Оберег Брусникина. Об обычной жизни и совершенно обыкновенной любви

Они жили вместе долго и счастливо – Марина и Дима. Год назад он ушёл

StoryРепортаж

Оберег Брусникина. Об обычной жизни и совершенно обыкновенной любви

Они жили вместе долго и счастливо – Марина и Дима. Год назад он ушёл. Неожиданно, обидно, больно ушёл. Для всех – больно. Страшно и невосполнимо – для неё

Елена Тришина

 

Марина Брусникина: – У меня это была любовь с первого взгляда. Я верю в такую любовь, и у меня была именно она. Это случилось на втором туре экзаменов в Школу-студию МХАТ. Дима вошёл, спросил, кто последний, я взглянула на него и… влюбилась. Он встал за мной.

Вы так и стояли молча друг за другом? Ну хотя бы поговорили тогда?

М.Б.: – Нет, мы там не общались совершенно. Потом поступили оба. Они с Ромой Козаком и Сашей Феклистовым были постарше нас всех, вчерашних школьников. Дима учился в Московском институте электронной техники, Рома – в МИСИ, а Саша вообще был уже женат. Такая троица старших товарищей.

Мы все тогда очень стремительно жили. Во мне всегда было ощущение какой-то невероятной быстроты жизни. Какое-то предчувствие – быстрее, быстрее! «Река с быстрым течением»… Всё быстро проносится и исчезает, времени мало – это всегда было.

Уже на первом курсе мы поняли: то, что между нами, – это и есть любовь. И очень вовремя поняли, что наша жизнь может и должна идти параллельно. Несмотря на то что мы были в одном творческом пространстве, мы редко пересекались тесно. Но это помогало – мы прекрасно понимали друг друга.

Это сейчас только начинаешь думать: а зачем? Времени на жизнь как таковую почти не оставалось. Только летом, когда мы стали ездить в деревню, в такое наше заповедное место, где можно было просто лечь и спать долго, или ловить рыбу, или просто гулять. А когда были совсем молодыми, мы очень много гастролировали. Лето – это было время, когда можно заработать – чёсы, спектакли, которые мы возили.

Игорь Золотовицкий, ректор Школы-студии МХАТ:

– Друзья наши были очень органичной парой – Дима и Марина, Маша. Их по отдельности и не представляли. Ефремов любил Димку, как родного. Они были одного поля ягоды, одной природы, темперамента и взглядов.

У Маши тогда актёрская загруженность была минимальной. Но если для Ефремова главным был Дима, то для Табакова позже главной была Маша.

Она стала одним из крупнейших педагогов в стране. Она поменяла интонацию в предмете сценической речи. Превратила предмет в род театрального искусства. Сторителлинг, когда классическая история пересказывается современным языком. И это жизненные истории.

А вот давняя жизненная история, которую рассказывал мне Димка:

Была у них на первом курсе поездка в Карпаты. Они ездили сами. Подпольно читали Солженицына и занимались просветительским диссидентством, как тогда говорили. Ехали они в общем вагоне. Из мальчишек – Паша Белозёров и Дима. Остальные – девчонки. И к ним пристали какие-то странные люди – что-то продавали, что-то выменивали. Довольно агрессивные…

А на боковой полке лежал какой-то человек и читал засаленную книжку. Димка спросил, что он читает. Тот ответил:

– Знаешь такого, Лермонтова? «Мцыри» читаю. Мощная вещь, скажу тебе. Не знаешь, что он ещё написал?

Димка перечислил. Вообще, говорит, известный русский писатель. А ты не поможешь нам с приятелем, нас двое всего с девчонками. А эти бандюганы их припугнули и сейчас вернутся.

Попутчик согласился. Достал из-за спины здоровенный нож и попросил Димку спрятать его у себя. Объяснил так:

– Тут всякое может случиться, а мне с этим ножом никак светиться нельзя. Я ж, сам понимаешь, из каких мест возвращаюсь, с зоны. Побереги его. И сядь с ребятами своими там, в углу, ни во что не вмешивайтесь, я всё сделаю.

Димка нож себе взял. Парень стукнул ладонью в верхнюю полку:

– Батя! Вставай, работа есть!

Спускается сверху страшный такой мужик, постарше. Садятся эти двое молча на нижней полке, положив кулаки на колени. Ребята притихли в углу, как обосравшиеся кролики (Димка именно так говорил), девчонки плачут потихоньку. В вагон вернулись разбойники. Парень со своим батей встают молча, спиной к спине. Смотрят. И вдруг один из разбойников цедит сквозь зубы:

– Парень, ты прыгаешь выше головы. А это неприлично.

Тут парень молча хватает этого за волосы и хрясь его головой об колено. Кровь хлещет, зубы летят во все стороны. А «батя» просто стоит спина к спине и орёт дурным голосом:

– Не подходи! Он сейчас всех порешит!

Парень хватает следующего, пытавшегося что-то крикнуть в сторону девчонок, лупит его так же. Крики. Такая началась суматоха. Кто-то рванул стоп-кран. Милиция явилась. Разбойников безбилетных ссадили с поезда. А батяня с парнем под шумок исчезли. Ребята им даже спасибо сказать не успели.

Я спросил у Димки:

– А как же нож? Где он теперь?

Бесследно исчез, потерял он его.

Вот такие приключения бывали у наших друзей. История эта так и просится на экран. Мы снимать хотели, да не случилось.

Через много лет Дима придумал для своих студентов «Транссиб» – путешествие по стране, с разговорами, попутчиками. Такая была перекличка, может быть, с той самой поездкой.

М.Б.: – Когда мы с Димой только пришли во МХАТ, был такой спектакль – «Мастер и Маргарита», там куча прекрасного народу играла. Так за два месяца летнего отпуска мы сумели сыграть его сто раз.

С гастролями объехали всю страну. С Камчатки – в Казахстан, из Казахстана – в Одессу, а оттуда – в Ригу. Это же был ещё Советский Союз, и ты понимал: не может быть, чтобы на одной территории жили такие разные люди. Потом, правда, всё изменилось.

Жили мы тогда только этими гастролями. Я вообще люблю ездить. И у нас был очень дружный и весёлый коллектив, который иногда менялся, но оставался весёлым всё равно. Но в то же время это была работа, и работа тяжёлая. Например, прилетаем мы на Сахалин, а там время другое. Сидишь на сцене и чувствуешь, что засыпаешь.

Или были мы на Камчатке, посёлок Октябрьский. Вокруг красота природы, посёлок уходит в море, дома стоят без стёкол, и крысы под ногами бегают. Женщины, работающие на рыбзаводе, в громадных сапогах и резиновых перчатках, потрошат рыбу, кругом под ногами эта рыбья кровь течёт нескончаемой рекой. Незабываемое зрелище.

Не забуду: играем мы всё того же «Мастера и Маргариту» и перед сценой крыса пробегает. А на первом ряду, широко расставив могучие ноги, сидит женщина и держит на коленях мальчика лет трёх. Оба серьёзно и внимательно смотрят спектакль, и в тот момент, когда начинает играть музыка, мальчик принимается размахивать в такт руками, как бы дирижировать. Причём так мастерски, явно ребёнок с незаурядным слухом, и здесь не найдётся таланту применения, если не уедет куда-то, ближе к цивилизации. Меня эта сцена так поразила. Вообще, люди всюду были замечательные.

В этих разъездах мы зарабатывали деньги на нашу жизнь.

Вы с Димой уже были женаты?

М.Б.: – Мы поженились на первом курсе. Почувствовали, что хотим быть вместе. Для меня всё было понятно. Правда, папа мой очень переживал: девочке восемнадцать лет. Замуж? Куда? Диме же было уже двадцать два года. Все друзья, все знакомые обрабатывали отца, уговаривали, он был очень против. А мама сказала как-то очень хорошо: «Выходи, а то потом будешь очень жалеть. Наверное, это твоя судьба».

1991 год. Молодое поколение артистов МХАТа: Марина Брусникина, Игорь Верник, Андрей Давыдов, Римма Коростелёва, Елена Майорова, Сергей Шкаликов, Полина Медведева
 

Александр Феклистов, актёр:

– Женитьба Брусникиных в конце первого курса стала для нас всех абсолютным сюрпризом. Мы не замечали каких-то особых отношений между Димой и этой юной Машей. И только за неделю до свадьбы были приглашены. Наш сокурсник Паша Белозёров, которому я это объявил, конечно, ещё и в актёрской ажитации, просто рухнул на месте ничком назад. Это было так по-партизански – свадьба. Видимо, Маша как-то стеснялась – маленькая ещё была. Где и когда происходила их любовная история, я тоже не представляю – мы же занимались круглосуточно.

Ничего потом не изменилось в наших взаимоотношениях. Они съехались в какую-то крохотную квартирку, где мы ухитрялись тоже собираться. Садились в кружок и писали на магнитофон звуковые передачи про партизан и пр. Мы были внутренне очень оппозиционными. Прочли всё, что ходило в списках, перепечатывалось и выдавалось на одну ночь. «Архипелаг ГУЛАГ» нас просто потряс. После первого курса мы все поехали на Соловки. С нами были Гельман, Саввина, Анатолий Васильев, Николай Скорик. Жили мы там в школе. В кельях ещё сохранились надписи на камнях: «Умираю ни за что!»

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Алле оп, водомерки! Алле оп, водомерки!

«Скоро я совсем растрачу детства золотой запас»

Story, сентябрь'19
Несовершенный вид Несовершенный вид

Единственное искусство, работающее с подлинностью, — это современный танец

Elle, сентябрь'19
Вишенка на торте Вишенка на торте

Татьяна Власова – экономист по образованию и в прошлом спортсменка с амбициями

Playboy, август'19
Как устроена индустрия мемов и можно ли на них заработать Как устроена индустрия мемов и можно ли на них заработать

Кто и как создает мемы и зарабатывает на них в реалиях сегодняшнего дня

РБК, август'19
Любимые киногероини Vogue показывают, как носить соломенные шляпы Любимые киногероини Vogue показывают, как носить соломенные шляпы

Обращаемся за вдохновением к музам кинематографа

Vogue, август'19
Не царское это дело Не царское это дело

Иностранцы, оказавшиеся реальными потомками царской семьи Романовых

GQ, сентябрь'19
Кто создает концертные костюмы для Розалии Кто создает концертные костюмы для Розалии

Звезда испанской сцены покоряет не только голосом, но и эффектными нарядами

Vogue, август'19
Маринованная акула и личный небоскреб: 10 странных покупок миллиардеров Маринованная акула и личный небоскреб: 10 странных покупок миллиардеров

О чем мечтают самые богатые бизнесмены и общественные деятели

РБК, август'19
Тайна «озера скелетов» в Гималаях: ученые опровергли все теории его появления Тайна «озера скелетов» в Гималаях: ученые опровергли все теории его появления

Все останки в озере Роопкунд принадлежат людям разного происхождения

National Geographic, август'19
Стабильность Стабильность

Практика катона-йоги учит стабильности и заземлению

Yoga Journal, сентябрь'19
Братья Джонасы – самое стильное трио этого лета Братья Джонасы – самое стильное трио этого лета

Лучше всего они выглядят, когда собираются вместе

GQ, август'19
5 мини-медитаций 5 мини-медитаций

Вы до сих пор думаете, что для медитации нужно слишком много времени и сил?

Домашний Очаг, сентябрь'19
Мозговой штурм Мозговой штурм

Становятся ли автомобили все более уязвимыми для хакеров

Популярная механика, сентябрь'19
Поводырь Поводырь

Любителям фантастики

Наука и жизнь, август'19
Заморская крупа, ставшая национальной русской едой Заморская крупа, ставшая национальной русской едой

Трёхгранные орешки гречихи с незапамятных времён используются человеком в пищу

Наука и жизнь, январь'19
Наука «Аполлонов» Наука «Аполлонов»

Какие новые знания дали человечеству полёты американских астронавтов на Луну?

Наука и жизнь, август'19
Давай начистоту Давай начистоту

Откуда берутся прыщи, если подростковый возраст давно позади?

Лиза, август'19
Лишнее высшее Лишнее высшее

Высшее образование перестало быть конкурентным преимуществом при трудоустройстве

Огонёк, август'19
Улыбка Моны Лизы Улыбка Моны Лизы

Софья Каштанова о том, почему она не рассказывает об отце ребенка

OK!, август'19
25 вещей, которые на самом деле ненавидят женщины 25 вещей, которые на самом деле ненавидят женщины

Эта статья поможет тебе прожить чуть более счастливую и долгую жизнь

Maxim, сентябрь'19
Тундра: переломный момент Тундра: переломный момент

Вечная мерзлота в Арктике тает гораздо быстрее, чем можно было ожидать

National Geographic, сентябрь'19
Вопросы Веры Вопросы Веры

Вера Брежнева — о том, что лишь недавно стала чувствовать себя красивой

Vogue, сентябрь'19
Под знаком девы Под знаком девы

Тридцать пять девушек, наслаждающихся своей свободой

Tatler, сентябрь'19
Гибкость мышления: как посадить мысли на шпагат Гибкость мышления: как посадить мысли на шпагат

Что, если прислушаться к телесным сигналам и быть настойчивыми, но гибкими?

Psychologies, август'19
Нестабильное положение Нестабильное положение

Жан-Кристоф Ома не спешит раз и навсегда закончить ремонт

AD, сентябрь'19
Чем заняться на Мальдивах: 2 идеи от Sun Aqua Vilu Reef Чем заняться на Мальдивах: 2 идеи от Sun Aqua Vilu Reef

Идеальные пляжи – визитка Мальдивского архипелага

National Geographic, август'19
Остановись, мгновенье! Остановись, мгновенье!

Фототуры – тренд, набирающий популярность

Playboy, август'19
Разводы 2019 Разводы 2019

«Татлер» поздравляет десять пар, разбивших в этом году узы брака

Tatler, сентябрь'19
Как выбрать сумку по знаку зодиака Как выбрать сумку по знаку зодиака

Звезды точно помогут определиться, какая сумка тебе подходит

Vogue, август'19
Полуфабрикат Полуфабрикат

Архитекторы Моретти и Матрикарди построили себе дом из готовых бетонных панелей

AD, сентябрь'19