Сель­ская честь

Тим­чен­ко, Ры­бо­ловле­ва, Пи­кассо — спи­сок ре­зи­ден­тов де­рев­ни Ко­ло­ньи на бе­ре­гу Же­нев­ско­го озе­ра бес­ко­не­чен. Но мы за­гля­ну­ли за каж­дую дверь, да­же в бун­кер пред­се­да­те­ля Да­вос­ско­го фо­ру­ма Клау­са Шва­ба.

TatlerСтиль жизни

Сель­ская честь

Текст: Со­фи дез Де­зертс

Тим­чен­ко, Ры­бо­ловле­ва, Пи­кассо — спи­сок ре­зи­ден­тов де­рев­ни Ко­ло­ньи на бе­ре­гу Же­нев­ско­го озе­ра бес­ко­не­чен. Но мы за­гля­ну­ли за каж­дую дверь, да­же в бун­кер пред­се­да­те­ля Да­вос­ско­го фо­ру­ма Клау­са Шва­ба.

Ес­ли ре­ши­ли ку­пить до­мик у озе­ра, то вы­бор оче­ви­ден — швей­цар­ская де­рев­ня Ко­ло­ньи. Од­на про­бле­ма — там до­ро­го. Но­вый ко­роль фран­цуз­ско­го те­ле­ко­ма и ме­диа Пат­рик Драи без­бож­но за­драл це­ны, ску­пая вил­лы для се­бя и сво­их близ­ких в этом ти­хом ме­сте без па­мят­ни­ков ар­хи­тек­ту­ры и, со­от­вет­ствен­но, без ту­ри­стов с пу­те­во­ди­те­ля­ми.

Неболь­шая де­рев­ня Ко­ло­ньи в при­го­ро­де Же­не­вы ста­ла ме­стом при­тя­же­ния для огром­ных меж­ду­на­род­ных со­сто­я­ний.

Оче­редь в ап­те­ке шеп­чет­ся, что ав­тор тре­тье­го во Фран­ции со­сто­я­ния (7,6 млрд) хо­чет, чтобы его тут дер­жа­ли за сво­е­го. Ез­дит на ав­то­бу­се. Его ви­де­ли на оста­нов­ке марш­ру­та А: тер­пе­ли­во улы­ба­ю­ще­го­ся, в джин­сах и по­ло, со швей­цар­ски­ми Swatch на ру­ке. На вос­хо­де солн­ца, ко­гда убор­щи­цы и са­дов­ни­ки при­ез­жа­ют за­ни­мать­ся до­мом, Пат­рик Драи ухо­дит поль­зо­вать­ся об­ще­ствен­ным транс­пор­том. Не все­гда, но ча­сто. До­ро­га до офи­са в цен­тре Же­не­вы за­ни­ма­ет у него де­сять ми­нут, и это как гло­ток сво­бо­ды пе­ред оче­ред­ной бит­вой за им­пе­рию. Он со­здал кор­по­ра­цию Altice, по­том ку­пил фран­цуз­скую те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ную ком­па­нию SFR и стал та­ким об­ра­зом ца­рем го­ры. Не по­ле­нил­ся до­ба­вить к это­му га­зе­ту Libération, груп­пу L’Express и NextRadioTV. Го­во­рит, что меч­та­ет быть «нор­маль­ным мил­ли­ар­де­ром». Не в смыс­ле раз­дать все бед­ным и уй­ти вы­ра­щи­вать ка­пу­сту — ему все­го пять­де­сят два го­да, и ни о ка­кой пен­сии не мо­жет быть и ре­чи.

Особ­няк, при­над­ле­жав­ший Эль­ви­ре Куд­ря­шо­вой, до­че­ри экс-мэ­ра Ал­ма-Аты Вик­то­ра Хра­пу­но­ва.

Драи и даль­ше бу­дет ску­пать ак­ти­вы по все­му ми­ру. Но ко­гда в Шест­на­дца­том окру­ге око­ло хо­ро­шей боль­ни­цы Ля‑Мю­етт встре­ча­ет сво­е­го па­риж­ско­го со­се­да и со­пер­ни­ка Кса­вье Нье­ля (48 лет, 4,5 млрд, га­зе­та Le Monde, пра­ва на пес­ню My Way) с шо­фе­ром и охран­ни­ка­ми, то вздра­ги­ва­ет от мыс­ли, что ко­гда-ни­будь и ему при­дет­ся хо­дить с по­чет­ным ка­ра­у­лом. В Ко­ло­ньи он хо­тя бы те­ря­ет­ся на об­щем фоне. Здесь ему не за­ви­ду­ют — да­же те, кто в кур­се, что ему при­над­ле­жат три до­ма и два огром­ных участ­ка под но­вую строй­ку. Он ти­хо ску­пил недви­жи­мо­сти на сум­му око­ло ста мил­ли­о­нов ев­ро. Очень энер­гич­ный че­ло­век, Драи по­пал под оба­я­ние рай­ско­го ме­ста, где со скло­на от­кры­ва­ет­ся ве­ли­ко­леп­ный вид на Же­нев­ское озе­ро и неза­пят­нан­ные ци­ви­ли­за­ци­ей вер­ши­ны гор Юра. По срав­не­нию с Па­ри­жем это, на­вер­ное, да­ун­шиф­тинг, но для тех, кто мо­жет его се­бе поз­во­лить. В Ко­ло­ньи со все­го ми­ра со­бра­лись лю­ди, ко­то­рые хо­тят спо­кой­ствия — для се­бя и сво­их де­нег. Иг­ра­ют они по всей пла­не­те, а жи­вут здесь, в де­ревне. Где у них есть чи­стый воз­дух, вы­год­ное на­ло­го­об­ло­же­ние и пра­виль­ные со­се­ди. Все­го пять ты­сяч жи­те­лей, и со­рок про­цен­тов из них — экс­па­ты. Есть но­вые оли­гар­хи, на­след­ни­ки ста­рых про­мыш­лен­ни­ков, мо­ло­дые финан­си­сты, неф­тя­ни­ки с Пер­сид­ско­го за­ли­ва и быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за. Они мир­но жи­вут здесь под за­щи­той ка­мер на­блю­де­ния и се­кью­ри­ти, день и ночь об­хо­дя­щих тихую до­ли­ну. «Ко­ло­ньи, — ра­ду­ют­ся аген­ты по про­да­же недви­жи­мо­сти, — это швей­цар­ский Бе­вер­ли‑Хиллз».

Но так ни­ко­гда не ска­жет Лео­нард Ко­эн (не род­ствен­ник пев­ца, про­сто тез­ка), ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся тут недви­жи­мо­стью. Он ро­дил­ся в Ко­ло­ньи, ка­тал­ся по окрест­но­стям сна­ча­ла на скей­те, по­том на «мер­се­де­се». Лю­бое срав­не­ние с Бе­вер­ли-Хиллз ка­жет­ся ему вуль­гар­ным. На­сто­я­щий де­ре­вен­ский жи­тель не станет афи­ши­ро­вать тот факт, что у него есть день­ги. Сим­па­тич­ный че­ло­век лет за трид­цать, гур­ман, Лео­нард хо­дит в ре­сто­ран Lion d’Or, лю­би­мое за­ве­де­ние же­нев­ско­го об­ще­ства, оза­рен­ное звез­дой «Миш­ле­на». Смот­рит в ок­но на озе­ро. В ожи­да­нии еды на­сла­жда­ет­ся ди­зай­ном мод­но­го фран­цуз­ско­го ар­хи­тек­то­ра Жан-Ми­ше­ля Виль­мот­та. На обед ше­фы Жиль Дю­пон и То­мас Бирн пред­ла­га­ют нам юную тюр­бо и мат­лот из ка­ра­ка­ти­цы с ее же чер­ни­ла­ми.

«Нет здесь ни­ка­ких звезд шоу-биз­не­са», — бур­чит Лео­нард. Я знаю, что бы­ли. Ко­гда‑то в Ко­ло­ньи жи­ли очень из­вест­ные лю­ди вро­де Со­фии Ло­рен, ан­глий­ской пе­ви­цы Пе­ту­лы Кларк, Але­на Де­ло­на, при­мы Гранд-опе­ра и бро­д­вей­ской звез­ды Зи­зи Жан­мер. Пе­вец Да­ни­эль Ба­ла­ву­ан по­се­лил­ся на ули­це Ка­пит, ко­гда у него ро­дил­ся сын и на­до бы­ло гу­лять с ко­ляс­кой. Звез­ды по­чти все вы­шли. Из пен­си­о­не­ров оста­лись толь­ко Шарль Азна­вур, гор­но­лыж­ник Жан-Клод Кил­ли, ав­то­гон­щи­ки Ален Прост и Жан Але­зи. Лео­нард ре­а­ги­ру­ет на из­ло­жен­ную мною ин­фор­ма­цию как все швей­цар­цы, ко­то­рые со­об­ща­ют толь­ко то, что счи­та­ют нуж­ным: «Но се­го­дня это ме­сто для очень бо­га­тых лю­дей, неиз­вест­ных ши­ро­кой пуб­ли­ке, — их при­вле­ка­ет без­опас­ность и кра­со­та на­ших мест. Тер­ро­ри­стов нет. Меж­ду­на­род­ный аэро­порт близ­ко, об­ра­зо­ва­ние ка­че­ствен­ное, недви­жи­мость не па­да­ет в цене. Неко­то­рые го­то­вы пла­тить де­сять, два­дцать, трид­цать мил­ли­о­нов швей­цар­ских фран­ков, ино­гда да­же боль­ше…» С та­ки­ми це­на­ми Лео­нард из по­сред­ни­ка быст­ро пре­вра­тил­ся в де­ве­ло­пе­ра.

Он пред­ло­жил мне съесть де­серт в дру­гом ме­сте и да­же го­тов был за него за­пла­тить, лишь бы по­ка­зать свой по­след­ний про­ект: неболь­шой куб сто­и­мо­стью два­дцать мил­ли­о­нов, с лиф­том, бас­сей­ном, до­мом для при­слу­ги и га­ра­жом на де­сять ав­то. Два го­да на­зад здесь сто­ял до­мик по­жи­лой па­ры. Лео­нард его снес.

Вил­ла Diodati, лет­няя ре­зи­ден­ция лор­да Бай­ро­на.

Мы про­еха­ли вил­лу Diodati, ко­то­рую сни­мал Бай­рон. Пер­си и Мэ­ри Шел­ли арен­до­ва­ли до­мик по­про­ще. В гро­зу они все со­би­ра­лись у бай­ро­нов­ско­го ка­ми­на, при­ду­мы­ва­ли страш­ные ис­то­рии, а по­том Мэ­ри на­пи­са­ла ро­ман про Фран­кен­штей­на. Вил­лу с ча­сов­ней ку­пи­ла (и, на­сколь­ко я по­ня­ла, раз­би­ла на квар­ти­ры и сда­ет) ан­глий­ская се­мья Пар­кер, сде­лав­шая со­сто­я­ние на ма­га­зи­нах duty free. «Смот­ри­те! — Лео­нард ука­зы­ва­ет мне не на Diodati, а на пе­ре­стра­и­ва­ю­щий­ся дом за во­ро­та­ми с таб­лич­кой «Про­ход за­пре­щен». — Пер­вое при­об­ре­те­ние ме­сье Драи».

Ко­ло­ньи — это да­ун­шиф­тинг тех, кто мо­жет его се­бе поз­во­лить.

Ко­эн не стал уточ­нять, что это его отец пят­на­дцать лет на­зад про­дал биз­нес­ме­ну ре­зи­ден­цию. В ре­ест­ре сде­лок по недви­жи­мо­сти я про­чи­та­ла, что две­сти пять­де­сят шесть квад­рат­ных мет­ров до­ма (плюс сто де­вят­на­дцать мет­ров га­ра­жа) ушли то­гда за скром­ные во­семь мил­ли­о­нов. Эта бе­лая клас­си­че­ская вил­ла на­хо­дит­ся в луч­шей ча­сти Ко­ло­ньи. Ули­ца де Рут — длин­ная, из­ви­ли­стая, пу­стая — ка­жет­ся непри­вле­ка­тель­ной, но имен­но здесь за вы­со­ки­ми за­бо­ра­ми жи­вут ге­рои «Форб­са». Де Рут вхо­дит в спи­сок са­мых до­ро­гих улиц ми­ра по­сле гон­конг­ской Pollock’s Path, Kensington Palace Gardens в Лон­доне и Пя­той аве­ню в Нью-Йор­ке. Сдел­ка со­сто­я­лась в ав­гу­сте 2000 го­да, ко­гда вос­хож­де­ние Драи толь­ко на­чи­на­лось. За год до это­го Пат­ри­ка пе­ре­вел в Же­не­ву его на тот мо­мент босс Джон Ма­лон, ко­роль аме­ри­кан­ско­го ка­бель­но­го теле­ви­де­ния. Же­на Ли­на, ти­хий ан­гел, по­ки­ну­ла Фран­цию вслед за му­жем — Драи же­нил­ся на сест­ре сво­е­го пре­по­да­ва­те­ля ин­фор­ма­ти­ки в Télécom ParisTech. Ли­на изу­ча­ла ме­ди­ци­ну, и бы­ло по­нят­но, что Пат­ри­ку на­де­ять­ся не на что — она из се­мьи пра­во­слав­ных си­рий­цев. Но через час об­ще­ния мо­ло­дой че­ло­век твер­до ре­шил, что же­нит­ся во что бы то ни ста­ло. «Это бы­ла са­мая се­рьез­ная бит­ва в мо­ей жиз­ни», — ев­рей из Ка­са­блан­ки лю­бит вспо­ми­нать, как бо­рол­ся за то, чтобы се­мья неве­сты одоб­ри­ла его кан­ди­да­ту­ру. Про­шло два­дцать пять лет, свадь­ба в глав­ной же­нев­ской си­на­го­ге слу­чи­лась толь­ко осе­нью 2014‑го. В тот мо­мент Пат­рик за­вер­шал сдел­ку по по­куп­ке мо­биль­но­го опе­ра­то­ра SFR.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«В профессию лучше заскочить до 30-ти»: шеф-повар — о карьере и яичнице с чоризо «В профессию лучше заскочить до 30-ти»: шеф-повар — о карьере и яичнице с чоризо

"До сих пор помню первое занятие — оно все поставило на свои места"

Men’s Health, август'19
Вице-президент adidas Russia — о футболе, переезде в Москву и экотрендах Вице-президент adidas Russia — о футболе, переезде в Москву и экотрендах

Рейчел Ховард в компании adidas вот уже 17 лет

РБК, август'19
20 обещанных сиквелов, которые так и не будут сняты 20 обещанных сиквелов, которые так и не будут сняты

Все перечисленные фильмы постигло бесчестье

Maxim, август'19
Валентина Шевченко: «Люди уже не мыслят такими же стереотипами о женщинах в единоборствах, как 20 лет назад» Валентина Шевченко: «Люди уже не мыслят такими же стереотипами о женщинах в единоборствах, как 20 лет назад»

Чемпионка UFC в наилегчайшем весе рассказала GQ о том, как она выбирает соперниц

GQ, август'19
«Страшные истории для рассказа в темноте»: у Гильермо дель Торо свои «Очень странные дела» «Страшные истории для рассказа в темноте»: у Гильермо дель Торо свои «Очень странные дела»

Создатель «Лабиринта Фавна» продюсирует пугающую сказку о закате 1960-х

GQ, август'19
Бесстрашная, яркая, ироничная: памяти Аллы Вербер Бесстрашная, яркая, ироничная: памяти Аллы Вербер

Алла Вербер, вице-президент Mercury, фэшн-директор ЦУМа, скончалась 6 августа

РБК, август'19
8 причин отдохнуть в отеле Lujo в Бодруме 8 причин отдохнуть в отеле Lujo в Бодруме

Новый турецкий отель, расположенный в Бодруме

РБК, август'19
Борис Зарьков: «Успешные люди не позволяют стереотипам управлять своей жизнью» Борис Зарьков: «Успешные люди не позволяют стереотипам управлять своей жизнью»

Мы взяли первое совместное интервью у Бориса Зарькова и его жены Ирины

GQ, август'19
Матильда Шнурова — о ресторанном бизнесе и ЗОЖ Матильда Шнурова — о ресторанном бизнесе и ЗОЖ

«РБК Стиль» обсудил с Матильдой Шнуровой особенности ресторанного бизнеса

РБК, август'19
Русское наследие: новая коллекция Axenoff Русское наследие: новая коллекция Axenoff

Украшения, которые можно передавать по наследству и носить как талисман

Vogue, август'19
Где в августе искать необычное мороженое Где в августе искать необычное мороженое

Макаруны в тон, электрические цветы, маскарпоне и азот

Vogue, август'19
Загадочная скульптура во дворе ЦРУ, текст на которой не могут расшифровать уже почти 30 лет Загадочная скульптура во дворе ЦРУ, текст на которой не могут расшифровать уже почти 30 лет

Загадка, над которой бьется уже второе поколение криптологов

Maxim, август'19
24 лучших фильма катастроф 24 лучших фильма катастроф

Лучшие фильмы-катастрофы всех времен!

Maxim, август'19
Какие часы носит Идрис Эльба? Какие часы носит Идрис Эльба?

От золотых Casio до золотых Rolex

GQ, август'19
От хлорофиллов к эндорфинам: почему все помешались на растениях От хлорофиллов к эндорфинам: почему все помешались на растениях

Почему миллениалы увлекаются растениеводством и как разбить сады Семирамиды

РБК, август'19
Гогенцоллерны против Германии Гогенцоллерны против Германии

Праправнук кайзера Вильгельма II требует обратно дворцы

Огонёк, август'19
Генетическая память Генетическая память

Раскопать корни своего родословного дерева теперь легко и просто

Собака.ru, август'19
Суровый стиль Суровый стиль

Люку Эвансу пришлось попрощаться с карьерой вампира

GQ, август'19
Андрей Дмитриев: В моей кровати спала Софи Марсо Андрей Дмитриев: В моей кровати спала Софи Марсо

Легендарный эстет Андрей Дмитриев создал идеальную петербургскую квартиру

Собака.ru, август'19
Нестабильное положение Нестабильное положение

Жан-Кристоф Ома не спешит раз и навсегда закончить ремонт

AD, август'19
Долгое эхо друг друга Долгое эхо друг друга

«Любовный треугольник» превратился в совсем непонятную геометрическую фигуру

StarHit, август'19
По одежке встречают По одежке встречают

Александру Рогову не хватало места для одежды, и он купил новую квартиру

AD, август'19
Мне не больно Мне не больно

Почему за последние пять лет стало легче решиться на пластическую операцию

Vogue, август'19
На цифровой арене На цифровой арене

Как компьютерные видеоигры за 30 лет стали новым видом спорта

Glamour, август'19
Священный верблюд инков Священный верблюд инков

Ламы и их родственники снабжают жителей Перу едой, одеждой и транспортом

Вокруг света, август'19
Вечный зов Вечный зов

Иван Дорн о паранормальном периоде, борьбе за экологию и новом альбоме

Vogue, август'19
Неподъемный рост Неподъемный рост

Нас ожидают еще три года экономической стагнации

Огонёк, август'19
Вот это бюст! Вот это бюст!

Как ухаживать за зоной декольте в домашних условиях?

Лиза, август'19
Анита Цой: «Мне интересно, каково это – быть пьяной?» Анита Цой: «Мне интересно, каково это – быть пьяной?»

Как истинная кореянка... уважаю родителей и своего мужчину

StarHit, август'19
Так оно и вышло Так оно и вышло

Прием ведет Джеймс Макэвой, специалист по расщеплению личности

Glamour, август'19