Утопия Зачарованного леса

Утопия и антиутопия – «Винни-Пух» и «Ферма животных»

StoryСобытия

Утопия Зачарованного леса

Есть две книги, описывающие общество, которое построили звери – антропоморфные звери, разумеется. Утопия и антиутопия – «Винни-Пух» и «Ферма животных»

Максим Кантор

В Зачарованном лесу, у Шести сосен, произошло посвящение Винни-Пуха в рыцари. Пух преклонил колено перед своим сюзереном, и Кристофер Робин, как и велит рыцарский обычай, коснулся его плеча мечом (палочкой, конечно, а не мечом: маленький мальчик играл с плюшевым медвежонком в лесу около дома).

– Встань, сэр Винни-Пух де Медведь, вернейший из моих рыцарей, – сказал своему медвежонку Кристофер Робин, король Зачарованного леса. По-английски это тоже звучит торжественно: Pooh de Bear.

И рыцарь Пух поднялся, распрямился.

Вот теперь мы можем разглядеть плюшевого героя как следует. В конце долгой истории всё стало понятно; так внезапная вечерняя зарница освещает луг и опушку леса. То был рассказ о рыцарских странствиях, об испытаниях, выпавших беззаветным храбрецам. Так уж принято, чтобы в конце долгого повествования, в награду за стойкость и преданность, герой был удостоен рыцарского звания. И в этой повести случилось точно как положено. Читатель узнал о путешествиях в Зачарованном лесу, о спасении слабого (Пятачка, окружённого водой), о борьбе с драконом (здесь дракона зовут Слонопотамом), о поисках Грааля (то было путешествие за Северным полюсом), о снятии колдовства (укрощение Тигры, обернувшееся укрощением гордыни Кролика), о заколдованном замке (рухнувший дом Совы). И вот, как итог приключений, плюшевый герой возведён в рыцарское достоинство.

Конечно, вовсе не обязательно проводить такое сравнение. При чём тут рыцарские романы? Книга Александра Милна – прежде всего рассказ о жизни оживших игрушек, точнее об игрушках, которые на самом деле такие же живые, как люди. Подобные рассказы нам известны: «Пиноккио», разумеется; «Стойкий оловянный солдатик» Андерсена; «Щелкунчик и Мышиный король» Гофмана; замечательным примером является «Кукольный город» Евгения Шварца – пьеса о спрятанном в лесу городе игрушек. По Шварцу, игрушки, потерянные детьми, или игрушки, с которыми плохо обращались, бегут в волшебный лес, где построено справедливое игрушечное государство. Помимо указанных параллелей есть у книги о Пухе и прямые предшественники среди английских сказок. Писать волшебные истории о домашних животных – это очень по-английски. Пасторальные истории Беатрис Поттер или оксфордская книга Кеннета Грэма «Ветер в ивах» тоже рассказывают о приключениях антропоморфных зверей: дядюшка Барсук, мистер Тодд или кролик из сказок Поттер чем-то могут напомнить героев Милна. Кстати, художник, нарисовавший иллюстрации к «Винни-Пуху», Эдвард Шепард, прежде делал иллюстрации к «Ветру в ивах». Правда, у Грэма звери – живые, а у Милна – плюшевые, но родство очевидно.

История о Пухе и его друзьях похожа на эти, упомянутые выше, но всё же это иная история.

Отличие повести о Пухе от всех прочих сказок в том, что герои существуют в совершенно автономном, независимом от реальности пространстве. И хотя это сказка, данное обстоятельство – необычно. Как правило, сказочные герои живут в нашей реальной жизни, среди нас. Мэри Поппинс приходит в реальный дом в реальную семью, мистер Тодд путешествует по взаправдашней железной дороге и говорит с реальным машинистом, Щелкунчик живёт в типичной немецкой семье, игрушечный город Шварца борется с настоящими крысами, медвежонок Паддингтон живёт совершенно обычной лондонской жизнью. Да и в книге «Винни-Пух» в самом начале, в прологе первой главы, упомянуто, что существует некий дом, в котором мальчик Кристофер Робин живёт с игрушками. Упомянуто – и забыто. Распахивается дверь в сказочный Зачарованный лес – и там жизнь совсем иная. Читатель перестаёт понимать, где же, собственно говоря, настоящая жизнь.

Жизнь в Зачарованном лесу – мудрее и чище, чем наша обыденная жизнь. Дело не в том, что Пух – симпатичный малый, дело в том, что сама жизнь в Зачарованном лесу устроена удивительно. Не так, как наша. Обычно сказка дублирует жизнь, повторяет жизненные коллизии. А в данном случае – не так.

Пуху и «всем остальным» не приходится сталкиваться с несправедливостью, злом и неравенством. Именно столкновение со злом и неравенством всегда стирает грань между сказкой и реальностью: герой сказки попадает в реальный мир, где ему быстро объясняют что к чему. Но Кристофер Робин свои игрушки не обижает, он не повелевает ими, а участвует в игрушечной жизни как равный, и маленький мир Зачарованного леса (в оригинале обозначен размер сцены: «Стоакровый лес») не прячет в своих кущах и чащах никакого зла. В этом лесу нет и намёка на неравенство; единственная привилегия Кристофера Робина – вовремя прийти на выручку, защитить слабого. Старший равен прочим, но иногда успевает быстрее других спасти попавшего в беду, вот и всё преимущество: так, Кристофер Робин отдаёт свою рубашку, чтобы натянуть её, как батут, под деревом, с которого прыгает Тигра. Кристофер Робин сбивает из ружья шарик, на котором Пух прилетел к пчёлам; но вот Крошку Ру из реки спас Винни-Пух, и план спасения Пятачка («мы поплывём в твоём зонтике!») придумал тоже Пух.

Милн создал мир абсолютного братства и совершенного равенства, такое общество, где нет командиров, такую Утопию, какую не получилось описать ни Кампанелле, ни Мору.

Утопия Милна тем убедительнее (и овладевает нашим сознанием тем легче), что у читателя возникает иллюзия, будто он давно с такой Утопией знаком; он ведь сам переживал такое же точно детство. У всех нас были игрушки, у многих был плюшевый медведь, и сказочный мир каждому из нас хорошо знаком. Это, конечно же, правда. Но это, конечно же, иллюзия.

Наше детство в известном смысле действительно всегда с нами, никогда не кончается. Детство, если оно было счастливым, длится всю нашу жизнь, просто существует параллельно с нашей взрослой жизнью. И такое параллельное существование идеала и реальности усваивается юной душой быстро. За дверью детской комнаты иной мир, не всегда приятный и безусловно лишённый равенства: в реальном мире маленький человечек не имеет прав. Мы – и родители, и дети – молча соглашаемся с тем, что сказка – это сказка, а жизнь – это жизнь. Можно именовать вечно живое счастливое детство страной Утопией, которая дана каждому из нас изначально, и у каждого из нас Утопия спрятана в надёжном тайнике души. Но не слишком ли глубоко эта Утопия спрятана? В детстве ведь нас учили только хорошему: трудно представить родителей, которые учат ребёнка быть расчётливым негодяем, паразитом и стяжателем. Нас учили заботиться о других, приходить на выручку, радоваться честности и делать только добро. Это уже потом, во взрослые годы, люди узнают, что в несправедливом мире есть компромиссы, что если «с волками жить», то надо «по-волчьи выть», что существуют мода и выгода, полезные связи и коммерческий расчёт. Мера вещей, свойственная детской прямоте, шкала справедливости, заданная страной детской Утопией, – они всегда при нас, и порой именно детской утопической шкалой мы измеряем бесчестность происходящего вокруг. Но часто ли мы разрешаем себе воспользоваться этой мерой вещей? Часто ли мы столь бесхитростны, чтобы отменить другую, не-утопическую мораль?

А вот Пух и его друзья поступают именно так. С наивностью Дон Кихота, убеждённого, что рыцарская легенда длится вечно, Пух и его друзья построили мир равенства, в котором детская справедливость длится вечно.

Стоакровый лес, в котором живут Пух и его друзья, – это страна Утопия, страна абсолютного равенства, счастья и справедливости. В Зачарованном лесу нет зла. Вообще никакого зла нет. В отличие от других сказок, где действуют злобный Мышиный король, Баба-яга или тролль, в романе о Пухе нет злонамеренного существа. Ни хищных коварных ласок («Ветер в ивах»), ни Карабаса Барабаса и Дуремара, ни Волан-деМорта – просто ни единого злодея. Даже в Городе Солнца Кампанеллы, даже на острове Утопия Мора преступники предусматриваются. А в Стоакровом лесу зла нет. Есть выдуманные Бука и Бяка, но мы быстро понимаем, что такого рода фантазия может родиться только от полного покоя и от незнания реального зла; есть выдуманный Слонопотам, но мы даже не знаем, хороший этот выдуманный Слонопотам или плохой, «любит он поросят или нет?». Слонопотам – просто олицетворение внешнего мира, расположенного далеко, вне страны Утопии. Бука и Бяка – дань непременным детским страхам: так детишки боятся темноты и страшилок, но, слава богу, в детстве мы даже не можем представить себе, что такое понастоящему страшные вещи. Ведьмы, колдуны, драконы и тролли из других сказок – абсолютно реальны, они воплощают реальное земное зло, но Бука, Бяка и Слонопотам – просто детская фантазия, нуждающаяся в страшилке на ночь.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Роберт Паттинсон Роберт Паттинсон

Для Роберта Паттинсона жизнь – путь от противного… к приятному

Psychologies
15 вещей, которые делают счастливые пары 15 вещей, которые делают счастливые пары

Эти люди ежедневно прикладывают усилия, чтобы сохранить близкие отношения

Домашний Очаг
Как убивали людей в средневековом Лондоне Как убивали людей в средневековом Лондоне

Как убивали людей в средневековом Лондоне

National Geographic
7 скандалов с участием Егора Крида, о которых фанаты еще долго не смогут забыть 7 скандалов с участием Егора Крида, о которых фанаты еще долго не смогут забыть

7 скандалов с участием Егора Крида, о которых фанаты еще долго не смогут забыть

Cosmopolitan
Зачем в Сибири выращивают человеческие мозги Зачем в Сибири выращивают человеческие мозги

Человеческий мозг сегодня можно вырастить в лабораторных условиях

Популярная механика
Пэчворк без цыганщины: как следует носить вещи Пэчворк без цыганщины: как следует носить вещи

Пэчворк без цыганщины: как следует носить вещи "с заплатками"

Cosmopolitan
Перестаньте уже носить Balenciaga Triple S Перестаньте уже носить Balenciaga Triple S

Тренд, который ушел вместе с 2018-м

GQ
Mitsubishi Pajero Sport Mitsubishi Pajero Sport

Mitsubishi Pajero Sport. Несколько новых способностей к традиционным ценностям

Quattroruote
Любовь, которая его не спасла: 5 женщин Владимира Высоцкого Любовь, которая его не спасла: 5 женщин Владимира Высоцкого

25 января 1938 года родился Владимир Высоцкий, поэт, актер и музыкант

Cosmopolitan
Цена потери Цена потери

Автомобильные номерные знаки иногда теряются. Что предпринять в такой ситуации?

АвтоМир
Кумир Дикого Запада Кумир Дикого Запада

Эм­бер Херд — ак­три­са, ко­то­рая ма­лень­ки­ми ша­га­ми идет к боль­шой славе

Glamour
Море внутри: чем заняться в Севастополе Море внутри: чем заняться в Севастополе

Сегодня Севастополь претендует на звание Южной столицы России

National Geographic
Астероид Бенну, Земля и Луна – на одном снимке! Астероид Бенну, Земля и Луна – на одном снимке!

NASA поделилось удивительным снимком, сделанным космическим аппаратом OSIRIS-REx

National Geographic
Декрет o власти Декрет o власти

Новое материнство выглядит очень привлекательно

Tatler
Анастасия Стоцкая: Хочу быть королевой! Анастасия Стоцкая: Хочу быть королевой!

Анастасия Стоцкая играет в бродвейском спектакле, но главная ее роль – мамы

Лиза
Самая обаятельная и привлекательная Самая обаятельная и привлекательная

Ирина Муравьёва. Знаменитая актриса, которую обожают несколько поколений

OK!
Почему в России взрываются дома Почему в России взрываются дома

Почему в России взрываются дома

Forbes
«Самый чистый пепел»: фестиваль нового китайского кино впервые в России «Самый чистый пепел»: фестиваль нового китайского кино впервые в России

Фестиваль «Современное кино Китая» пройдет в трех городах России в конце февраля

Playboy
Богатые продолжают богатеть: как растет глобальное имущественное неравенство Богатые продолжают богатеть: как растет глобальное имущественное неравенство

Богатые продолжают богатеть: как растет глобальное имущественное неравенство

Forbes
Режимы стирки: чем они реально отличаются? Режимы стирки: чем они реально отличаются?

Режимы стирки: чем они реально отличаются?

CHIP
Недотрога Недотрога

В школе Александр Головин отшивал поклонниц

StarHit
Следователь Следователь

Следователь о своей профессии

Maxim
От 70-х до От 70-х до

Мода капризна и переменчива, но при этом циклична

Cosmopolitan
5 самых массовых драк в истории хоккея (видео прилагаются) 5 самых массовых драк в истории хоккея (видео прилагаются)

Пять самых массовых и интересных побоищ в хоккее, да еще и с видео

Maxim
Как выбрать посудомоечную машину: советы эксперта Как выбрать посудомоечную машину: советы эксперта

Рекомендации по выбору посудомоечных машин

CHIP
Тихон и стоматологи: приключения тигра на «Земле леопарда» Тихон и стоматологи: приключения тигра на «Земле леопарда»

В минувшие выходные тигр Тихон прошел очередной медосмотр

National Geographic
Выручка застройщиков Московского региона впервые превысила триллион рублей Выручка застройщиков Московского региона впервые превысила триллион рублей

Рынок жилья продолжает бить рекорды

Forbes
Кабриолет Mercedes Е-Класса может вызвать неконтролируемые приступы счастья… Кабриолет Mercedes Е-Класса может вызвать неконтролируемые приступы счастья…

… этот текст о Mercedes Е-Класса может вызвать гнев, фрустрацию и возмущение

Maxim
Дур-Унташ, Иран Дур-Унташ, Иран

Зиккурат Дур-Унташ в Иране

Maxim
План Трампа два года спустя План Трампа два года спустя

Консерваторы против глобалистов

Эксперт
Открыть в приложении