны. Я просто заснула обратно.

Рита Попова (Replika) в Сан-Франциско.

Волатильная окружающая среда — такая же особенность быта Кремниевой долины и ее окрестностей, как и дороговизна, крутые холмы и переменчивая погода. Местные жители охотно переняли жаргон катастрофы. Каждый стартап обязательно «подрывает» свой рынок, а полуофициальный девиз Facebook — Move fast and break things — был бы чудесным слоганом для цунами. Самые предприимчивые видят в повседневном апокалипсисе шанс для бизнеса. Производитель очистителей воздуха Molecule (восемьсот долларов за штуку) рассматривает ежегодные лесные пожары как отличную маркетинговую возможность. Меж тем, как говорится в исследовании, проведенном ресурсом Wirecutter, который принадлежит The New York Times Company, продукция Molecule не только не очищает воздух, а делает его еще хуже.

«Я где-то прочитала, что самые духовно богатые места на планете — те, где идеи встречают как можно меньше сопротивления. Это о Долине, и это то, что меня в ней привлекает, — говорит Пэрис Рузати, основательница сообщества X Women, которое объединяет женщин для борьбы со стигматизацией депрессии. — Здесь живут мечтатели, творцы и те, кто дают им деньги». С Пэрис согласились бы миллионы людей, которые едут в эту часть Калифорнии последние сто пятьдесят лет: искатели золота, битники, хиппи, активисты, предприниматели. Все они хотели полярно разных вещей, но верили, что старый мир можно и нужно разрушить, а на его месте построить новый — более удобный, более справедливый и, конечно, приносящий выгоду тем, кто приложил руку к его строительству. «Может, у нас и нет цветов в волосах, но мы верим в перемены. Не важно, личные или глобальные, но перемены», — говорит переехавшая в Сан-Франциско на год раньше меня Джулия Аньолини, маркетолог сервиса The Lobby, который пытается расшатать модную индустрию. В ассортименте сайта Fromthelobby.com исключительно новые марки, клиент делает заказ, получает вещи бесплатно, носит две недели, чтобы понять, нравится или нет, и только если нравится, оплачивает покупку. По мнению Джулии, ИТ-индустрия стала неотъемлемой частью революционного духа долины: «Именно поэтому сюда приезжает талантливая молодежь со всего мира. И именно поэтому жить в Долине — это значит жить в будущем».

Долина и правда полигон для экспериментов. Местные жители первыми встречаются с беспилотными автомобилями, шлемами виртуальной реальности и роботами-помощниками. Cтартапы применяют модель убера к любой бытовой проблеме: если ваше время стоит дорого, зачем тратить его на стирку носков? Достаточно нажать одну кнопку в приложении, и неприятную обязанность за вас выполнит кто-то другой. Не хотите гулять с собакой? Не нравится вкручивать лампочку? Лень идти за буррито? Всегда найдется человек, который за умеренную плату погуляет, вкрутит и принесет, пока вы отвечаете на письмо из бухгалтерии или смотрите криминальные сериалы на «Нетфликсе». Хорошо помню день, когда я заказала из магазина пачку премиум-бобов Rancho Gordo, которых мне не хватало для очередного кулинарного проекта. «Идет дождь, — оправдывалась я перед собой, — у тебя простуда, есть дела поважнее». Розничная цена бобов — семь долларов, но я заплатила двадцать пять, и через два часа незнакомый человек оставил пачку бобов на моем пороге. Сложно описать чувство пугающей безнаказанности, которое я ощутила в тот момент. Все правила, которым я научилась за годы бедности и самодостаточности, отправились в мусорное ведро. Проклятые бобы, как в сказке, открыли мне глаза на параллельную реальность, в которой я могла бы, скажем, ни разу в жизни не помыть тарелку (на то, чтобы представить, как бы я жила, будь я по-татлеровски богата, мне не хватает фантазии). До меня наконец дошло: вещи, казавшиеся мне невозможными, на самом деле были мне просто не по карману.

Однако конец 2010‑х для большинства жителей Сан-Франциско и агломерации, как и остального мира, прошел под знаком более трезвого взгляда на последствия технологической революции. Люди впервые задумались о том, что у удобства есть цена, а именно отказ от права на частную жизнь. Алекса включит свет в комнате, но в обмен будет слушать все твои разговоры. Социальные сети, обещавшие соединить людей по всему миру, привели к эпидемии одиночества. Информация о том, как технологические корпорации продают частные данные рекламодателям, допускают масштабные хакерские атаки и сотрудничают с правительством, только усугубляют кризис доверия.

Занятия йогой в кафедральном соборе Сан-Франциско.

«Город, в котором много инноваций, но мало разнообразия, провоцирует полный уход от реальности. Важно иметь более глобальную, инклюзивную перспективу», — говорит Пэрис Рузати. Одно из последствий этого информационного пузыря — размытие границ между настоящими инновациями и шарлатанством. С одной стороны, компании вроде Magic Leap, Theranos или WeWork привлекают миллиарды долларов на красивые обещания и потом разваливаются. С другой стороны, новые стартапы все реже пытаются решать серьезные проблемы современности — на голодающих детях или глобальном потеплении быстро денег не заработать. В результате жизнь в технологической столице мира полна двойных стандартов. В кофешопах не найти ни единой пластиковой трубочки, но на поддержку биткоина в 2019‑м ушло больше электроэнергии, чем вся Швейцария потребляет за год.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Глава 4: Наследие Глава 4: Наследие

– Мальчик, ты не понял. Водочки нам принеси, мы домой летим!

Esquire
Планы выпускников университетов 2020 года Планы выпускников университетов 2020 года

Выпускники вузов об учебе, выбранной профессии и желании реализоваться в России

СНОБ
100 самых сексуальных женщин страны 100 самых сексуальных женщин страны

100 самых сексуальных женщин страны

Maxim
Соус для императоров Соус для императоров

Осторожно, сезон спаржи скоро закрывается!

Огонёк
Тонкий шрам на любимой попе Тонкий шрам на любимой попе

Зачем красивые девушки в инстаграме рисуют себе целлюлит

Tatler
Не в ресурсе: почему мы кричим на детей и причем тут эмоциональное выгорание Не в ресурсе: почему мы кричим на детей и причем тут эмоциональное выгорание

Почему иногда в общении с детьми так сложно удержаться от крика

Forbes
Танец-вспышка Танец-вспышка

Справиться с раком груди Наталье Синдеевой помогло аргентинское танго

Tatler
Нужны ли HoReCa премиальные продукты? Нужны ли HoReCa премиальные продукты?

Есть ли у ресторанной отрасли возможность работать с продуктами класса премиум?

Bones
Рассказ служанки Рассказ служанки

Новые правила общения с водителем и горничной

Tatler
Как клип трансформирует город Как клип трансформирует город

Будущее всегда стремилось к целостности — у нас первый раз не так

Weekend
Виктор Цой. 1984 – 1988 Виктор Цой. 1984 – 1988

«Кино» требует развития, и Цой собирает электрический квартет

Esquire
Пятиминутный путеводитель по подкопам Пятиминутный путеводитель по подкопам

Умение копать применяют не только для побега из заключения

Esquire
Наши шесть соток Наши шесть соток

Герои «Татлера» оценили спасительную сень родных яблонь, вишен и калин

Tatler
Конец любви: как меняется наш основной инстинкт Конец любви: как меняется наш основной инстинкт

Любовь, влечение и секс будут у человечества всегда? Как бы не так!

Psychologies
Медвежья заслуга Медвежья заслуга

Сорок лет назад наша страна на неделю забежала прямо в будущее

Tatler
Что такое мышцы кора и как их проработать Что такое мышцы кора и как их проработать

Рассказываем, какие тренировки помогут укрепить их наиболее эффективно

Psychologies
6 признаков глупого человека 6 признаков глупого человека

Как понять, кого нужно избегать? Да и нужно ли на самом деле?

Psychologies
Ctrl2GO Ctrl2GO

Бизнес-кейс одного из крупнейших поставщиков решений для анализа данных в России

РБК
11 способов становиться немного умнее каждый день 11 способов становиться немного умнее каждый день

Интеллект, как и тело, требует правильного питания и регулярных тренировок

Psychologies
Новый алгоритм создает модель активности сердца для каждого человека Новый алгоритм создает модель активности сердца для каждого человека

Российские ученые разработали алгоритм для электрической активности сердца

Популярная механика
Разговорчики в строю Разговорчики в строю

Адвокат Добровинский выполняет заявки читателей

Tatler
Как кино влияет на популярность винтажной моды Как кино влияет на популярность винтажной моды

Как фильмы разных эпох подстегивают интерес к винтажной культуре

GQ
На даче На даче

Мы навестили своих героев на дачах, где творится полноценная рубрика Party

Tatler
При чем тут родители: как мы становимся такими, какие мы есть При чем тут родители: как мы становимся такими, какие мы есть

Наши привычки, характер, мировоззрение «вырастают» под родительским влиянием

Psychologies
Глава 1: Москва Глава 1: Москва

Ты говорил, город – сила. А здесь слабые все

Esquire
Что делают протоны, когда на них никто не смотрит Что делают протоны, когда на них никто не смотрит

Как развивался сюжет необычного исследования

N+1
Тепло наших дел Тепло наших дел

Как Анастасия Татулова строит бизнес с человеческим лицом

Vogue
Космические рекордсмены: самые большие объекты во Вселенной Космические рекордсмены: самые большие объекты во Вселенной

Наша Вселенная штука не маленькая, но и в ней полно поистине гигантских объектов

Популярная механика
Читай по лицу Читай по лицу

Гладкая кожа и приятное расслабление — все это эффекты массажа гуаша

Vogue
Илья Чех Илья Чех

Илья Чех основал компанию, совершившую революцию в российском протезировании

Собака.ru
Открыть в приложении